Противостояние в МУП «Тверьспецавтохозяйство»: «эффективный менеджер» объявляет войну независимому профсоюзу | Леворадикал
  • Главная > НОВОСТИ > В РОССИИ > Противостояние в МУП «Тверьспецавтохозяйство»: «эффективный менеджер» объявляет войну независимому профсоюзу
  • 3
  • 585

Противостояние в МУП «Тверьспецавтохозяйство»: «эффективный менеджер» объявляет войну независимому профсоюзу

Андрей Грицков — председатель профсоюза «Новопроф» на «Тверьспецавтохозяйство»

Предыстория

В ноябре 2015 года Тверь всколыхнула новость о забастовке водителей мусоровозов. Несколько десятков городских коммунальщиков из муниципального предприятия «Тверьспецавтохозяйство» приостановили работу, требуя выплаты задержанной зарплаты и улучшения условий труда. Стойкость рабочих в отстаивании своих требований привела к частичному успеху забастовки: задолженность по заработной плате была погашена в течение нескольких часов, а на собрание протестующих явился сам глава администрации Твери Юрий Трифонов, обещавший вложить средства в модернизацию организации и «оздоровить» ее, после чего коммунальщики приступили к работе. Одним из лидеров забастовщиков был водитель Андрей Грицков. Спустя полгода, в июле 2016, именно он станет председателем образованной на предприятии ячейки «Новопрофа» — первичной профсоюзной организации «Коммунальщик». Эта организация стала первым за несколько лет (после административного разгрома МПРА-Тверь в начале десятых годов) независимым профсоюзом в Тверской области, положив тем самым начало медленному возрождению рабочего движения в регионе. С первых же дней своего существования ячейка столкнулась с жестким противодействием руководства предприятия в лице его директора Олега Борисова, который, в нарушение федерального законодательства, требовал от профсоюзников согласования создания ППО с администрацией предприятия. Вялотекущий конфликт продолжался более года: Борисов отказывался признавать профсоюз и налаживать с ним какое-то взаимодействие. Обращения активистов, выполнивших все формальные требования к созданию организации, игнорировались, и, пока длилась безрезультатная переписка, мобилизационный импульс рабочие предприятия в значительной степени растеряли. На предприятии тем временем продолжался процесс прогрессирующей деградации.

Ни логики, ни логистики

Если верить самому (на сегодняшний день уже бывшему) директору Борисову, на рынке вывоза городского мусора ТСАХ занимает долю около 30 процентов. 40 процентов приходится на созданную в 2011 году компанию «Экобытсервис», 20 — на еще одну частную контору («Экосервис»), оставшиеся 10 процентов рынка делят между собой несколько мелких фирм. На практике конкуренция между частниками и муниципалами ведет к борьбе даже не за каждую отдельную улицу — за каждый мусорный бак. Итогом такой борьбы стало то, что территория, закрепленная за определенной фирмой, представляет собой не единый район, а чересполосицу «своих» и «чужих» пунктов забора мусора. Соответственно, увеличивается продолжительность времени, необходимая мусоровозу, чтобы выполнить дневное задание. Износ транспорта на предприятии составляет на данный момент 86 процентов — множество машин находятся в постоянном ремонте. С 2014 года мусор свозится на новый полигон, удаленный на 11 километров по сравнению с предыдущим — что также уменьшает скорость вывоза мусора. Проблемы понятные и наглядные, на них неоднократно указывал в своих служебных записках председатель профсоюзной организации Грицков, необходимость пересмотра графиков и рационализации процесса перевозки также совершенно очевидна.

Что делает для решения этих вопросов руководство ТСАХ и муниципальные власти? Никакой работы по оптимизации деятельности предприятия они, разумеется, не ведут. О модернизации производства, обещанной  в 2015 году главой тверской администрации Трифоновым, никто и подавно не вспоминает. Единственный способ выполнять план по уборке мусора чиновники видят в увеличении нагрузки на рядовых коммунальщиков. Основных способов такого рода «оптимизации», как известно, два: первый — увеличение продолжительности рабочего дня (за счет фактической ликвидации заложенных в график обязательных подготовительных работ и отмены обеденного перерыва), второй — игнорирование норм техники безопасности (подборщицы мусора, как правило — пожилые женщины, вынуждены для ускорения процесса убираться непосредственно под работающим манипулятором — что рано или поздно неминуемо закончится аварией и тяжелой травмой, если не смертью). Вынужденные выезжать на маршрут на час раньше отмеченного в путевом листе времени, водители подвергаются опасности быть оштрафованными на первом же посту ДПС. Нарушая технику безопасности, они и вовсе рискуют оказаться на скамье подсудимых. Все это — ради того, чтобы руководство ТСАХ могло доложить наверх о стабильной работе организации, а городские власти могли отчитаться о хорошо поставленном коммунальном хозяйстве в Твери — выписав самим себе после этого очковтирательства все причитающиеся премии и бонусы.

Что получают простые коммунальщики, помимо изнурительной работы, риска травм и административной ответственности, обеда в антисанитарных условий и постоянной угрозы отправиться в простой (напомним, что техника изношена до предела)? По сравнению с 2014 годом зарплаты водителей мусоровозов не только не повысились, но даже упали: после повышения тарифной ставки администрация убрала все надбавки и доплаты, полагавшиеся за работу на манипуляторе и подбор мусора. В целом же индексация заработной платы не проводилась более восьми лет: те самые 20-22 тысячи рублей, что водитель получал в конце нулевых, он получает и сегодня. Подборщицы мусора (в основном — женщины пенсионного возраста) и вовсе имеют зарплату в 8-9 тысяч. Рабочих исправно кормят обещаниями о чуть ли не двукратном повышении оклада, однако единственное, что они видят от начальства все последние годы — ухудшение условий труда и понижение уровня жизни.

Тем не менее, профсоюз коммунальщиков не оставлял попыток наладить диалог с директором Борисовым. Рабочие, которых представители власти, как водится, успели обвинить в «саботаже», хотели действовать строго  по закону, «по правилам» — но администрация предприятия нагло игнорировала все эти правила, плюя на Трудовой Кодекс, федеральное законодательство и собственные должностные инструкции. Бумажная волокита, война подробных докладных записок и небрежных «отписок», могла бы в таких условиях длиться еще достаточно долго, но в сентябре этого года на смену директору Борисову пришел новый «эффективный менеджер» — бывший руководитель  частной компании «Экобытсервис» (главного конкурента ТСАХ) Павел Чуровой.

Новые проблемы

Господин Чуровой, судя по найденным нами в сети материалам, старательно выстраивает имидж прогрессивного и современного гражданина, неравнодушного к экологическим проблемам города. Совместно с хозяином компании «Экобытсервис» Александром Тараненко они учредили общественную экологическую организацию «Мой любимый город». Бизнесмены, впрочем, не привыкли что-то делать просто так: посветившись в местной прессе, Тараненко выдвинулся от «Справедливой России» кандидатом на прошлогодних выборах депутатов областной думы — впрочем, успеха на этих выборах он не имел. В мае же 2017 года его протеже Чуровой участвовал уже в праймериз «Единой России» по выборам в Тверскую городскую думу. Даже на фоне современных российских «выборов» майские праймериз оказались мероприятием необычайно скандальным: кандидаты из муниципальных чиновников сгоняли на избирательные участки своих подчиненных без всякого стеснения, бизнесмены  столь же беззастенчиво скупали голоса местных жителей, но среди позорных историй с превратившихся в откровенный фарс, в соревнование кошельков и админресурса внутрипартийных выборов в Твери, самым громким стал переросший в массовую драку конфликт между скупщиками голосов от кандидата Чурового и его конкурента Блиновского.  Как пишут местные СМИ, «в процессе драки был разорван пакет с деньгами, пятисотрублевые купюры летали по помещению, обе команды увлеченно снимали процесс на сотовые телефоны». Чуровой в итоге занял второе место, что, по-видимому, надолго похоронило надежды мусорных бизнесменов на вхождение в органы местной власти и лоббирование там своих интересов. Возможно, именно это поражение привело к удивившему многих переходу Павла Чурового с должности директора частной компании на аналогичное место в муниципальном предприятии.

