Бабушки-проститутки парка Чонме, Южная Корея | Леворадикал

Бабушки-проститутки парка Чонме, Южная Корея

Южная КореяПожилые женщины-проститутки в сеульском парке Чонме парк обычно «не попадают в десятку», то есть, большинство дней у них нет клиентов…

Хотя это не приносит им больше денег, ничто не мешает бабушкам слушать, как дедушки жалуются на свою жизнь. Дедушка Чо, 78 лет, который был на похоронах своего младшего брата несколько дней назад, пришел в парк после того, как днем выпил с другом. «Я прихожу в парк, когда я чувствую депрессию, чтобы поговорить с бабушками. Мне некуда больше идти, чтобы говорить о моей печальной ситуации «, — говорит Чо. «Ему должно быть очень грустно», говорит бабушка Ю, 69 лет, сидя рядом с дедушкой Чо, пытаясь успокоить его. «Таким, как я, старикам, некуда пойти в Южной Корее», — говорит дедушка Хван, 81 год, который родился в Хамхыне, провинции Северный Хамген, в Северной Корее. «Уже 27 лет, как моя жена умерла. Как я могу не быть одиноким? » Он говорит, что часто имеет «отношения» с бабушками. «По крайней мере, я могу поговорить с кем-то, когда я здесь. Если есть какое-то другое место, где меня могут выслушать, пожалуйста, дайте мне знать. «

В день визита репортера в парке был пожилой человек лет 80-и, в костюме и в шляпе. Он раздавал индивидуально упакованные рисовые пирожки бабушкам. Были и другие дедушки, которые раздавали купюры в пять тысяч вон (US $ 4,60), или десять тысяч вон (US $ 9.20) . Конечно, они не гордятся такими отношениями. «Вон тот полицейский работает здесь уже в течение длительного времени. Может быть, около трех лет «,- говорит одна бабушка. Когда появиляется полицейский в штатском , бабушки замолкают. Начиная с этого года, законы, запрещающие проституцию, более строго соблюдаются. По данным полицейского управления района Хьехва, в 2010 и 2011 годах было только семь подтвержденных случаев проституции, но в 2012 году это число возросло до 54. В соседнем квартале Чонно в период между 2008 и 2011, было в среднем по 4 подтвержденных случая проституции в год, а в 2012 году было уже 65 случаев. В результате бабушкам пришлось покинуть мотели, которые только стоят пять тысяч вон, находящиеся рядом с парком, и идти к Чонно 6-га, чтобы найти там мотель.

Подпишитесь на нас в telegram

«Дедушки никогда не приходят после того, как их поймали», — говорит бабушке Масан, качая головой. «Бабушки ходили в мотелях рядом с парком, но они приходят сюда сейчас, чтобы избежать полиции», — рассказывает владелец мотеля, которым часто пользуются бабушки вокруг Чонно 6-гa. «В зависимости от гостей, которых бабушки приводят с собой, я получают от десяти тысяч вон ($ 9,20) до двадцати тысяч вон ($ 18,40) с них.» «Когда мы ставим под сомнение поведение бабушек, арестовав их, им, как правило, делается плохо. Они не могут работать, потому что они больны, и вдобавок ко всему, у них нет денег на лечение «,- говорит полицейский, отвечающий за борьбу с проституцией в парке Чонме. «Это очень печальная ситуация, ведь они просто пытаются выжить». Полицейский добавляет: «Мы не можем остановить борьбу с проституцией.» Полиция обычно накладывает штраф в размере 50 000 вон (US $ 46) за проституцию. Для бабушек, которые зарабатывают 500 000 вон ($ 460) в месяц, пятьдесят тысяч вон ($ 46) представляет собой большой штраф. Но бабушки все равно приходят на работу к входу в парк Чонме. Бабушка Масан, которая была в парке с раннего утра, но «не попала в десятку» весь день, съела свою стоящую 2500 вон ($ 2,30) лапшу на обед после того, как провела на пустой желудок весь день. «Копите много денег, пока вы молоды: никто не даст вам работу, когда вы состаритесь», — говорит она.

