Интервью с активистами «Социалистической альтернативы»(сторонники КРИ) — Леворадикал

Интервью с активистами «Социалистической альтернативы»(сторонники КРИ)

Интервью КРИ

Продолжая серию интервью с представителями коммунистических и левых организаций, мы обратились к активистам «Социалистической альтернативы» — реорганизованной структуры Российской секции КРИ. Напомним, что в конце 2015 года Российская секция КРИ пережила раскол, в результате которого бывшие участники Комитета выделились в новую группу – «М21». На наши вопросы отвечал Демир Ройченко.

— Здравствуйте! У вас на сайте вместо «Российская секция КРИ» написано «Сайт сторонников КРИ». Интернационал понизил ваш статус после раскола или это стилистическое решение? Честно говоря, я лично был удивлён тем, что Российская секция Комитета пошла по пути реорганизации, ведь «Социалистическая альтернатива» неизвестна ни массам, ни коммунистическим и левым активистам, а КРИ всегда была на слуху…

— Называться сторонниками международного Комитета за Рабочий Иинтернационал диктуют новые репрессивные законы, мы просто предпочитаем подстраховаться. Изменить название мы планировали еще до дискуссий с будущей группой “М21”. “Российская секция КРИ” даже на слух звучит как абракадабра, а мы хотим, чтобы с первого прочтения было понятно, что мы социалисты и предлагаем альтернативу капитализму. Что касается известности, то массы нас и так не знают, а левые активисты, как себя ни называй, будут в любом случае именовать нас кришниками.

— Возможно ли было избежать раскола? Активисты «М21» до конца честны, когда говорят о причинах выхода из КРИ? Я поясню вопрос: существует мнение, что отсутствие реальной активной общественно-политической жизни порождает брожение в организациях, оторванных от масс и коммунистические группы, которые в наше время все поголовно маргинализированы и лишены заметного влияния на рабочий класс, свою энергию тратят на внутреннюю борьбу. Действительно, Биец был не против работы в одной партии с Барановым и Зоммером, а РП не возражали против откровенного оппортунизма Овсянниковых и Будрайтскисов в 2011-2014 годах, да и «М21» пошли на раскол в период реакции и упадка.

— Причины выхода “М21” мы довольно подробно описали в нашем материале. Если коротко, то всё дело в политической деморализации и попытке найти волшебные рецепты. Что касается положения среди левых в целом, то их плачевное состояние – следствие отчасти объективной ситуации: спада протестов и начала реакции, того, что из-за стабилизации после кризиса 2008 года подъём не затронул широкой массы трудящихся. Но отчасти это следствие и политических ошибок. Левый Фронт разлетелся вдребезги из-за того, что во время болотных протестов плёлся в хвосте либералов и среди них же пытался заработать политические очки (недавно мы подробно рассмотрели и критиковали тактику левых при протестах). Сталинисты – все эти РКСМБы(молодёжка РКРП – ред.) – сами не заметили, как слились с российским империализмом, прикрывая, в частности, его преступления на юго-востоке Украины. Часть анархистов смешалась с украинскими ультраправыми и пошла отбивать Донбасс, другая часть вместо политики слишком увлечена контркультурой. Широкое РСД лихорадит от плюрализма и неспособности занять вразумительную позицию по ключевым вопросам. После выхода РП и постепенного отпочкования медиаресурса Открытой Левой, в РСД всё, по сути, держится на таланте Овсянникова. Если представить, что кто-то из наших “левых” имел бы реальное влияние на рабочий класс — масштаб катастрофы был бы куда больше.

— Сейчас коммунисты и левые ждут нового общественного подъёма. Как вы считаете, будет ли этот подъём таким, как его ожидают – массовым и радикальным, или мы увидим лишь разрозненные выступления отдельных групп?

– Конкретные формы подъёма определятся в ходе борьбы – как отдельных групп за свои интересы, так и политических организаций за новых членов и сторонников – и будут зависеть от некоторых ключевых факторов. Первый фактор – какие слои захватит этот подьём и смогут ли они добиться хотя бы небольшой победы, которая вселила бы уверенность в других. Вероятнее всего, подъём затронет бюджетников, молодых рабочих и молодую интеллигенцию, студентов, возможно – униженную мигрантскую молодежь, поколение, преимущественно выросшее в России и постоянно сталкивавшееся с несправедливостью. Именно в сторону этих групп мы обращаем нашу пропаганду и агитацию. Второй фактор – реакция бонапартизма на будущий подьём и уже имеющийся экономический кризис, что может привести к расколу в среде правящего класса. Если бонапартизм начнет действовать слишком агрессивно, то может настроить против себя другие слои, которые до сих пор предпочитали отмалчиваться, ускорив тем самым политизацию масс. При такой угрозе часть правящего класса может сделать ставку на демонтаж режима ради сохранения власти и капитала, мы можем увидеть попытку увести подъем в сторону политической революции, инспирированной элитами (т.е. “цветной революции”). Это общие соображения, которыми мы руководствуемся. Центральный вопрос возможного массового подъема мы только недавно описывали в нашем материале.

