Порочная логика реформизма | Леворадикал

Порочная логика реформизма

Капитализм не работает 2015

На днях буржуазные СМИ сообщили о том, что ряд феминисток-правозащитниц выступили с инициативой новой реформы — закона против сексуальных домогательств. Инициатива замечательная и примечательная. По поводу этой инициативы у меня состоялась непродолжительная дискуссия с одной рядовой российской феминисткой-реформисткой. Мне часто приходится вести подобные дискуссии. И для меня удивительно, почему люди, иногда называющие себя «социалистами»(видимо, следуя хипстерским модам либеральной молодёжи) не потрудятся выяснить отношение марксизма к реформизму, не постараются вести дискуссию честно, открыто, не фальсифицируя позицию оппонента и не проявляя такого пещерного невежества, какое стыдно проявлять, называя себя «социалистом» или «социалисткой».

Сама по себе реформа есть явление неоднородное. Часть реформ буржуазия вынуждена проводить потому, что этого требует логика государственного управления и контроля над массами, часть потому, что этого требуют развивающиеся производительные силы. К примеру, современная индустрия и современная бюрократия не может существовать без более-менее массового, более-менее качественного высшего образования. Далее, другая часть реформ осуществляется отечественной буржуазией под влиянием передовых стран. Так или иначе, в конкурентной борьбе империалисты одной страны используют завоевания «своего» рабочего класса против буржуазии другой страны. Таковы, например, спекуляции ООН вокруг прав женщин, детей, нацменьшинств и даже рабочих и работниц отсталых или конкурирующих с США и Европой стран. Правда, эти спекуляции направлены лишь на то, чтобы вовремя санкционировать очередную интервенцию против отсталых стран, обладающих запасами нефти, но они имеют свои последствия. Так или иначе буржуазия в России вынуждена соответствовать требованиям и стандартам, предъявляемыми мировым сообществом, хотя бы она двигалась к ним черепашьим шагом. И, наконец, третий вид реформ осуществляется под давлением революционного творчества масс. Эти реформы всегда уступка капиталистов, всегда отражение соотношения сил и нередко сдача революционными массами стратегических целей и позиций за жалкие реформистские подачки. Таков, к примеру, 1968 год во Франции. Эти три типа реформизма перекликаются и взаимопересекаются.

Отношение буржуазии к пролетариату, к его революционным стремлениям было всегда разным. Если в период ранней фазы развития капитализма буржуазия открыто выступала против пролетариата и его партий, то в новейшую, империалистическую фазу, каковая не закончилась и теперь, капиталисты нашли другой способ борьбы с коммунизмом. На случай революционной ситуации буржуазия держит на коротком поводке фашистов, а в мирное время на первое место выдвигаются «социалисты»-реформисты. В современной Европе в ряде стран(Франция, Греция) эти «социалисты» находятся у власти. Вот, как описывал Ленин(ещё до 1914 года!) процесс становления нового, либерального отношения буржуазии к социализму:

«Вместо открытой, принципиальной, прямой борьбы со всеми основными положениями социализма во имя полной неприкосновенности частной собственности и свободы конкуренции, — буржуазия Европы и Америки, в лице своих идеологов и политических деятелей, все чаще выступает с защитой так называемых социальных реформ против идеи социальной революции. Не либерализм против социализма, а реформизм против социалистической революции — вот формула современной «передовой», образованной буржуазии»

В современной России феминистки, особенно те, что считают себя «социалистками», выступают именно как «левые» представительницы «передовой», образованной буржуазии, стремящейся не кнутом, но пряником удержать пролетариат от революционного восстания.

