В защиту Джорджа Оруэлла | Леворадикал

В защиту Джорджа Оруэлла

В защиту Оруэлла

Когда читаешь статьи Андрея Рудого, хочется вымыть руки. Софизмы, поверхностность, лицемерие и неуместный пафос – это лишь немногие «достоинства» его статей. Можно было бы оставлять без внимания писанину господина Рудого, но литературные чудовища, порождаемые пером «неомарксиста», периодически покушаются на память выдающихся людей. Совсем недавно фекальные чернила Рудого заляпали имя выдающегося английского писателя-социалиста – Джорджа Оруэлла.

Рудой, судя по его тексту, знаком с романом «1984» по Википедии. Рудой смело берётся доказывать, что роман написан «об СССР» и что роман вредная антиутопия. Если бы Рудой перед написанием своих статей бегло просматривал хоть какую-то тематическую литературу, он бы знал, что «1984» — это не антиутопия, а сатира, которая автором её была направлена вовсе не против социализма. Впрочем, предоставим слово Оруэллу:

«Мой роман не направлен против социализма или британской лейбористской партии (я за нее голосую), но против тех извращений централизованной экономики, которым она подвержена и которые уже частично реализованы в коммунизме и фашизме. Я не убежден, что общество такого рода обязательно должно возникнуть, но я убежден (учитывая, разумеется, что моя книга — сатира), что нечто в этом роде может быть. Я убежден также, что тоталитарная идея живет в сознании интеллектуалов везде, и я попытался проследить эту идею до логического конца. Действие книги я поместил в Англию, чтобы подчеркнуть,   что англоязычные нации ничем не лучше других и что тоталитаризм, если с ним не бороться, может победить повсюду»

Таким образом, роман является сатирой на страны «социалистического» лагеря, а не антиутопией, в которой автор будто бы тайно намекает на СССР. Оруэлл мелкобуржуазный социалист. Он подвержен идейным метаниям, от революционного энтузиазма переходит к малодушному разочарованию. В этом Оруэлл ничем не отличается, скажем, от Горького. С той лишь разницей, что Горький был пригрет на груди советской олигархии и вместе со сталинской бандой удобно уселся на шею советскому рабочему классу. Тем не менее, ни метания Горького, ни метания Оруэлла не отменяют их выдающихся литературных заслуг перед рабочим классом. «Мать», «Скотный двор» и «1984» навсегда вошли в библиотеку коммунистов.

Является ли «1984» сатирой и на капиталистическую реальность XX века? Нет, но советский термидор, весь покрытый одним большим родовым пятном капитализма, в романе Оруэлла дополнен образом бесконечной империалистической войны. Кроме того, не с самого ли себя рисовал Оруэлл главного героя романа? Не он ли прошёл путь от революции к доносительству? Не его ли сломала тоталитарная система?

К слову сказать, поверхностный автор антиоруэловского памфлета не сообщает своим читателям, что и его политический гуру (Рудой – «неомарксист») – Герберт Маркузе – тоже сотрудничал со спецслужбами с 1942 до 1950 года, поставив все свои аналитические таланты великолепного социолога на службу империалистическим государствам, вступившим в «холодную войну» против СССР.

Историк Рудой такой же как и литературный критик. Т. к. Рудому необходимо сохранять добрые отношения со своими друзьями-сталинистами, он кидается грудью на амбразуру, чтобы защитить палача революции господина Сталина и породившую его систему тягучей контрреволюции. Действительно, был ли Оруэлл честен в своей сатире на СССР? Может быть сталинский СССР – рай земной?

Историк Рудой, очевидно, не знаком с семитомным исследованием Вадима Роговина, посвящённым сталинскому СССР, ибо в Википедии нет краткого пересказа этого грандиозного труда. Расскажем мы господину Рудому некоторые факты о власти термидорианской бюрократии, которую он так самоотверженно (в лучших традициях путинского «социалиста» Шапинова!) защищает, и посмотрим, кто является фальсификатором: «троцкист»-сталинист Рудой или демократический социалист Оруэлл.

