О чем молчат патриоты? | Леворадикал

О чем молчат патриоты?

Празднование 9 мая в современной РФ давно уже превратилось в подобие «дня сурка».

Нам заранее известно, какую картинку выдаст в этот день российское телевидение, как отзовутся на официальные мероприятия оппозиционные ресурсы разных оттенков, какими билбордами и открытками с фотографиями солдат вермахта поздравят страну патриоты на зарплате, что извергнет из себя к дате на радость новостным сайтам очередной престарелый либеральный интеллигент… Собственно к той, прошедшей Войне, вся эта возня имеет крайне опосредованное отношение — куда актуальнее для нынешних реконструкторов текущий момент, под который и заточена вся современная культура героизации и разоблачения. Скажем, из того неопровержимого исторического факта, что Красная Армия взяла Берлин весной сорок пятого года, следует, согласно новейшей пропаганде, что современные олигархи («друзья Путина») имеют право создавать свои частные армии и с их помощью наводить порядок на «отжатых» территориях Украины и Сирии. Соответственно, всякий, кто сомневается в тождестве красноармейцев с наемниками Вагнера или в прогрессивной миссии российских ВКС — несомненно, тайный фашист, зигующий в сердце своем. Не буду углубляться в этот вопрос — куда лучше тему раскроет патриотический блогер Рожин или кремлевские подголоски из «Нового коммунистического движения». В споре о том, является ли путинский режим абсолютным добром или «меньшим злом», державники разных видов, безусловно, разделяют различные точки зрения, но в вопросе поддержки внешней политики Кремля у наших патриотов (в том числе тех, кто ритуально почитает основателей Циммервальдской левой) двух мнений быть не может. Моральным авторитетом бойцов, расписавшихся в свое время на Рейхстаге, сегодня освящается обязанность гражданина Российской Федерации подохнуть в далекой пустыне во имя интересов Газпрома. Подвиг жителей блокадного Ленинграда, державшихся в осаде на страшной хлебной пайке, является поводом для олигарха Усманова наставлять своих менее удачливых соотечественников не унывать в атмосфере кризиса и санкций. Я не удивлюсь, если соответствующими конторами уже подсчитаны сверхприбыли, которые можно получить, посадив страну на те самые 250 (125) граммов хлеба. Увы — пока приходится довольствоваться продажей тапочек с лицами советских солдат на подошвах. «Почему бы и нет?» — девиз успешного капиталиста.

С другой стороны этой странной линии фронта нас ждут не менее удивительные открытия. Из ужасов войны, реальных или выдуманных, из фактов чудовищных и позорных, «совесть нации», явные и латентные поклонники сталинского любимца Андрея Власова также делают весьма нетривиальные выводы. Ведь ежели заградотряды, штрафбаты и трупами завалили — так отчего не отдать национальное богатство в руки «атлантов» по символической цене, не ликвидировать вместе с памятниками и топонимикой соответствующего периода остатки социальной инфраструктуры, не освободить бизнес от остатков какого-либо надзора и контроля, не выбросить в урну обрывки трудового законодательства? Тоже, в общем-то, логика. И все призывы покаяться, отречься и декоммунизироваться, что неудивительно, имеют в основе своей сугубо материальный, экономический мотив. Можно тысячу раз подвергнуть Маркса анафеме, однако законы Истории не отменит ни один парламент.

Подпишитесь на нас в telegram

И все же — есть в этом споре важный момент, который озвучивают самые, на первый взгляд, безумные и отталкивающие персонажи российского политикума. Шилом из мешка колет наших штатных патриотов каждый раз, когда идейные наследники журнала «Посев» характеризуют залапанную их грязными ручками до полной неузнаваемости Great Patriotic War как «советско-нацистскую«, «нацистско-большевистскую«, или, если уж совсем открыто выбирать сторону, «Вторую Гражданскую войну«. Тут мы видим не возмущение, а именно раздражение тем, что что через наслоения десятилетий лжи о «национальном примирении» вновь и вновь пробивается вопрос о социальном характере этой войны. И если нацистские ублюдки типа Акунова, честные и последовательные враги всего светлого и прогрессивного, что породил рабочий класс за последние две сотни лет, задают правильные в своей основе вопросы — не наше дело истерически травить их, уподобляясь респектабельным буржуазным лицемерам. Наша задача, если мы считаем себя коммунистами, продолжателями двухсотлетней борьбы рабочего класса — дать на эти вопросы правильные ответы.

