Победобесие — пляски на советских могилах | Леворадикал

Победобесие — пляски на советских могилах

К моему большому сожалению, 9 мая — праздник, а не траур. В этот день салютуют военной мощи, и мало кто вспоминает о миллионах погибших. В этот день вместо того, чтобы приспустить все штандарты, страна венчает триколорами парады. В этот день вместо того, чтобы всей страной одеться в чёрное и отправиться к Пискарёвскому кладбищу, страна украшает бутылки с водкой и контрацептивы георгиевскими ленточками, а машины — надписями «На Берлин!» и «Можем повторить!». В этот день все говорят о великой победе 45-го, но никто не вспоминает о страшных поражениях 41-го и 42-го. Никто не задаётся вопросом: а почему произошла эта война? почему она обернулась такими жертвами? и как сделать, чтобы даже близко ничего подобного больше не повторялось?

Наверное, в меня сейчас уже летят камни, поэтому следует сделать отступление. Я вовсе никого не хочу обидеть. Я вовсе не говорю, что нам нужно забыть про День Победы.  И уж тем более, я не призываю сместить здесь акцент с позитивного на негативный. И мне реально обидно, что в моей стране плодят манкуртов – Иванов, родства не помнящих. Что реальную память о войне заменяют культом. А культ он и в Африке культ. И рано или поздно он вызовет отторжение и насмешки, которое молодое поколение будет переносить (уже переносит!) на войну и ветеранов в целом.. Об этом я и хочу сегодня с вами поговорить. Я лишь призываю оглядеться вокруг. Посмотрите, что творится!

Страны, за которую воевали наши с вами предки, больше нет. Для кого-то РФ — наследница СССР, но по факту это лишь её потроха. Собчаки, Чубайсы, Гайдары и Абрамовичи доделали всё то, что не сумел Гитлер, — расчленили СССР и превратили в периферийную полуколонию. Страна-победитель уничтожена. Почти всё хорошее, что в ней было. А на её месте — гетто. СНГ — сбылись надежды Гитлера!

Кроме того, войну выиграл советский народ. Сейчас он разделен и стравлен. Думаю, многим участникам войны и в страшном сне не могло присниться, что спустя несколько лет русские и украинцы будут друг друга убивать. Причем и под красными знаменами! Что в 90-е наши ветераны будут умирать в нищете, а в нынешнее время администрация будет дарить им полотенца на 9 мая (http://www.pustgovorat2017.ru/index.php?newsid=12011 ; https://newizv.ru/news/politics/12-04-2019/veterany-vov-iz-kaliningrada-poluchat-v-podarok-mahrovye-polotentsa ). Что будет вокруг столько лжи, ненависти, сект и мракобесия. Крах экономики и деградация культуры.

Многим само неприятие нынешнего победобесия кажется святотатством. Но это в высшей степени странно. Ряженые ветераны, шизофрения с георгиевскими ленточками, власовский флаг над страной-победителем — это ли не святотатство? Памятники Краснову и прочим коллаборантам, книги в их честь при внешнем прославлении советских воинов, елейное чествование мёртвых при частом равнодушии к живым – это не святотатство? А то, что теперь по новым стандартам образования Вторая мировая и Великая Отечественная изучается только в 11-м классе! В который больше половины ребят не пойдёт, так как многие уходят после 9-го. А ведь ещё несколько лет назад многие справедливо возмущались, что теме ВОВ отводится ничтожно мало времени – всего 4 урока, и наши детки ничего знать не будут. А что теперь они будут знать? Оправдывают это всё тем, что война так или иначе все равно будет изучаться в колледжах и университетах.. Но запоминаются ключевые события истории лучше всего ведь в самом нежном возрасте! Ясно же теперь, что всю войну будут узнавать лишь по парадам да фильмам Михалкова.. Это ли не катастрофа? Почему это вас не возмущает? А вам святотатством кажется только критика текущего положения дел. Почему?!

Из истории убирается всё неудобное-советское. Давно идёт подмена символов, подмена идеалов. Не красное знамя, а георгиевская лента. Не советский народ теперь победил фашистских захватчиков, а русские победили немцев. Во время парадов Победы Мавзолей Ленина драпируется фанерной конструкцией. В Перми в прошлом году людей с красным знаменем не пускали на акцию «Бессмертный полк» ( https://www.rotfront.su/v-permi-zapretili-znamya-pobe.. ) со ссылкой на устав организации. Сегодняшние празднования Победы всё больше походят на издевательство и лицемерие.

