КПГ или СИРИЗА? — Леворадикал

КПГ или СИРИЗА?

Современная эпоха — это эпоха империалистическая. Она была таковой и в начале ХХ века. В нашу эпоху мы находим нередко ту же группировку в социализме, каковая была сто лет назад именно в силу сохранения экономической системы загнивающего капитализма. В этом смысле мы являемся счастливцами, мы обладаем бесценным опытом целого ряда революционных движений и в первую голову партии большевиков.

На сегодняшний день Греция идёт в авангарде рабочего движения мира за счёт наиболее сильной и наиболее сплочённой партии рабочего класса — высшей формы организации пролетариата. Эта партия — КПГ — подвергается бешеным нападкам не только со стороны крупной и империалистической буржуазии, она становится целью целого течения — интеллигентского течения — претендующего на марксизм. Это течение повторяет в очень большой степени опыт русских ликвидаторов, выступавших против большевистской партии в 1912-1914 году. У СИРИЗы и её русских апологетов мы находим весь тот арсенал, с которым шли в поход ликвидаторы против РСДРП: здесь и обвинения в «сектанстве», требование «единства рабочего класса», война с «тремя китами» и т. д. Большевистская партия выдержала, выдержит эти нападки и КПГ. Наша задача состоит прежде всего в том, чтобы дать бой местным интеллигентским «течениям», которые солидарны в своей поддержке СИРИЗы и своей атаке на КПГ.

В «Детской болезни «левизны» в коммунизме» Ленин написал замечательные слова об эсерах и их отношении к СДПГ: «социалисты-революционеры» видели «левизну» в том, чтобы хихикать над небольшими сравнительно оппортунистическими грехами немецкой социал-демократии на-ряду с подражанием крайним оппортунистам этой же партии». Эти слова нужно выучить наизусть всем русским критикам КПГ. Партия, тем более рабочая партия, есть всегда сложный механизм, если это не горстка интеллигентов, считающих себя партией и подчиняющих в конечном итоге всю свою деятельность интересам тех или иных групп буржуазии. Как сложный механизм и как аппарат целого класса партия становится ареной борьбы различных направлений, какой бы режим не царил в партии. Всегда партия, деже если она молода, воспринимает те или иные традиции революционного и рабочего движения. Она как крупное политическое явление не может быть идейно «чиста», она всегда вынуждена преодолевать наследие предыдущей эпохи. КПГ есть пролетарская партия, но это, вместе с тем, «старая» коммунистическая партия. Вместе с революционными традициями эта пролетарская организация впитала тяжёлое наследие 30-х годов. Как вирус лихорадит до сих пор партию то, что поразило её около 80 лет назад. Как в таком случае должны ставить вопрос марксисты? — Справляется ли партия с преодолением такого наследия? В какую сторону она эволюционирует?

КПГ не является «идеальной» пролетарской партией с точки зрения умозрительной, т. е. с точки зрения болвана-интеллигента, считающего себя марксистом. Партия есть продукт борьбы классов, как и государство. РСДРП так же не была «идеальной» с этой точки зрения, но в соотношении классовых сил она занимала всегда объективно крайне левый фланг, выражая на каждом новом этапе борьбы интересы пролетариата.

В очередном антикоммунистическом опусе, направленном представителями одного из тоже-марксистских «течений» против КПГ, именно в статье Габриэль Д’Анжели «KПГ и греческая революция», опубликованной недавно в электронном органе российской секции ММТ* «Враг капитала», мы можем подчеркнуть практически весь набор обвинений, совершенно идентичных с обвинениями против КПГ других (не сомневайтесь даже, что других и непременно решительно различающихся между собой) интеллигентских «течений».

Прежде всего автор напоминает нам об «исторических корнях» КПГ. Автор обвиняет КПГ в проведении сталинской политики «Народного фронта». Как же теперь относится КПГ к тактике народного фронта? Этот вопрос автор не ставит. В статье отдела международных отношений ЦК КПГ «Между двумя жестокими схватками» мы читаем: «Что касается политики союзов, наша партия накопила огромный исторический опыт! В антифашистской борьбе она руководила крупным вооруженным фронтов и внесла неизмеримый вклад в народную борьбу. Однако в тот период партия не смогла разработать стратегию превращения антифашисткой борьбы в борьбу за свержение буржуазной власти. КПГ создала «левые» союзы в 50е и 80е годы. Из этого опыта она извлекла ценные выводы и ни в коем случае не намерена совершить подобные ошибки.»

Итак, это определённая постановка вопроса. КПГ успешно преодолела опыт «Народного фронта». Партия на практике пошла против «сталинизма». Её критики на практике повторили и повторяют очень часто опыт «сталинской школы фальсификаций».