Среднемесячная зарплата среднестатистического рабочего в СССР в 30-е годы составляла 125-200 рублей, мелкого служащего — 130-180 руб., служащих и техников -300-800 руб., ответственных работников и специалистов, учёных, артистов, писателей — 1500-5000 и более рублей. Приводя в качестве примера заработок советского инженера (представителя правящей бюрократии) 8600 р. В месяц, Лев Седов пишет: «это рядовой, не крупный спец, и заработок его, следовательно, не может считаться исключительным. Таким образом, спецы часто зарабатывают в 80-100 раз больше неквалифицированных рабочих».

Вот как пишет о разнице зарплат высшего слоя интеллигенции и рядовой интеллигенции в СССР Роговин: «Верхние слои интеллигенции сравнялись по размерам заработной платы с верхушкой бюрократии, а нередко и превосходили её по совокупным годовым доходам, тогда как наиболее массовые слои интеллигенции получали заработную плату, не обеспечивавшую удовлетворения даже самых насущных потребностей. На заработную плату врача, составлявшую 400 рублей, прожить было нельзя, поскольку обычный костюм стоил 800 рублей, хорошие туфли — 200-300 руб., метр драповой ткани — 100 руб. Поэтому врач, как правило, должен был искать работу по совместительству, чтобы обеспечивать себе сколько-нибудь сносный уровень существования».

Рост заработной платы рабочих не успевал за ростом дороговизны. Друг СССР Андре Жид писал о такой социальной политике сталинского СССР, что она

«доводит до крайней нищеты большинство трудящихся и вместе с тем гарантирует чудовищную зарплату привилегированным и позволяет расточать средства на массированную пропаганду, которая должна убедить наших рабочих в том, что русские рабочие счастливы»

Приведём ещё одну цитату для характеристики социальных отношений в сталинском СССР: «До определённого времени многие трудящиеся ещё жили иллюзиями о том, что кремлёвским «вождям» неизвестно их бедственное положение. Попыткой обратить внимание на вопиющее неравенство было продиктовано, например, коллективное письмо Калинину от его земляков, бесхитростно описывающее картину народной жизни. Рассказывая, что их зарплата, составляющая 90-200 рублей в месяц, урезывается многочисленными вычетами, удерживаемыми «ежемесячно без нашего ведома и спросу», и съедается растущей дороговизной, авторы писали: «Мы, такие трудящиеся с мизерными зарплатами, ходим около магазинов продуктовых и промтоварных… а ничего не покупаем, так как мизерные заработки всё проешь и никогда себе ничего из одежды и обуви не купишь… Кто покупает-то всё в этих универмагах и гастрономах? Это доктора да инженеры с их огромными заработками. Артисты ещё хорошо у тебя зарабатывают по 3-4 тысячи рублей в месяц… Где уж тут равенство и братство-то… Все мы перезаложены, все наши вещи в ломбардах и все облигации госзаймов, всё у нас там пропадает и не на что выкупать». Письмо кончалось следующими характерными словами: «Мы ведь хорошо всё знаем, что Вам не дают знать эту правду про жизнь народа и не показывают Вам голос и стон народа от этих наросших цен».

Кроме всего сказанного добавим: гигантские очереди и крайняя нехватка товаров совсем не порождение Перестройки, а социальная реальность 30-х годов. В таком мире жили советские пролы. Как же жила советская бюрократическая верхушка?

Вот что пишет Роговин о самом Сталине:

«Неизменным атрибутом образа жизни Сталина и его ближайшего окружения стали продолжавшиеся по 5-6 часов ужины, на которых в огромном количестве подавались изысканные блюда и отборные алкогольные напитки. Как вспоминает присутствовавший на некоторых из этих ужинов сын Микояна, иногда Сталин произносил по-грузински слова, обозначавшие «свежая скатерть». После этого немедленно появлялась «обслуга», которая брала скатерть с четырёх углов и уносила находившиеся на ней блюда вместе с битым хрусталем и фарфором. На новую, чистую скатерть приносились другие, только что приготовленные яства.

Жадность Сталина к материальным благам жизни, приверженность к необузданной роскоши в быту передались и его преемникам, вплоть до Горбачёва, которые — в отличие от старой большевистской гвардии — были весьма далеки от готовности разделять с народом материальные тяготы и лишения.