Ни одна страна так не пострадала в истории как Советский Союз во Второй мировой войне. Понятно, что эта тема на постсоветском пространстве горячая и животрепещущая. Это нормально, так и должно быть. Но хочется вспомнить слова Владимира Ильича Ленина из хорошего фильма «Шестое июля»: «В политике надо иметь не только горячее сердце, но и трезвую, холодную голову, иначе всегда есть опасность остаться в дураках». А именно это, как мне кажется, к моему большому сожалению, сейчас с нами происходит..

В этой связи в качестве примера приведу реакции на книгу фронтовика Николая Николаевича Никулина «Воспоминания о войне», которая в своё время привлекла к себе достаточно внимания, хотя сейчас и несколько подзабылась. Мемуары эти очень примечательны тем, что за них всегда с радостью хватается либеральная публика и каждое 9 мая преподносит как правду-матку о войне, истину в последней инстанции. Естественно обратную реакцию демонстрируют наши ура-патриоты. Эту книгу они объявляют НеПоЛжиевскими байками в духе Солженицына, поливают автора грязью, придираются к словам, выискивают исторические неточности (почему-то в воспоминаниях Жукова они их зачастую в упор не замечают! Хотя он-то тот ещё сказочник!) и т.д. Николая Николаевича они выставляют либо откровенным вруном, либо человеком низкого ума, каким, несомненно, Никулин не являлся. Его отвращение к военщине и всей армейской жизни горе-патриотики списывают на «обиды отщепенца» в мужском коллективе. А описания издевательств над женщинами и осуждение факта ППЖ (походно-полевых жён) объясняют отсутствием собственного успеха у противоположного пола. И это при том, что в книге есть глава «Эрика» о влюбленности автора! Да и осуждает он не поведение женщин, а отношение к ним мужчин.

А какое ещё отношение у национал-патриотов может быть автору, в книге которого встречаются такие строки: «Ни одно поражение не может быть мрачнее этой победы..»? Некоторые идут ещё дальше и вообще объявляют все записки Никулина фейком ЦРУ. Но созвучные ему настроения можно встретить в книгах и у Гроссмана, у Астафьева, у Рабичева. В конце концов, тот же Василь Быков, чьи замечательные произведения не раз экранизировались, стоял на антисоветских позициях и поддерживал Николая Николаевича. Вообще, некоторые левые считают ветеранов чуть ли не за святых и любят поднимать их имя на щит, хотя это такие же живые люди со своими мыслями и убеждениями. И некоторые из них поддерживают и капитализм, и нынешний российский режим. Некоторые участники войны вообще прекрасно относятся и к Киевской власти, и к ветеранам УПА. Можно найти немало мемуаров ветеранов-антисоветчиков, но почему именно за работы Никулина так любят хвататься либералы? Прежде всего, из-за авторитета автора и красочных воспоминаний.

Подпишитесь на нас в telegram

Судите сами. Никулин Николай Николаевич ещё 18-летним юнцом вступил в ленинградское ополчение. Будучи артиллеристом, связистом, снайпером, пехотинцем и даже саинструктором, он чудом сумел выжить в кровопролитнейших боях на Невском пятачке, подо Псковом, в Погостьинском мешке. Получил две медали «За отвагу» (самую уважаемую фронтовую награду), несколько раз был ранен и прошёл всю войну от Синявинских высот до стен Берлина.

Свои мемуары Николай Николаевич писал, конечно же, в стол и закончил их в 1975-м. А свет они увидели ещё позднее. И немудрено!  В «Воспоминаниях о войне» присутствуют и тупоголовое командование, и бессмысленные атаки с горами трупов, и вездесущий СМЕРШ, и изнасилованные немки, и скотское отношение начальства к собственному солдату: Однажды я случайно подслушал разговор комиссара и командира стрелкового батальона, находившегося в бою. В этом разговоре выражалась суть происходящего: «Еще денька два повоюем, добьем оставшихся и поедем в тыл на переформировку. Вот тогда-то погуляем!». В общем все то, о чём слышать не желают национал-патриоты, и на чём активно спекулируют антисоветчики и западные (да и многие отечественные) кинематографисты.

