В России бастуют работники с хорошей зарплатой, бедные продолжают прозябать — Леворадикал

В России бастуют работники с хорошей зарплатой, бедные продолжают прозябать

ФордРаботники завода «Форд» во Всеволожске объявили о новой забастовке. Уведомление от имени профсоюза вручено администрации предприятия. Акция должна начаться 24 июня. Предположительно количество участников оценивается в полторы тысячи человек. Это далеко не первая забастовка работников автомобильной промышленности в этом году. Ранее бастовать пытались рабочие российского завода «Фольксваген» в Калуге. Притом что средняя зарплата на этих предприятиях выше среднего уровня по стране.

В последние годы в нашей стране активные выступления трудящихся достаточно редки. Ни низкие зарплаты, ни ужасные условия труда не выводят людей на улицы. К примеру, на всероссийскую акцию медиков весной этого года вышло всего несколько сотен человек. Притом что положение работников здравоохранения во многих регионах критическое. О забастовках и стачках, в силу Трудового кодекса, нет и речи.

Тем временем, во многих зарубежных странах люди готовы митинговать и бастовать не только тогда, когда дело касается непосредственно их, но и в знак солидарности. К примеру, недавно в Греции прошла всеобщая 24-часовая забастовка. Толчком послужило решение правительства о закрытии телеканала. 17 июня массовая забастовка работников магазинов, кафе, заводов, медицинских учреждений и предприятий соцобслуживания состоялась в Турции в знак солидарности с протестующими на площади Таксим в Стамбуле.

У нас в стране пока акции протеста остаются уделом «профессиональных» активистов. Рабочий класс же, наоборот, готов зачастую становится массовкой на митингах в поддержку и одобрение планов правительства. Власть даже любит противопоставлять «истинных рабочих», довольных зарплатой в 15 тысяч рублей, «сетевым хомячкам» с модными мобильниками Болотной, которых называет смутьянами и возмутителями спокойствия.

Исключение составляют трудящиеся новых заводов западных компаний. Недавно пытались бастовать рабочие «Фольксвагена». Суд признал их акцию незаконной, исполнительная власть Калужской области пыталась активно вмешиваться в конфликт. Сейчас к забастовке готовятся работники «Форда» во Всеволожске Ленинградской области. История борьбы на этом предприятии насчитывает уже много лет, забастовки проходили неоднократно. Организатором всякий раз выступает Межрегиональный профсоюз работников автопрома (МПРА). В требованиях профсоюза нет фраз вроде «помираем с голоду» или «дошли до края». Люди готовы выступать за увеличение и без того неплохих зарплат, за улучшение условий труда. «Средняя зарплата рабочего «Форд» в настоящее время составляет 41000 рублей. Профсоюз требует установить ее на уровне 50000. Также в соглашении предлагается четко прописать «шаг» между грейдами (квалификационными разрядами). Базовым должен стать оклад по грейду С2 (50000 руб.). По плану профсоюза, более квалифицированные работники будут получать больше: грейд С3 – 110% от базового оклада и т.д.» – сказано в одной из резолюций МПРА.

«Заработной платы не хватает на то, что бы дать достойное образование нашим детям, на качественное медицинское обслуживание и на достойную старость, на качественный отдых и на комфортное жилье», – пишут в последнем обращении в адрес администрации предприятия рабочие, явно считая, что трудящийся человек должен жить достойно, а не только сводить концы с концами. Руководство завода вынуждено идти на переговоры.

Члены независимого профсоюза научились использовать передовой международный опыт борьбы. Не случайно на сайте МПРА вывешены ролики с песнями революционного пролетариата других стран. Как говорит лидер МПРА Алексей Этманов, рабочие западных предприятий хорошо усвоили правила классовой борьбы:

– Идея проводить забастовки рождается у трудящихся, когда переговоры с администрацией предприятия заходят в тупик. Тогда профсоюзы используют такое средство, как выведение людей на коллективную акцию. При проведении забастовок в современных условиях рабочие сталкиваются с массой трудностей. Я лично провел множество забастовок, и ни одна из них не была признана законной. Вернее, все они были признаны незаконными.

«СП»: – Какие у трудящихся есть законные средства для отстаивания своих прав?

– Те же забастовки. Это весьма действенный механизм. Если посмотреть трудовое законодательство, то право на забастовку есть. Но всякий раз такие акции признают неправовыми. В случае с «Фольксвагеном» забастовку суд посчитал незаконной еще до ее начала. Если бы рабочие решились на нее, то их ожидали бы штрафы и прочие санкции. Но в целом, начать забастовку можно. Главные ее признаки – это коллективные требования и коллективный отказ от работы. Это не должен быть индивидуальный протест. Но после решения суда все обязаны приступить к работе.

«СП»: – Испытывают профсоюзные лидеры давление со стороны руководителей предприятий?

– Конечно. Обычно между собой близко общаются и работают слаженно администрации предприятий, органы исполнительной власти, подразделение правоохранительных органов по борьбе с экстремизмом Центр «Э» и всевозможные следственные органы. Коррумпированные чиновники в регионах обычно пытаются замолчать ситуацию, используют разные методы воздействия, чтобы представить положение как «тишь, гладь и божья благодать». Встречается часто и увольнение активистов.

«СП»: – Забастовки обычно происходят на предприятиях, где зарплата неплохая.

– Средняя зарплата рабочего на «Форде» около 40 тысяч рублей, на «Фольксвагене» – 30-35 тысяч. И отношение к людям другое, нежели на предприятиях, где нет нашего профсоюза. Возьмите «Автоваз». Там зарплата у работника 15 тысяч рублей. Капиталист никогда не заплатит лишнего без борьбы.

