Родина Первого Совета – Иваново | Леворадикал

Родина Первого Совета – Иваново

Ефим Дешалыт. Всеобщая стачка Иваново-вознесенских рабочих в мае 1905 года

Ефим Дешалыт. Всеобщая стачка Иваново-вознесенских рабочих в мае 1905 года

Россия конца XIX-го — начала XX веков была, как известно, аграрной страной с зачатками рыночных отношений, медленно, но верно наступающих на старые порядки. Традиционный уклад постепенно уступал место зарождающемуся капитализму. При все этом подавляющую часть населения Российской Империи продолжали составлять крестьяне, пролетариат был еще крайне слаб и немногочислен.

Основанный в 1871 году путем слияния села Иваново и Вознесенского посада, Иваново-Вознесенск (после 1932 и доныне известный под именем Иваново) с самого первого дня своего существования представлял собой яркую противоположность основной массе древних российских поселений. Старый центр обработки льна (Иваново), издавна претендовавший на звание главного центра легкой промышленности в Европе, будучи объединенным с индустриальным Вознесенским посадом, сразу же стал играть важную роль в хозяйственной жизни Империи. Иваново-Вознесенск стал своеобразным символом нового пути старой, патриархальной России, жившей по крестьянскому укладу многие годы. На фоне продолжающегося развития промышленности быстро развивался и город: строились новые крупные предприятия, появились больница и публичная библиотека, были построены величественные здания новых “хозяев жизни” — богатых купцов-фабрикантов. Неудивительно, что пролетариат играл важную роль в жизни индустриального города, к началу XIX века более 30 тысячи рабочих трудились на его предприятиях, обеспечивая роскошную жизнь немногочисленной “элите”.

Условия труда этих рабочих, как легко можно догадаться, были далеки от идеальных: тесные, грязные бараки для жилья, отсутствия какого бы то ни было социального страхования, 12-13-часовой рабочий день. Логичным итогом всего этого стало то, что в среде рабочих начало зреть недовольство сложившимся положением. Уже в 80-90-х годах XIX века в Иваново-Вознесенске проходят первые массовые стачки, а в 1892 году здесь появляется первый рабочий кружок, налаживается связь с большевикам (в том числе и лично с Лениным), представлявшими в то время наиболее последовательное революционное движение, делавшее главный упор именно на пролетариат. В 1901 году Иваново-Вознесенская организация вошла в “Северный союз”, стоявший на платформе ленинской “Искры”, а после II съезда РСДРП — в Северный комитет РСДРП, ставший оплотом большевиков в текстильном крае.

Совсем скоро большевикам предстояло принять самое деятельное участие в массовой стачке 1905, во время которой родились первые в истории России Советы рабочих, продолжавшие, по сути, контролировать власть в городе на протяжении 72 дней (столько же, сколько и восставшие в Париже в ходе Парижской коммуны!). Иваново-Вознесенск получил название “Родина первых Советов”. Более подробный рассказ о тех событиях и станет основой данной статьи.

В 1917 году, после Октябрьской Революции, Ивановская область была одной из немногих областей, в которой контрреволюционные силы почти не оказали сопротивления молодой большевистской власти; можно сказать, что гражданская война почти не коснулась этих мест, настолько безоговорочно местное население, состоящее в значительном большинстве из пролетариата, поддержало коммунистов. Любопытен также тот факт, что даже многие из представителей буржуазии не стали оказывать сопротивления и соответственно не были в дальнейшем так или иначе подвергнуты репрессиям. Например, знаменитый фабрикант Дмитрий Бурылин, построивший на собственные деньги музей, где были представлены многочисленные экспонаты из разных стран (в том числе мумия из Египта), остался в этом самом музее главным хранителем по предложению самого Фрунзе после национализации музея и фабрики Бурылина в 1919 году.

Но вернемся к событиям 1905 года, оказавшим огромное влияние не только на последующую жизнь города, но на и жизнь всей громадной страны в целом. В апреле 1905 года в Иваново-Вознесенске проходит третий съезд местной партийной организации, на котором были приняты важные решения о подготовке дальнейших выступлений. 9 мая (что по-своему символично!) на нелегальной партийной конференции в присутствии представителей всех фабрик и заводов было решено начать всеобщую стачку. Были рассмотрены и утверждены 26 требований к фабрикантам, включавшие в первую очередь требование 8-часового рабочего дня, уничтожение ночных и сверхурочных работ, установление минимума заработной платы и т.д. и т.п. Также сюда были включены некоторые политические требования: свобода слова, печати, стачек, союзов.

