О законе против семейного насилия | Леворадикал

О законе против семейного насилия

Семейное насилие

В последнее время дискуссия о законе против насилия в семье вышла на новый уровень. Проблему не замалчивают, несмотря на огромное влияние мракобесов на российский парламент и его консервативность. Так или иначе, но всё идёт к принятию такого закона. Разумеется, главную роль в создании закона будут играть либералы, за спинами которых стоит уличная поддержка в виде буржуазных феминисток всех направлений: от «левых» и анархо-феминисток до крайне маргинальных мужененавистниц. Именно либеральный, правовой кретинизм ляжет в основу нового закона, судя по тем материалам, которые доступны нам для изучения. Но каким должен быть закон против насилия в семье, чтобы он помогал, а не только грел душу либералкам, и что нужно понимать, когда мы так или иначе принципиально поддерживаем разработку такого закона?

Прежде всего, я хотел бы привести одну интересную цитату:

«Все родители допускают ошибки. Я сама совершила ужасные ошибки с моими детьми, причинив им (и себе) огромную боль. Никакой отец и никакая мать не могут быть всегда в эмоциональной близости с детьми. Иногда родители могут накричать на детей, а иногда (но очень, очень редко) – ударить ребёнка. Делают ли эти ошибки всех родителей жестокими и непрезентабельными? – Очевидно, что нет. В конце концов, родители – это люди, и у них огромное количество проблем. И большинство детей могут спокойно перенести приступ родительского гнева, при условии, что обычно они также получают от родителей любовь и понимание, способные служить противовесом плохим моментам.»
Цитировано по книге Сюзан Форвард «Токсичные родители»

Это рассуждение, на первый взгляд простое и естественное[1], будет иметь совершенно иное прочтение, если мы заменим детей на женщин, а родителей на мужчин. Какой бы вой подняли феминистки, если бы кто-то рассуждал подобным образом об отношении мужчины к женщине! У детей, увы, нет своих, специфических организаций и движений. Интересы детей никто не выражает, не защищает. Это самая малозащищённая группа населения из всех его слоев. Для чего я это говорю? Нет, не для ссоры с буржуазными феминистками, они не заслуживают такого внимания. Для того, чтобы продемонстрировать, что семейное насилие многогранно. Семейное насилие — это не только насилие мужчины над женщиной, но насилие родителей над детьми, детей над пожилыми родителями. Иногда — это насилие одной семьи над другой, более бедной.

Несмотря на многогранность семейного насилия, либералки подсовывают нам рецепты спасения женщин от мужчин. Госпожа Рапопорт — буржуазная феминистка и журналистка, делающая карьеру на либеральных спекуляциях вокруг женского вопроса, — в своей статье «Домашнее насилие: шесть шагов к выходу» предлагает методологию вычисления количества специфически-семейных преступлений по полу обвиняемого! Это глупость во всех смыслах, но дело тут не в позорном невежестве Рапопорт, а в том, что вместо инструмента борьбы с семейным насилием, нам предлагают разработку манифеста войны полов. Молодая российская женская буржуазия пробует силы на законодательном поприще, чтобы впоследствии пробивать дорогу карьеристкам в кресла топ-менеджеров, спекулируя на реальных проблемах женщин рабочего класса.

Подпишитесь на нас в telegram

Прежде, чем рассмотреть вопрос о том, каким должен быть закон о семейном насилии, давайте расставим все точки над i в вопросе о праве в целом. Право — это воля правящего класса. Правовой кретинизм либералов (и либералок-феминисток) заключается в том, что по представлению этих господ закон обладает волшебными свойствами. Примем закон и та-дан! Женщины спасены, насильники в тюрьме. Либералок не смущает количество карательных законов и вообще целой кучи всяких законов, которые редко работают и тем меньше работают, чем выше социальный статус обвиняемых? Любой карательный закон, каким бы хорошим он ни был, не способен уничтожить причин, которые порождают семейное насилие. В России по существующим законам трудно привлечь насильника, даже если его жертва мужчина. Впрочем, дело не в России. Так обстоят дела во всём мире. Вспомните недавнюю историю о том, как бандиты торговали детьми в центре Лондона. Полицейские, которые не могли не быть в доле и в курсе, тогда кивали на «страх перед толерантностью» — лицемерные и лживые отговорки. Но речь о другом: никакие законы не способны сдержать социальные противоречия, закон лишь нивелирует и упорядочивает существующие отношения. Об этом надо помнить. Пойдём дальше.

