Была ли альтернатива? | Леворадикал

    Была ли альтернатива?

    bila_li_altВ семитомном историческом исследовании Вадима Роговина рассматриваются пути большевистской партии в России и анализируется такое явление, как сталинизм. Центральное место автор отводит вопросу о том, был ли сталинизм закономерным детищем и истинным продолжателем большевизма? На этот вопрос, по-видимому, возможны только два ответа. Первый сводится к тому, что движение от социалистической революции к террористической диктатуре Сталина было исторически закономерным и неизбежным, что внутри большевизма не существовало никаких политических альтернатив этому движению. В таком случае все промежуточные этапы между Октябрем 1917 года и утверждением сталинского режима должны рассматриваться как несущественные зигзаги на пути, фатально предначертанном Октябрьской революцией, а внутрипартийная борьба 20-х годов — как исторический эпизод, любой исход которого привёл бы к результату, аналогичному сталинизму. Другой ответ исходит из того, что сталинизм не был неизбежным логическим результатом Октябрьской революции, что его победа была в известном смысле исторически случайной, что внутри большевизма существовало сильное течение, выдвигавшее реальную альтернативу сталинизму, а борьба с этим течением выступала главной функцией сталинского террора.

    Подпишитесь на нас в telegram

    Удушливая идеологическая атмосфера, всё более сгущавшаяся в годы застоя, вызвала стремление многих представителей советской интеллигенции к переоценке прошлого на основе традиционных амальгам, т. е. к воскрешению тезиса «Сталин — продолжатель дела Ленина и Октябрьской революции», но только со знаком минус. Если сталинистская пропаганда представляла дело Ленина и его «продолжение» как непрерывную цепь исторических побед, одержанных в борьбе с «врагами ленинизма», то диссиденты 70-80-х годов и идеологи «третьей русской эмиграции» рассматривали всю советскую историю как непрерывную цепь злодеяний и насилий над народом со стороны большевиков.Использование сталинизмом марксистской фразеологии мешало видеть коренное изменение политической доктрины. Повторение официальной пропагандой традиционных формул о ведущей роли рабочего класса, диктатуре пролетариата и т. д. камуфлировало изменение социальных функций государственной власти, ставшей орудием подавления рабочего класса не в меньшей мере, чем крестьянства и интеллигенции.

    В первом томе обстоятельно раскрывается внутрипартийная борьба 1922—1927 годов, ход и смысл которой грубо фальсифицировались в годы сталинизма и застоя. Роговин доказывает, что сталинизм является реакционным течением, паразитирующим на революционном наследии большевизма и прикрывающим свою оппортунистическую сущность «левой» фразой.

    tom1

    zp8497586rq

    Другие записи из рубрики...

    Подробнее:
    Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова как символы революционной борьбы

    Совсем недавно, 15 января, мы отмечали годовщину кровавой расправы над Розой Люксембург и Карлом Либкнехтом. Вождей немецкого революционного рабочего класса убили 98 лет назад. 19 января мы отметим ещё одну страшную дату — восьмую...

    Закрыть