Обороняться или наступать? | Леворадикал

Обороняться или наступать?

Отличную статью написал Ферберов. Ознакомиться с ней можно на центральном сайте РКРП, «Грустно, девицы…» от 02.03.2012. Эмоциональность в политике играет злую шутку с истеричками. Злоба оборачивается для экономистов выбалтыванием ценных признаний. Развитие рабочего движения в России требует отдельного рассмотрения, здесь мы вынуждены ограничиться некоторыми общими замечаниями.

Ферберов обвиняет нас в подтасовках. Оппортунисты бесятся и злобствуют, когда их собственные мысли доводятся до логического вывода. Ферберов утверждает, что РКРП желает «разоблачить» КПРФ и СР своим торгом с ними. «Они не поддержат наши требования, значит они не социалисты». Но что это за требования? Поддержать рабочую борьбу. СР поддерживает рабочую борьбу, этому есть масса практических подтверждений, что не делает эсеров социалистами, как не делает лейбористов революционерами тот факт, что они контролируют, поддерживают и развивают профсоюзную борьбу в Англии. Доведя мысль экономистов до логического вывода мы получим следующее: «Если КПРФ и СР поддержат рабочую борьбу деньгами и влиянием, значит они социалисты» или «кто поддерживает рабочую борьбу, тот социалист». Но сказав «а», Ферберов и его товарищи боятся сказать «б».

Какова же дискуссионная чистоплотность самого Ферберова? Очень просто сфальсифицировать, перевернуть слова оппонента и критиковать удобные формулы. Ферберов приписывает нам отрицание экономической борьбы. Речь, однако вообще не идёт об экономических формах борьбы, речь о политической борьбе. Это сложно понять тюлькинцу, хвастающему особым и исключительным пониманием марксизма, но это поймёт любой сколько-нибудь честный рабочий. «Как это, речь не об экономической борьбе!» — закричат нам, и вслед за этим истерическим выкриком последует словесный понос оскорблений, которыми тюлькинцы латают логические дыры в своих «ужасно марксистских» посланиях. Речь идёт о политической борьбе рабочей партии, о соотношении тактики и стратегии. РКРП никогда не забрасывает, никогда не пренебрегает политической борьбой. РКРП подчиняет политическую борьбу пролетариата экономической борьбе. РКРП выдаёт политическое поведение тред-юниона за поведение марксистов по отношению к профсоюзам. Разве профсоюзные боссы, вожди рабочей аристократии в Европе аполитичны? Нет, они функционеры «социалистических» рабочих парий. Они используют политику для укрепления собственных позиций и позиций профсоюзов, для осуществления реформ, выгодных рабочему классу. Решительно непонятно, чем лейбористы не социалисты и не революционеры, ведь по логике РКРП лейбористы в Англии, Социалисты во Франции, Левые в Германии — буквально революционные коммунистические партии. Они контролируют и укрепляют всячески рабочую борьбу, боевые «классовые профсоюзы» (неясно только, какими ещё могут быть профсоюзы, кроме как классовыми?).

Компартия Франции революционно разменяла всеобщую стачку 1968 года на значительные экономические уступки. Отчего-то из десятимиллионной стачки французского рабочего класса не выросло само собою вооружённое восстание. Не в том ли дело, что у руля коммунистического и рабочего движения находились тюлькины и ферберовы, которые как дымовой завесой пользовались криками о «необходимости экономической борьбы», когда профсоюзные боссы сливали революционный подъём в отхожую яму реформизма.

