10 фантастических книг для коммунистов — Леворадикал

10 фантастических книг для коммунистов

10 фантастических книг для коммунистов

По нашей просьбе редакция альманаха коммунистической фантастики «Буйный бродяга» подготовила список из десяти фантастических книг и циклов, которые нужно прочитать каждому коммунисту.

Красная звезда

1. Александр Богданов. «Красная звезда»

Книга, написанная профессиональным революционером в 1908 году, после поражения первой русской революции, в эпоху всеобщей деморализации и общественного упадка, преисполнена, тем не менее, колоссального исторического оптимизма. Социал-демократ Леонид отправляется на Марс, чтобы своими глазами увидеть зрелое коммунистическое общество во всех его проявлениях: освобожденный труд, общественное воспитание детей, полное равноправие полов и, разумеется, невиданный технический прогресс. Справедливости ради, многие идеи «Красной Звезды» и ее продолжения, «Инженера Мэнни» (о хищническом и бездумном расходовании природных богатств в рационально устроенном обществе, например, или сама постановка вопроса о геноциде землян) вызвали отторжение и критику современников, в том числе и Ленина. Однако стоит помнить: спустя ровно десять лет после выхода романа в свет первые отряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии шли на штурм старого мира именно под знаком «марсовой звезды».

Прыжок в ничто

2. Александр Беляев. «Прыжок в ничто»

Не самый известный роман классика советской НФ, однако в библиотеке коммуниста безусловно необходимый. Накануне мировой революции группа богачей и аристократов принимает решение убежать с Земли в буквально смысле на другой глобус, чтобы переждать революционную бурю… или построить свое идеальное общество на максимальном удалении от проклятых большевиков. Проблема в том, что экипаж их космического корабля, те самые люди, от которых зависит успех предприятия, оказываются законспирированными коммунистами. Классовая борьба в отдельно взятом планетолете, а затем на Венере приводит к окончательному моральному разложению представителей буржуазного лагеря и потере ими человеческого облика, в своих типичных носителях эволюционируют к форменному людоедству как христианство, так и буржуазный гуманизм. Однако роман хорош не только как социальная сатира: достаточно вспомнить, что Константин Циолковский назвал его как наиболее содержательной и научной книгой о межпланетных перелетах — характеристика, которая дорогого стоит.

Аэлита

3. Алексей Толстой. «Аэлита»

Повесть с сюжетом, во многом обратным «Красной звезде»: на умирающий под пятой олигархической диктатуры Марс прилетают представители Советской России — инженер Лось и демобилизованный красноармеец Гусев — чтобы во имя любви и свободы вступить в неравный бой с тираном. «Для вас — смерть, для нас — борьба!» — слова вождя марсианского рабочего движения были актуальны как во время написания книги, когда фашизм стремительно прорывался к власти, так и в современный период общественного упадка.

Туманность Андромеды

4. Иван Ефремов. Цикл о Великом Кольце. («Туманность Андромеды», «Сердце Змеи», «Пять картин», «Час быка»)

Имя Ивана Антоновича Ефремова вспоминается первым всякий раз, когда речь заходит о коммунистической фантастике, а о мире Великого Кольца сложно написать что-то новое. Отметим лишь, что, несмотря на отделенное от нас тысячелетиями время действия ефремовских произведений, в них и их судьбе отразилась непростая эволюция постсталинского СССР: первый роман цикла, «Туманность Андромеды», был написан вскоре после смерти Сталина и накануне запуска первого искусственного спутника Земли, ознаменовав начало золотого века советской НФ, став на долгие годы ее эталоном и примером и породив целую литературную школу. Роман же «Час быка», написанный в год ввода войск в Чехословакию и в период наивысшего накала противостояния с Китаем, оказался вскоре после издания под негласным запретом и долгие годы после смерти писателя старательно замалчивался. И сегодня книги Ивана Антоновича не теряют своего значения, если, конечно, рассматривать их не как откровения эзотерического гуру, а как произведения ученого-материалиста, коммуниста и гуманиста — кем Ефремов и был на самом деле.

Волны гасят ветер

5. Аркадий и Борис Стругацкие. Цикл о мире Полдня

Авторы, не нуждающиеся в представлении, и мир, ставший родным для многих поколений советских и российских читателей. Будущее двадцать второго века, в котором отразилась современная авторам советская действительность со всеми порожденными временем иллюзиями и разочарованиями. Мир коммунистического Полдня умер для Стругацких даже раньше, чем распался СССР: в последнем, ненаписанном романе цикла «Белый ферзь», они собирались уничтожить его литературно, объявив невозможным и выдуманным устами одного из героев. И тем не менее, книги продолжают жить и сегодня, а их образы и герои постоянно всплывают, когда речь заходит о коммунистическом будущем человечества. Так что для коммуниста критическое прочтение произведений Стругацких оказывается сегодня насущной необходимостью.