Вот как автор описывает начало войны:

«Если бы немцы заполнили наши штабы шпионами, а войска диверсантами, если бы было массовое предательство и враги разработали бы детальный план развала нашей армии, они не достигли бы того эффекта, который был результатом идиотизма, тупости, безответственности начальства и беспомощной покорности солдат. Я видел это в Погостье, а это, как оказалось, было везде…

Из высших сфер поступает приказ: взять высоту. Полк штурмует ее неделю за неделей, теряя множество людей в день. Пополнения идут беспрерывно, в людях дефицита нет. Но среди них опухшие дистрофики из Ленинграда, которым только что врачи приписали постельный режим и усиленное питание на три недели. Среди них младенцы 1926 года рождения, то есть четырнадцатилетние, не подлежащие призыву в армию… «Вперрред!!!», и все. Наконец какой-то солдат или лейтенант, командир взвода, или капитан, командир роты (что реже), видя это вопиющее безобразие, восклицает: «Нельзя же гробить людей! Там же, на высоте, бетонный дот! А у нас лишь 76-миллиметровая пушчонка! Она его не пробьет!»… Сразу же подключается политрук, СМЕРШ и трибунал. Один из стукачей, которых полно в каждом подразделении, свидетельствует: «Да, в присутствии солдат усомнился в нашей победе». Тотчас же заполняют уже готовый бланк, куда надо только вписать фамилию, и готово: «Расстрелять перед строем!» или «Отправить в штрафную роту!», что то же самое. Так гибли самые честные, чувствовавшие свою ответственность перед обществом, люди. А остальные — «Вперрред, в атаку!» «Нет таких крепостей, которые не могли бы взять большевики!» А немцы врылись в землю, создав целый лабиринт траншей и укрытий. Поди их достань! Шло глупое, бессмысленное убийство наших солдат…

Выйдя на нейтральную полосу, вовсе не кричали «За Родину! За Сталина!», как пишут в романах. Над передовой слышен был хриплый вой и густая матерная брань, пока пули и осколки не затыкали орущие глотки. До Сталина ли было, когда смерть рядом. Откуда же сейчас, в шестидесятые годы, опять возник миф, что победили только благодаря Сталину, под знаменем Сталина? У меня на этот счет нет сомнений. Те, кто победил, либо полегли на поле боя, либо спились, подавленные послевоенными тяготами».

Это яркий пример всей противоречивости «Воспоминаний о войне» Никулина. Яркое и живое описание катастрофы первых дней войны с явным передёргиванием фактов. Конечно же, Никулин не может говорить за всех. И, конечно же, это не чистая правда. Было! Было немало людей, которые умирали с именем Сталина на устах. Как бы не хотелось в это верить Никулину или Сванидзе. Здесь мы видим, как автор обобщает переносит свои мысли и чувства на всех

Так какой же была эта война?  Бойней, в которой тиран Сталин и его бездарные командиры просто завалили немцев трупами? Или блестящей победой гения Сталина и всего советского народа? Была победа достигнута благодаря или же вопреки Сталину?

Пожалуй, лучше всего сказали об этом Бузгалин Александр Владимирович и Колганов Андрей Иванович в своей работе «Сталин и распад СССР»:

«Довольно сложно разделить в событиях Великой Отечественной войны и предшествовавших им те, за которые в той или иной мере должен нести ответственность лично Сталин, и те, которые были связаны с общими социально-экономическими и политическими условиями развития советского общества. В то же время то, что эти условия сложились именно так, а не иначе, также во многом связано с деятельностью Сталина. Все это создает простор для самых разнообразных оценок и толкований.

Ответить на поставленный выше вопрос, взяв на вооружение только черную и белую краски, невозможно. Несомненно, Сталин искренне желал видеть Советское государство крепким и могучим и немало сделал для укрепления его обороноспособности. Однако интересы Советского государства были для него превыше всего лишь постольку, поскольку он сам был превыше всех в этом государстве. И как только ему начинало лишь чудиться, что его власти что-то угрожает, так он, не колеблясь, жертвовал интересами государства ради личной власти.