Подпишитесь на нас в telegram

Надо ли увеличивать удельный вес профсоюзов? — задаёт вопрос Ферберов. Надо, ответим мы. И именно для того, чтобы удельный вес профсоюзов вырос в ближайшем будущем мы должны не разменивать всякий политический кризис на временные уступки и сговор с казёнными социалистами, а всячески углублять кризис и звать к политическим выступлениям. Непонятно экономисту, как политическая агитация может опережать экономическую, ведь нас пытаются убедить, будто из экономической борьбы вытекает сама собою борьба политическая, но никак не наоборот. «Во времена давно, давно прошедшие (год тому назад!..) «Раб. Дело» писало: «Ближайшие политические требования становятся доступными для массы после одной или, в крайнем случае, нескольких стачек», «как только правительство пустило в ход полицию и жандармерию» (№ 7, стр. 15, август 1900 года). Эта оппортунистическая теория стадий в настоящее время уже отвергнута Союзом, который делает нам уступку, заявляя: «нет никакой необходимости с самого начала вести политическую агитацию только на экономической почве» («Два съезда», стр. 11). Будущий историк русской социал-демократии из одного этого отрицания «Союзом» части своих старых заблуждений увидит лучше, чем из всяких длинных рассуждений, до какого принижения доводили социализм наши «экономисты»! Но какая же наивность была со стороны Союза воображать, что ценой этого отказа от одной формы сужения политики нас можно побудить согласиться на другую форму сужения! Не логичнее ли было бы и тут сказать, что экономическую борьбу следует вести как можно более широко, что ей всегда следует пользоваться для политической агитации, но «нет никакой необходимости» считать экономическую борьбу наиболее широко применимым средством для вовлечения массы в активную политическую борьбу?» пишет Ленин в «Что делать?». Между прочим в этом году — 110-летие написания этой великолепной марксистской работы, которую тюлькинцам следует читать и перечитывать почаще. О чём говорят нам слова Ленина? Они говорят прежде всего о том, что экономическая борьба не обязательно предшествует борьбе политической. Более того, экономическая борьба может следовать за политической борьбой. Посмотрите, как удобно Ферберову занять ультралевую позицию, чтобы его изложение выглядело сколько-нибудь логичным. От оппортунизма его отшатнуло к анархизму. «Для нас ясно, что НА ДАННОМ ЭТАПЕ (а статья привязана по смыслу к тактике на этапе выборов) пока победу настоящей (а не игрушечной) оппозиции и свержение власти монополий ожидать не приходится», — эта другая сторона «антимарксизма» (по выражению Ферберова) дополняет собою экономистскую болтовню. Выходит, что пока массы сами собою, стихийно, не выйдут на свет божий с развитым самим собою коммунистическим сознанием, РКРП откажется поддержать всякое оппозиционное движение (тем более страшно, заметим в скобках, нынешнее оппозиционное движение для тюлькинцев, что это движение внепарламентское…) Ферберов не понимает, что его послание направлено не только против самостоятельной коммунистической политики рабочего класса, но и против наилучшего условия развития профсоюзной борьбы в современной России. Сейчас полицейский государственный аппарат давит рабочую борьбу на корню, а пролетариат запуган в первую очередь политическим всевластием капиталистов. Подъём демократического движения, углубление и развитие этого движения неизбежно обеспечит лучшие условия для подъёма экономической борьбы пролетариата, чем формирование «забастовочного фонда» ценой продажи рабочих в политическое рабство казённым социалистам.

Восстановление на новом этапе экономистской «теории стадий» у Ферберова поражает своей откровенностью. Он цитирует Ленина об этапах борьбы в России на рубеже XIX и XX веков. Нас пытаются убедить, будто эта последовательность форм борьбы обязательна на все времена. Вот как пишет Ленин в той же статье, которую Ферберов не называет (не потому ли, что стащил цитату у другого нашего критика Тер -саркисяна?): «Какие основные требования должен предъявить всякий марксист к рассмотрению вопроса о формах борьбы? Во-1-х, марксизм отличается от всех примитивных форм социализма тем, что он не связывает движения с какой-либо одной определенной формою борьбы. Он признает самые различные формы борьбы, причем не «выдумывает» их, а лишь обобщает, организует, придает сознательность тем формам борьбы революционных классов, которые возникают сами собою в ходе движения. Безусловно враждебный всяким отвлеченным формулам, всяким доктринерским рецептам, марксизм требует внимательного отношения к идущей массовой борьбе, которая с развитием движения, с ростом сознательности масс, с обострением экономических и политических кризисов порождает все новые и все более разнообразные способы обороны и нападения. Поэтому марксизм безусловно не зарекается ни от каких форм борьбы», и далее — «марксизм требует безусловно исторического рассмотрения вопроса о формах борьбы. Ставить этот вопрос вне исторически-конкретной обстановки значит не понимать азбуки диалектического материализма. В различные моменты экономической эволюции, в зависимости от различных условий политических, национально-культурных, бытовых и т. д., различные формы борьбы выдвигаются на первый план, становятся главными формами борьбы, а в связи с этим, в свою очередь, видоизменяются и второстепенные, побочные формы борьбы. Пытаться ответить да или нет на вопрос об определенном средстве борьбы, не рассматривая детально конкретной обстановки данного движения на данной ступени его развития — значит покидать совершенно почву марксизма» («ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА»). Сущность экономизма состоит в том, что экономисты всегда выдвигают экономические формы борьбы как исходную точку политической борьбы пролетариата. При этом политическая борьба пролетариата экономистами понимается как приспособление политики к потребностям профсоюзной бюрократии, к стремлению части рабочего класса, рабочей аристократии, ограничиться реформами и при том экономическими реформами.