Следующая часть статьи Д’Анжели посвящена классовым корням КПГ. В отличие от русских тоже-марксистских болтунов, греческие не могут не признать пролетарского характера КПГ. В то же время, в отличие от русских болтунов, греческие не могут не признать непролетарского характера СИРИЗа. Вот что пишет представитель «другого» (не сомневайтесь!) «течения» Никос Анастасиадес (КРИ-Греция) «Другая слабость партии в том, что она не имеет прочных связей на рабочих местах и в округах. Была попытка организовать перед выборами собрания на местах, и некоторые мероприятия посещало значительное число людей, но решения принимала верхушка СИРИЗЫ».

Пролетарский характер КПГ определяет и наше отношение к этой партии. Троцкий, которого к месту и не к месту упоминают всякого рода тоже-марксисты (не умея быть учениками Троцкого в тех случаях, когда он выступал с действительно марксистских позиций) никогда не ставил крест на ВКПБ. «Левая оппозция» вплоть до образования 4 интернационала рассматривала себя как фракцию внутри ВКПБ, отсюда и самоназвание «оппозиция». Но и после формирования 4 интернационала к ВКПБ у Троцкого было совсем не такое отношение, как у современных интеллигентских «течений» к КПГ.

Основным фетишем интеллигентских критиков КПГ является «единство левых сил». Чтобы выяснить отношение большевиков к такому «единству» всякому сознательному рабочему достаточно изучить 24й и 25й тома собрания сочинений Ленина. Итак, как мы указывали, ликвидаторы, представлявшие из себя сборище тоже-марксистских течений, в 1912-1914 году выдвигали против большевиков требование единства левых сил, доходившее до требования объединения с партией «Социалистов-революционеров». Отвечая на это требование, Ленин писал в своей работе «О рабочем единстве»:

«Единство необходимо для рабочего класса. Единство осуществляется лишь единой организацией, решения которой не за страх, а за совесть проводятся всеми сознательными рабочими. Обсудить вопрос, высказать и выслушать разные мнения, узнать взгляд большинства организованных марксистов, выразить этот взгляд в заочном* решении, добросовестно исполнить это решение — вот что везде в мире, среди всех разумных людей называется единством. И такое единство бесконечно дорого, бесконечно важно для рабочего класса. Разрозненные рабочие — ничто. Объединенные рабочие — все» и далее «Они(ликвидаторы — ред.) кричат о «единстве», обходя, что именно ликвидаторы, будучи в заведомом меньшинстве среди сознательных рабочих, как раз и нарушают единство, срывая волю этого большинства»

СИРИЗА, представляя заведомо меньшинство рабочих, срывает волю большинства сознательных рабочих, объединенных в свою пролетарскую партию — КПГ.

В другой статье «Единство рабочих и «течения» интеллигентов» Ленин приводит рабочую корреспонденцию из газеты «Путь Правды»: «На самом деле, возьмем такой пример. Допустим, мы видим двух человек, азартно спорящих по вопросу, касающемуся самих нас, и нам эта ссора неприятна, и мы желаем ее прекратить. Что мы в таком случае должны сделать? Ясно, как день: разобраться, кто более прав, и встать на его сторону, и тогда неправый убедится в его ошибке или, если он не может понять своей ошибки, то истощится силами и прекратит спор. Но если мы будем поддерживать и поощрять того и другого, то спору не будет конца» — так писали рабочие-большевики в начале 20 века. Мы можем только удивляться, на сколько малообразованные, задавленные тяжёлой работой наёмные рабы прошлого столетия лучше понимают политику, чем умнейшие и образованнейшие тоже-марксисты нашего времени…

Дальше очередной разоблачитель КПГ ругается по поводу того, что партия де выдвигает «нечёткие» требования, говорит о какой-то «народной власти», о «свержении режима», называя это «общими словами». «Партийная пропаганда концентрируется на «программе-максимум», чуждой реальным условиям жизни греков, и и по любому поводу призывает к «власти народа» — так пишет Д’Анжели в начале 21 века про греческую марксистскую партию. А вот как Ленин век назад разоблачал одного из ликвидаторов — Седова -в своей знаменитой статье «Марксизм и ревизионизм»:

«Ликвидатор Седов, сводя заявления всех ликвидаторов, писал, что из «трех китов», выставляемых марксистами, два не подходят сейчас для агитации. Он оставлял 8-часовой рабочий день, который, теоретически, осуществим как реформа. Он устранял или отодвигал именно то, что выходит из рамок реформы. Следовательно, он впадал в самый явный оппортунизм, проводя как раз ту политику, которая выражается формулой, что конечная цель — ничто. Это и есть реформизм, когда «конечную цель» (хотя бы по отношению к демократизму) отодвигают подальше от агитации». Итак, ликвидаторы считали, что лозунги большевиков «несвоевременны», а критики КПГ говорят, что «программа-максимум»… чужда условиям жизни греков. Не одно ли это и тоже? Ясно, что это одно и тоже.

