Профсоюзы в эпоху упадка империализма | Леворадикал

Профсоюзы в эпоху упадка империализма

trotskyПРЕДИСЛОВИЕ

 20 августа 1940 в Койокане, статья «Профсоюзы в эпоху упадка империализма» лежала на рабочем столе Троцкого когда сталинский агент Рамон Меркадер нанёс ему смертельный удар по черепу. Как многие материалы периода изгнания Троцкого в Мексике, была ли эта статья продиктована на русском языке? Во всяком случае, до нынешней поры не опубликовалась русская версия этого важного текста о политике марксистов по отношению к профсоюзам. Поэтому мы предлагаем текст Троцкого в качестве перевода английской и французской версий статьи т.к. обе фигурируют на сайте marxists.org. Между ними можно заметить мелкие нюансы (что касается подзаголовков и не только). Это объясняется тем, что статья была оставлена после убийства Троцкого в незавершённом виде.

____________

У развития или, точнее, вырождения современных профсоюзных организаций по всему миру есть общий аспект — их сближение с государственной властью и их слияние с ним в одно целое. Этот процесс характерен также нейтральным профсоюзам, социал-демократическим, коммунистическим и анархическим профсоюзам. Единственный этот факт указывает на то, что стремление слиться с государством не присуще той или иной доктрине, но наоборот проистекает из общих для всех профсоюзов социальных условий.
Монополистический капитализм не основан на конкуренции и свободной частной инициативе, а на централизованном образе правления. Капиталистические клики, возглавляющие мощные тресты, объединения, банковские концерны и пр., контролируют экономическую жизнь с такой же высоты, что и государственная власть, и на каждом шагу они обращаются к её сотрудничеству. В свою очередь профсоюзы самых важных отраслей промышленности оказываются лишёнными возможности воспользоваться конкуренцией между предприятиями. Им нужно сопротивляться централизованному капиталистическому сопернику, тесно связанному с государственной властью. Оттуда вытекает необходимость для профсоюзов — по мере того, как они стоят на реформистских позициях, т.е. на позициях адаптации к частной собственности — адаптироваться к капиталистическому государству и стараться сотрудничать с ним.
В глазах бюрократии профсоюзного движения основная задача состоит в «освобождении» государства от влияния капитализма путём ослабления его зависимости от трестов и привлечения на её сторону. Такой образ действия в полной гармонии с социальной позицией рабочей аристократии и рабочей бюрократии, воюющих для получения крупицы в ходе раздела сверхприбылей империалистического капитализма. Речами и действиями, рабочие бюрократы стремятся к лучшему с целью доказать «демократическому» государству насколько они надёжны и необходимы ему в мирное, а особенно в военной время. Преобразовывая профсоюзы в государственные институты, фашизм ничего нового не изобретает — он просто доводит до крайних последствий все присущие империализму тенденции.
Колониальные и полуколониальные страны находятся не под властвованием туземного капитализма, а под господством иностранного империализма. Однако этот факт не отстраняет, а наоборот укрепляет нужду прямых, повседневных и практических связей между капиталистическими магнатами и по существу подчинёнными им правительствами колониальных и полуколониальных стран. По мере того, как империалистический капитализм создаёт в колониальных и полуколониальных странах прослойку рабочей аристократии и бюрократии, она настойчиво просит поддержку у этих правительств в качестве покровителя, защитника, а иногда арбитра. Это образует самую важную социальную основу зависимости реформистских профсоюзов по отношению к государству.
В Мексике профсоюзы законом преобразовались в полугосударственные институты и, следовательно, приняли полутоталитарный характер. По мнению их законодателей, огосударствливание профсоюзов было проведено ради интересов трудящихся с целью обеспечить их влияние на правительственную и экономическую жизнь. Но так, как иностранный империалистический капитализм господствует над национальным государством и так, как он в состоянии свернуть нестабильную демократию и непосредственно заменить её открытой фашистской диктатурой, то законодательству касающемуся профсоюзов легко стать орудием в руках империалистической диктатуры.