Леопард с вершины Килиманджаро

6. Ольга Ларионова. «Леопард с вершины Килиманджаро»

Повесть о приключениях духа, требующих от людей коммунистического будущего не меньше мужества, чем революционная борьба и война с фашизмом. На Землю прибывает зонд, несущий информацию о дате смерти каждого из живущих. Как поступят люди, имеющие доступ к этому знанию? Каждый, оказавшись наедине с искушением, делает личный выбор. Как надо любить и умирать — с трагическим надрывом или просто, без жестов и красивых поз, позабыв о своем «эго»? Светлое будущее — не застывший Эдем, не остановка развития, а только начало борьбы за жизнь, достойную мыслящих и чувствующих людей, за новые отношения между ними.

Железная пята

7. Джек Лондон. «Железная пята»

Роман — ровесник «Красной звезды», в котором Лондон рассматривает ближайшее будущее Америки и всего человечества с социалистической точки зрения, но в куда более мрачном ключе: в мире ЖП олигархическая диктатура оказывается экономически неизбежным результатом развития и концентрации производительных сил. Главный герой, социалист Эрнест Эвергард, в своих словесных поединках с представителями самых разных социальных слоев последовательно разрушает иллюзии «демократического» общества, на элементарных примерах разъясняя, что «свободная конкуренция» ведет к монополии, и, как следствие, к диктатуре. Однако Лондон, являясь пленником своего времени, разделяет и многие его иллюзии: уже первая мировая война показала, что величественной статичной диктатуры мир позднего капитализма породить не в состоянии — его будет постоянно лихорадить мировыми войнами и десятками локальных конфликтов, и именно нестабильность станет основой владычества крупных корпораций. Впрочем, американскому беллетристу простительно то, что проглядели десятки европейских марксистских ученых и писателей, «Железная пята» остается классическим произведением социалистической художественной литературы, сохраняющим свою ценность и актуальность по сей день.

Скотный двор

8. Джордж Оруэлл. «Скотный двор»

Сатирическая притча о русской революции и ее перерождении. Темы переписывания и фальсификации революционного учения («Все животные равны, но некоторые более равны, чем другие ») сполна раскрыта на материале реальной истории сталинизма. Одно из произведений, которые нельзя забывать, даже под предлогом о том, что критика и обличения такого рода могут повредить делу коммунизма: никто не нанес коммунистическим идеям большего ущерба, чем вышедшие из рядов КПСС свиньи, которые сегодня пируют на развалинах нашей страны вместе с господами Пилкингтонами и Уимперами.

Обширней и медлительней империй

9. Урсула Ле Гуин. «Обделенные»

Часть знаменитого «хайнского цикла» писательницы-феминистки, мастера антропологического и социального моделирования. Планеты-сестры Уррас и Анаррес столь же различаются климатом и судьбой, как и общественным устройством. Полуголодная колония «обделенных» анархистов-коммунаров, пламенно отрицающих собственность и любое угнетение — и старый капиталистический мир изобилия и роскоши (для избранных). Границам могущественнейшего из государств Урраса угрожают соседи, представляющие собой, как вскользь дается понять, некую систему выродившейся социалистической бюрократии, но и внутри его зреет сопротивление собственного плебса. Однако, и общество Анарреса полно противоречий и непримиримой борьбы как индивидов, так и коллективов между собой. Мы не знаем, чья правда восторжествует, но не случайно ансибль — переговорное устройство для мгновенной связи между мирами — создан именно гениальным физиком Шевеком с Анарреса, последовательным сторонником свободы личности и нон-конформистом, принципиально идущим по жизни «с пустыми руками».

Print

10. Чайна Мьевиль. Нью-Кробюзонский цикл. («Вокзал потерянных снов», «Шрам», «Железный совет»)

Цикл романов современного британского автора в жанре фэнтези-стимпанка является мощнейшим противоядием против жанра эскапистского фэнтези с его ненавистью к индустриальному обществу и любовью к «старым добрым временам». Ничем не сдерживаемая фантазия автора в выдумывании новых и новых чудес магии и альтернативной технологии, невероятных живых существ и сущностей, чья природа так и остается загадкой, сочетается с трезвым и беспощадным социальным анализом противоречий капиталистического города. Нью-Кробюзон, город, в котором борются за существование люди и водяные, разумные кактусы и насекомоголовые женщины, раздираем социальными противоречиями, город, который разъедают социальные противоречия и гнетет неумолимая логика капитала, выглядит гораздо более реальным, чем многие менее «экзотические» миры. Никакая магия не способна опрокинуть законы исторического материализма — поэтому вас ждет кровавая подпольная борьба, дикая и бессмысленная империалистическая бойня, революция и… впрочем, книги Мьевиля не нуждаются в спойлерах, они нуждаются в прочтении.

Что, собственно, касается всех вышеперечисленных книг.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Кризис цивилизации на ближнем и среднем Востоке

Предлагаем вашему вниманию недавно вышедший из печати IV том пятитомного труда национального лидера курдского народа Абдуллы Оджалана. Эта работа, являющаяся Защитной речью, предназначенной для Европейского суда по правам человека, обобщает и раскрывает предыдущие монографии...

Закрыть