Запрещенные движения рук — каково работать на корейском автозаводе — Леворадикал

Запрещенные движения рук — каково работать на корейском автозаводе

indexЛось кинул анализ забастовки на «Бентелер Аутомотив», и меня прямо захлестнула острая ностальгия. Вспомнила, как дела обстояли на моем автозаводе.

Корейцы относятся к русским работникам как к рабам, к дешевой рабочей силе. Это отношение сохраняется у всех иностранных компаний, даже европейских, но у азиатов переходит в откровенное презрение и беззастенчивую, грубую эксплуатацию. Поддерживается твердая сословная разница, упрощающая управление, — от более удобных кресел для менеджмента до разных дешевых знаков отличия. Чтобы рабы в пятиминутный брейк не забывали свое место, скамейкам в курилке для рабочих по просьбе негодующего босса отпилили спинки. Я не раз присутствовала при ситуациях, когда люди работали по 24 часа в сутки из-за дурного планирования, а потом опять выходили на работу. Этого легко можно было бы избежать, воспользовавшись рекомендациями профессионалов, но босс делает по-своему, а потом разгребает завалы с помощью рабочей силы и получает благодарность за героическую ликвидацию того, чего сам же и добился. Свою вину босс не признает, потому что по азиатским традициям он непогрешим, всегда виноваты подчиненные. Назначается виновный, проводится сеанс воплей. Помню, когда посмотрев на попытки отчитать друзей, я дала понять, что виноват босс склада, от такой «наглости» он подавился.

Разговаривают с рабочими (да и русскими менеджерами) всегда пренебрежительно, нагло, часто даже не утруждают разговором, а просто брезгливо показывают жестами, что делать. День по факту получается ненормированный, причем рабочего могут заставить делать все – от прямых обязанностей до уборки территории. Рабочие отвечают тем же – пи*дят все, что плохо лежит. Как-то пытались спи*дить провода, запихнув в трубу. Стырили PDA, хотя в быту он никчемен. Пытаются отлынивать от работы, когда только могут. Утром некоторые приходят с дикого бодуна, единицы — под кайфом, их сразу увольняют. Учитывая невероятное однообразие работы, ее объем и отношение к ним, это неудивительно. Добавьте туда периодическую работу в две смены и подъем в 5.45 — я бы только на спидах и держалась.

Постройка завода корейцами воспринимается как великое благодеяние для бледнолицых варваров — «мы же предоставили вам рабочие места». Эти «рабочие места» объясняют все. При выборе другой работы они не оценивают, чем могут тебя удержать, а повторяют, что это же работа на Hyundai, это великая компания. Им удерживать и не нужно — всегда найдутся новые дурачки. Политика — в количестве, а не в качестве. Доходит до абсурда. Например: «Да вы же платите мне 10 000 рублей, узкоглазые свиньи!» «Зато Хендэ — великая компания». Похоже на японский менталитет, но здесь тебе ржут в лицо при этом. Например: «Я работаю за троих, а получаю, словно стажер». «Зато в пятьдесят лет ты станешь менеджером в Хендэ». [trollface] Работать на «великую компанию» ты должен как можно дольше, постоянная работа в выходные, зачастую создаваемая некомпетентными решениями начальства, обеспечена, тебе вполне могут позвонить в воскресенье в восемь утра и попросит починить что-либо.  Мой случай был интересен тем, что никто не мог меня заменить (постепенно в моих руках сконцентрировалось управление рядом систем, а т.к. замены/второй смены/помощника не было запланировано, больше никто этого не умел), но удержание спецов их интересует настолько же, насколько бэкапы. То, что тебе предлагают работу другие великие компании, они осмыслить не способны. Корейцы цинично экономят на русском персонале, предлагая маленькие зарплаты, при этом зарплаты корейского персонала, даже если он ничего не делает, выше в три-четыре раза. К примеру, в IT-отделе был кореец, который практически ничем не был обременен, имел фиктивную должность «начальник мастерской» (какой мастерской? там нет ни одной мастерской) и получал один рубль. На деле ему платили 140 штук за то, что он кореец. Но за это «начальник мастерской» в любое время должен быть готов услышать приказ вроде «изучить за пять минут программный комплекс, который нельзя и за пару месяцев изучить» и бегать туда-сюда, имитируя деятельность. Менеджерам еще хуже, потому что их… тупо дублируют корейским персоналом. В итоге у тебя два босса — один корейский, другой русский. Русских это работать не мотивирует, потому что они вкалывают и получают нагоняй, а корейцы-дубликаты получают бабки. Это не дает возможности нормально управлять процессами, потому что тебе постоянно мешают со всех сторон. Кроме того корейский менеджмент не выполняет обещания — мне обещали повысить зарплату, но не повысили, моему боссу не повысили и за год. В других местах, в которых недостатка не было, мне с ходу предлагали в 2-3 раза больше.

