Бертольд Брехт. Чтение на несколько минут — Леворадикал

Бертольд Брехт. Чтение на несколько минут

Иногда, обычно тихими вечерами, когда вокруг красота и покой, мелькнет вдруг мысль о том, что где–то, в далекой стране, убивают друг друга тысячи людей — таких, как мы, — что где–то далеко–далеко, на суше и на море, разыгрываются гигантские сражения, в которых гибнут тысячи людей, гибнут не по своей воле, мучительно, буквально раздираемые болью.

3 сентября 1914 года

***

На Цойгхаусплац — кучка женщин. Это фабричные работницы, бедно одетые, с бледными, хмурыми лицами. В глазах — глубокая озабоченность. Некоторые с детьми. Все подавленно молчат. Над маленькой толпой витает что–то жалобное, скорбное. По угрюмому выражению лиц видно, что женщины стыдятся — да, стыдятся стоять вот так, выпрашивая подаяние. Но разве они виноваты в том, что им нечего есть, потому как кормильцы воюют и, быть может, гибнут там, на фронте… Вот только за кого? За нас?.. Во всем уже чувствуется нужда. На одних фабриках уволена часть женщин, на других — все. Семьи солдат брошены на произвол судьбы. И вот они стоят здесь: беззащитные, голодные…

18 сентября 1914 года

***

Весна — пора грязи и родов. Надежда избавиться от ишиаса, клопов и национал–социализма.

Финляндия, 1941

***

Вначале все просто, наивно, свежо. Двадцатилетний стремится постичь космос. Таким он и должен быть. С естественным красноречием он говорит и пишет о простых, надежных вещах. Некоторую патетику он умеряет смачными непристойностями. О, эта уверенность непобежденного и отвага непосвященного! И вдруг — ошибки, хотя все точно рассчитано. Вещи меняют облик или становятся недосягаемыми. О, самонадеянность впервые побежденного!

1921

***

Люблю поливать сад. Как все–таки политическое сознание влияет на все эти будничные занятия! Иначе откуда опасение, что какой–то кусочек лужайки можно пропустить; что вон тому растеньицу достанется меньше, чем положено, или вообще не достанется ни капли; что старое дерево можно просто обойти, ведь оно еще крепкое. В воде нуждается все живое, будь то чертополох или огурец. И на земле увидишь столько зеленого, если, конечно, начнешь поливать…

Подпишитесь на нас в telegram

Америка, 1942

***

Я не говорю о плотских радостях, хотя рассуждать о них можно было бы до бесконечности, не говорю о влюбленности, которая еще меньше нуждается в объяснениях. Этих двух явлений миру хватило бы, однако любовь требует отдельного рассмотрения, ибо она равнозначна производству, изменяя любящих и любимых — как в хорошую, так и в дурную сторону.

***

Послал в “Readers Digest” (тираж около 3,5 миллионов) для рубрики “Незабываемая личность” заметки о Гитлере. Тут же вернули. Узнал от Фейхтвангера, что то же самое случилось со статьями Томаса Манна и очень популярного здесь Верфеля. Журнал бросил на разборку “самотека” с полдюжины ушлых экспертов. Один проверяет, достаточно ли коричневого цвета материал, другой — шибает ли в нос, третий — не осталось ли чего–то непереваренного, и т. д. Вот такой жесткий контроль качества, прежде чем очередное дерьмо отправят в набор.

Америка, 1942

***

В стране еще жутковато. Приехав недавно с молодыми сотрудниками литотдела в Буков, сидел вечером в павильоне, они же работали в своих комнатах или собирались там поболтать. Десять лет назад, вдруг подумалось мне, все трое, что бы из моих сочинений они ни читали, тут же сдали бы меня, окажись я среди них, в гестапо…

Берлин, 1954

***

Судьба человека — сам человек.

***

Классики жили в самые мрачные и кровавые времена. Они были самыми веселыми и оптимистично настроенными людьми.

