Томас Санкара (Thomas Sankara — the Upright Man) — Леворадикал

Томас Санкара (Thomas Sankara — the Upright Man)

thomas-sankara

Редакция «Леворадикал.ru» подготовила перевод трех фильмов о Томасе Санкаре с английского и французского языков: «Thomas Sankara — the Upright Man» и две части «Capitaine Thomas Sankara». Они будут опубликованы в середине февраля 2013 года. В переводе участвовали: Анна Жигалова, А. Борисов, А. Зильберштейн, М. Борисова, Р. Силанов, С. Санкара, Ханов Алексей.

Ниже мы помещаем статью-биографию Т. Санкары.

«Впервые в своей жизни я видел, как люди рыдали на улицах. Сотни людей выходили на  улицы и рыдали. Когда их спрашивали, почему они рыдают, они отвечали, что только что узнали о смерти Санкары», — репортер Агентства «Франс Пресс».

Кто он, Томас Санкара? Кем он был? За что ему дали прозвища «африканский Че Гевара» и «самый бедный президент»? Почему он зная, что его убийство готовит его ближайший соратник так ничего и не сделал?

Историю о Санкара пытаются забыть. Пытаются скрыть все, что о нем напоминает. Но образ революционера все еще проблескивает сквозь грязь буржуазной истории, в которую его стараются втоптать. Убив его, они подарили ему бессмертие. Бессмертие в идее, бессмертие в примере, бессмертие в сердцах миллионов.

Санкара родился 21 декабря 1949 в маленькой деревне в Буркина-Фасо (тогда — Верхняя Вольта). Его отец был военным: работал медбратом в французской армии, участвовал во Второй мировой войне. Томас провел все детство  в Гаве, в лесной зоне между Кот д’Ивуаром и Ганой. И он очень удивил родных, когда поступил в лицей в 80 км от Гавы, в Бобо-Диулассо, втором по величине городе Буркина-Фасо.

Когда он приехал, то не был стипендиатом. Для Томаса это были трудные времена:
ему было негде жить. Его согласилась приютить у себя одна семья. И только на второй год он поступил в интернат и стал стипендиатом.

«Он хотел стать медиком, хирургом. Хотел получить стипендию для учебы, но кто-то другой занял его место, потому что имел связи. И тогда он посвятил себя военной карьере», — сообщает Бруно Жаффре, автор биографии Томаса Санкара.

В то время существовала «школа для сыновей офицеров», которая принимала учеников после девятого класса. А так как его отец был военным, то он воспользовался возможностью. В 19 лет Санкара поступил на военную службу. Там он сблизился с одним из лидеров левых Буркина-Фасо, марксистом-ленинцем, который работал учителем истории. А через год  Томаса отправили на Мадагаскар в школу офицеров в Анцирабе. Там молодой военнослужащий становится свидетелем двух народных восстаний против авторитарной политики президента Цирананы в 1971 и 1972 годах.

Пребывание на Мадагаскаре взбудоражило его мысли. Там зародились некоторые идеи будущих реформ. Он ездил к крестьянам, чтобы посмотреть, как они работали: какие инструменты и сельскохозяйственные методы использовали.

В 1972 году Томас Санкара возвращается в Верхнюю Вольту, а в 1974 отличается в приграничной войне против Мали. Позднее он назовет этот конфликт «бесполезным и несправедливым».

В 1976 году  Санкара возглавил тренировочный центр армейских коммандос в По на юге страны. В дальнейшем командовал подразделениями десантников и дослужился до звания капитана. Тут он познакомился с радикально настроенными младшими офицерами: Блезом Компаоре, Анри Зонго и Жаном-Батистом Букари Лингани. Вместе они создают тайную организацию «Группа офицеров-коммунистов».

В 80-е годы наступил первый военный режим в Верхней Вольте. Полковник Сае Зербо совершил государственный переворот. Он извратил конституцию и в итоге власть в стране захватили военные. В рамках своего правительства они предложили Санкаре стать министром. И в сентябре 1981 года Томас был назначен Государственным секретарём по информации. На первое заседание он приехал на велосипеде.