Созданная Сталиным жестко централизованная бюрократическая система обладала огромными, беспрецедентными военно-мобилизационными возможностями. Но одновременно она ставила важнейшие экономические и политические решения в зависимость от воли одного человека, его компетентности или некомпетентности, его эмоций и настроения. Эта система стала выдвигать на первый план формальные задачи, вела к подавлению инициативы и ответственности исполнителей, превращенных в «винтики», и тем самым подрывала свою собственную эффективность…

В роли Сталина в Великой Отечественной войне ярко проявили себя как сильные, так и слабые стороны системы единоличной власти, помноженные на его далеко не ординарную и не однозначную натуру. Все то, что с неистощимой энергией и размахом делал Сталин ради повышения обороноспособности СССР и ради достижения победы в Великой Отечественной войне, к сожалению, не может заслонить грубейших и тягчайших ошибок и просчетов и прямых преступлений против собственного народа, совершавшихся с не меньшей энергией и размахом, и совершавшихся – скажем прямо – не столько в силу искренних заблуждений, сколько ради сохранения собственной власти. В результате этих ошибок и преступлений было поставлено под угрозу само существование Советского государства и народа, и отвести эту угрозу удалось лишь ценой величайшего героизма, страданий и жертв, которые принесли на алтарь Победы советские люди».

И действительно, в Великой Отечественной был героизм, но и грязь была. Была подлость, но был и подвиг. Было и воровство, и несправедливость, но была и самоотверженность, и братство. Была расхлябанность командиров, но был и несомненный полководческий талант. Был и подозрительный кровопийца Сталин, но был и глава страны, который умел быстро учиться на своих ошибках и ковать победу. Были изнасилованные немки, но были и спасенные немецкие дети. Великую Отечественную, как и любое большое историческое событие, нельзя рассматривать исключительно через либеральную или национал-патриотическую оптику. И превращать это событие в одну лишь пропаганду – неправильно и опасно, что мы сейчас и наблюдаем.

Поэтому  и труд Никулина – это вовсе не истина о войне. В нём очень много эмоций. И какого-нибудь правоверного «мраксиста», воспитанного на советских агитках, будет коробить от такого чтива…Никулин – моралист и пацифист до мозга костей. Он с ненавистью пишет о большевизме и о любой войне. Для него Ленин – это Сталин, а Сталин – почти тот же Гитлер. Можно ли его упрекать за это? Много ли ему, рождённому в 1923-м году и обреченному крайне юном возрасте на войну, выпало хорошего?  В своих мемуарах Николай Николаевич вовсе не претендует на высшую объективность, да они и не предназначались для печати:

«Я спасался работой и работой, но когда страшные сны не давали мне жить, пытался отделаться от них, выливая невыносимую сердечную боль на бумагу. Конечно, мои записки в какой-то мере являются исповедью очень сильно испугавшегося мальчишки»… В своём заключении автор просит не судить его строго…Давайте не будем.

Стоит напомнить, что первые 20 лет после1945-го Победа так широко не отмечалась. До того ли было? Тысячи людей остались без рук, без ног, тысячи детей осиротели. В 1946-м грянул страшный голод. По сути, в огромном доме случился пожар, половина людей погибла, остальные чудом уцелели и пожар потушили. От дома остались одни стены. Стоит ли отмечать победу над пожаром? При этом даже в это тяжелое время советские люди продолжали проявлять чудеса героизма, самоотверженно восстанавливая из руин страну. Это возрождение страны ничем не уступает героическим стройкам 30-х! И это тоже была Победа. Победа героев.

В этих условиях у Сталина хватало ума не устраивать победобесия, не творить культа. Но после того, как выросло первое поколение, которое не видело войны, партийных боссов уже ничего не сдерживало, и день 9 мая в 1965-м году официально стал праздником. На экранах впервые после хрущёвской «оттепели» вновь стал появляться мудрый и прозорливый вождь, а победа стала трактоваться исключительно как триумф социализма над империализмом. Культ Победы получил свой каноничный вид. В 90-е, когда был взят курс на охаивание всего советского, изменилась и историческая политика правящих классов в отношении войны. Вся та грязь, о которой писал Никулин, получила выход к печатным изданиям и на широкий экран, стала ещё более приукрашиваться и пропагандироваться. Трусливые политруки, злобные заградотряды и кровавый Сталин стали основным содержанием в новом либеральном видении Великой Отечественной. Получилась лишь карикатура на все ужасы и позор той войны. А её образ, созданный либералами, оказался столь же лжив, что и официальный культ Победы. Если раньше коммунисты и комсомольцы были героями, а партия – нашим рулевым, то теперь чуть ли не главным вдохновителем победы стала православная церковь и русский дух, а место героических комиссаров заняли попы (это хорошо продемонстрировал наш «замечательный» во всех отношениях фильм «Штрафбат»). Красный флаг в кино куда-то стыдливо исчезает, и свастика в кадре мелькает куда чаще советской символики.. Началась ползучая реабилитация РОА и прочих коллаборантов. Между советским строем и фашизмом стал настойчиво проводиться знак равенства…