ЛОЗУНГИ О НЕЗАВИСИМОСТИ ПРОФСОЮЗОВ

Основываясь на предыдущем кажется, на первый взгляд, легко прийти к выводу, что профсоюзы прекращают быть профсоюзами в эпоху империализма и почти не оставляют никакого места рабочей демократии, которая — в старые добрые времена, когда свободна торговли господствовала над экономической жизнью — составляла самое содержание внутренней жизни рабочих организаций. Можно было бы также считать, что при отсутствии рабочей демократии нет места для открытой борьбы, за влияние на членов профсоюзов и что, тем самым, — основная арена революционной работы внутри профсоюзов исчезает. Однако такая позиция была бы существенно ошибочной. Нам невозможно выбрать поле и условия нашего действия по нашим собственным желаниям или отвращениям. Гораздо сложнее бороться за то, чтобы повлиять на рабочую массу в тоталитарном или полутоталитарном государстве, чем в демократии. То же самое касается профсоюзов, чья судьба отражает эволюцию капиталистических государств. Но на нельзя отступать от борьбы за влияние на рабочих в Германии просто потому, что там тоталитарный режим крайне осложняет работу. По такое же причине мы не сможем отказаться от борьбы внутри организаций по принудительному труду, созданных фашизмом. Тем более нам нельзя отказаться от систематической работы в рядах профсоюзов тоталитарного или полутоталитарного режимов по простой причине того, что они находятся в прямой или косвенной зависимости от рабочего государства* или потому, что бюрократия отказывает революционерам в возможности свободно действовать в профсоюзах. Необходимо вести борьбу при всех этих конкретных условиях, создававшимся предыдущим развитием, в том числе и ошибками рабочего класса и преступлениями его вождей.

Подпишитесь на нас в telegram

В фашистских и полуфашистских странах любая революционная работа может быть только незаконной и подпольной. Необходимо адаптироваться к конкретным условиям, существующим в каждом стране, чтобы мобилизировать массы не только против буржуазии, а также против тоталитарного режима, царствующего в самих профсоюзах и против лидеров, усиливающих этот режим.

Основной лозунг этой борьбы — за полную и безоговорочную независимость профсоюзов от капиталистического государства. Это означает борьбу за превращение профсоюзов в органы широких эксплуатируемых масс, а не в органы рабочей аристократии.

***

Второй лозунг — за профсоюзную демократию. Этот второй лозунг прямо вытекает из первого и его осуществление предполагает полную свободу профсоюзов по отношению к империалистическому или колониальному государству.

Иначе говоря, в современную эпоху профсоюзы не просто не могут быть органами демократии, какими они были в эпоху капитализма свободной торговли и они дольше не могут оставаться политически нейтральными, т.е. не могут ограничить свою деятельность защитой повседневных интересов рабочего класса. Они дольше не могут быть анархическими, т.е. не могут игнорировать решающее влияние государства на жизни народов и классов.

Они дольше не могут быть реформистскими ибо объективные условия больше не позволяют серьёзные и долговременные реформы. Профсоюзам нашего времени можно или служить второстепенным орудием империалистического капитализма для того, чтобы подчинить и дисциплинировать рабочих и помешать революции, или наоборот стать орудием революционного движения пролетариата.

Профсоюзная нейтральность — полностью и безвозвратно оказывается мёртвой вещью, ушедшей в прошлое вместе с буржуазной демократией.

О НЕОБХОДИМОСТИ РАБОТАТЬ В ПРОФСОЮЗАХ

Из предыдущего ясно следует, что, вопреки постоянному вырождению профсоюзов и их постепенной интеграции в империалистическое государство, работать внутри профсоюзов не только ничего не потеряло из своей важности, но, как и прежде, остаётся необходимым и даже становится в каком-то смысле — ещё важнее для каждой революционной партии. Ставкой такой работы в основном остаётся борьба за влияние на рабочий класс. Любая организация, любая партия, любая фракция, которая практикует ультиматизм по отношению к профсоюзам, т.е. по сути дела поворачивается спиной к рабочему классу просто потому, что его организация им не нравится, обречена на гибель. И надо сказать — она заслуживает свою судьбу.

***

Поскольку в отсталых странах ведущую роль исполняет не национальный капитализм, а иностранный капитализм, национальная буржуазия занимает социальную позицию, стоящую ниже соответственно с развитием индустрии. Поскольку иностранный капитал не вводит в страну рабочих, а пролетаризирует туземное население, национальный пролетариат быстро начинает самую значительную роль в жизни страны. При этих условиях, национальному правительству приходится более или менее, в той мере в которой он сопротивляется иностранному капиталу, опираться на пролетариат.

С другой стороны, правительства отсталых стран, считающие неизбежным и себе выгодным идти бок о бок с иностранным капиталом разрушают рабочие организации и учреждают более или менее тоталитарный режим.

Итак, слабость национальной буржуазии, отсутствие городских традиций демократического самоуправления, давление иностранного империализма и относительно быстрый темп развития пролетариата подрывает основу для любого типа устойчивого демократического режима. Взятые вместе правительства отсталых стран, т.е. колониальных и полуколониальных стран, принимают бонапартистский или полубонапартистский характер. Они отличаются друг от друга в том смысле, что одни стараются ориентироваться на демократические направление находя опору среди рабочих и крестьян, пока другие учреждают форму военно-полицейской диктатуры. Это также определяет судьбу профсоюзов — или они отданы под государственную опеку, или они подчинены жестокому преследованию. Опека государства вызвана двумя противоречивыми задачами, стоящими перед ним — приблизиться к рабочему классу в целом и таким образом найти точку опоры, для сопротивления против чрезмерных требований империализма и одновременно с этим дисциплинировать самих рабочих подчиняя их контролю бюрократии.

МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ И ПРОФСОЮЗЫ

Монополистический капитализм всё менее и менее готов вновь допустить независимость профсоюзов. Он требует от реформистской бюрократии и рабочей аристократии, собирающих крошки с его стола, чтобы и та и другая превратились в его политическую полицию в глазах рабочего класса. Если это не осуществляется, тогда рабочую бюрократию уничтожают и заменяют её фашистами. Между прочим все предпринятые усилия рабочей аристократии на службе у империализма в конце концов не могут спасти её от уничтожения.

При обострении классовых сопротивлений в каждой стране и международной вражды, империалистический капитализм может терпеть (по крайней мере до какой-то степени) реформистскую бюрократию только при условии, что последняя прямо действует как малый, но активный акционер в предприятиях империализма, в их планах и программах, как внутри страны, так и на международной арене. Социал-реформизм должен превратиться в социал-империализм с целью продолжать своё существование и ничего больше, ибо по такой дороге в итоге нет выхода.

Значит ли, что в эпоху империализма вообще нет места для независимых профсоюзов? Ставить вопрос таким образов было бы существенно ошибочным. Не может быть как раз независимых или полунезависимых реформистских профсоюзов. Совсем возможно существование революционных профсоюзов, что не только не поддерживают политику империализма, но которые напрямую ставят себе задачей свергнуть капиталистическую систему. В эпоху упадка империализма профсоюзы могут быть по настоящему независимыми только по мере того, как они осознают действие органов пролетарской революции. В этом смысле Переходная программа принятая на последнем съезде Четвёртого Интернационала является не только программой действия для партии, а также, в своих основных чертах, программой для профсоюзного действия.

В колониальных и полуколониальных странах

У развития отсталых стран есть комбинированный характер. В других словах, последнее слово империалистической технологии, экономики и политики комбинируется в этих странах с традиционной отсталостью и примитивностью. Этот закон можно пронаблюдать в самых различных сферах развития колониальных и полуколониальных стран, в том числе и в области профсоюзного движения. Тут капитализм действует под самой циничной и самой открытой формой. Он переводит на нетронутую землю найсовершеннейшие методы своего тиранического правления.

В Англии

Во всём международном профсоюзном движении модно было наблюдать в последний период сдвиг в правую сторону и отмену внутренней демократии. В Англии движение профсоюзного меньшинства было раздавлено (и не без вмешательства Москвы); ныне профсоюзные лидеры являются, особенно на почве иностранной политики, верными агентами консервативной партии.

Во Франции

Во Франции нет места для независимого существования сталинских профсоюзов. Они объединились с так называемыми анархо-синдикалистами под руководством Жуо и, в результате этого объединения, мы имели общий сдвиг не влево, а вправо. Руководство CGT (Всеобщей конфедерации труда, ВКТ) — самое прямое и открытое агентство французского империалистического капитализма.

В США

В Соединённых Штатах, профсоюзное движение пережило за последние годы очень мутный период. Подъём CIO (Конгресс индустриальных организаций) продемонстрировал революционные тенденции, проявляющиеся в трудящихся массах. Однако замечателен и многозначителен следующий факт — только что образовалась новая «левая» профорганизация как она подпала под эгиду империалистического государства. Сражение между руководителями старой федерации AFL (Американская федерация труда) и руководителями федерации CIO сводится к борьбе за завоевание симпатии и поддержки Рузвельта и его кабинета.

В США Отдел по труду (Department of Labor), со своей левой бюрократией, имеет задачей подчинить профсоюзное движение демократическому государству, и может быть сказано, что до сих пор эта задача решалась с каким-то успехом.

В Испании

Не менее многозначительно, хотя в другом смысле, развитие или перерождение испанских профсоюзов. В социалистических профсоюзах все руководящие элементы, представляющие по какой-то мере независимость профсоюзного движения были убраны. Что касается анархо-синдикалистских профсоюзов, то они превратились в орудия республиканской буржуазии. Их лидеры стали буржуазными консервативными министрами. Тот факт, что превращение имело место при условиях гражданской войны не умаляет его значения. Война — продолжение политики. Она ускоряет действующие процессы, разоблачает их главные свойства, разрушает всё гнилое, фальшивое, сомнительное и сохраняет только основное. Сдвиг профсоюзов направо относится к обострению социальных и международных противоречий. Лидеры профсоюзного движения чувствовали, понимали, или им дали понять, что прошло уже время играть в оппозицию. Каждое оппозиционное движение во главе профсоюзного движения угрожает спровоцировать мощное движение масс и тем самым создать трудности для национального империализма. Это побуждает профсоюзный сдвиг вправо и ликвидацию рабочей демократии в профсоюзах. Главного особенность периода — сдвиг в направлении тоталитарного режима — осуществляется и внутри профсоюзов всего мира.