Подпишитесь на нас в telegram

Так как задача иностранного завода — это максимальное выжимание ресурсов из территории, корейцы экономили на всем кроме зарплаты боссов, периодически впадая в маразм. Один раз парню чуть не оторвало голову, потому что корейцы зажали деньги на ремонт ворот. Еще одна неприятная черта – пресмыкание перед начальством, безусловное выполнение его приказов, даже если оно приказывает кромешную *уйню. «Нам здесь не нужны умные люди», — напрямую говорил финдиректор. Это он точно сказал, инфа сто процентов. Ко мне не раз подходил корейский инженер, жалуясь, что не может справиться и прося помощи в вопросе, который решить так, как приказано, было невозможно. «Это невозможно». «Я знаю, но… Так сказал босс». «Зачем ты согласился? Я уже говорила ему, что так сделать нельзя. Возможности системы не позволяют». «Так сказал босс, я не могу с ним спорить». Обсудить альтернативные варианты решения проблемы? Нет, нельзя. Босс осерчает. При этом минимальные навыки стратегического планирования, оценки ресурсов отсутствуют. Склад был изначально слишком мал. Как строили завод при условии, что у компании огромное количество заводов и накопленного опыта, что склад оказался маленьким, я не хочу думать. Вместо того, чтобы проанализировать типы и количество деталей, появляющиеся по мере запуска производства, все свалили, как попало, затем раз в месяц все детали переносили с места на место, чтобы получить дополнительные полки, заставляли полностью менять расположение в системе, переклеивать бирки на стеллажах и т. д, что останавливало как распаковку, так и доставку на линию. Мне не удалось убедить их купить сервера для резервирования баз данных, потому что они «сэкономили», положившись на авось при 24-часовом продакшне. Можете представить 24-hour production без живой копии СУБД? Это питерский завод Hyundai год назад. Они поставили резервный генератор для завода только после аварии. Система управления складом была сырой калькой с чешского завода, которую мне пришлось переделывать, дописывать и исправлять. При планировании wi-fi покрытия контейнер-ярда (грузовая площадка — ред.) эти пидорасы разместили точки так, что ряды контейнеров их полностью перекрывали, лишая сигнала. Переустановка точек растянулась на два месяца, в это время покрытие оставляло желать лучшего. Т.к. это моя зона ответственности, я скинулась с русским боссом на установку столба за свои собственные деньги. Минимум вложений — максимум прибыли.

Спорить с корейским начальством можно, но для этого нужно обладать весом и терпением. Боссы постоянно пытаются орать, даже если ты не их подчиненный. После того, как ты ставишь их на место, они пытаются хитрожопо подставить или поставить задачу, чтобы ты как следует попотел. Если дашь наорать хоть раз, спустишь, ситуация будет повторяться постоянно. «You are fucking stupid!» — вопил Ким на координатора контейнер-ярда (девушку, кстати), швыряя предметы в разные стороны. Как-то чувак просил двух человек без машин разгрузить контейнер(«You can do it, right?»), совсем потеряв чувство реальности, но был мной остановлен. Начальство на российском заводе — сплошные психопаты и хамы, сосланные в ссылку из Кореи в холодную Россию за полную неадекватность. Эту гипотезу подтверждали корейские разработчики, с которыми мы плотно работали: «How can you work in this fucking company?». Я управляла бы складом Hyunday гораздо эффективнее текущего начальства, с этим согласны оба моих босса. Да что там, я знаю полно кандидатур, которые справились бы лучше, — это бригадиры, которые делали всю основную работу. Они делают, потом приходит корейская шишка — и мешает. Был корейский дубль-босс, который сначала обиделся, что у IT отдела, работающего с базами и сетью, по два монитора, немедленно потребовал второй, а потом, не включая, клеил на него липкие бумажки. Инженер по логистике намывал тачку боссу со счастьем на лице. На складе всех доставал шикарный начальник, который рыгал, поедал пищу работников, кидался коробками, орал, пинал стеллажи, если ему что-то не нравилось. Но этот колхозник доставлял столько лулзов, что мы его даже по-своему любили. Как-то раз два корейских менеджера подрались — один залепил другому в ухо, другой его запинал. Korean management style. Финдиректор пытался запретить нашему отделу вместе уходить с работы, т.к. наша сплоченность его напрягала. И так далее. Не то чтобы я не любила корейцев, среди разработчиков были отличные люди, с которыми мы подружились, но «качество» боссов определенно оставляло желать лучшего.

