Мастерские в концентрационных лагерях — Леворадикал

Мастерские в концентрационных лагерях

Павленский и нацисты

«Мне кажется все это может привести к войне. Этот сон и нежелание увидеть ясность бытия, невозможность сгинуть из несуществующего мира приводит к очень страшным последствиям.»
Лиза Рукавишникова

Наблюдая в последние дни всю эту возню вокруг Павленского, его многочисленные интервью, из пальца высосанные теории о страшном режиме, о «Них» — тех самых нелюдях с которыми этот храбрый воин сражается, не жалея собственных яиц, сыпящийся град восторгов из художественного сообщества чуть ли не с уподоблением Петеньки «Черному квадрату», признаться я думал искренне что он — ментовской агент. Раз его так ласково встретили и отпустили фсб, менты, суд. С таким восторгом его называли (вы только вдумайтесь) — автономным анархистом! Вообще природа художественного сообщества очень странная — когда художники называют себя «политическими» и выступают против насилия над обездоленными и тому подобное — честь им и хвала, вот есть повод гордиться ими своими же коллегами по цеху. Но если они сами кого-то насилуют, избивают женщин, поучают всех из каждого обдр..го СМИ как жить и быть, при этом не имея совершенно никакой возможности связать трех предложений в логическое целое, фотографируются с нацистами, то о какой политике может идти речь? Зачем нужны «политические художники»? Кроме того, чтобы светить своей рожей с мониторов и придумывать псевдотеории о взаимоотношениях тех или иных групп людей?

Есть ли у них настоящая программа, политическая программа? «Нет!» — отвечает Павленский. «Я не знаю даже, что я буду делать через две недели». Зато мы знаем — он будет фотографироваться с нацистами. Мне очень не хотелось писать о художниках статью — настолько они себя дискредитировали в настоящее время, и по причине неумения анализировать художества. Но этот случай примечателен тем, что я внезапно осознал, что я — не прав, а Павленский прав. Он прав, когда говорит, что он — не народный герой. И отпустили его на все четыре стороны, решив только бабла с него содрать не потому, что он шпик и гнилая сволочь, а потому что он просто абсолютно инфантильный, недалекий (по его же собственному признанию — планов он не строит, говорит, что лучшее на свободе после тюрьмы — это секс, жаль еще видеоигры не добавил)) человек, не представляющий для власти никакой опасности. Пускай думают, что я завидую его успеху, популярности, героичности — раз так уж меня прорвало — но в действительности мучительное желание написать что-то на эту тему появилось, когда произошел просто олимпийский спуск в унитаз у Пети в интервью, где он сказал, что коммунисты и фашисты это одно и то же. Видимо, наверное, не подумал что это кого-то сейчас всерьез может задеть (да и зачем ему вообще думать, когда он огнем, как Бог египтян поразивший, украсил здание ФСБ, да еще и процитировал человека, который сам себя коммуно-фашистом называл. («Все, что не анархия, то фашизм»). Что будет делать этот «черный квадрат» дальше — убьет Галкина и женится на Пугачевой или возлюбит осла, в принципе теперь уже не важно. Потому что он выполнил очень важную миссию по раскрытию истинных мотивов деятельности «политических» художников.

Поэтому как говорится в песне «Хотела мать, чтоб сын ей был художник, а он нарисовал ей Холокост, рога и хвост». Короче, неудивительно, что герои фотографии Павленского с нацистами любят не только Петеньку, но и еще одного деятеля, который по странному совпадению тоже поначалу художничал.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Два месяца в концлагере. «Фабрика смерти» в Симферополе.

Бывшая узница крупнейшего крымского концлагеря Зинаида Чернова рассказала о порядках на «фабрике смерти» и об оккупации Симферополя На окраине села Мирное возле Симферополя тихо. Ветер гнет редкие деревья, колышет высокую траву. Обычный сельский пейзаж:...

Закрыть