К тридцатилетию группы «Освобождение Труда» — Леворадикал

К тридцатилетию группы «Освобождение Труда»

(Письмо Нью-Йоркской организации)
Сан-Ремо, 30 октября 1913 г.

ПлехановДорогие товарищи! Я только что получил известие о том, что вы собираетесь праздновать тридцатилетие группы «Освобождение Труда». Спешу написать вам по этому поводу несколько слов, хотя, по правде сказать, я сильно опасаюсь, что мое письмо дойдет до вас слишком поздно.

Тридцать лет — не малый срок в жизни человека. Но в жизни целого народа это очень короткий период, — одна минута, как сказал бы Лассаль. И тем не менее посмотрите, как много перемен соверши­лось на русской земле в течение этого очень короткого периода, в те­чение этой «минуты».

Когда мы, основатели первой русской социал-демократической группы, высказали то свое убеждение, что революционная будущность России находится в ее пролетариате, на нас посмотрели, если не как на сумасшедших, то как на хитрецов, утверждающих явно нелепые вещи по каким-то тайным побуждениям. И наши противники не столько критиковали наши взгляды, сколько старались отгадать, какими именно — несомненно дурными с их точки зрения — побуждениями ру­ководились мы, заводя речь о пролетариате. Желая быть справедливым даже по отношению к тем, которые жестоко нападали на нас, я скажу, что критики, читавшие в наших сердцах, обнаруживали подчас очень много остроумия. Не их вина была в том, что не все остроумное спра­ведливо. А так как, кроме того, я не намерен скрывать от вас свои собственные слабости, то я прибавлю, что остроумные выводы наших противников иногда довольно сильно обижали меня. Что делать: — есть упреки, к которым привыкаешь не сразу. Но зато как хорошо чувствуешь себя, когда привыкнешь к ним! Мои нынешние противники тоже часто читают в моем сердце, обсуждая мои политические взгляды. И их выводы тоже чаще всего бывают нелестными для меня. Но теперь я уже нимало не огорчаюсь ими. Совершенно наоборот: чем остроумнее нелестные для меня выводы моих противников, тем веселее я смеюсь по их поводу. Советую и вам, товарищи, следовать моему примеру. Когда ведешь политическую борьбу, тогда заранее надо быть готовым к тому, чтобы получать удары от своих противников… а еще более к тому, чтобы раздавать удары по всем тем направлениям, по которым нужно раздавать их в данную минуту.

Кто знает историю группы «Освобождение Труда», тому известно, что она не очень дурно выполнила эту вторую обязанность. Вследствие многочисленных нападок со стороны врагов, ей, чтобы употребить здесь выражение Г. И. Успенского, «вступило в кулак», — конечно в литера­турный кулак, товарищи, а не физический, — такое железное распо­ложение духа, что, может быть, не один из ее противников пожалел о той своей неосмотрительности, благодаря которой он начал борьбу с нею. Вот курьезный пример: Один из наших противников утверждал, что, по смыслу наших идей, нам остается только сделаться деревенскими ростовщиками и кабатчиками. Получив надлежащую отповедь с нашей стороны, тот же самый публицист выставил против нас другое обви­нение. По его словам, мы показали себя не очень справедливыми, отка­зываясь признать, что идеалы правды и добра так же дороги нашим противникам, как и нам самим. Нечего говорить, как далеко расстоя­ние, отделяющее «русского» ростовщика и кабатчика от идеала правды и добра: вы сами это увидите: Но этот случай тогда же напомнил мне происшествие, в котором участвовал один из русских революционеров-народников в конце семидесятых годов. Этот революционер, мой хоро­ший приятель, шел темной ночью по Клочковской улице в Харькове. На него напал ракло (босяк), обнаруживший самое недвусмысленное желание стащить с него пальто. Мой приятель был человек неробкий и к тому же сильный. Он стал защищаться и защищался так хорошо, что ракло сказал в примирительном духе: «Ну ты, брат, драться начал, драться ведь нехорошо».

Ракло был прав: драться, действительно, нехорошо. Весь вопрос в том, кто начал драться…

Шутка — шуткой, а факт тот, что группа «Освобождение Труда» не имела никакого основания сожалеть о той полемике, которую она вынуждена была вести. Всякий серьезный историк русской общественной мысли должен будет признать, что мысль эта сделала большой шаг вперед благодаря нашей полемике.

Если я так много говорил о нас, то единственно потому, что на нас много нападали и что мне хочется слышать от вас признание нашей правоты. Но в день празднования тридцатилетия группы «Освобожде­ние Труда» главная роль принадлежит не этой группе, а тому проле­тариату, дело которого она защищала в русской литературе. Как я уже заметил, в истории народа 30 лет очень короткий период. Но в те­чение 30 лет, отделяющих нас от времени основания группы «Освобо­ждение Труда», пролетариат России успел себя показать самым могу­чим фактором нашего общественного развития. Если был надломлен русский абсолютизм, — а что он надломлен, в этом не может быть ни малейшего сомнения, — то этим цивилизованный мир обязан освободи­тельным усилиям нашего пролетариата. Если русский абсолютизм бу­дет сломан окончательно, — а что он будет сломан, в этом тоже не­возможно сомневаться, — то и это произойдет, главным образом, благодаря нашему рабочему классу. На международном Парижском конгрессе 1889 г. я сказал, что наше освободительное движение может восторжествовать лишь как освободительное движение рабочего класса. В настоящее время я убежден в этом более, чем когда-либо. Российский пролетариат, освобождая себя, освободит всю Россию. Этим я вовсе не хочу сказать, что наш рабочий класс должен изолировать себя в своей революционной борьбе с правительством. Ничего не было бы нелепее подобной тактики. Пролетариат должен поддерживать всякое революционное и даже просто оппозиционное движение, направленное против существующего порядка. Но он должен понимать, что именно он, российский пролетариат, представляет собой главную силу в про­цессе освободительной борьбы в России и что остальные силы имеют лишь значение постольку, поскольку они способны оказать ему под­держку. Сознание великой исторической миссии, выпавшей на долю российского пролетариата, должно наполнять законной гордостью сердца всех тех, которые имеют честь принадлежать к нему. Оно должно нравственно поддерживать их в тяжелые минуты жизни.

Да здравствует революционный пролетариат России! Да здрав­ствует международная, все народы освобождающая социал-демократия!

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Как кубинские диссиденты запросились домой из Испании

Испанские власти видели такое количество демонстраций, что давно перестали обращать на них внимание. От правительства требовали всего на свете: от роста социальных расходов до изгнания короля и раздела страны на несколько независимых государств. Но...

Закрыть