Фактически рабочие впервые перешли от разрозненных и бессистемных выступлений против режима к планомерной борьбе, направленной на его низвержение; они отказывались больше быть лишь орудиями наживы в руках циничных фабрикантов, видевших в тружениках лишь дешевую рабочую силу, способную обеспечить их роскошную жизнь, рабочие добивались права на собственную полноценную жизнь, где, помимо изнурительного труда на производстве, оставалось бы место и чему-то другому.

Стоит ли говорить, что большевики оказали значительное влияние на стачку, принимая в ней самое деятельное участие? Руководителем местных коммунистов был в то время профессиональный революционер Федор Афанасьевич Афанасьев по кличке Отец. Здесь же начался революционный путь другого знаменитого большевика, чье имя прогремело в дальнейшем по всей стране, — Михаила Фрунзе.

12 мая 1905 года началась повсеместная стачка, на другой день был организован митинг, где звучали речи возмущенных рабочих-ораторов, требования были вручены фабрикантам. На маленькой речке Талке, в лесу, начались выборы в Советы, продолжавщиеся до 15 мая. В итоге в Совет были выбраны 151 депутат, из которых 65 представляло большевиков. На первом заседании, прошедшем в тот же день, постоянным председателем Совета был избран беспартийный гравер, поэт Авенир Ноздрин. Совет возглавил борьбу за выполнение 26 требований рабочих, требований, исходивших от десятков тысяч тружеников города.

Фабриканты отвергли экономические требования рабочих, а политические просто отказались обсуждать. Тогда Совет решил обратиться напрямую к министру внутренних дел. Стачка затянулась. С первых же дней при Совете были созданы различные комиссии — стачечная, продовольственная, финансовая — по помощи бастующим. Появилась рабочая милиция, следившая за порядком в городе, постепенно Совет становился реальным органом власти в городе, ему подчинялись десятки тысяч текстильщиков, даже фабриканты были вынуждены считаться с его деятельостью. В стачке приняли участие до 70 тысяч рабочих, для которых эти события стали своеобразным политическим университетом, где люди, воспитывавшиеся до этого многие годы в сознании вечной покорности “царю и господам”, учились сами управлять своей жизнью, принимать важные решения, в конце концов мыслить самостоятельно. Все чаще раздавались лозунги: “Долой самодержавие!”, “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” и др.

Неудивительно, что подобные события вызывали страшную ненависть губернатора и других представителей официальной власти, которые не без оснований видели в них угрозу существования властной вертикали в целом и отсюда своего собственного существования (как лиц, наделенных властью и привилегиями). В конце концов губернатор призвал в город дополнительные войска, а собрания рабочих на Талке оказались под запретом.

3 июня вооруженные казаки и городовые во главе с полицмейстером Кожеловским прискакали на Талку и устроили кровавое побоище. В тот день на Талке арестовали более 80 человек, среди которых находилось 44 депутата. Однако власть не рассчитала, что подобные действия вызовут бурю негодования у рабочих, которые к тому времени уже кое-чему научились и давно перестали быть покорными рабами режима. В особняках фабрикантов зазвенели стекла, загорелись дачи. Напуганный губернатор был вынужден уступить: арестованных освободили, а собрания на Талке были вновь разрешены.

На некоторые уступки были вынуждены пойти и фабриканты. Ценой крови, голода и огромных усилий рабочие добились сокращения рабочего дня до десяти с половиной часов, повышения заработной платы на 10 процентов. 27 июня на Талке в присутствии всех депутатов и массы рабочих Совет вынес постановление прекратить стачку со 2 июля и вернуться всем на фабрики и заводы. Это было продиктовано тем, что силы стачечников истощились до последнего предела, однако, как писал Авенир Ноздрин: “Мы отступили, но не сдались, мы отходили, но не бежали”. В прокламации большевиков, выпущенной по этому поводу говорилось: “Фабриканты ликуют. Они думают, что сломили нашу солидарность, они думают, что они победили, что мы сдались, считая себя побежденными. Но так ли это товарищи?… Нет! Ошибаются наши враги!”