В Голландии

Нам надо упомянуть о случае в Голландии, где реформистское движение профсоюзов не только послужило опорой для империализма, но где т.н. анархо-синдикалистская организация тоже перешла под контроль империалистического правительства. Секретарь этой же организации Сневлит (Sneevliet), вопреки своей платонической симпатии к Четвёртому интернационалу, как депутат в голландском парламенте имел первой целью избежать того, чтобы гнев правительства не ударил по его профсоюзной организации.

В Мексике

Само собой разумеется, что национализация железных дорог и нефтяных полей ничего общего не имеет с социализмом. Эта мера относится к госкапитализму в отсталой стране, старающейся, таким образом, защититься как от иностранного империализма, так и от собственного пролетариата. Управление железными дорогами и нефтяными полями под контролем рабочих организаций не имеет ничего общего с рабочим контролем над индустрией ибо, по сути дела, управление находится в руках рабочей бюрократии, которая полностью независима от рабочих, но которая таким образом под полной зависимостью от буржуазного государства. Такое мероприятие со стороны правящего класса имеет целью дисциплинировать рабочий класс и заставить его больше служить «общим интересам» государства, кажущихся, на поверхности вещей слитыми с интересами самого рабочего класса. На самом деле задача буржуазии целиком состоит в том, чтобы ликвидировать профсоюзы как органы классовой борьбы и заменить их профсоюзной бюрократией как органом правления буржуазного государства над рабочими. При этих условиях задача революционного авангарда состоит в том, чтобы взять руководство борьбой за полную свободу профсоюзов и за введение настоящего рабочего контроля над профсоюзной бюрократией, которая была превращена в администрацию железных дорог, нефтяных предприятий и пр.

ОБ АНАРХИЗМЕ

События последнего периода (до войны) особенно ясно раскрыли, что анархизм — который, с точки зрения теории, является ничем другим, как доведённым до крайности либерализмом — в действии оказался пропагандистским движением, мирно живущим в рамках демократической республики, чьё прикрытие оно искало. Если оставить со стороны индивидуальные теракты и т.д., то анархизм как система движения масс и политического действия исполнил лишь пропагандистскую деятельность под мирным покровительством законов.

В кризисные периоды анархисты всегда поступал противоположным образом от того, что они восхваляли в мирные времена. Сам Маркс подчеркнул этот факт в связи с событиями парижской Коммуны. И это повторилось в гораздо более широком масштабе в опыте испанской революции.

***

Демократические профсоюзы в старом смысле термина — то есть, организмы, в чьих рамках разные тенденции одной массовой организации сопротивляются более или менее свободно — больше не могут существовать.

Как невозможно более вернуться к старому буржуазному демократическому государству, так и невозможно вернуться к старой рабочей демократии. Судьба одной отражает судьбу другой. Собственно говоря независимость профсоюзов в классовом смысле, в их отношениях к буржуазному государству, можно обеспечить при нынешних условиях только путём полностью революционного руководства, то есть путём руководства Четвёртого Интернационала. Естественно, этому руководству можно и нужно быть рациональным и ему надо обеспечить профсоюзам максимум демократии, мыслимой при нынешних конкретных условиях. Но без политического руководства Четвёртого Интернационала не может быть и речи о независимости профсоюзов.

Август 1940 г.

(*) Троцкий имеет в виду работу революционных активистов при сталинском режиме СССР.

ПЕРЕВОД:  Lutte Ouvrière

РЕДАКЦИЯ: Функция Вейерштрасса

Источник

Другие записи из рубрики...

1 отзыв

  1. 04.02.2019

    […] сторонником идеи красных профсоюзов, впрочем, как и другой русский леворадикал Троцкий. Суть этой идеи очень проста: коммунистам нужна тесная […]

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Канадские рабочие завода Coca-Cola бастовали целый месяц и победили

Забастовка работников завода Coca-Cola в пригороде Торонто, длившаяся месяц, закончилась победой над работодателем, сообщают канадские СМИ. Более 700 служащих компании вышли на стачку после того, как в конце июня руководство завода отказалось подписывать новое...

Закрыть