Но уже 21 апреля 1982 года во время своего выступления на международном симпозиуме он публично вышел в отставку сказав свою знаменитую фразу:«Несдобровать тем, кто затыкает рот своему народу». Эта фраза блеснула как вспышка молнии, Санкара стал известен.

Вскоре правительство Сае Зербо растеряло остатки доверия, и 7 ноября 1982 года Санкара участвует в новом военном перевороте. К власти вместе с молодым офицерством приходит командир Жан-Батист Уедраого. И в январе 1983 года Томаса Санкару назначают на должность премьер-министра.

Спустя два месяца, Санкара участвует во встрече в Бобо Диулассо. Там он произносит речь,  после которой обретает большую популярность в народе. По возвращении с этой встречи его арестовали вместе с другими офицерами — капитаном Анри Зонго и командиром Лангани. Капитану Блезу Компаоре удалось сбежать. Он присоединился к около-военному союзу, который в 1976 создал Санкара. Кампаоре объедил его под своим началом. И впервые в Буркина-Фасо отдельный город решил начать мятеж.

«Я помню то время. Каждый день были митинги: «Освободите Санкара!». Было жарко, всюду пахло слезоточивым газом. У правительства не осталось выбора. И под давлением общественности спустя несколько месяцев они освободили Санкару, Анри, Лангани и всех остальных офицеров. Это было время колебаний, странное время. Все ждали, что вот-вот что-то случится, но мы не знали, когда», — вспоминает артист из Буркина-Фасо Карлос Уедраого.

В то время Буркина-Фасо представляла собой часть бывшей французской колонии в Западной Африке. Уровень жизни местного населения был чудовищно низким. В соседнем, богатом ресурсами и усердно эксплуатируемом французами государстве – на Берегу Слоновой Кости (Кот-д’Ивуар) – её рассматривали в качестве поставщика дешёвой рабочей силы.

И 4 августа 1983 года прогремела революция. Военные и граждане из города По пошли в Уагадугу. Там к ним присоединились местные жители и вместе им удалось изменить свою страну.

«Революция произошла в такой небольшой и отсталой стране! Давно уже СССР перестал помогать революционным народам, давно уже Китай Мао Цзедуна перестал быть интернациональным. И мы самостоятельно захотели совершить революцию в такой маленькой стране! В Буркина Фасо!», — рассказывает Валер Соме, министр во время революции.

Когда Санкара пришел к власти, во французском Вителе прошла конференция с участием президента Франции Франсуа Миттерана и других африканских глав государств. Многие были обеспокоены слишком активной поддержкой идей революции в Буркина-Фасо со стороны своих граждан. Одним из таких реакционных лидеров был Феликс Уфуэ-Буаньи, президент Кот Д’Ивуара, государства, находившегося под влиянием Франции.

Для защиты революции в 1983 был создан Народный Революционный Трибунал (НРТ). Это напугало высший класс, даже несмотря на легкие приговоры. Виновным приходилось оправдывать себя публично по радио и по телевидению. Это означало их полный позор.

«Одним из возможных приговоров было отстранение от должности. Это означало, что приходилось работать бесплатно на общее благо. Или вы просто-напросто лишались государственных услуг», — говорит Жонас Савадого, пионер революции.

В 1984 году страна отказалась от колониального названия «Верхняя Вольта». Его заменили на «Буркина Фасо», что в переводе означает «родина честных людей».

Важным для продвижения революции Томас Санкара считал личный пример. Он жил на жалование армейского капитана, составлявшее $450 в месяц, а президентский оклад в $2000 перечислял в сиротский фонд. Одним из первых нововведений его правительства стало обнародование доходов и счетов всех госчиновников. Томас запретил устанавливать в своем кабинете кондиционер. Он говорил, что ему «стыдно перед людьми, которым недоступна такая роскошь», и отказался давать разрешение на развешивание своих портретов в публичных местах объясняя тем, что «у нас в стране таких, как я, семь миллионов».

«Если в составе делегации должно быть десять человек, мы пошлем четыре, если надо оплатить машину за 45 миллионов, мы оплатим машину за десять миллионов», — говорил Санкара.

Был продан весь правительственный автопарк, состоявший из «Мерседесов», вместо которых для нужд министров были приобретены «Рено 5» — самые дешёвые на тот момент автомобили в стране. Санкара урезал зарплаты чиновников, а также запретил им пользоваться личными шоферами и летать по авиабилетам первого класса.

