Генерал Лукач - Матэ Залка | Леворадикал

Генерал Лукач — Матэ Залка

Матэ ЗалкаИмя легендарного генерала Лукача хорошо мне известно. Я также знаком с работами Матэ Залки. В моей личной библиотеке есть книга его избранных работ. Среди них роман «Добердо», который я считаю одним из лучших в мировой литературе произведений о первой мировой войне. Его рассказы о Гражданской войне относятся к лучшим в советской литературе.

Советские люди знали и любили Матэ Залка как писателя и бесстрашного борца за Советскую власть. Тот факт, что Советское правительство наградило Матэ Залка Орденом Красного Знамени и почётным золотым оружием, свидетельствует о той самоотверженности, с которой он дрался на полях сражений.

Матэ Залка был человеком беспримерной чистоты души и нравственного благородства. Неслучайно Н. Островский, чья храбрость потрясла мир, подружился с Матэ Залка вскоре после встречи с ним. Островский восхищался Матэ Залка и обессмертил его в своём романе «Рождённые бурей» в образе смелого революционера лейтенанта Шайно.

Дар Матэ Залки был редким сочетанием литературного и военного таланта. Тем не менее, главным его качеством было то, что он был истинным и непреклонным коммунистом. Поэтому он стал бессмертен. Возможно, Матэ Залка не был известен на всех континентах, тем не менее, всё прогрессивное человечество знало борца против фашизма в Испании генерала Лукача. Весть о его гибели облетела мир. В Испании в день похорон генерала Лукача был объявлен день национального траура. Народ Испании объявил Генерала Лукача своим национальным героем. Советские поэты Константин Симонов и Всеволод Азаров, преклонявшиеся перед этим человеком, посвятили ему стихи.

Константин Симонов:

Генерал (1937)

[Памяти Мате Залки]

В горах этой ночью прохладно.
В разведке намаявшись днем,
Он греет холодные руки
Над желтым походным огнем.

В кофейнике кофе клокочет,
Солдаты усталые спят.
Над ним арагонские лавры
Тяжелой листвой шелестят.

И кажется вдруг генералу,
Что это зеленой листвой
Родные венгерские липы
Шумят над его головой.

Давно уж он в Венгрии не был —
С тех пор, как попал на войну,
С тех пор, как он стал коммунистом
В далеком сибирском плену.

Он знал уже грохот тачанок
И дважды был ранен, когда
На запад, к горящей отчизне,
Мадьяр повезли поезда.

Зачем в Будапешт он вернулся?
Чтоб драться за каждую пядь,
Чтоб плакать, чтоб, стиснувши зубы,
Бежать за границу опять?

Он этот приезд не считает,
Он помнит все эти года,
Что должен задолго до смерти
Вернуться домой навсегда.

С тех пор он повсюду воюет:
Он в Гамбурге был под огнем,
В Чапее о нем говорили,
В Хараме слыхали о нем.

Давно уж он в Венгрии не был,
Но где бы он ни был — над ним
Венгерское синее небо,
Венгерская почва под ним.

Венгерское красное знамя
Его освящает в бою.
И где б он ни бился — он всюду
За Венгрию бьется свою.

Недавно в Москве говорили,
Я слышал от многих, что он
Осколком немецкой гранаты
В бою под Уэской сражен.

Но я никому не поверю:
Он должен еще воевать,
Он должен в своем Будапеште
До смерти еще побывать.

Пока еще в небе испанском
Германские птицы видны,
Не верьте: ни письма, ни слухи
О смерти его неверны.

Подпишитесь на нас в telegram

Он жив. Он сейчас под Уэской.
Солдаты усталые спят.
Над ним арагонские лавры
Тяжелой листвой шелестят.

И кажется вдруг генералу,
Что это зеленой листвой
Родные венгерские липы
Шумят над его головой.

Человечество никогда не забудет писателя и солдата революции Матэ Залка, как не забудет многих других своих сынов, отдавших жизнь за свободу и счастье народов. Тем не менее, мы должны не только помнить их, но и продолжать их борьбу, что означает, что мы должны всеми возможными средствами бороться за уничтожение современного наёмного рабства.

И. Комаров

Писатель и человек

Судьба венгерского писателя Матэ Залки трагична и прекрасна. Она трагична потому, что он любил детей, зеленые луга, человеческое счастье, а должен был писать о крови, о битвах, о войне. Она трагична потому, что он осознал себя и стал настоящим писателем в стране, ласково его принявшей и духовно ему близкой, но все же не родной: он не слышал вокруг себя тех слов, которые вынашивал, а это для писателя большое испытание. Она трагична и потому, что он погиб до того, как написал самое важное — книгу, о которой мечтал.

