Деньги, что пахнут кровью и пеплом | Леворадикал

Деньги, что пахнут кровью и пеплом

Наполненные болью взгляды, гнев и непонимание людей, потерявших своих близких — на крупнейший (и при этом «несанкционированный») митинг в истории Кузбасса вышли тысячи кемеровчан.

25 марта Кемеровскую область, как и всю Россию, потрясла ужасная новость: загорелся торговый центр «Зимняя Вишня». К сожалению, мало кто с самого начала отнесся к этому событию серьёзно, люди решили, что это мелкое воспламенение, которое моментально ликвидируют. Руководство МЧС Кемерова, видимо, решило аналогично и отправило на место происшествия всего две машины, которые смогли приехать только через 40 минут, когда верхние этажи были охвачены пламенем и всё здание заполнилось едким дымом. Промедление оказалось фатальным: большая часть спасшихся выбралась к тому времени из здания самостоятельно, оставшиеся же заблокированными на верхних этажах были обречены. Как выяснилось позже, эвакуационные выходы в кинозалах вообще не открывались несколько лет! Дети, что пришли в первые дни каникул на премьеру, погибли страшной смертью вследствие боязни владельца кинотеатра потерять прибыль из-за безбилетников.

Но виноват ли только владелец кинотеатра? Когда начался пожар, в здании так и не прозвучала пожарная тревога, люди узнали о воспламенении, лишь почувствовав запах дыма, и благодаря охраннику, который пытался сообщить людям о необходимости эвакуации. В здании, ежедневная посещаемость которого составляла тысячи людей, оказалась отключена сигнализация, не говоря уже о системе пожаротушения.

Людям, которым посчастливилось оказаться вне злосчастного зала, так же пришлось нелегко, они столкнулись с яростным пламенем, охватившим стены и потолок, что ранее были обшиты легко воспламеняемым пластиком и другими дешёвыми стройматериалами. Они столкнулись с едким дымом, выжигающим легкие, с запасными выходами, что были заперты, с узкими лестницами, неподходящими для подобного места и с ужасным лабиринтом с узкими проходами. Само по себе здание напоминает потенциальный крематорий.

Отсюда возникают резонные вопросы: «Кто виноват в этой трагедии?», «Только ли один собственник?», «Кто позволил ввести в эксплуатацию опасное здание?», «Почему проверки не выявили эту опасность?».

Британский профсоюзный деятель Томас Джозеф Даннинг писал некогда, что нет такого преступления, на которое не рискнул бы капиталист, даже под страхом виселицы, ради 300% прибыли. И данная трагедия является подтверждением этих слов: владельцы здания пошли на всё, чтобы сэкономить свои деньги и добиться повышения прибыли. Но они не могли действовать в одиночку — то, что здание переоборудовали под ТЦ из кондитерской фабрики и сдали в эксплуатацию, говорит о фактах взяток администрации области. Может ли быть иначе в системе, где чиновники постоянно переквалифицируются в бизнесменов и наоборот, где бизнес и власть срослись воедино, где государство защищает интересы лишь класса капиталистов, для которых люди являются не более чем средством извлечения прибыли? После подобных фактов смехотворными являются жалобы бизнесменов на то, что их «кошмарят» многочисленными проверками и комиссиями.

Вся работа «Зимней вишни» в сложившихся условия сама по себе уже была преступлением, это пороховая бочка, существовавшая с одобрения Кемеровской администрации. Но виновата так же и федеральная власть — та самая, что организовала в интересах якобы малого бизнеса «налоговые каникулы», ставшие в результате индульгенцией для крупных торговых центров. Вся вертикаль власти, лоббирующая интересы дельцов, легализующая вопиющие нарушения закона, подвергает наши жизни ежедневной опасности. Вопреки пропаганде либеральной оппозиции, в данном случае нет принципиальной разницы, осуществляется ли ввод в эксплуатацию опасных для жизней людей объектов посредство коррупционных схем или через формально узаконенные механизмы — результат будет в итоге одинаковым: смерть, увечье и потеря близких для «простых смертных», деньги в карман буржуазии и ее менеджеров во власти. И именно через текущую власть проходят все эти грязные деньги, что теперь пахнут не только кровью, но и пеплом.