Однако такой подход никуда не годился. Он не воспитывал ни гордость за страну, ни тягу к героизму. Более того, для власти он был и остается опасен. Ведь это что же получается?  Предательство — хорошо? А наша страна ничем не лучше гитлеровского рейха? Поэтому в 2000-е, с резким поворотом к стабильности и закручиванию гаек, начинает постепенно меняться и трактовка событий 1941-45-го. Отечественная бюрократ-буржуазия решила вернуться к более привычному образу войны, не отказываясь, конечно, и от ряда привнесенных в 90-е новшеств. Власть коммунистов в кино и газетёнках не стала особо лучше, но теперь официально внушаемой стала мысль, что «Родину надо защищать любую, какой бы ужасной она не была». Война вновь рисуется в мажорных тонах, а победу теперь преподносят как доказательство имперского величия России и нерушимого народного (читаем — классового!) единства.

И можно сколько угодно осуждать мемуары Никулина, но нельзя не обратить внимание на то, как он уже тогда писал о культе Победы: «Всем наплевать на то, что это за места, никто ничего не знает о происходивших здесь смертных боях. Подростки выкапывают из земли человеческие кости в поисках золотых зубов, шпана сжигает и ломает деревянные памятники, кое-где установленные здесь оставшимися в живых фронтовиками. На тортоловских холмах пришлось поставить стальной лист и выжечь на нем автогеном номера погибших здесь дивизий, чтобы этот знак как-то уцелел. Под Вороново, на перекрестке дорог, установили гранитный обелиск в память о неизвестном солдате. Инициатором его создания был отставной генерал, воевавший здесь в молодости. Этот памятник сейчас взорван…В целом никто не занимается серьезно увековечением памяти погибших. Жизнь идет своим чередом, у нее новые проблемы, новые заботы, новые задачи и цели.

Откуда же такое равнодушие к памяти отцов? Откуда такая вопиющая черствость? И ведь не только под Ленинградом такое положение вещей. Везде — от Мурманской тундры, через леса Карелии, в Новгородской, Калининской областях, под Старой Руссой, Ржевом и далее на юг, вплоть до Черного моря, — везде одно и то же…

«Никто не забыт, ничто не забыто!» — эта трескучая фраза выглядит издевательством….Скажем точнее. Существующие мемориалы не памятники погибшим, а овеществленная в бетоне концепция непобедимости нашего строя. Наша победа в войне превращена в политический капитал, долженствующий укреплять и оправдывать существующее в стране положение вещей. Жертвы противоречат официальной трактовке победы. Война должна изображаться в мажорных тонах. Урра! Победа! А потери — это несущественно! Победителей не судят…

Я понимаю французов, которые в Вердене сохранили участок фронта Первой мировой войны в том виде, как он выглядел в 1916 году. Траншеи, воронки, колючая проволока и все остальное. Мы же в Сталинграде, например, сравняли все бульдозером и поставили громадную бабу с ножом в руке на Мамаевом кургане — «символ Победы» (?!). А на местах, где гибли солдаты, возникли могилы каких-то политработников, не имеющих отношения к событиям войны…»

Разве это всё не правда? Разве здесь нет боли и переживания за свою страну, за людей? А что бы он сказал сегодня!