— У левых осталось не так много времени для подготовки к осенним выборам, которые так или иначе политизируют общество и активизируют в той или иной форме классовую борьбу. Проведёт ли Социалистическая Альтернатива традиционную для своей предшественницы – КРИ – летнюю школу? Какие мероприятия вы намерены и готовы провести для укрепления своей организации в ближайшие полгода?

— Мы всегда держим руку на пульсе протестов и стараемся по возможности вмешиваться со своей программой в наиболее значимые. Сейчас наши цели на ближайшее время – развернуть кампанию для поиска и привлечения в организацию наиболее сознательных молодых рабочих и студентов. В зависимости от этой работы станет ясно, нужна ли нам летняя школа. В любом случае, мы планируем публикацию большой серии просветительских материалов о социализме и тактике рабочей организации с упором на недовольных нынешним положением, но ещё мало знакомых с социалистическими идеями людей. Несмотря на временное ослабление организации численно, она крепка и сплочённа идеологически – а это наиболее важный фактор для дальнейшего развития.

— Рассматриваете ли вы возможность участия в широких левых коалициях или блоках коммунистических групп? Взаимодействуете ли вы с РРП, РП, сохраняете ли дружеские отношения с «М21»?

— Участие или неучастие в каких-либо коалициях для нас – вопрос тактики. Если мы увидим, что такое объединение будет способно выдвинуть адекватную программу (пусть даже урезанную) и привлечь рабочих, бюджетников, студентов к социалистической борьбе, то за этот шанс мы ухватимся. Если это объединение будет очередным проектом объединения всех левых, ужа с ежом – нет. Мы готовы взаимодействовать с любыми, даже отчасти левыми или буржуазными демократами, но только если это будет полезно для развития рабочего движения, продвижения социалистической программы и не позволит чуждым политическим силам использовать недовольство рабочего класса в своих целях.

— Как дела в Интернационале? Есть ли заметные успехи? Только ли в России наблюдается период реакции и упадка?

— Есть несколько стран — Ирландия и Британия, например – где на фоне активной кампании против урезания бюджета, которую ведут наши товарищи, видны тенденции к усилению борьбы рабочего класса. В Ирландии трое наших товарищей, включая известных на европейском уровне Пола Мёрфи и Рут Коппингер, прошли в парламент. С ними прошли еще три человека из People Before Profit, партии наших союзников. Но самое заметное движение сейчас – в США. Во-первых, это Сиэттл, где наши товарищи развернули кампанию борьбы за минимальную оплату труда в 15$ час. Результатом её стало прохождение в городской совет члена КРИ Кшамы Савант, которая при поддержке масс добилась принятия наших требований. Во-вторых, движение, развернувшееся вокруг Берни Сандерса, в котором мы принимаем активное участие, помогает нам сегодня вести дискуссию и убеждать недовольных кризисом трудящихся в необходимости создания рабочей партии. По поводу Сандерса среди части левых уже началась дискуссия об оппортунизме и мы осознаём возможные риски, однако критическая поддержка его кампании означает лишь то, что КРИ в США действует изнутри возникшего широкого движения, чтобы убедить его активистов сосредоточиться на создании рабочей партии, пока повестка рабочего класса звучит в Америке как никогда громко. Упадок и реакция, конечно, воздействует на многих левых во многих странах, но большинство КРИшники сделаны из другого теста. Нас отличает вера как в собственную программу, так и в способность рабочего класса действовать и учиться на ошибках, даже после серьезных поражений.

— Всё ли вам нравится в работе КРИ? Существует ли какая-то внутренняя дискуссия о методах работы на уровне Интернационала?

— Нравится или не нравится – это совсем не те термины, в которых вообще можно описывать работу организации. Мы строим Интернационал, на этом пути много самых разных проблем, как и у любой живой организации – например, выкристализовывание руководства национальных секций, поиск и “воспитание” активистов в политических традициях КРИ, без которых невозможно учитывать старые ошибки и тактические промахи. Они бывают у отдельных руководителей, случаются и более серьезные провалы – сознание людей подвижно, на него воздействуют разные буржуазные силы и идеи, как и психологические факторы – выгорание или деморализация. Но всё это вторично по отношению к политической, революционной линии Интернационала. Если кто-то не понимает этого вопроса, то вряд ли сможет построить организацию, способную изменить мир.

— Спасибо за интервью. Мы желаем вам всяческих успехов!

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Первая победа «итальянской забастовки»: удовлетворены почти все требования инфекционного стационара

Позвонила Ирина Сергеева, председатель профкома "Действие" в детском инфекционном стационаре ГКБ №6. Примерно в 14.00 часов закончилась встреча членов профсоюза с руководством больницы, включая главного врача Эдуарда Халимова. Администрация больницы была предельна корректна и...

Закрыть