Томас говорил: «Каким бы классом вы не летали – первым или экономом – когда самолёт приземляется, вы приземляетесь все вместе. Когда он взлетает, вы взлетаете все вместе. Так что нет нужды тратить деньги налогоплательщиков на шампанское в первом классе».

Он утверждал, что нужно учить людей, чтобы у них появилось самосознание,
чтобы они начали понимать, что идет им во вред и почему они находятся в таком положении. Поэтому после революции он начал строить народные театры.
В первый год после революции он построил первый театр в Уагадугу, потом — второй в Кудугу. У него были планы построить целую инфраструктуру во всех больших регионах Буркина-Фасо.

«И если я хочу личного удовольствия, хочу ли я наслаждаться один? Тогда я буду вовлечен в систему, и я брошу своих братьев. Но нет! Я человек, я продукт общества, и это общество дало мне все, что я имею сегодня: у меня есть долг благодарности по отношению к этому обществу, и, следовательно, интересы общества важнее всего! Я всего лишь инструмент на службе у счастья этого общества. И разве могу я предать его ради сомнительных благ? Нет! Это то, что выбрал Санкара!», — говорит Ра Бат, юрист и общественный деятель из Мали .

Продовольствие, жилье и здравоохранение стали приоритетными задачами. Когда африканцы страдали от множества заболеваний,  Санкара запускает кампанию по вакцинации от полиомиелита, кори и менингита. 2,5 миллиона людей были вакцинированы всего за одну неделю. Показатель детской смертности уменьшился вдвое. Впечатленная такой успешной кампанией, Всемирная Организация Здравоохрания шлет свои поздравления Санкаре.

«В течение четырех лет мы пытались создать медпункт в каждой деревне, а в то время в Буркина было 3000 деревень», — сообщает Жермен Питроипа, революционный комиссар.

В городах, где жители обитали в основном в трущобах, Томас Санкара развертывает программу по строительству нового жилья и восстановлению других частей города. А так как основное население жило изолированно друг от друга, то остро встала проблема передвижения. Санкара инициирует «Войну за рельсы». Благодаря этой программе по строительству дорог и ж/д путей, удалось соединить все регионы страны. Планировалось проложить ж/д пути от Уагадугу (столица) до магниевых рудников в нескольких сотнях километров на севере. Это был гигантский проект, и ждать финансовую помощь для него не было смысла. Для Санкары это было возможностю привлечь жителей страны к строительству.

«Во время колонизации наши ресурсы расхищались. Во время неоколонизации все в Африке оставалось по-прежнему. Наши ресурсы все так же расхищались. И в этот момент появился Санкара. В сложной ситуации, когда нам говорили «ничего нельзя сделать», «вы ничто», «вы ничего не стоите, ничего не можете», – пришел один человек! Он вышел из ниоткуда, это крайне важно: он является результатом осознания самого себя», — говорит Самба Тембели, общественный деятель из Мали.

Томас активно пропагандирует массовые спортивные занятия, приглашая каждого жителя заниматься спортом раз в неделю. Вместе с Блезом Компаоре, вторым человеком в правительстве, они подают всем пример. Вдвоем они принимают участие в коллективных занятиях спортом с армией, госслужащими и просто в деревнях. «В здоровом теле — здоровый дух», — говорит Санкара.

В Африке стоит одна из самых неотложных проблем в ее истории. Пустыня постоянно увеличивается. И Санкара первый президент, который  начинает кампанию против опустынивания. Первым на континенте он вместе со своим соратниками организует посадку нескольких миллионов деревьев. Он проводит акцию «Одна деревня — одна роща». За годы президентства Санкары были высажены 10 миллионов деревьев, остановивших расползание песков Сахары на юг.

«Его философия заключается в одной фразе. Санкара говорил, что у всех лидеров есть выбор, где бы они ни правили: либо правитель делится со всеми питьевой водой, либо он пьет шампанское. В этом весь Санкара! Он говорил, что он выбрал путь борьбы за то, чтобы все люди имели доступ к чистой питьевой воде, в то время как другие лидеры выбрали шампанское», — говорит Ра Бат, юрист и общественный деятель из Мали.