Российская власть отреагировала на трагедию ожидаемо: случившееся поначалу попросту пытались замолчать — в день пожара федеральные СМИ глухо молчали. Пока в здании гибли дети, по первому каналу показывали пропагандистский фильм «Миропорядок 2018», крутили развлекательные передачи и каждодневные вечерние ток-шоу. Когда же стало понятно, что замалчивать проблему дальше попросту невозможно, они начали врать: сначала говорили о том, что жертв нет, затем о том, что пожар был локализован (ТЦ горел около 16 часов).

На фоне всего нет ничего удивительного, что люди заподозрили власть в сокрытии правды, нет ничего удивительного в том, что через два дня, когда люди справедливо вышли к администрации области за ответами. Граждане скандировали: «ПРАВДЫ!», «ХВАТИТ НАМ ВРАТЬ», «МЫ УСТАЛИ ОТ ЛАПШИ НА УШАХ». Болевой точкой стал вопрос о числе жертв: после всей лжи и манипуляций федеральных телеканалов люди охотно верили в любые утверждения о нескольких сотнях пострадавших — и ответственность за это лежит не только на безвестных «пранкерах» и «фейкометах», но и на высшем руководстве страны и региона, с их характерной манерой реагировать на трагедии ложью и перекладыванием ответственности.

Но, увы, главные ответственные лица во время митинга так и не осмелились выйти на улицу. Несмотря на заоблачные официальные рейтинги популярности Путина и Тулеева в Кузбассе, они побоялись смотреть в глаза людям, что потеряли родных, вместо этого выпустив вперед двух пешек, что вместо ответов забалтывали людей и не могли сказать ничего конкретного. И пока у здания администрации многотысячная толпа требовала выйти «слуг народа», в нем же Тулеев вместе с Путиным, обсуждали эту ужасную оппозицию, что «пиарится на крови» — хотя на улице стояли обычные люди, которые просто желали узнать правду, чтобы виновные были наказаны.

На митинге, когда слово давали родственникам погибших, многие в толпе плакали, у меня же все внутри цепенело, мне было больно слышать о тех, кто погиб в тот день, больно осознавать, что все истории о детях что писали прощальные смс, которые я видел в интернете – правда. Каждый стоящий у администрации переживал это горе как собственное. Все мы хотели лишь одного — чтобы такое больше никогда не повторилось.

Однако, пока мы живем при системе, в которой человеческая жизнь ценится меньше, чем цена на билет в кино, подобные катастрофы будут продолжаться и дальше, в каждом городе найдутся десятки «Зимних Вишен», владельцы которых откупались и будут откупаться от всех проверок. И дело не только в торговых центрах: в современном капиталистическом обществе, где извлечение прибыли является главное побудительной причиной для любой хозяйственной деятельности, источником смертельной опасности может стать любой объект, который эту прибыль приносит: убитая маршрутка с уставшим водителем, которого заставляют сделать максимально большое количество рейсов за день; старый самолет, выпущенный в рейс «на авось», а вдруг и сегодня не развалится в воздухе; станок, десятилетиями не встававший на капитальный ремонт, потому что и ремонт, и простой оборудования — это потеря прибыли, а убитый или покалеченный рабочий — это небольшая проблема, по поводу которой всегда найдется с кем договориться.

Мы выражаем всем людям, чьи родные оказались в этом злополучном здании, глубочайшие соболезнования, и присоединяемся к требованиям народа наказать всех реальных виновников произошедшего, тех, кто получил свои измазанные кровью и пеплом банкноты за то, чтобы вовремя закрыть глаза. Однако, мы понимаем, что власть, обслуживающая интересы буржуазии, никогда не станет защищать интересы простых трудящихся. Лишь мы сами, объединяясь и организуясь по месту жительства и на рабочих местах, сможем поставить на место жадных нуворишей, сможем сократить риск гибели для себя и своих детей.

Тем не менее, полностью устранить людоедов, стремящихся зарабатывать на чужих смертях, возможно, лишь уничтожив капитализм как таковой.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Ганс Баймлер — спартаковец в мадридских окопах

Закрыть