Бабушка Моджа приходит в парк Чонме около трех месяцев. Она не смогла найти работу, после того как она поранилась осенью прошлого года, делая кимчи в ресторане, где она работала. «Иногда дедушки просят меня прийти к ним и помочь по хозяйству, но я даже этого не могу сделать, потому что я все еще болею», — говорит она. Бабушка Намсан плохо слышит и после того, как она перенесла операцию от плеврита несколько лет назад, она не смогла работать из-за здоровья. «Мы можем собирать бумагу, но это приносит нам только несколько тысяч вон в день, и мы не можем жить на это,» — говорит Моджа со вздохом. Для бабушек проституция является вынужденным экономически выбором. Кроме того, хотя у них нет мужа, из-за того, что у них есть дети, они не имеют права на социальную помощь от правительства.

Бабушка Масан разошлась с мужем в молодом возрасте и прожила половину своей жизни в одиночестве. Тем не менее, она не может претендовать на базовую помощь в получении средств к существованию, потому что у нее есть сын, который живет в провинции Кенсан-Намдо. Ее сын был без работы в течение нескольких лет после ранения при выполнении ручного труда. «Я не могу полагаться на семью моего сына, когда они с трудом могут прокормить себя», — говорит бабушка Масан, которая выживает на свою крохотную пенсию в 90 000 вон ($ 83) и на деньги, которые она зарабатывает проституцией. Бабушка Намсан живет со своим безработным сыном.

Сын бабушки Яксудон посылает ей деньги каждый месяц, но этого даже не достаточно, чтобы покрыть ее аренду. «Более половины бабушек никогда не работали в качестве проституток, когда они были молоды. Они были нормальными людьми, которые жили нормальной жизнью «, — говорит Ли Хо- Сун, глава Корейского Консультационного центра для пожилых, который провел исследование ао дамам парка Чонме. Профессор Нам Ки-Чхоль, который преподает социальное обеспечение в Женском университете Dongduk, говорит: «Наиболее важным фактором в проституции в пожилом возрасте является бедность, и положение для женщин гораздо тяжелее.»

В настоящее время, уровень бедности пожилых в Южной Корее составляет 45,1% и является самым высоким среди государств-членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) , где средняя цифра эта составляет 13,5%. Внутри этого процента число пожилых нищих среди женщин составляет 47,2% (в среднем по ОЭСР 15,2%), что выше, чем среди мужчин пожилого возраста ( 41,8%) (в среднем по ОЭСР 11,1%). «Многие из пожилых людей в конечном итоге попадают в проституцию, потому что они не могут претендовать на получение социальной помощи от правительства. Это потому что, хотя пожилые люди живут трудной повседневной жизнью, считается, что у них есть члены семьи, которые обязаны их поддерживать (вне зависимости от их собственного финансового положения).

Правительство должно внести изменения в существующее законодательство по этому поводу и удалить обязательный пункт о поддержке членами семьи, чтобы ликвидировать пробелы в системе социального обеспечения. » «Большая часть бюджета пожилых людей в настоящее время уходит на долгосрочное медицинское страхование, которое обеспечивает оплату медпомощи для людей, которые больны. Но из-за этого люди, которые являются здоровыми, но живут в бедности, в настоящее время исключены из социальной защиты «, — говорит Ли Хо Сун. «В отличие от прошлого, сегодня мы должны выработать социальную политику, которая отражала бы текущую реальность, где большинство пожилых людей являются активными и здоровыми.»

http://english.hani.co.kr/arti/english_edition/e_national/585888.html

От себя добавим — слова, слова… Одни только слова при капитализме. Пожилым людям в КНДР, окруженным не только любящими детьми и внуками, но и пользующимся всеобщим уважением и бережным обращением в обществе (сама много раз видела, как старикам помогают на улицах посторонние молодые люди) такая старость, как в «процветающей» Южной Корее, не может присниться даже в кошмарном сне. Статья взята из южнокорейской газеты, так что это не выдумки и не плод чьей-то пропаганды.

(перевела Ирина Маленко)

Источник

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Жанаозен, два года трагедии. Акция солидарности в Севастополе

16 декабря возле площади Нахимова в Севастополе, в день второй годовщины расстрела рабочих-нефтяников и жителей Жанаозена (Казахстан), член коммунистической организации Красная гвардии Спартака Наталья Воронова провела пикет памяти и солидарности с пострадавшими в Жанаозене...

Закрыть