Ответ же на все «каверзные» вопросы о двух одинаково усатых диктаторах, ГУЛАГе и Освенциме, ошибках и просчетах советского руководства, цене победы — один: если и стоило что-то защищать в сталинском СССР — так только социально-экономические завоевания пролетарской революции. Все остальные отговорки — про план «Ост», родные березки-тополя, «Историческую Россию», и уж тем более про «спасение цивилизации» и прочее «ради жизни на земле» — это, по сути, капитуляция перед современной буржуазией. Гекатомба, которую устроили бы (начали уже устраивать) нацисты советскому народу в случае поражения Красной Армии — это абсолютно логичное следствие удовлетворения насущных потребностей германского капитализма (а также бывших «российских» помещиков и буржуев, что уже возвращались в обозе оккупантов). Что же касается березок, тополей (как культурного явления, а не как пиломатериала), бога и славянской вязи — не сомневайтесь, это все нацисты порабощенному народу оставили бы: в Германию подобный неликвид все равно не увезешь.

Рабочий патруль в Ленинграде, 1941

И в этой позиции нет и не может быть никакого оправдания сталинщине. Мы прекрасно понимаем, что катастрофа 1941 года — это следствие именно действий кремлевского усатого. Что нацисты получили возможность лицезреть в бинокли окраины Москвы и Ленинграда, зачерпнуть воды из Волги, почти три года держать в страшном рабстве до трети населения СССР, истребить 14 миллионов мирных советских граждан именно благодаря «блестящей» работе, проведенной в предыдущие годы сталинскими сатрапами и палачами.

Цепь поражений германского пролетариата, приведших в итоге к катастрофе 1933 года — это не только результат провальной стратегии сталинских назначенцев в руководстве компартии, не только показатель банкротства Тельмана как «вождя своего класса» — это прежде всего провал самого Сталина в роли «Ленина сегодня». «Гениальный вождь», за десять предвоенных лет умудрившийся допустить все мыслимые ошибки на ниве борьбы с фашизмом, впасть во все (в том числе внешне противоположные друг другу) «уклоны», создавал необходимые предпосылки для нацистского вторжения в невыгодных для СССР условиях и при неблагоприятном соотношении сил. Но политика Сталина и его клики — это не результат каких-то субъективных ошибок, а лишь иллюстрация того, что для «советской» бюрократии страшнее любого фашизма была бы победа новой пролетарской революции в Европе — неважно где, в Германии или Испании.

Тысячи командиров РККА, обвиненных в «контрреволюционной деятельности» и «военно-фашистских заговорах», расстрелянных и сгинувших в лагерях — это не только прямые потери вооруженных сил, не только битва, выигранная Гитлером без единого выстрела за несколько лет до 22 июня. Это еще и колоссальный фактор деморализации для оставшихся в живых военных. После разгрома Западного фронта в начале войны Сталин с Берией не могли придумать ничего умнее, чем устраивать новый показательный процесс с обвинениями в троцкизме и сотрудничестве с гестапо — и лишь катастрофичность положения на фронтах отвратила их от излюбленной забавы. Но разве те командиры, что проявили сполна свое бессилие и беспомощность в июньские дни сорок первого не были продуктом чистки, отбора, произведенного палачами НКВД? Разве не принимали они годами, не рассуждая, все установки, озвученные с высоких трибун «отцом народов» и «первым маршалом»?