Я вспоминаю разговор с деятелем американского профсоюза в 2005 году. Он рабочий-механик на одном из первых заводов «Форд». И он мне постоянно говорил про необходимость вести борьбу с работодателем. Я его спрашиваю: «Скажи мне, в чем правда, американец. У меня зарплата сейчас 1,5 доллара в час, а у тебя – 28 долларов. Зачем тебе борьба?». Он мне ответил, что я вырос на осколках социализма, могу в случае чего пойти в суд, жаловаться кому-то. В США все трудовые отношения строятся на основе коллективного договора. Его условия определяются соотношением сил или, как это там называется, «социальным партнерством». Пока рабочие держат руки на глотке владельца, у них будут их 28 долларов в час. Если трудящиеся не будут способны мобилизовываться для борьбы за свои интересы, то у них зарплата будет тоже 1,5 доллара в час.

«СП»: – Почему на «Форде» сильный профсоюз, а на «Автовазе» люди готовы работать за 15 тысяч рублей?

– На «Форде» и «Фольксвагене» люди организовывали профсоюзы, не испорченные пребыванием в традиционных профсоюзах. Старые организации – это соглашательские конторы, которые путают трудящихся. Они работают на администрацию и раздают небольшие подарки в виде бутылки водки на Новый Год. Оставшиеся с советских времен непрофильные активы вроде путевок в пансионаты преподносятся рабочим как «от профсоюза». Мол, если будешь состоять в профсоюзе, то поедешь со скидкой отдыхать в наш санаторий. Зачем мне скидка? Лучше я буду получать хорошую зарплату и поеду в Турцию.

Руководство старых профсоюзов обычно давит инициаторов настоящей борьбы. И где удается задавить активистов, там рабочие имеют ничтожную зарплату и жесточайшую эксплуатацию.

Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий говорит, что успех профсоюзной борьбы в немалой степени зависит и от состояния общества в целом:

– На предприятиях, где зарплата больше, активность рабочих выше. Но не надо путать причину со следствием. Нельзя говорить так, что на «Форде» 40 тысяч и там бастуют, а в Тольятти 15 тысяч и не бастуют. Дело в том, что на «Форде» бастуют и поэтому 40 тысяч. Если бы в Тольятти бастовали, рабочие имели бы сильный независимый профсоюз, то зарплата была бы выше. Может, и не 40 тысяч – там достаточно отсталое производство, но значительно выше нынешней. На «Автовазе» администрации удалось в значительной мере подавить профсоюз. Отдельным активистам не удалось стать выразителями коллективной воли большинства работников. На «Форде» и «Фольксвагене» это получилось. Поэтому руководство МПРА ничего не боится, а ФНПР ничего делать не будет.

«СП»: – Может, активность на западных заводах связана с тем, что там другая организация труда?

– Отчасти это так. Рабочие транснациональных компаний примерно знают, как устроены заводы в других странах. Есть и международная солидарность. Когда рабочие «Форда» в России бастовали, то профсоюз «Форда» в Испании грозился тоже объявить забастовку. Там обещали заблокировать поставку автомобилей в случае, если мощностями их предприятия попытались компенсировать простой в России. На транснациональных компаниях у рабочих есть возможности, которых нет у рабочих «Автоваза». Но главная причина активности – это наличие сильного независимого профсоюза.

На «Автовазе» такой профсоюз тоже был. В 1990-е годы ему удавалось добиваться результатов. Но в целом, на новых предприятиях бороться проще. Там, в отличие от старых заводов, нет избыточной численности работников. Поэтому уволить их сложнее.

«СП»: – Можно ли ожидать в ближайшее время закрытия независимых профсоюзов? Ведь их активность ни как не вписывается в нынешнюю идеологию построения патриархального государства.

– Задавить можно только тех, кто позволит это сделать. В случае давления может возникнуть и обратный эффект: увеличится сопротивление. Это зависит от людей и от общей обстановки в стране. Активисты скорее всего потерпят поражение, если их будут давить на фоне общей пассивности и равнодушия в стране. Но если народ в целом разозлен, то попытки наездов на профсоюзы получат отпор.

«СП»: – Много ли у трудящихся возможностей защитить свои права?

– Законных способов не так много. Но и запреты не всегда становятся преградой. К примеру, начинается забастовка. Суд признает ее незаконной. Забастовка прекращается, но через неделю начинается новая. Новый суд опять признает действия незаконными, и забастовка опять прекращается, но вскоре начинается заново. Для работодателя это может быть даже хуже, чем обычная забастовка.

«СП»: – В провинции большая безработица. Администрация заводов может запросто выгнать старых рабочих и набрать новых. Успешная забастовка возможна только на высокотехнологичных предприятиях?

– «Форд» и «Фольксваген» – это современные производства, но не высокотехнологичные. Условно говоря, там та же отверточная сборка, просто отвертки новые. Успех забастовки зависит от уровня поддержки. Небольшое количество бастующих можно уволить. Но всех сразу работников заменить нельзя. Если акция всеобщая, то администрации проще пойти на уступки. Зависит успех и от состояния общества в целом. Если сейчас осенью начнутся акции протеста по стране, то и забастовки на заводах будут происходить чаще. Если установится атмосфера общего уныния и будет действовать принцип «каждый сам за себя», то и ныне существующие независимые профсоюзы будут раздавлены.

Андрей Иванов, «Свободная пресса»

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
11 тысяч в день или смерть по найму

В феврале этого года многие из нас услышали слово "хунта", так официальная пропаганда называла новое правительство Украины. Последовали известные события в Крыму и на Донбассе. Вскоре ряд стран осложнила жизнь нескольким крупным толстосумам (Тимченко,...

Закрыть