Первый роман о рабочем движении (1848) — «МЭРИ БАРТОН» | Леворадикал

Первый роман о рабочем движении (1848) — «МЭРИ БАРТОН»

Собственно, Элизабет Гаскелл хотела назвать роман в честь своего любимого главного героя — «Джон Бартон». Редактировавший роман издатель Чапмэн посчитал, что подобное прославление рабочего революционера, чартиста — сторонника «физической силы», да ещё фабричного террориста и убийцы, чересчур. Чапмэн посоветовал назвать роман в честь дочери главного героя.

Элизабет Гаскелл, жена унитарианского священника из Манчестера, хорошо знала «положение рабочего класса в Англии», чартизм, теории и реалии «манчестерского капитализма». Готовясь к написанию романа, она изучила специальную литературу по социально-экономическим вопросам, в частности, «Нравственное и физическое положение рабочих классов, работающих в хлопчатобумажной пром-сти в Манчестере» Кэя (1832) и «Промышленное население Англии» П.Гаскелла (1833).

Знаменательно, что роман вышел в 1848 — в год наивысшего подъёма чартизма, великой демонстрации 10 апреля и последующих событий. 1848 был также одним из звёздных годов английской литературы: публикация «Ярмарки тщеславия» Теккерея, «Домби и сына» Диккенса, «Джен Эйр» некоего Керрера Белла (как и её сёстры, Шарлотта Бронте выпустила своё произведение под псевдонимом одного из трёх «братьев Белл»; после смерти Ш.Бронте Элизабет Гаскелл, её подруга, по просьбе безутешного отца напишет биографию Шарлотты), «Мэри Бартон».

Следующий роман о рабочем классе — «Тяжёлые времена» Диккенса выйдет через 6 лет. Диккенс испытал влияние Гаскелл и её произведения. Но у Диккенса радикальный чартистский агитатор изображён как демагог. В романе Гаскелл, где много места уделено социально-политическим рассуждениям Джона Бартона, отношение к главному герою и его товарищам совсем иное. Конечно, и Диккенс, будучи принципиальным противником радикального крыла чартизма, не был сторонником существующего порядка. Так, накануне планировавшегося чартистского восстания 10 апреля он отказался записаться в буржуазную милицию, да и роман его проникнут огромным уважением к рабочему классу и его борьбе.

Действие романа «Мэри Бартон. Повесть из манчестерской жизни» разворачивается в 1839-42, в годы первого пика чартизма — на фоне экономического кризиса 1836-40, огромной безработицы и одиозного закона о бедных 1834 г. Рабочий, вдовец Джон Бартон впервые задумывается над социальными вопросами, когда от голода умирает его маленький сын. (Потеря ребёнка — перекличка с биографией самой Элизабет Гаскелл. Чтоб выйти из депрессии после смерти их маленького Уилли, по совету мужа она принялась писать этот роман.) Джон видит, что, несмотря на закрытие фабрик, манчестерские буржуа мало в чём себе отказывают. То, что для рабочих вопрос жизни и смерти, для хозяев лишь что-то вроде отпуска.

На новом витке событий группа товарищей решает убить наглого молодого фабриканта. (В основе повествования лежит вполне реальная история.) Бросают жребий. Он выпадает Джону Бартону.
Именно пассивность, покорность, безынициативность подавляющей массы рабочих, не способных самоорганизоваться и сообща действовать (это хорошо отражено в сцене пожара фабрики), толкает активное меньшинство на фабричный террор. Пока что иных эффективных способов борьбы не видно.

Убеждённая христианка, дочь и жена унитарианских священников, автор, конечно, не могла оправдать убийство человека. Но она хорошо показывает мотивы рабочих и с нескрываемой симпатией относится к своему герою.
Убийца не найден, но осталось его ружьё. Отец понятия не имел, что убитый положил глаз на его дочь.
Последующая мастерски написанная психологическая и приключенческая история — ложное обвинение бывшего жениха Мэри, отвергнутого ею, неожиданное осознание девушкой, что она любит именно этого человека, столь же неожиданно пришедшее понимание того, что убийца её собственный отец, погоня на лодчонке за судном, на к-ром уплывает друг Джона, единственно могущий подтвердить алиби, и его благородный поступок: теряет работу, но прыгает с корабля, чтоб попасть на суд и спасти друга, душевные мучения Джона Бартона (à la Родион Раскольников) и его раскаяние, нравственное перерождение старого фабриканта, отца убитого, прощение им убийцы сына — всё это уже уходит от социальной проблематики.

Свой классический роман Гаскелл заканчивает хэппи-эндом. Вещь почти обязательная в тогдашней английской литературе: в ином случае читать бы не стали.

Роман был завершён в 1847. Первое издание вышло в октябре 1848 без указания автора, но уже на втором издании (начало 1849) имевшего огромный успех и ставшего классическим романа стоит имя Элизабет Гаскелл.
Со второй половины XIX, по мере развития промышленности и роста рабочего движения в различных странах, романы о рабочих и их борьбе хлынули всё более мощным потоком. Есть и настоящие шедевры (напр., «Жерминаль»). Но первой была Элизабет Гаскелл. Лучшие её произведения, касающиеся социальных вопросов, — «Руфь», «Жизнь Шарлотты Бронте», «Мэри Бартон» — вызывали скандал в прессе, но брались на вооружение английскими социалистами.

Фото: обложка I издания (1848); Э. Гаскелл (ок.1860)

AZMl0J9vFAk Mz0CzmPX30o

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Генсек КПГ на массовом молодёжном митинге в Греции

Десятки политических и культурных мероприятий развернулись во всех крупных  городах Греции в рамках 39-го фестиваля Коммунистической молодежи Греции - "Одигитис", кульминация которых состоится в Афинах (19,20,21 сентября). В субботу вечером 14/9 по случаю завершения 39-го фестиваля в Салониках...

Закрыть