Томас лишил племенных вождей привилегий, отменил выплаты дани и обязательные отработки для крестьян. В ходе аграрной реформы земли, принадлежавшие феодальным землевладельцам, были перераспределены среди обрабатывающих их крестьян.

«Средний урожай пшеницы составлял 1.7 тонны на гектар. Уже в 1986 году в Буркина-Фасо собиралось свыше 3.8 — 3.9 тонн пшеницы с гектара. Голод остался в прошлом, и благодаря усилиям Томаса Санкары Буркина-Фасо добилось самодостаточности менее чем за четыре года. Согласитесь, такой результат не может не впечатлять», — говорит Жан Зиглер, профессор социологии в Женеве.

Санкара стал одним из первых глав государств мира, кто стимулировал борьбу за права женщин. Он запретил насильственные браки и пресёк неограниченную власть мужчин в семье.

«Восьмого марта в Женский День, Томас сказал, что все должно быть наоборот. Так как это был Женский День, то вместо походов на рынок, женщины должны оставаться дома, а мужчины идти за покупками вместо них. И они пошли. Мы смотрели как они покупают помидоры, и приправы, и прочие продукты для готовки. Это было здорово. Мы все смеялись, и мужчинам это тоже нравилось», — вспоминает Лидия Траур, учитель начальной школы.

На Саммите Организации Африканского единства (ОАЕ) Томас Санкара бросает вызов главам других государств. Он говорит о знаменитом «внешнем долге», о резком увеличении процентных ставок — проблеме, касающейся всех стран третьего мира. Он выдвинул обвинения против всех лидеров, которые унижают достоинство собственного народа, во имя старой системы доминирования Севера над Югом, а тем временем увеличивают свои личные богатства.

«Я бы хотел, чтобы на этой конференции было четко озвучено, что мы не можем выплатить долг. Не из чувства протеста, а для того что бы избежать уничтожения поодиночке. Если Буркина-Фасо единственная страна, которая откажется выплачивать долг, я не буду участвовать в следующей конференции. С другой стороны, если все поддержат… (аплодисменты) … И мы не говорим, что мы не должны платить по долгам, мы не отказываемся от своих обязательств или от своих слов. Просто мы не хотим иметь те же нормы морали, что и другие. Между бедным и богатым нормы морали не могут быть одинаковыми», — говорил Санкара на Саммите ОАЕ.

Позднее в интервью Томас говорил: «Мы считаем, что Франция проводит в Африке очень французскую политику. В знаменитом французском духе. В прошлом, французы, приходя в такую-то африканскую страну, преследовали две цели: они либо поддерживали конкретного лидера, какого-нибудь царька, либо свергали другого, неугодного им лидера.
С тех пор в политике Франции мало что изменилось».

«К примеру, для того чтобы убрать неугодного правителя, организовывали забастовки. До тех пор, пока 50%-60% бюджетов африканских государств обеспечивается бывшей метрополией, говорить о настоящей независимости, как политической, так и экономической, просто бессмысленно», — говорит Жан-Уиберт Базье, журналист.

Такая речь взбудоражила общественность. Санкара на весь мир произнёс с трибуны то, что хотя и знали, но боялись даже шепотом произнести главы других африканских государств. Все обратили внимание на Буркина-Фасо. «Я неоднократно слышал, что будучи буркинийцем, человек в любой стране гордо показывал свой паспорт с надписью «Родина или смерть», и все уважали его, отдавали честь», — вспоминает Карлос Уедраого, артист.

«Мы будем  в состоянии долга еще на 50, 60 лет, может больше. То есть, нас подвели к тому, чтобы скомпрометировать наши народы на 50 лет и более. Долг не может быть возвращен, во-первых потому, что если мы не заплатим, наши кредиторы не умрут, будьте уверены. И наоборот, если мы заплатим – мы сами умрем, в этом тоже будьте уверены», — говорил Санкара.

Томас пытался донести, что по-настоящему любить свой народ может только тот, кто любит другие народы. Он  часто говорил о взаимопомощи разных стран основанной на солидарности, а не на поиске личной выгоды. Выражая то, что должна быть такая помощь, которая позволит впредь обходиться без помощи. «В основе своей народные массы Европы не противоположны народным массам Африки. Те, кто хочет эксплуатировать Африку – это те же, кто эксплуатирует Европу. У нас общий враг», — говорил Санкара.