И тем не менее — советским людям даже в той обстановке было за что и против кого сражаться. Разумеется, сталинщина не имела никакого отношения к большевизму и революции. Но те, кто 22 июня 1941 года пересек границы СССР, безотносительно национальности и цвета знамен — были абсолютно законными наследниками старых недобрых белогвардейцев и интервентов, с теми же целями и задачами, с той же мотивацией и идеологией. И с теми же ценностями, что постоянно вылезают на поверхность у нынешних хозяев страны. «Труд, семья, отечество» — какой функционер путинского режима скажет что-то против этого девиза, девиза пронацистского правительства, запретившего в порабощенной Франции старые революционные «Свободу, Равенство, Братство»? Нацизм по сути своей лишь заостренная версия консерватизма, ставшего в современной России идеологическим мейнстримом. И зверье с нагайками, обеспечивавшее накануне 9 мая «порядок» в Москве перед очередной коронацией нацлидера — это облегченный вариант тех казачков, что на оккупированных территориях СССР демонстрировали нацистам на потеху приемы кавалерийской рубки на живых людях.

Агитация эмигрантов-антисоветчиков, 70-е гг.

Революционное, освободительное движение знало за последние столетия множество побед и поражений. Поражений — больше, да и победы были зачастую слишком непрочными и условными. Победа над нацизмом не могла быть окончательной без победы над капитализмом в целом. А победа над капитализмом оказалось невозможной для рабочих, экспроприированных и обманутых сталинской бюрократией. Логика компромиссов послевоенного мира неотвратимо втягивала СССР в империалистические игрища, поражение в «холодной войне» было неизбежным постольку, поскольку шла она по правилам империалистов. В итоге — имеем на сегодняшний день то, что имеем.

И все же, 9 мая — это праздник. Праздник-напоминание. Напоминание не о былых военных победах и их последствиях, а о том, что все эти казаки и силовики, олигархи и их госслуги, преступники в погонах и в штатском — не так уж вечны и прочны, как это кажется изнутри нашей эпохи. И лучше всего в этот день петь не ритуальные песни из стандартного репертуара, а вспомнить старый зонг великого антифашиста Бертольда Брехта:

Течет наша Влтава, мосты омывает,
Лежат три монарха в червивых гробах.
Порою величье непрочным бывает,
А малая малость растет на глазах.

Двенадцать часов длится темная темень,
Но светлое утро нам явит свой лик.
И новое время, всевластное Время
Сметает кровавые планы владык.

Течет наша Влтава, мосты омывает,
Лежат три монарха в червивых гробах.
Порою величье непрочным бывает,
А малая малость растет на глазах…

Рабочие Сталинграда в бою, 1942 г.

Другие записи из рубрики...

1 отзыв

  1. Считаю неверным сводить конфликты в Украине и в Сирии к «отжатию территорий Россией». Данные конфликты имеют черты как гражданских войн, так и вмешательства России и Запада, причем реакционны в них все стороны. Считать российский империализм меньшим злом по сравнению с западным действительно неверно. Основное его отличие от западного в меньших ресурсах, и морализаторство здесь неуместно. Но так же неверно оправдывать или считать меньшим злом киевский режим, реакционные религиозные течения на Ближнем востоке и западный империализм, умалчивать о них и избегать их критики. Упоминаемый Рожин (colonelcassad) даже не сталинист, а правый, но он приводит фактические данные о реакционности Киева и Запада и об использовании украинским режимом ультраправых банд в войне и в репрессиях.
    Сталинские репрессии, в том числе против военных или гражданских кадров перед войной, действительно ослабили боеспособность, и их ни в коей мере нельзя оправдывать. Но дело также в превосходстве в боеспособности нацистской армии над остальными армиями того времени в начале войны при всей крайней реакционности нацистского режима. У западных союзников по ряду данных соотношение потерь еще хуже, чем у СССР, а ни одна европейская страна не продержалась более 2 месяцев.
    Также считаю неверным говорить о «поражении в холодной войне», причины распада СССР и реставрации капитализма по большей части внутренние и связаны со стремлением бюрократии конвертировать свои привилегии в частную собственность. Неизбежным это не являлось, как и появление перед этим сталинизма в существовавших формах, но ряд внутренних и внешних условий с определенной вероятностью этому способствовали.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Красный Балтийский Флот 1918-1923

В этой книге рассказывается о героическом пути авангарда революции - Красного Балтийского флота. Красный Балтийский Флот 1918-1923 (1923)

Закрыть