Нетрадиционный ислам – от реакционных сект к антикапитализму | Леворадикал

Нетрадиционный ислам – от реакционных сект к антикапитализму

От редакции: помещаемая ниже статья публикуется в качестве дискуссионной. В ряде мест автор допускает серьёзные методологические ошибки, впадая в идеализм, т.е. переворачивая причину и следствие. Тем не менее, редакция считает полезным ознакомление с материалом. Автор обращается прежде всего к анализу «исламистов» выходцев из мелкой буржуазии, но мы знаем примеры охвата исламскими радикалами наиболее нищих, наиболее угнетённых слоёв населения, например, в Казахстане.

исламский социализм?«Религия – род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь». В современной России с каждым годом все сильнее убеждаешься в правоте этой ленинской цитаты. В школах вводят обязательное изучение «Основ религии» — между прочим, характерное явление для фашистских режимов (коим российский пока, к счастью, не является). По телевидению открыто пропагандируют мракобесие. Церковь наступает на науку и светское образование при полной поддержке государства и крупного капитала.

При этом наиболее непримиримо попы всех мастей относятся к светским учреждениям, научному мировоззрению, прекрасно уживаясь между собой. Чеченские имамы преспокойно и даже дружелюбно сотрудничают с православными иерархами или раввинами, сообща действуя в кампании по оболваниванию населения. Оно и понятно – люди в рясах не имеют никаких идеалов, они борются не за свои «религиозные убеждения»: наступление на разум и совесть является лишь одним из фрагментов всеобщего наступления капитала на остатки прав и свобод. В этом деле религия становится крайне удобным инструментом манипуляции людьми.

Однако капитализм, как известно, порождает сопротивление во всех сферах жизни общества. Некоторые антикапиталистические движения неизбежно должны принять форму религиозных учений, ярким примером тому служат «толстовство» или «теология освобождения». Такие реакции на капитализм свойственны обществам, где религия занимает в общественном сознании доминирующее положение. В современной России это, в основном, «исламские республики» (Татарстан, Башкортостан, Чечня, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария).

Подпишитесь на нас в telegram

В чем же заключается феномен «нетрадиционного ислама», резко заявивший о себе в последние годы даже в таких относительно «процветающих» и вполне светских регионах как Татарстан и Башкирия? Дело в том, что ислам еще в Империи был сильно деформирован (как и любая религия в конкретно-исторических обстоятельствах) и поставлен на службу сначала самодержавию, а затем и крупным капиталистам. В особенности это касалось Поволжья и Юга России, где сформировалась сильная мусульманская буржуазия. Поэтому-то сегодня именно в Поволжье остры противоречия между сторонниками «традиционного» (т.е. специфически российского, всегда угодничавшего перед властью и обслуживавшего эксплуатацию) и «настоящего» ислама. Под словом «настоящий» у разных верующих понятия, естественно, разные: от иранской шиитской до аравийской ваххабитской исламских моделей.

Так в чем же сила этого движения, почему молодежь из вполне традиционных, светских семей становится приверженцами «нетрадиционного ислама», ускользая из-под контроля властей духовных и светских? Ответ на этот вопрос ищет и не может найти буржуазная пресса. Официальная журналистика объявляет всех несогласных с фактически государственными исламскими организациями ваххабитами и винит во всем тот факт, что в 90-е многие молодые мусульмане получили образование в заграничных исламских университетах. Либеральная журналистика пытается разделить «нетрадиционных» на «радикалов» и «нормальных», обвиняет в жесткости и косности традиционные религиозные организации и призывает к взаимопониманию и диалогу. Все как обычно.

Попробуем на тот же вопрос ответить с коммунистической точки зрения. В массе своей так называемые «исламисты» являются представителями средних городских слоев (мелкая буржуазия и интеллигенция) и сравнительно более обеспеченных сельских слоев (мелкая буржуазия). То есть мы имеем дело с движением мелкобуржуазным, а, следовательно, крайне противоречивым. Само слово «движение» здесь не совсем уместно, так как речь идет скорее о некоторой общей категории, в которую попадают самые разные люди; именно это и заставляет коммуниста внимательнее приглядеться к данному явлению. Под понятие «нетрадиционных» мусульман попадают три различные группы людей, имеющие одну классовую природу, но совершенно разный характер.

Во-первых, это маргинальные боевые группы и близкие к ним общины. Такие движения, как правило, являются закрытыми маргинальными сектами и суть их глубоко реакционна. Цель их – шантаж религиозной и государственной верхушки, они являются лишь инструментом политических интриг в высших эшелонах. С этим направлением нельзя мириться и необходимо бороться всеми способами.

Во-вторых, это всяческие образовательные кружки, общины, иногда неформальные, иногда официальные, которые декларируют свое видение религии и настойчиво пытаются завлечь молодежь к себе. Как правило, сюда идут идейные исламисты, желающие «духовно возвыситься». Вред от этих объединений несомненный: мало того, что они пропагандируют мракобесие, так еще и зачастую готовят кадры для вооруженных сект.

В-третьих, это масса убежденных верующих, которые желают независимости от догматов и норм существующих исламских организаций. Здесь представлен широкий круг людей, в основном молодых, у которых проснулась мысль и в силу обстоятельств и окружающей среды они обратились к религии как к ответу на свои вопросы. Как правило, ограниченность кругозора или просто классовая принадлежность мешают им идти в своих рассуждениях до конца, быть последовательными. Но они не мешают видеть пороки существующего строя, мерзости современного буржуазного общества, несправедливость и неравенство.

Представим себе молодого башкирского или ингушского парня, живущего в небольшом городе или поселке, с детства окруженного религиозными обрядами. Резкий контраст между мелкобуржуазной патриархальностью и несправедливостью капиталистической системы рождает неприятие существующего общества и симпатию ко всему, что не относится к капитализму в сознании человека. Это, прежде всего, этнос и религия. У российских мусульман они, как правило, тесно связаны, потому что религия веками была средством идентификации и сохранения этноса. В уродливых проявлениях капитализма он естественно усматривает вину «большого города», а поэтому априори становится антикоммунистом (дело в том, что большинство пороков нашего буржуазного общества приписывается исламистами безбожному коммунистическому влиянию). Как правило, своими глазами молодой человек не видел жизнь в СССР и не может сопоставить ее с сегодняшней, так что для него разницы просто не существует. Официальные служители религии ему противны из-за своей встроенности в систему. Углубляясь в поиске ответов на вопросы в исламскую литературу, он становится «нетрадиционным мусульманином». Так появляется новый тип – интеллектуальный исламист-антикапиталист.

Каждый такой молодой человек – поражение левого движения и победа реакции. Каждый такой молодой человек – потерянный солдат интернациональной революционной армии человечества. Именно поэтому следует оставить воспринятый из официальной публицистики взгляд на исламистов как на безумных фанатиков и пытаться общаться с людьми. Бесполезно пытаться переубедить состоявшегося и убежденного мусульманина, но имеет смысл раскрывать глаза тем, кто только начинает искать ответы на вопросы. Необходимо, наконец, перестать игнорировать маленькие города и села и начать серьезную работу и в этих районах. Перестать игнорировать проблемы национальных меньшинств и реагировать на них. Огромную пользу в любом регионе принесет и использование национального языка для агитации. И главное, помнить, что марксизм – не догма, а средство изменения мира.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Убежище в буре истории

Закрыть