***
В третьем рейхе художнику приходится выбирать одно из двух: искусство творить или искусство оставаться в живых.

Около 1935

***

Австрийские железнодорожники добиваются от правительства удовлетворения своих требований не забастовками, а пунктуальнейшим выполнением всех правил технической эксплуатации (обычно они этого не делают), в результате чего поезда вообще больше никуда не отправляются и никуда не приходят.

***

Убить человека можно по–разному. Можно воткнуть нож в живот, лишить хлеба, не лечить от болезней, дать плохое жилье, нагрузить непосильной работой, довести до крайней степени отчаяния, послать на войну и так далее. Некоторые из этих способов в нашем государстве запрещены.

***

Когда банды, забравшие власть в правительстве, ведут империю к пропасти, людям, предрекающим скорый конец, мало верят по следующим причинам.

Огромные империи кажутся незыблемыми уже благодаря величине их территории. В повседневной жизни тоже все идет своим чередом: булочники продают хлеб, книги печатаются, газеты выходят, браки заключаются, умерших хоронят, дома строят. Тут еще действует трезвый рассудок. Не слишком внимательно наблюдая за происходящим, человек надеется, что все это разумное, устоявшееся, привычное остановит правителей с их бредовыми планами. Бредовые планы обретают меж тем видимость осуществимого, даже разумного.

***

Мне известно число борцов Сопротивления, уничтоженных в третьем рейхе. Оно огромно. Тут погибло больше людей, чем во Франции и Норвегии. Тут сражалось больше людей, чем в британской и американской армиях. Я называю эти цифры где только могу. Но я знаю также, что борцы Сопротивления, оставшиеся в живых, не отваживаются сегодня рассказывать о своих подвигах, опасаясь, что их объявят изменниками и предателями. Мне стыдно говорить об этом. Не знаю почему.

1948

***

Давайте какое–то время не будем больше говорить о народе .

Давайте говорить о населении.

1948

***

В наше время инородцев высылают из страны, считая таковыми всех, чьи предки когда–либо жили вне ее пределов, а посему трудно отделаться от впечатления, что изгнать хотят как можно больше, а не как можно меньше людей.

***

Когда Германия будет объединенной — все знают, что это произойдет, никто не знает когда, — не война будет объединять ее.

Предположительно 1956

О деньгах и делах

Войны будут, пока хоть один человек сможет заработать на них!

1949

***

Чтобы литературные произведения входили в ящик стола, их надо подвергать обрезанию. В кино я видел, как Чаплин укладывал вещи в чемодан. Все, что после отчаянных усилий осталось снаружи — обшлага и целые штанины, — он просто отхватил ножницами.

***

Когда в человеке иссякает интерес к литературе, он пропал.

1921

***

Подлинное искусство нищает вместе с массами и с ними же вместе богатеет.

1939

***

Свобода воли — капиталистическое изобретение!

1920

***

Знать правду — значит знать: что кому выгодно.

***

Умнейшие головы стремятся не к познанию истины, а к тому, чтобы узнать, как с помощью лжи получить выгоду. И слышать аплодисменты они хотят не от самих себя, а от своего чрева.

***

Пока на Земле существуют особи, наделенные интеллектом, вопрос будет стоять только так: кто кого сожрет?

“Неандертальцы”, неоконченная пьеса

***

Не следует возмущаться симптомами, если опасаешься — и не без оснований — выступать против самих явлений.

Около 1955

***

Если мы хотим человечности, надо создать человеческие условия.

Около 1933

***

Исторические повороты происходят в тупиках.

***

Я не верю состраданию, проявляющемуся лишь в готовности помочь, но не в гневе.

1948

***

Мы всегда сходились во мнении, что время, в которое мы живем, будто создано для борцов. Когда еще разум мог рассчитывать, что ему все–таки удастся восторжествовать? Ни в какое иное время не стоило бороться столь самоотверженно, как в наше.

Из письма датской писательнице
Карин Михаэлис, март 1942

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий