Политика репродуктивного принуждения — Леворадикал

Политика репродуктивного принуждения

Аборты Польша

24 сентября в 20 странах мира прошли акции за легализацию абортов. Правительства многих стран ограничивают репродуктивные права женщин. В их числе и «благополучные» государства «просвещённой» Европы. Хотя опыт десятилетий запретов показал абсолютную бессмысленность и жестокость запрета абортов, представители «мировых религий», крупные бизнесмены и высокие чиновники продолжают лоббировать и осуществлять политику ограничений. Россия не проявляет в данном вопросе хвалёной самобытности: русские мракобесы ничем не отличаются от европейских и американских.

На этой неделе в Польше в первом чтении был принят закон, ставящий ещё больше преград перед женщиной, нуждающейся в аборте. Полячки с начала 90-х глубоко прочувствовали заботу невидимой руки свободного рынка. Она, эта рука невидимая, не только отняла работу у тех самых рабочих и работниц, на чьих спинах либералы восходили на властный Олимп, но и вложила ржавый инструмент в мозолистые ладони подпольных хирургов. Правящий класс России давно планирует пойти по проторенной дорожке репродуктивного насилия над женщиной.

Почему сейчас?

Некоторые совсем наивные люди думают, что в рамках существующей социально-политической системы можно избежать методичного превращения женщины в инкубатор и домашнюю рабыню, молчаливо прислуживающую мужу. В политике правящих классов есть строгий экономический расчет. Почему режим до сих пор не повысил пенсионный возраст до 70 лет, не отменил все возможные льготы, не запретил аборты сразу после распада СССР, как это было в Польше и т. д.? В России, в отличии от Польши, есть нефть и много других полезных ископаемых. Россия с начала 90-х была золотым дном для «инвесторов» и воров местного пошиба. Новый огромный рынок сбыта, доходы от приватизации и прямого грабежа некогда государственной и коллективной собственности, нефтедоллары и экспорт алмазов. Россия стала сырьевым придатком мира. Польша, в свою очередь, была превращена источник дешёвой рабочей силы. Вряд ли найдётся хоть одна страна Европы, где бы не трудились поляки на самых низкооплачиваемых должностях!

У правящих классов Польши и России были разные задачи. Сейчас все меняется. С конца 90-х Россия методично возвращает себе статус «великой державы» (великой, как и все прочие, своими преступлениями). В условиях жестокой конкуренции и попыток изоляции перед российским империализмом встают новые вопросы: индустриализация («импортозамещение»), обеспечение «здорового инвестиционного климата» (дешёвой рабочей силы), неиссякаемый источник пушечного мяса (набитого религиозными и патриотическими предрассудками). В новых условиях нужно и пенсионный возраст увеличить и рождаемость повысить, Правда, в условиях кризиса рождаемость можно повысить лишь репрессивными мерами. Некоторые возразят: рождаемость так не повышается, это противоречит фактам. Оставляя в стороне вопрос о рациональности запрета, заметим: правящему классу не нужен абсолютный рост населения. Нужен рост бедного и беднейшего населения.

Зачем?

Другой вопрос: зачем нужно превращать женщину в инкубатор и семейную прислугу? Таким образом правящие классы решают за счет рабочего класса (и в первую очередь работниц) очень затратный экономический вопрос: вопрос воспроизводства рабочей силы. Подробнее об этом можно почитать в материале «Что такое теория социального воспроизводства». Что цель именно такова говорит и инициатива госпожи Мизулиной, поддержанная правительством – отмена бэби-боксов.

Запрет на аборты сам по себе может привести, а может и не привести к повышению рождаемости. Однако не это нужно буржуазии. Нужны неблагополучные дети, массово поставляемые на рынок рабочей силы, в армию, в церковь.

Идеологическая борьба

В основе политики репродуктивного принуждения лежат экономические причины. Буржуазия коллективно эксплуатирует способность женщины воспроизводить человека. Поэтому в области идеологической борьбы все отбросы старого мира прилагают максимум усилий для производства новых и эксплуатации старых софизмов о праве на аборт.

Право на аборт называют детоубийством. Однако не трудно догадаться, что именно отмена бэби-боксов, лоббируемая православной женонанавистницей Мизулиной приведёт к массовому детоубийству. Более того, когда женщины, оказавшиеся в сложной социальной ситуации, без помощи, под угрозой насилия, под угрозой голодной смерти и т.д. будут лишены возможности передать на содержание государству своего ребёнка, увеличится и количество самоубийств. Даже при Сталине, хотя он проводил реакционную политику в согласии с православными мракобесами, правительство в 1936 году не только запретило аборты, но увеличило алименты, ужесточило ответственность за неуплату алиментов, подняло пособие на ребёнка. Для бюрократии 30-х было очевидно, что одними репрессиями рождаемость не поднять. Для буржуазии XXI века речь идёт только о насилии в духе инквизиции.

Аборт связывают с распутной жизнью, но чаще всего аборт делают женщины, находящиеся в браке, уже имеющие детей. Кроме того, можно ли вообще серьёзно говорить о запрете аборта для женщин до 25 лет, ведь в этом возрасте, как правило, ни женщины ни мужчины не способны по большей части обеспечить даже себя – такова социальная действительность нашего времени. И это касается не только России. В «благополучной» Европе уровень безработицы среди молодёжи бьёт все рекорды. Кроме того простого факта, что человек имеет право на личную жизнь и здоровье, такая постановка вопроса снимает всякую ответственность с государства.

Запрет аборта называют актом гуманизма, любви к жизни, но на какую жизнь обрекают мать нежеланных детей? На какую жизнь обрекаются сами нежеланные дети? Пособие на ребёнка в России в месяц – 70 рублей. Зарплаты, особенно у бюджетников, жалкие, ничтожные. Зарплаты женщин в среднем меньше, чем зарплаты мужчин. Государство оставляет заботу о будущем поколении целиком на плечах матерей. Смерть после нелегального аборта, нищета и проституция – это гуманно? Именно за такую «жизнь» выступают т. н. «пролайферы».

Запрет на аборт связывают с укреплением семьи, и в этом есть доля истины. Другая часть правды состоит в том, что семья укрепляется как концентрационный лагерь с режимом жесткой экономии, страха, экономического принуждения к сожительству. Семья укрепляется как тюрьма, как обуза, как страшный долг кровожадному богу «традиционных ценностей». И такая семья вызывает справедливое отвращение подрастающих поколений. Усилия правящих классов и их верных псов-мракобесов вбивают крепкие гвозди в гроб буржуазной семьи.

Выводы

В Польше, где аборты были запрещены, рождаемость сократилась сильнее, чем в России за аналогичный период. Женщины будут искать любые возможности избавится от плода, если им нечем кормить потенциального ребёнка. К этому прибавляется страх беременности, сознательное ограничение половой жизни и в первую очередь с постоянным партнёром.

Лоббисты РПЦ, проникающие на высокие светские посты в государстве, реакционная Дума и такое же реакционное правительство начали священный крестовый поход против женщин. Этот поход осуществляется в ряде направлений: ограничение репродуктивных прав женщин, консервация «традиционных семейных ценностей», в том числе семейного насилия, популяризация идеи о второсортности женщин, их неполноценности по отношению к мужчине, популяризация жестких гендерных ролей. В этом крестовом походе запрет абортов аналогичен взятию Иерусалима. Только массовая протестная активность женщин-работниц сможет защитить рабочий класс от средневекового ада, в который мракобесы систематически превращают российскую действительность.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Победа феминизма неотделима от победы социализма

Левые и феминизм: о страхах и нечистоплотной дискуссии На сайте "Товаришка" 17 октября была размещена статья Елены Георгиевской "Левые и феминизм, или Социально-пацанский переворот", которая самым наглядным образом демонстрирует страхи буржуазных феминисток в отношении...

Закрыть