Д’Анжели приходит к выводу, что КПГ является центристской партией. С этим понятием — центризм — сегодня обходятся совершенно неприлично. Его смысл искажается. Грубое обращение с таким объёмным понятием приводит к совершенно неверным теоретическим выводам очень и очень многих марксистов. Что же такое центризм?

В своей статье «Что такое центризм?» Троцкий указывал: «В корне ложно думать, будто понятие «центризма» определяется геометрически или топографически, как в парламентах. Политические понятия для марксиста определяются материальными, а не формальными признаками, т.-е. классовым содержанием идей и методов». Итак, в корне ложно думать, будто центризм есть нечто «среднее» и «половинчатое». Ленин характеризовал центризм как социализм на словах, оппортунизм на деле. Но что это значит прежде всего? Речи центристов часто очень сложно отличить от речей марксистов. В частности, в период первой мировой войны течение центризма солидаризовалось с Циммервальдом, призывало к созданию 3 Интернационала и вообще много много его представители корчили из себя интернационалистов. Но на практике все эти речи заканчивались призывом к «сохранению единства рабочего класса», т. е. сохранению единства с… социал-шовинистами. Сам Троцкий был ликвидатором в 1912 году. Его знаменитый «августовский блок» на всегда войдёт в учебники революции как образец центризма. За что критиковал Ленин Троцкого в этот период? Отнюдь не за теоретические ошибки. Речь шла в первую голову о том, что Троцкий, будучи марксистом, призывал к единству с ликвидаторами, пытался склеить рабочую партию из антимарксистских интеллигентских течений. Сам Троцкий признал свою ошибку, во всяком случае на словах, его последователи (вернее сказать, люди, желающие слыть его последователями), повторяют дореволюционные ошибки Троцкого. Одной из важнейших характеристик центризма является пропаганда представителями этого течения «единства левых сил».

КПГ и СИРИЗа представляют из себя развитые формы пролетарского и мелкобуржуазно-интеллигентского течений. Первое течение — это марксистское течение, объединяющие передовых рабочих, второе — течение интеллигентов, желающих считаться за марксистов и диктовать рабочим сверху. Сознательным рабочим России следует обратить самое пристальное внимание на Грецию, чтобы выяснить очень и очень много о собственном движении и его перспективах. Русские апологеты СИРИЗа, сторонники «единства левых сил», не могущие объединить (прямо как ликвидаторы сто лет назад!) даже свои многочисленные «течения», желают стать во главе рабочего движения России, диктовать рабочим сверху свою волю. Эти же господа сеют в рабочем классе иллюзии на счёт анархистов, пропагандируя тот обывательский взгляд, будто анархизм и социализм есть близкие и почти идентичные учения, различающиеся только в постановке вопроса о государстве. Никакого доверия интеллигентским «течениям» у рабочего класса быть не должно. Только самостоятельное изучение вопросов теории и практики, только выяснение кто же из спорящих прав, а не поддержка бесконечного спора под благовидными предлогом «единства левых сил».

Другие записи из рубрики...

4 комментария

  1. Занятно… КПГ или Сриза, КПРФ или РОТФ? КПГ лучше Сиризы, это ясно. На доказательство этого довольно очевидного положения дел тов. Молотов не пожалел печатных строк.

    При этом тов. Молотов совершенно обходит стороной вопрос отношения КПГ и государства. Из того, что КПГ левее, Сиризы вовсе не следует тот факт, что КПГ — революционная партия.

    • КПРФ — это не СИРИЗА, а РОТФ — не КПГ. Вопрос о том, кто «левее» даже не ставился.

      каково же отношение КПГ и государства? в ряде рабочих районов, где особенно сильно влияние партии, полиция даже не появляется, там поддерживают порядок дружины ПАМЕ. Партия не подчиняется ряду государственных законов и ничего с этим поделать не могут. Вот каково отношение КПГ и государства.

  2. Товарищ Молотов обходит вопрос и о товарисче Троцком как лидере ликвидаторов и прежде всего ликвидации ленинского крыла РСДРП (б). Подробнее можно почитать здесь http://istor-vestnik.org.ua/177/

    Ну и вот этот только сегодня выложенный материал по одному из аспектов истории РСДРП (б) http://istor-vestnik.org.ua/5248/

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Университетская реформа и революция

Закрыть