Сталин Оруэлл 1937-1984

Вот свидетельство академика Евгения Самуиловича Варги:

«Под Москвой существуют дачи — конечно, государственные; при них постоянно находится 10-20 человек охраны, кроме того, садовники, повара, горничные, специальные врачи и медсестры, шофёры и т. д. -всего до 40-50 человек прислуги. Всё это оплачивает государство. Кроме того, естественно, имеется городская квартира с соответствующим обслуживанием и по меньшей мере ещё одна дача на юге. У них персональные спецпоезда, персональные самолеты, и те и другие с кухней и поварами, персональные яхты, и, конечно же, множество автомобилей и шофёров, обслуживающих днем и ночью их самих и членов их семей. Они бесплатно получают… все продукты питания и прочие предметы потребления… Для обеспечения такого уровня жизни в Америке надо быть мультимиллионером!»

Кроме того, существовали специальные магазины для различных групп населения: пролов, военных, партийной верхушки и т. д. Чем не кастовая система? Добавим, что уровень жизни подавляющего большинства рабочих в СССР при Сталине был действительно ниже, чем при царе.

Мы не станем более нагружать текст цитатами и цифрами. Всякий интересующийся вопросом человек может обратиться к семитомному исследованию Вадима Роговина «Была ли альтернатива?», в которой собран огромный материал о сталинском СССР, или к великолепным работам Троцкого, в том числе посвящённым фальсификациям истории, поставленным сталинской бюрократией на поток, к работе Тони Клиффа «Государственный капитализм в СССР», в которой тоже приведено множество интересных фактов и статистических подборок. В названных работах читатель найдёт и приводимые нами цитаты, цифры, факты.

Таким образом, мир, нарисованный Оруэллом, почти не отличался от социальной реальности СССР 30х-40х. Оруэлл рисует точно такую же картину, какую можно увидеть в сочинениях Троцкого и его товарищей, изучая «Бюллетень оппозиции». Рудой нападает на «поверхностные» суждения Оруэлла, но Оруэлл не партийный аналитик. Кроме того, он пишет от имени загнанного в угол запутавшегося человека, а не от своего собственного. Было бы странно, если бы все герои литературных произведений рассуждали как Карл Маркс. «1984» художественно оформляет научный исторический анализ сталинского СССР. Невежественно требовать от литературного произведения научной точности. Рудому нужны удобные пропагандистские пилюли. В этом Рудой ничем не отличается от сталинских критиков 30х, благодаря которым многие замечательные литературные произведения не увидели свет, а ряд писателей поплатились жизнью за «неправильное» видение мира.

Наконец, был ли Оруэлл пророком? Не станем отвечать на этот вопрос. Пусть каждый сам сравнит «Скотный двор» и судьбу СССР. Конечно, это не очень удобное сравнение для тех свиней, которые вышли из КПСС и сидят сейчас на высших государственных постах…

В своём опусе Рудой не изменяет «широкой левой» тактике «Вестника бури». Лавирование, зигзаги и лицемерие вполне роднит Рудого и сталинизм образца 30х годов. Будучи членом «Рабочей платформы», призывающей рабочих забыть о социалистической борьбе и бросить игры в политику, он пытается мобилизовать вокруг широкого левого органа поклонников разных исторических реконструкций, чтобы обеспечить восхождение новой профсоюзной бюрократии, эквивалентной европейской социал-демократии, вполне востребованной современной европейской буржуазией. У нас ещё толком нет профсоюзов, но будущая профбюрократия уже имеет инстинкт самосохранения, и именно он толкает невежественных полуграмотных историков восставать против мировой нетленной классики.

Сочинения Оруэлла, несмотря ни на что, остаются одними из лучших сатирических произведений, предостерегающих рабочий класс всего мира от бюрократического перерождения профсоюзных и социалистических вождей. В Коммунистическом манифесте Маркс и Энгельс так писали о реакционном социализме феодалов: «Аристократия размахивала нищенской сумой пролетариата как знаменем, чтобы повести за собою народ. Но всякий раз, когда он следовал за нею, он замечал на ее заду старые феодальные гербы и разбегался с громким и непочтительным хохотом». С таким же громким и непочтительным хохотом рабочий класс разбегается от адвоката сталинского СССР Рудого, на заду которого видит символы старых бюрократических привилегий…

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Онкология: внутри больницы

Тружусь врачом в одной из российских государственных лечучреждений. Расскажу, что происходит в нашей больнице. 1) Идёт фактическое снижение зарплат с конца 2014 года. У нас, как и во многих бюджетных организациях, основная часть зарплаты...

Закрыть