Судьба Матэ Залки прекрасна потому, что писатель и человек в ней слиты, потому, что она — путь смелого художника и достойного сына нашего грозного века.

Есть писатели большого размаха, большого стиля, большого мастерства. Матэ Залка — писатель большого сердца. Он знал, что мало отрицать войну, нужно ее ненавидеть, и вот всю свою жизнь он провоевал. Юношей он воевал в армии Австро-Венгерской империи. Поняв ложь войны, он отбросил винтовку и вскоре снова взял ее в руки: в рядах Красной Армии он воевал за мир и за братство. Он успел написать роман «Добердо», честную и хорошую книгу о горе обманутых, о смерти простых людей, о восстании совести. Как и в небольших новеллах Матэ Залки, в «Добердо» нет ни громких деклараций, ни опрощения человека, ни попыток (столь частых в наше время) изобразить многоцветный, яркий мир двумя красками — черной и белой. Матэ Залка в своих книгах не кривил душой, он был отважным гражданином, он доблестно сражался с врагами, — именно поэтому, описывая людей враждебного ему лагеря, он сохранял спокойствие и зоркость художника; не доказывал, а показывал, зная, что читатель сам доскажет то, о чем неуместно говорить автору.

В романе «Добердо» нет конца, вернее — Матэ Залка закончил эту книгу не так, как он ее писал: конец романа напоминает статью. Это не случайно: он уже видел другой конец — подвиг человека, который, ненавидя войну, идет в бой, уезжает в далекую Испанию и умирает там, потому что того требует совесть.

Книги многих писателей можно читать и перечитывать, не интересуясь биографией автора, не помня, в каком году он родился, когда стал знаменитым, когда скончался. Нельзя отделить книги Мата Залки от жизненного пути этого замечательного человека, нельзя отделить роман «Добердо», картины боев с итальянцами у Монте-Клары от судьбы писателя. Через несколько недель после того, как был закончен роман «Добердо», Матэ Залка отправился добровольцем в Испанию и под именем Лукача стал командиром Двенадцатой интернациональной бригады; он участвовал в боях у Харамы, защищал Мадрид, гнал итальянских фашистов в Гвадалахарской битве и погиб от вражеского снаряда в июне 1937 года.

Профессия писателя отлична от профессии кадрового военного, но, думается, писательский талант Матэ Залки, его глубокое знание самых сокровенных человеческих чувств помогли генералу Лукачу стать любимым командиром, сплотить разноязычных бойцов Двенадцатой бригады и сделать их бесстрашными. Под его командованием сражались разные люди: польские горняки, итальянские каменщики, венгры, рабочие красных предместий Парижа, виленские евреи, бельгийские студенты, ветераны первой мировой войны и подростки, выпрыгнувшие из ребяческих снов на жесткие камни Кастильской сьерры.

Между двумя боями в испанской деревне Фуэнтос Матэ Залка думал о новой, ненаписанной книге. Он сказал мне тогда (эти слова были мною, к счастью, записаны): «Если меня не убьют, напишу лет через пять… «Добердо» — это все еще доказательства. А теперь и доказывать не к чему — каждый камень доказывает. Надо только суметь показать человека, какой он на войне. И не сорвать голоса… Я не люблю крика…»

Веселый, общительный человек, революционер и солдат, он любил тишину, умел ее слушать, умел понимать невысказанные чувствования людей.

Он погиб в знойный летний день среди каменной пустыни Арагона, где нет ни дерева, ни былинки. Деревня Игриес, возле которой скончался генерал Лукач, напоминает раскаленный аул. Вдалеке среди рыжего марева виднеется угрюмый город Уэска. В Испании Матэ Залка часто вспоминал свою родину, ласково говорил: «Венгрия — зеленая…» Он умер далеко от родной пусты. Его проводили в последний путь сотни тысяч испанцев. Они никогда не читали книг Матэ Залки, но они преклонили свои головы перед подвигом, перед большим сердцем.

В сборник избранных произведений Матэ Залки кроме «Добердо» входят его рассказы. Читатель, однако, знает, что Матэ Залка, помимо своих книг, оставил нечто ненаписанное: память о генерале Лукаче, который погиб за свободу чужого народа.

Матэ Залка не дожил до освобождения Венгрии. Теперь его имя хорошо известно венгерцам, его книги издаются и переиздаются. Настанет день, когда прах Матэ Залки перевезут на родину, и с гордостью будут взирать юноши Венгрии на могилу их доблестного соотечественника.