В 1986 году в Франции прошли парламентские выборы. Франсуа Миттеран разделил власть с правыми партиями. Жак Ширак, назначенный на пост премьер-министра, берет в свою команду Жака Фоккара, получившего прозвище «господин Африка» за свои неоколониалистские воззрения.

У французских консерваторов появляется возможность перехватить контроль над политическими делами Африки. Феликс Уфуэ-Буаньи, президент Кот Д’Ивуара, был одним из сторонников взаимодействия между Францией и африканскими странами в этом направлении. При помощи сети агентов влияния Фоккара, он хотел избавится от революционных идей, приходящих из Буркина-Фасо. Блез Компаоре стал активно взаимодействовать с Уфуэ-Буаньи.

«Когда мы говорили Томасу, что все меняется слишком быстро, он отвечал: «А вы думаете, мы тут надолго? Наши враги не позволят нам дойти до конца, так что нужно показать им все на что мы способны во всех сферах деятельности»», — говорит Жермен Питроипа, революционный комиссар.

«Мы разговаривали о Че Геваре. И я сказал: «Слушай, восьмого октября будет двадцатилетняя годовщина со дня убийства Че Гевары» Мы проговорили всю ночь о Че и о годовщине его смерти. И вдруг, я очень хорошо это запомнил, он посмотрел на меня и сказал: «Он умер в 39. Доживу ли я до 39, как он?»», — вспоминает  Жан Зиглер, профессор социологии в Женеве.

Санкаре  сообщают, что Блез Компаоре начинает терять терпение и готовит убийство. Но Томас сказал им: «Знаете, в жизни каждый должен жить, не заботясь о смерти, потому что, проживая жизнь, мы не знаем смерти, а в смерти мы больше не помним, что пережили и не понимаем, что мертвы; наша встреча со смертью – это одно мгновение просветления. Так оставим тем, кто нас любил, возможность оплакать нас и сожалеть о нас». И он вернулся к работе. Для него смерть и жизнь шли рука об руку.

Капитан Бухари Каборе лично обратился к Томасу, прося его позволить навести порядок,— что означало арестовать Блеза Компаоре, так как Компаоре готовит его убийство. «Он мне ответил: «Нет! Друга нельзя предавать». Я возразил: «Но дружбы больше нет. Планирование убийства не может быть оправдано. «Он сказал: «Это неправильно. Мы не из тех, кто предает. Это они могут предать»», — рассказывает Бухари Каборе.

15 октября 1987 года Томас Санкара был застигнут врасплох. Члены личной охраны Блеза Компаоре ворвались и открыли огонь. Тело Санкары разрезали на куски и ночью в спешке закопали. На следующий день Компаоре объявил себя президентом. Выступая перед иностранной прессой, он пытается реабилитировать себя. «Я потерял друга. Мне жаль. Очень жаль», — говорил Кампаоре.

Санкара обвинили в том, что он разбогател, находясь у власти. Его семья подверглась травле. В доме проходили обыски, которые, однако, оканчивается ничем. Санкара умер так же, как и жил. С пустыми карманами. Его личное имущество состояло из старого автомобиля «Пежо», купленного до прихода к власти, холодильника со сломанным морозильником, трёх гитар и четырёх велосипедов.

Революционный комиссар Жермен Питроипа говорит: «После наступления регресса, я виню его за то, что он пожертвовал собой так рано. Нам еще столько нужно было сделать. И он не понимал, что его жертва, она, конечно, придала футуристическое направление его существу, но эта жертва. На деле он пожертвовал и многими другими людьми, потому что революция остановилась, и многие люди испытали это на своей шкуре, хотя и не хотят это признавать. Есть вещи, которые уже не осуществятся без его присутствия. Но, да, он был человек страстный, и когда я говорю, что виню его, я виню его потому, что надеюсь, что однажды мы каким-нибудь образом встретимся и я ему скажу, что было слишком рано…Слишком рано становиться историей».

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Против национал-коммунизма!

Закрыть