Это лишь одна сторона вопроса. Отдельного рассмотрения требует вопрос о самостоятельных политических выступлениях коммунистов и их плетении в хвосте либералов, которое само по себе является оборотной стороной экономизма (экономическая борьба рабочим, политическая либералам). Отчасти мы уже дали анализ этого вопроса в декабрьских статьях*.

***

«Это одна из наиболее слабых форм борьбы, это не наступление, а оборона, глухая оборона. И к обороне прибегают вынужденно, когда сложившееся соотношение сил не позволяет пока перейти в наступление», — рассказывает «марксист» Ферберов о тактике бойкота. Нам непонятно, какой «марксизм» так гневно и злобно защищают тюлькинцы.

«Теперь левое крыло самой буржуазной демократии выдвинуло вопрос о прямой и непосредственной борьбе с Думой путем бойкота, и мы должны употребить все усилия, чтобы помочь этому более решительному натиску. Мы должны ловить буржуазных демократов, освобожденцев, на слове; распространять как можно шире их «петрункевичевские» фразы об обращении к народу, изобличать их перед народом, показывая, что первой и самой маленькой проверкой на деле этих фраз явился как раз вопрос, бойкотировать ли Думу, т. е. обратиться с протестом к народу, или принять Думу, т. е. отказаться от протеста, пойти еще раз к царю, принять издевательство над народным представительством» («БОЙКОТ БУЛЫГИНСКОЙ ДУМЫ И ВОССТАНИЕ»), — вот как Ленин относится к тактике бойкота. Он не считает её «оборонительной», он как раз в момент наступления зовёт к этой тактике. Тактика бойкота не «слабая» и не «оборонительная». Эта тактика «оборонительная» с точки зрения парламентского кретина, не допущенного к легальному одурачиванию рабочего класса. Бойкот — тактика защиты революционного подъёма от хомута буржуазного очень «демократического» обмана.

Впрочем Ферберов только подтвердил наши слова о том, что для РКРП тактика бойкота является вынужденной, что РКРП ориентируется на торг с Путиным посредством КПРФ и СР, что РКРП стремится как можно выгоднее для рабочей аристократии и «чисто рабочего» движения разменять текущий демократический подъём и политический кризис.

* «Ещё раз о нетерпении и теоретических аргументах мелкобуржуазных р-р-революционеров», «Партия жуликов и воров? Нет, партия капиталистов!», «Леворадикалы и политический кризис в России», «За какую демократию борется пролетариат «

Другие записи из рубрики...

2 комментария

  1. Наталья:

    За многословием нет сути. Очень просто сфальсифицировать, перевернуть слова оппонента и критиковать удобные формулы. Это же можно сказать и по поводу данной статьи. Борьба идей идет в любой организации в том числе и в РКРП.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Греция: марксисты добились значительного успеха на профсоюзных выборах

Шаг вперед к изменению баланса сил в пользу классовых сил сделали трудящиеся города Пирей, где находится крупнейший порт страны, а также значительных профсоюзных федераций — строительной и пищевой. Трудящиеся проголосовали за избирательные списки, поддерживаемые...

Закрыть