Много лет Матэ Залка прожил в нашей стране. Он сражался вместе с русскими людьми, знал хорошо наш язык, любил и понимал нас. Да, он родился в Венгрии и умер в Испании, но чужестранец он для советского читателя: он выбрал нашу страну, защищал ее с оружием в руках, по-русски говорил он со своей дочерью, наша страна была воистину ему второй родиной. С гордостью мы думаем об этом, перечитывая «Добердо» и вспоминая генерала Лукача. Для нашего века, трудного и взыскательного, Матэ Залка остается примером художника, который не изменил народу ради искусства и который не изменил искусству ради легкого успеха, громких фраз и готовых формул. Матэ Залка умел громко жить и тихо говорить, это большой и очень редкий дар.

Илья Эренбург

Doberdo_Zalka

Читать прозу Матэ Залка на Милитере

_____________________________________________________________________________

Справка

Залка (Zalka) Мате [псевд.; наст, имя Бела Ф p а н к л ь (Frankl) (23.4.1896, дер. Матольч, Венгрия, —11.6.1937, Уэска, Испания)], венгерский писатель-интернационалист, участник Гражд. войны в Сов. России, герой Национально-революц. войны в Испании 1936—39. Чл. ВКП(б) с 1920. В 1-ю мировую войну младший офицер австровенг. армии, участвовал в боях на Итал. и Вост. фронтах. В 1916 под Луцком попал в рус. плен. Под влиянием Великой Окт. социалистич. революции примкнул к коммунистич. движению. После Октября принимал участие в революц. движении военнопленных. В 1918 в Красноярске организовал из бывших военнопленных отряд интернационалистов, сражавшийся против белочехов, белогвардейцев. В одном из боёв отряд был окружён, и 3. попал в плен. Бежав в 1919 из-под стражи, возглавил партиз. отряд, который влился затем в партизанскую армию, действовавшую против колчаковских войск в Зап. Сибири. С 1920 на командных должностях в Сов. Армии. Участвовал в боях на Юж. фронте. В 1921—23 служил в войсках ВЧК и ГПУ, боролся против махновцев и др. кулацких банд на Украине. С 1923 в Наркоминделе, дипкурьер; затем на хоз. работе. В 1925—28 директор Театра Революции в Москве. С 1928 работал в аппарате ЦК ВКП(б). Был чл. бюро Междунар. объединения революц. писателей (МОРП). С 1936 в Испании под им. ген. Лукача командовал 12-й Интернац. бригадой респ. войск, участвовал в обороне Мадрида и др. операциях, был смертельно ранен. Рассказы 3. печатались с 1924; большинство из них — «Ходя» (1924), «Кавалерийский рейд» (1929), «Яблоки» (1934) и др. посвящено Гражд. войне в Сов. России. В произведениях 3. показано пробуждение классового и интернационального сознания под влиянием революции. В романе «Добердо» (1937) 3. разоблачает империалистич. характер 1-й мировой войны. Память о Мате Залке бережно хранят трудящиеся Сов. Союза и Венгерской Нар. Республики. Его имя носит Высшее военно-технич. уч-ще в Будапеште. Награждён орденом Красного Знамени и посмертно орденом Освобождения Испании, учреждённым пр-вом Исп. Республики.

По материалам Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 3.

Другие записи из рубрики...

3 комментария

  1. Шейнин Леонид, Москва:

    Если читать адъютанта Лукача Эйслера,то станет ясно, что Лукача убили «свои»

  2. Alex:

    Специально зарегистрировался, чтобы написать. Ну зачем так нагло врать? Совершенно очевидно что убили его фашисты. И в мемуарах Эйснера ничего про это нет. Не говоря уж про что, что к мемуарам Эйснера надо относится весьма и весьма сомнительно, т.к. мало того, что он был крайне обижен на советскую власть, из-за того, что его посадили (хотя учитывая что он понаписал, что посадили неудивительно, удивительно не расстреляли), так и писал он по памяти через 30лет, причем почти сразу после печально известного 20съезда, и в голове у него явно окончательно все могло перемешаться.

  1. 29.06.2018

    […] Джерело: Генерал Лукач — Мате Залка, Леворадікал […]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Жезказган: снова начались репрессии

Недавно, после готовности работников обогатительной фабрики выйти на забастовку, руководства Казахмыс подняло им зарплату на 100%. Но не всем. Лаборанты этого предприятия так и не дождались повышения зарплаты. Они написали об этом руководству, но...

Закрыть