Почему я работала там при таком раскладе? Меня беспредел обходил стороной, потому что нас умело прикрывал русский босс, а с оставшимися конфликтами я разбиралась довольно жестко. Возможность противостоять давлению даже являлась бонусом. Я умею справляться с давлением на работе, хотя корейцы изрядно портили настроение и мне, вмешиваясь с нелепыми инициативами или запарывая работы сверхценными идеями вроде полной перепланировки склада на ночь глядя. Тем не менее, если вычесть корейских менеджеров, это была работа мечты. Но вычесть их было нельзя, какие бы планы переворотов мы ни вынашивали, поэтому наступило время развиваться по отдельности. В конце концов менеджеры достали всех стоящих специалистов — и те ушли. Ушла половина команды склада, ушел изобретатель Семен, постоянно придумывающий новации для склада, которого не повысили, несмотря на его трудолюбие, ушел Леня, своей армейской дисциплиной упорядочивающий работу с поставщиками, ушел Липко, маэстро распаковки, болван и мой товарищ, находящий неисправности в системе лучше тестера. Все личности были выдавлены, на их место пришли люди попроще, все работает через пень колоду, но будет так работать вечно, это не вопрос. Корейцы заставили уйти сисадмина, потому что он не нравился финдиректору. Ушел наш босс, возненавидев корейцев и их маразм до глубины души. И так далее, эти имена можно перечислять бесконечно. Достаточно сказать, что в моей настоящей компании работает добрых человек семь неплохих техспецов с Хендая. Для рабочих текучка кадров была еще более впечатляющей — трудно было запомнить людей, исключая старожилов. Народ сбегал, матерясь, приходили новые. Однако именно на Хендэ я впервые поняла, что такое рабочая команда. Плюс реальный контроль над рабочим процессом, погружение в производство, обходы завода, постоянное «на острие атаки», когда улучшаешь конкретную часть — и видишь немедленный результат, мощная ответственность. Вот поехали контейнеры, вот пошла разгрузка, вот поехал конвейер, вот нашлась потерянная деталь. Круто, когда ты идешь по заводу, — и с тобой здороваются бригадиры, рабочие, потому что хорошо знают, к кому идти, если что-то не так. Я просыпалась и стремилась на работу, торопясь, потому что там меня ждали интересные задачи, множество геморроя и множество удовольствия от разрешения этих проблем. Интенсивность работы нравилась мне, наверное, больше всего. Однако давлению есть предел — когда проблемы создает неэффективный менеджмент, вся работа по упорядочиванию хаоса идет к черту. Катать в гору камень, который какой-нибудь кореец тут же скидывает вниз, — идиотское занятие.

IT-отдел состоял из совершенно разных личностей, симпатичных мне в большей или меньшей степени, но как-то очень точно «играющих» друг с другом. Про такие команды снимают ситкомы. Во-первых, нормальный образованный начальник, с которым можно спорить, можно пить, можно играть и одновременно быть уверенной в том, что все необходимое будет сделано (фанат Айн Рэнд, кстати). Назовем его Стэн. Во-вторых, увлеченный своими фишками сисадмин, с которым можно удовлетворять свою тягу к изучению технических деталей. Простые вещи нагоняли на него скуку, но ради сложных тестов или проверки различных неполадок его можно было звать немедленно. Когда как-то все рухнуло, завод остановился — и нужно было найти неполадку, спокойствие сохранили только я и он. Кажется, он даже повеселел. Назовем его Барри. В-третьих, немного суровый ироничный чувак, с которым можно было обсуждать как фишки оптимизации запросов, так и то, кому нужно начистить рыло в первую очередь. Назовем его Тиль. Сейчас он новый IT-босс. В-четвертых, невысокая тощая девочка-гот, увлекающаяся покупкой нестандартной одежды, боящаяся пауков и мышей, — прекрасный контраст, если рядом поставить меня. Назовем ее Эмили. Я исполняла роль прямолинейной девочки-гика, чья честность иногда травмирует, — «мозга с сиськами», как меня как-то охарактеризовал Стен. За вычетом некоторых смешных случаев ячейка оказалась довольно работоспособной. Не говоря уже про Кашу и Липко. К тому же у меня была рация, а работа без рации сосет, сколько бы тебе ни платили и сколько бы ты ни ездил по Европе, лол. Команду корейцы удачно развалили, потому что «нам не нужны умные люди». И это хорошо — все, кто покинули Хендэ, закономерно сделали level, а то несколько левелов up.

RbpzVziNp-4Что касается Лося, то не хочу его огорчать, но рабочие сами виноваты в описанном положении дел, потому что сносят все, словно покорные скотины. Я не раз интересовалась, почему они молчат, так как такое поведение вызывало ярость. Каждый раз ответы были разные, но смысл один — уволят, нужны деньги. Один из бригадиров покорно ходил на работу с воспалением гланд и температурой под сорок, потому что боялся, что его уволят. Интеллектуальный уровень многих обыкновенных рабочих, не бригадиров зачастую удручающ. Это не «глупый» парень, это полный ноль. Тупой птушник, не способный связать двух слов. Восстания птушники не организовывают. Но зато другая часть — смекалистые, весьма трудолюбивые простецкие парни, которые давно хотят набить корейцам морду (хотя никогда не набивают) и работают по необходимости. Может, им нужен профсоюз. Или Ленин. Или анархисты. Лосю виднее, он листовки раздает.

http://lj.rossia.org/users/mor77/546783.html

Другие записи из рубрики...

1 отзыв

  1. Очень интересная аналитическая зарисовка (скажем так), спасибо. Не думаю, что корейцы, в целом, такие, люблю корейский народ, корейскую культуру, историю, но, судя по всему, действительно, на заводы этой компании в РФ «ссылают» не лучших, а худших.

Добавить комментарий