Для этого у буржуазнрых равноправок припасён ряд софизмов, которыми они «уничтожают» коммунизм. Один из них, перепеваемый на тысячу ладов, гласит: женщины не должны ждать, пока леваки сделают революцию и установят справедливое общество, они должны бороться за реформы здесь и сейчас. В этом ходячем тезисе всё выдаёт как грубое невежество, так и либеральный индивидуализм. Во-первых, либералами и буржуазными феминистками в том числе, независимо от того, правые они или «левые», масса понимается как пассивный объект для социальных экспериментов прогрессивной интеллигенции. Под «борьбой женщин» буржуазные равноправки понимают всегда поддержку передовых реформаторш, занимающихся «большой политикой». Не ровен час, буржуазные феминистки создадут свою «женскую» партию и вступят неизбежно в общий либеральный блок с чисто практическими целями. И мы не удивимся, если в этой партии, защищаясь от критики новыми софизмами, будут участвовать и «левые» феимнистки. Во-вторых, и это самое главное, буржуазные феминистки и вообще все реформисты понимают социалистическую революцию(они презренно именуют её «мировой революцией», чтобы подчеркнуть «утопичность» коммунизма и в этом сливают свой голос с реакционным, патриотическим сталинизмом) как утопию, как отдалённое будущее. Но что действительно является утопией? Мировая революция или социальный капитализм? Не является ли настоящей утопией представление о том, что капиталисты могут перестать быть капиталистами и вдруг сделаться благородными реформаторами? Капитализм с человеческим лицом — вот настоящая утопия. Более того, если капитализм вообще не подлежит реформированию иначе как через предательство революционных целей восставших рабочих масс, как было всегда в истории, то тем более не подлежит реформированию российский, полуазиатский, капитализм. Во главе российского государства стоят империалисты, нажившие свои состояния на нефти и разворовывании советской промышленности, пропитавшие всю общественную жизнь милитаризмом, установившие политику государственной пропаганды патриархальных отношений. В современной России идеи реформизма вдвойне утопичны!

Но давайте представим логику реформисток и реформистов иначе, с точки зрения отсталой массы, ведь именно на отсталости и несознательности массы может держаться популярность тех или иных реформистских идей в обществе. Любая работница ответит буржуазной феминистке: ты права, коммунисты — утописты, к чёрту коммунистов. Но почему я должна ждать, пока ты и твои состоявшиеся и состоятельные подружки добьются какого-то закона, которым я, скорее всего, не смогу пользоваться, как не могу пользоваться другими, уже существующими законами. Я должна жить здесь и сейчас. Защита от насильников и от нищеты мне нужна здесь и сейчас. Поэтому я найду мужа, которого не буду любить, который, скорее всего будет меня насиловать, но зато он защитит меня от других насильников и вместе мы сможем так или иначе выжить. Я буду следовать правилам триархального общества, ведь иначе я стану изгоем и жизнь моя станет куда хуже. Такова порочная логика реформистов, играющих на понижение.

Разумеется, коммунисты всегда и везде выступали в поддержку реформ, которые действительно улучшают положение рабочего класса. И в этот раз мы, коммунисты, выступим в поддержку новой инициативы феминисток. Во всяком случае это повод раскрыть нашу программу и нашу тактику. Но мы должны прямо говорить рабочим, а в данном случае больше работницам, что новый закон на деле, на практике, даже если он будет принят, никак существенно не улучшит положение работниц. Часто ли у нас пролетариат пользуется, например, законом, запрещающим личные оскорбления и карающим за это штрафами? Более того, как часто мы слышим от наших классовых сестёр, что их заявления в полицию на мужей-насильников не принимают, несмотря на существование массы законов, юридически обосновывающих цивилизованную самозащиту женщины? Всякая реформа, всякая инициатива реформы, независимо от нашего конкретного к ней отношения, есть повод сказать рабочему классу: реформизм — утопия, свои силы, свою жизнь нужно тратить на завоевание социализма, ибо только он обеспечит те условия, в которых возможна действительно коренная ломка старых, отживших свой век человеческих отношений.

В конечном итоге, как писал Ленин, — «реформизм, даже тогда, когда он вполне искренен, превращается на деле в орудие буржуазного развращения и обессиления рабочих». Рабочий класс обязан использовать всякую реформу, всякую попытку реформы для расширения и укрепления своей борьбы за социализм, за конечную цель нашего движения. И в отличие от буржуазных феминисток — этого «женского» отряда либерализма — у коммунистов есть положительная программа, в том числе и для решения женского вопроса. Может быть, феминисткам удастся на короткое время внушить российским работницам реформистские иллюзии, но рабочий класс стряхнёт добреньких, благожелательных интеллигентиков и интеллигенток со своей шеи и пойдёт к конечной цели смелыми, широкими шагами.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
«Они же видят белые флаги, они же все видят»

Москвич средних лет, остановленный на улице социологами, cказал: "Террористы? Это нелюди! Они хуже фашистов! Для них ничего святого нет! Для них ни дети не предел, ни женщины, ни старики!" ( RTVI , "Новости", 3...

Закрыть