Дальше нам нужно выяснить, каковы причины семейного насилия. Было бы нелепо создавать закон против насилия в том или ином контексте, не выяснив его (насилия) причин. Для буржуазных феминисток ответ очевиден: мужчины насильники от природы, их насильственную природу необходимо сдерживать силой государственного принуждения. Разумеется, для буржуазной феминистки насилие женщины над детьми или родителями — это производная от насилия мужчины над женщиной. Жертва становится палачом. Но насилие пропитывает всё наше общество. Мужчина подвергается насилию со стороны других, более «успешных» мужчин и женщин с более высоким социальным статусом. Начальница орёт на работника, работник орёт на жену, жена на детей — можно представить такую схему, чтобы утереть нос феминисткам, но схемы нет. Всё общество насквозь пропитано насилием сильных над слабыми, и женщины не самая незащищённая группа населения.

Есть ещё один важный момент: буржуазные феминистки ставят на одну доску семейное насилие в семьях богатых и бедных. Для либералок нет разницы между образованным, богатым и властным насильником, прекрасно сознающим своё преступление, и культурно-отсталым, лишённым полноценного образования, забитым тяжёлым трудом пролетарием. Либералки напрочь игнорируют социальные причины семейного насилия. Давайте их рассмотрим.

Конкуренция за ресурсы сопровождает человечество с первого дня появление «прибавочного продукта» — продукта, который присвоило или произвело человечество сверх необходимого для физического выживания членов общества. Когда то мужчина поработил женщину, превратив её в домашнюю рабыню. В эпоху капитализма и всеобщего освобождения в результате буржуазных революций, в эпоху формального равенства, женщина-работница встала наравне с мужчиной в ряды трудовых армий, а женщина из привилегированных классов заняла своё «законное» место угнетательницы и эксплуататорши. С тех пор в рамках каждого класса идёт конкурентная борьба: женская буржуазия борется за своё кусок пирога с мужчиной буржуа, а женщина работница, как правило, борется не только за рабочее место, но и за право на отдых.

Причина существования современной буржуазной семьи — т. е. брака по расчёту, сожительства во имя выживания, а не по взаимной склонности — у пролетариата это невозможность поддержания экономической независимости ни женщиной, ни мужчиной по отдельности. Буржуазная семья — форма выживания. Вместе содержать жильё, растить детей, пропитаться — вот нехитрые цели такой семьи. Стены этой буржуазной святыни падут только вместе с капитализмом.

В рамках буржуазной семьи пролетарии конкурируют за: скромные общие денежные ресурсы, скромную общую собственность, малое количество свободного времени, из-за вопроса о поддержании общего хозяйства. Мужчина говорит женщине: ты женщина, ты должна меня обслуживать, заниматься детьми. Женщина отвечает: а ты должен обеспечивать нас деньгами. Но работающая женщина не может обслуживать семью иначе как через моральный и физический надрыв, а работающий мужчина не в состоянии обеспечить семейство заработком. Современная семья, таким образом, есть сгусток противоречий, разъедающих всё общество. Эти материальные условия жизни подавляющего большинства семей — пролетарских семей — есть основа и причина семейного насилия.

