Голубоглазый Великан, певец человека - Назым Хикмет Ран | Леворадикал

Голубоглазый Великан, певец человека — Назым Хикмет Ран

Как Керем («Если я гореть не буду»)

Здесь воздух давит, как свинец.
Кричу,
кричу,
кричу,
кричу:
— Идите! —
людям
я кричу. —
Свинец
расплавить
я хочу!

Он говорит:
— Зачем кричишь?
Себя ты в пепел превратишь!
Вот, как Керем,
сгоришь,
сгоришь!

«Здесь много бед.
Подмоги нет».
Оглохли
уши у сердец.
Здесь воздух давит, как свинец.

Я говорю
в ответ ему:
— Пусть, как Керем,
сгорю,
сгорю!
Ведь если я гореть не буду,
и если ты гореть не будешь,
и если мы гореть не будем,
так кто же здесь
рассеет тьму?

Здесь воздух, как земля, тяжёл.
Здесь воздух давит, как свинец.
Кричу,
кричу,
кричу,
кричу:
— Идите! —
людям
я кричу.—
Свинец
расплавить
я хочу!

1930

Хикмет Н. Избранное: в 2 т. М.: Художественная литература. Т. 1 (пер. Л. Мартынова)

3 июня – в Москве скончался Назым Хикмет (1902-1963), Великий турецкий поэт, коммунист-революционер, «турецкий Пушкин», Голубоглазый Великан.

17 лет он провел в турецких застенках. В 1951 году через Чёрное море бежал в Румынию, а оттуда прибыл в СССР. В том же году турецкое правительство лишило Хикмета гражданства (Гражданство восстановлено только в 2009 году).


Могила Назыма

3 июня 1963 года в 6:30 Назым Хикмет умер от сердечного приступа. Он был похоронен на московском Новодевичьем кладбище, его могила до сих пор остается объектом массового посещения. До сих пор невыполненным остается его желание быть похороненным под платаном на сельском кладбище в Анатолии.

Из книги Льва Никулина «Годы нашей жизни»:

Подпишитесь на нас в telegram

«Он мог бы еще жить и жить, если бы не годы тюрьмы, если бы не то, как откликалось его сердце на страдания его народа. Даже в тюрьме Назым не впадал в отчаяние, он не­устанно работал, в тюрьме он перевел две книги шедевра Толстого «Война и мир».

Он вышел на свободу с болезнью сердца, он мог бы про­длить свою жизнь, если бы жил в покое. Но так жить он не мог, он слишком любил людей и жизнь. И смерть его на­стигла внезапно, в обычном беге его трудовых будней.

Во всех концах света болью отозвалась горестная весть о кончине Назыма Хикмета. Во всех концах… Только из од­ной страны мы не услышали голоса горя — его родины. Но молчание печати не означало, что Назым забыт. В укром­ных уголках со слезами на глазах неизвестные молодые люди перечитывают его стихи. В глубине души даже те, кто считал себя его противником, понимают, что Турция поте­ряла своего великого поэта-новатора.

Его смерть оплакивал в Гаване его верный друг Николас Гильен, в Чили — Пабло Неруда.

«Зачем ты умер, Назым? Что нам делать без твоих пе­сен? Найдем ли мы другой такой родник?» — воскликнул Пабло Неруда.

Писатель Махмед Дакруб из Ливана назвал Назыма «певцом человека»: «Словно добрый рыбак, вытаскивал он своим неводом серебристых рыбок из мирового океана, чтобы с детской радостью раздавать их беднякам, тружени­кам, ученым, рассказчикам, революционерам и голодным».

На симпозиуме о жанре рассказа, состоявшемся в 1965 го-у в Москве, присутствовали и турецкие писатели.

Они посетили могилу Назым Хикмета, с глубоким волнением говорили о том, что теперь после кончины поэта, с его творений снят запрет в Турции,— наконец они получили признание широкого круга соотечественников…«

НАДЕЖДА (NAZIM HİKMET_UMUT, читает автор)

Работают реакторы и синхрофазотроны
и пролетают спутники, когда восходит солнце.
Когда восходит солнце, везут на свалку трупы,
подобранные в городе машинами для мусора,
трупы безработных, умерших от голода.

Работают реакторы и синхрофазотроны
и пролетают спутники, когда восходит солнце.
Когда восходит солнце, пахать выходит в поле
крестьянин с домочадцами — женою и ослом.
Осёл с женой — в одной упряжке. А вся земля — с ладонь.

Работают реакторы и синхрофазотроны
и пролетают спутники, когда восходит солнце.
Когда восходит солнце, ребёнок умирает
в двенадцать лет на койке в Хиросиме.
Не от чахотки, не от дифтерита
он умирает в пятьдесят восьмом году,
он умирает, маленький японец,
лишь потому, что он родился в сорок пятом.

Работают реакторы и синхрофазотроны
и пролетают спутники, когда восходит солнце.
Когда восходит солнце, упитанный мужчина
проснулся и, задумавшись, завязывает галстук:
«Кому и на кого писать донос?
Как мне сегодня угодить начальству?»

Работают реакторы и синхрофазотроны
и пролетают спутники, когда восходит солнце.
Когда восходит солнце, шофёра чернокожего
линчуют у дороги. Облив его бензином,
на дереве повесив, как факел, поджигают.
Потом — идут: кто — к утреннему кофе,
кто — стричься к парикмахеру,
кто — лавку открывать,
кто — в лоб поцеловать дочурку.

Работают реакторы и синхрофазотроны
и пролетают спутники, когда восходит солнце.
Когда восходит солнце, допрашивают женщину
в подвале, прикрутив к столу ремнями,
и розовая кровь бежит по голым грудям.
А те, производящие допрос,— из них один
лет двадцати, другому лет за пятьдесят —
те двое курят сигареты.
Рубахи, взмокшие от пота, закатанные рукава,
в руках — мешки с песком и электроды.

Работают реакторы и синхрофазотроны
и пролетают спутники, когда восходит солнце.
Когда восходит солнце на розовых кустах,
безмолвные пилоты на стартовых дорожках
груз водородных бомб берут на самолёты.
Когда восходит солнце, когда восходит солнце,
стреляют пулемёты и косят автоматы
студентов и рабочих,
акации бульваров,
цветочные горшки на окнах и балконах.
Когда восходит солнце, усталый возвращается
муж государственный
с банкета в особняк.
Когда восходит солнце, щебечут громко птицы.
Когда восходит солнце, когда восходит солнце,
младенца кормит мать.

Работают реакторы и синхрофазотроны
и пролетают спутники, когда восходит солнце.
Когда восходит солнце, то это означает: снова
я ночь ещё одну провёл больной, без сна,
в раздумье о разлуке и о смерти.
Я думал о тебе и о стране моей,
тебе, моей стране и нашем мире.
Работают реакторы и синхрофазотроны
и пролетают спутники, когда восходит солнце.
Когда восходит солнце, неужто нет надежды?
Надежда, надежда, надежда, надежда на человека…

1958

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Боевая сводка с площади Таксим за 11-12-13 июня 2013 года

Вторник, 11 июня 12:05 Попытка штурма провалилась и полиция пока отступила. 20 минут назад тут было невозможно дышать и ничего не было видно из-за газа, но сейчас на площади гуляют дети и все готовятся...

Закрыть