Вообще, «Великая Отечественная» – это национал-патриотическое клише. Когда-то и Первую мировую у нас царедворцы также хотели назвать Отечественной, но не срослось, и она до сих пор рассматривается как общемировой процесс. Со Второй мировой ситуация другая. СССР в неё вступил, находясь в сговоре Гитлером. Для СССР война началась с раздела Польши, с присоединения Прибалтики, с советско-финской. Говорить о Второй мировой войне, начиная с 1939-го года для нас было попросту неудобно. Рубежным стал 41-й год – год нападения Германии на СССР, который должен был заслонить собой два предшествующих. Поэтому клише «Великой Отечественной» пришлось как никогда кстати и плавно перекочевало из советской историографии в российскую. Пред западными державами такая проблема не стояла. Их Мюнхенский сговор с Гитлером был заключён ещё в 1938 г. и с началом войны был как раз нарушен. Ни Великобритания, ни Франция не выделяют свой войну с Гитлером в отдельный исторический пласт.

Когда-то Троцкий (который, кстати, стоял за безусловную защиту СССР) предрекал, что время расставит всё по своим местам: «Мясникам второй империалистской войны не удастся превратить Гитлера в козла отпущения за свои грехи. Пред судом пролетариата отвечать будут все нынешние властители, Гитлер займет только первое место на скамье подсудимых». Пора бы уже этому действительно начать сбываться.

Так что же? Вторая мировая – Вторая империалистическая? Такая же как Первая? И да, и нет. В Первой империалистической не было кого поддерживать, не было «меньшего зла». Во Второй мировой оно безусловно было. И это – Антигитлеровская коалиция.  Её оборонительную войну против фашизма можно считать справедливой. И всё-таки эта война была и империалистической. Противники такого подхода часто говорят о том, что сам Троцкий выступал против применения термина «империализм» к Советскому Союзу. И напоминал, что империализм – наивысшая стадия развития капитализма. Призывал не называть расширение СССР империализмом. Но он использовал здесь экономическое значение империализма, мы же говорим сейчас исключительно о политическом – о военной экспансии. И даже если признать, что СССР не был империалистом, то другие-то страны им были! Да и как их не назови, но и СССР преследовал в этой войне захватнические цели. Нельзя забывать колониальные аппетиты западных демократий, всю ту кровавую резню, которую они учинили в Индокитае, Алжире, Бенгалии. Нельзя забывать советскую экспансию в Восточной Европе. Нужно диалектически рассматривать каждый отдельный эпизод войны.

Да, во Второй мировой главными преступниками были рвущиеся к мировому господству страны фашистского блока. Но виновны в её развязывании были и цинично лживые в своём колониализме и «умиротворении агрессора» западные демократии. Виновна в этой войне и советская партократия, которая давно предала все коммунистические идеалы и перешла на позиции великодержавного шовинизма. Так и советский, и другие народы были подставлены под топор Гитлера.

9 мая как и Первомай давно превратились в праздник торжества российской буржуазии и средство легитимации собственного режима. Великая Отечественная сегодня – это последний идеологический костыль отечественной олигархии. Её стараниями она была превращена в красивую сказку, на которой можно воспитывать новые поколения. В обёртку, в георгиевскую ленточку на бутылке водки. Великая Отечественная — это коллективный миф, в котором советские агитки сегодня перемешались с либеральными штампами.

Сегодня 9 мая — пир во время чумы, пляски на советских могилах. Левые сегодня не должны участвовать в этом шабаше. Поэтому 9 мая для нас – это уже НЕ праздник. Праздновать сегодня мы не имеем права. Никто не имеет. Ни 1 мая, ни 9, ни 7 ноября. Но помнить должны всегда и каждый день! Задача левых сегодня – вернуть себе этот праздник. Быть достойными своих предшественников. Обрести себя. Организоваться.  Стать, наконец, настоящей политической силой. И вот тогда у нас будут и новые дни солидарности трудящихся, и новые Победы, и новый Октябрь. Должны быть.

Другие записи из рубрики...

1 отзыв

  1. Опуская комментировать рассуждения автора далёкие от понимания исторических событий с момента ВОВ и по нынешний день. Задам один риторический вопрос? Победа в борьбе на выживание это радость или траур? Ответ очевиден. А то что это Победа «со слезами на глазах» никогда не замалчивалось. Автору благое пожелание: Меньше пафоса, Больше знаний!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Мой отец уже четвертый человек, что погиб на этом производстве…

Хозяева Тольяттинского "Автоград-Водоканала" убили рабочего Валерия Михайловича Нарицу. Пишет его сын: Прошу максимально распространить данную информацию среди всех ваших знакомых и друзей. Люди хотят избавиться от ответственности и обвинить жертву. Помогите сделать так, чтобы...

Закрыть