Перед тем, как продолжить, я хотел бы сказать вот что: буржуазная семья имеет множество проявления. Зачастую гетеросексуальные мужчины и женщины сожительствуют в интересах экономии и взаимного поддержания. Среди феминисток сейчас растёт популярность «бостонского брака».. Такие «семьи» лишены священного покрова церкви и любовного лицемерия, они оголяют суть современной семьи очень хорошо.

Как я уже говорил, существует масса законов и инстанций, которые должны обеспечить безопасность и равенство граждан. Чинуши всегда кивают на «недостаточную законодательную базу», когда общественная дискуссия припирает их к стенке, так обстоят дела в любой области. Но побои —есть побои, нанесены они дома или на улице, мужем или незнакомым мужчиной. Отказ в приёме заявлений — практика обычная и распространяется далеко за пределы семейного права. Так в чём же дело, почему именно семейное насилие является такой ярко выраженной проблемой даже на фоне всеобщего насилия? «ячейка общества» (капиталистического, заметим мы) никуда не девается с наказанием конкретного семейного насильника. Конкуренция за ресурсы не пропадает, дети требуют содержания и внимания, необходимость в жилплощади не отпадает, а зарплата женщины (или мужчины, или пенсия родителей и т.д.) не удваивается. Что говорить о детях: часто изъятие детей из семей насильников означает передачу их в руки других насильников, куда более могущественных и изощрённых.

Когда мы говорим о законе против семейного насилия, мы должны помнить, что речь идёт о законе в рамках существующей социально-экономической действительности. Она не отменится никаким законом, никакой закон ее не исправит. Она может быть только уничтожена. Однако, если подходить к созданию такого закона грамотно, это должен быть в первую очередь закон, предоставляющий жертвам насилия социальные гарантии. Этого боится не только консервативная, но и либеральная буржуазия. Либералки, как и их «принципиальные» противники, предпочитают тратить деньги на лишние тюрьмы и полицию, но не на квартиры и зарплаты — ведь последнее дороже, а бизнес, как известно, прежде всего.

Вот конкретные вопросы, которые должен решать закон против семейного насилия:

1. Обеспечение жильём лиц, подвергающихся семейному насилию.
Жертва должна быть уверена в том, что не останется на улице в результате наказания преступника.

2. Гарантии финансовой поддержки со стороны государства.
Жертва, в случае финансовой зависимости от насильника, должна быть уверена, что не потеряет, к примеру, место в университете, оплачиваемое насильником, в случае его наказания, не потеряет средства к физическому существованию.

3. Полное юридическое и медицинское сопровождение жертвы на государственный счёт и обеспечение безопасности жертвы.

Это минимум социальных гарантий, которые должен обеспечить новый закон. Это гораздо сложнее самых хитрых юридических схем борьбы с семейным насилием, предлагаемых либералками. Конечно, даже такие меры мало повлияют на решение трудного вопроса, ибо он принципиально не решаем в современных социально-экономических условиях, но такой закон без социальных гарантий есть обыкновенная юридическая пустышка, плод правового кретинизма либералов и либералок.

Какой бы закон против семейного насилия ни был в качестве проекта внесён в Думы, мы коммунисты, обязаны его поддержать. С этим законом пролетариату лучше, чем без него. Мы должны принять активное участие в общественной дискуссии, чтобы повлиять на новый закон. Возможно, предложить свою редакцию и свой проект. Но мы не должны забывать и не должны дать забыть работникам и работницам: никакие законы, никакие реформы не изменят нашего бедственного положения, не решат наших проблем, в лучшем случае временно облегчат скотское существование. В конечном итоге любое насилие будет уничтожено новым — коммунистическим — обществом.

[1] Насилие не может быть оправдано «проблемами» насильника.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Социализм и религия

Современное общество все построено на эксплуатации громадных масс рабочего класса ничтожным меньшинством населения, принадлежащим к классам землевладельцев и капиталистов. Это общество — рабовладельческое, ибо “свободные” рабочие, всю жизнь работающие на капитал, “имеют право” лишь...

Закрыть