Новый директор ТСАХ оказался представителем того нового поколения «эффективных менеджеров», что полностью освободилось от «советского наследия» в стиле общения с подчиненными. Если «красные директора» в недавнем прошлом были способны на самую тонкую демагогию, на создание в общении с подчиненными иллюзии «единства» интересов простых рабочих и начальства, то ровесники Чурового, выросшие и сформировавшиеся в капиталистическом обществе, патерналистскому обману предпочитают агрессивное, ничем не прикрытое хамство и угрозы. В этом наглядно убедился Андрей Грицков: узнав о том, что на предприятии существует «настоящий» профсоюз (не декоративная структура ФНПР, в которой состоят исключительно работники администрации), Чуровой объявил без всякого на то основания его членов «саботажниками», а к председателю ячейки решил применить особые меры — чтобы другим неповадно было. При личной встрече с водителем еще в сентябре директор пригрозил в ответ на неудобные вопросы о нерационально составленных маршрутах подбора мусора оставить Грицкова без премии — и через две недели выполнил свое обещание.

Рано утром 3 октября Андрей Грицков выехал в рейс согласно заданию. Поставлен он был на очень тяжелый маршрут, с заездом в разные районы города, где уложиться в срок возможно, лишь нарушая правила дорожного движения, все мыслимые нормы техники безопасности при загрузке, а заодно и обедая прямо в кабине, с грязными руками. Вернувшись в гараж на обеденный перерыв, водитель предупредил мастера, что не успевает забрать все обозначенные в задании мусорные баки — согласно должностной инструкции. Мастер по уборке города приняла сообщение к сведению, выслав в помощь резервную машину. На следующий день история повторилась. А уже через три дня от Грицкова потребовали написать две объяснительные записки по невыполнению задания. Его обоснованные объяснения начальство, разумеется, не удовлетворили, и профсоюзный лидер получил два выговора подряд (после третьего, как известно, следует немедленное увольнение). Но испугать водителя не вышло: собрав все необходимые бумаги, Грицков подал на руководство предприятия в суд.

Подобное поведение работника для Чурового само по себе стало, по-видимому, неожиданностью. Но неприятные сюрпризы на этом не закончились: в суде законным представителем Андрея Грицкова стал Дмитрий Кожнев, активист «Новопрофа», история получила определенную огласку в местных СМИ, а представительница ТСАХ на суде несколько заседаний подряд не могла дать внятных объяснений по поводу обоснованности графиков и маршрутов вывоза мусора. Предварительным итогом судебного слушания стало назначение экспертизы — и выполнять ее будет не предложенная руководством ТСАХ местная контора с непонятными полномочиями, а московский «ВНИИ охраны экономики и труда» — что, надеемся, обеспечит экспертизе точность и объективность.

Что дальше?

В настоящее время Андрей Грицков на работе находится в статусе резервного водителя — его не выпускают в рейсы, соответственно, он получает на руки голый оклад — около 15 тысяч (приходя, тем не менее, в положенное время на работу). Настрой на борьбу у него, впрочем, никуда не пропал: представители «Новопрофа» не сомневаются в том, что текущую судебную тяжбу они выиграют. Печалит Андрея другое: пассивность собственных коллег. Московские товарищи по борьбе, разумеется, всегда готовы оказать юридическую помощь, подключить журналистов, организовать информационную кампанию — но все их усилия пропадут зря без массовой солидарности самих работников на местах. Без деятельной поддержки своих братьев по классу один или два-три активиста обречены либо на увязание в мешанине бесконечных судов и разбирательств, либо на выгорание и отказ от профсоюзной деятельности. Но уже десять-пятнадцать решительно настроенных работников (на небольшом предприятии) — это сила, с которой начальство вынуждено считаться. Там же, где в профсоюз вступила хотя бы половина коллектива, где большая часть работников готова к защите своих интересов — «эффективные менеджеры» предпочтут договариваться и уступать: это обойдется гораздо дешевле, чем разбираться с последствиями собственного хамства и попыток закрутить гайки.

Если Грицков и его товарищи останутся в изоляции, если их выдавят с предприятия — для остальных работников наступят самые тяжелые времена. Потерявший окончательно чувство меры Чуровой будет и дальше увеличивать нагрузку на водителей, давя их выговорами и штрафами — потому что важнее всего на свете для него цифры финансовой отчетности, которые можно представить наверх, в горадминистрацию. Принуждения к нарушению рабочего графика и техники безопасности примут совершенно несуразные формы — что является, по сути, отложенным убийством. Рано или поздно, на дороге в городе или на территории школы, детского сада, чьего-то двора, случится страшное — авария с жертвами. Стоит только измученному водителю, озабоченному лишь тем, чтобы не лишиться и в этом месяце премии, на секунду потерять концентрацию, стоит дряхлой технике образца семидесятых-восьмидесятых годов подвести в ответственный момент — и трагедии не избежать. Возможно даже, такое повторится неоднократно. Быть может, в местной прессе появится статья с броским заголовком типа «Мусоровозы-убийцы». Но ведь нас убивают не грузовики, не станки, не башенные краны. Убивают как раз «эффективные менеджеры», не считающие рабочих за людей.

Если же коллективу ТСАХ удастся мобилизоваться, отстоять своего лидера, перейти в наступление, заставить руководство признать профсоюз— это приведет не только к улучшению условий труда, но и к оздоровлению предприятия в целом. Вынужденная выживать в новой обстановке, ради сохранения своих должностей администрация предприятия постарается продавить обновление парка автомобилей, станет работать и над оптимизацией маршрутов. Политика экономии за счет рабочих, политика организации труда по принципу «так сойдет» держится лишь на отсутствии сопротивления со стороны тех, кто и приносит предприятию прибыль — рядовых трудяг, водителей и уборщиц.

И последний, но крайне важный момент. Среди многих профсоюзных активистов распространена боязнь «политики», политики, разумеется, левой, социалистической. Но пример Чурового и компании как раз показывает, что наши классовые враги такой боязнью не страдают — напротив, они рвутся во власть, не гнушаясь никаких средств, щедро усеивая свой путь денежными купюрами. Рвутся не просто так, не для «понта» — нет, они стремятся наверх, чтобы лоббировать интересы своего бизнеса, чтобы уничтожать остатки и без того куцых социальных гарантий, чтобы сделать еще ничтожнее и без того кастрированное трудовое законодательство, чтобы за наш счет, и за счет наших детей, обеспечить себе самые высокие прибыли — и надеяться на их «совесть», «ответственность» или «чувство меры» не только глупо, но и унизительно.

Как и век назад, сегодня в России эффективная экономическая борьба попросту невозможна в отрыве от борьбы политической. С другой стороны, наверное, каждый деятельный профсоюзный активист, сколь бы он ни был аполитичен, сталкивался с обвинениями именно в политическом «экстремизме» — чаще всего, в работе на Госдеп, Навального или вообще ИГИЛ. Пока не появилась, не заявила о себе как о силе, с которой следует считаться, новая рабочая партия — любые, даже самые законные и правовые действия работников, направленные на повышение зарплаты и улучшение условий труда, будут считаться чем-то родственным измене родине или терроризму.

Господин Чуровой, полагаем, такую трактовку с радостью поддержит.

Другие записи из рубрики...

3 комментария

  1. Если преследовать цель в чём-то обвинить профсоюзы — можно использовать любой повод. В крайнем случае, можно сказать, «профсоюзы плохие, потому что президенту не плюют публично в лицо»

  2. Объединяя работников, профсоюз как бы обезличивает их, превращая в единую мощную организацию, которая, защищая права своих членов, вызывает «огонь» на себя. При этом она же защищает и работодателя, так как ничто не наносит большего вреда бизнесу как самоуправство! Однако профсоюз профсоюзу рознь! Мелкие и разрозненные объединения не имеют ни ресурсов, ни авторитета. А вот с серьезным профсоюзом из рядов ФНПР работодатель связываться не рискнет.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Сумы. Несладкая жизнь бывшей сахарной столицы

Градообразующие предприятия у нас в Сумах в глубоком упадке. Химпром еще до всех событий специально банкротили, видимо с целью продать, рассказывали знающие люди, что специально отказывались от заказов, чтобы создать видимость нерентабельности, но он...

Закрыть