Несомненно, стачка стала серьезным ударом по самодержавию и молодому капитализму в России, она показала, что люди готовы выходить на улицы и отстаивать собственные убеждения, явила всей стране да и, пожалуй, всему миру пример мужественной борьбы рабочих за свои права, пример первых шагов по налаживанию самоуправления. Вот что пишет Ленин по поводу этой стачки: “Иваново-вознесенская стачка, показала неожиданно высокую политическую зрелость рабочих. Брожение во всем центральном промышленном районе шло уже непрерывно, усиливаясь и расшириясь после этой стачки”. М.В. Фрунзе в дальнейшем отмечал огромное историческое значение стачки: “Нет никакого сомнения, что иваново-вознесенская летняя стачка дала богатейший политический и организационный материал при создании Петроградского, а затем и Московского и других Советов”.

Впереди планеты всей!” — Если СССР стал первым государством, где власть впервые в истории оказалась в руках простых тружеников, рабочих и крестьян, то именно Ивановскую стачку и созданный в ходе нее Совет можно считать первым прообразом этой самой власти, в дальнейшем распространившейся на всю страну. Ведь недаром власть называлась Советской, то есть властью Советов, которые стали появляться по всей стране. А первым Советом был Совет рабочих Иваново-Вознесенска.

Уже в годы Советской власти было принято увековечить память восставших рабочих установлением мемориального ансамбля “Красная Талка” на берегу одноименной реки, где в 1905 году проходили собрания рабочих. В состав мемориального ансамбля вошли: памятник-обелиск и чаша вечного огня, аллея героев с высеченными на плитах именами основных участников стачки, памятный знак лидеру забастовщиков — “Отцу” Ф.А. Афанасьеву. Также в Иванове в 1967 году был открыт Музей Первого Совета, расположившийся в историческом здании Мещанской управы. Именно здесь с 15 по 18 мая 1905 года прошли 4 заседания первого в стране общегородского Совета рабочих депутатов. Само здание было построено в 1904 г. на средства, собранные среди городских мещан, по проекту инженера И.Д. Афанасьева для органа городского самоуправления – Мещанской управы.

К сожалению, в годы Перестройки значение Мемориала и Музея значительно упали. Новой власти, культивирующей антисоветизм и всячески пестовавшей идеи “рыночной демократии”, упоминания о славном прошлом города Иванова, связанного с освободительной борьбой пролетариата во имя будущего построения социализма, были ни к чему. Музей был закрыт на реэкспозицию в конце 90-х и вновь открылся лишь в 2005 году, потеряв однако при этом самостоятельное значение (если раньше он считался отдельным музеем, то теперь приписан к Ивановскому государственному историко-краеведческому Музею имени Д.Г. Бурылина). В прошлом году (2014 год, сентябрь) автору довелось побывать в самом здании музея; к нашему удивлению в здании на тот момент проходила… выставка экзотических рептилий, а стенды, посвященные Совету, были завешены картинками с различного рода змеями и рыбами. Мемориальный ансамбль также пребывает на данный момент не в лучшем состоянии: имена многих героев на каменных плитах настолько стерлись, что их почти невозможно прочитать, некоторые памятники подверглись вандализму.

Мы, однако, надеемся, что нынешняя ситуация поменяется, особенно учитывая, что у многих людей заново пробуждается интерес к героическим страницам нашего, не побоюсь этого слова, великого прошлого. В этом году (2015) году исполняется как раз 110 лет с тех событий; в городе еще множество специалистов, настоящих профессионалов своего дела, готовых помочь в возобновлении работы музея, доступно большинство экспонатов.

В той же Франции гордятся своей историей, чтят ее, помнят о ней. Весь мир знает о Парижской коммуне, но мало кто даже в самой России знает о нашей маленькой Парижской коммуне, первом Совете, ставшем бесценным опытом в плане самоорганизации низов. В пору очередного капиталистического кризиса, обнажившего в который раз недостатки рыночной системы, опыт Первого Совета, который не потерял актуальность и в наше время, может оказаться очень полезным для нас и для последующих поколений.

Фото из здания музея.
Красная Талка.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Менять ли писателям профессию?

"Выделение учреждений, в которых «все всё лучше знают», а люди не из числа избранных довольствуются обрывками информации и слухами — это правило старого мира" Недавно возле железнодорожного вокзала увидел плакат, осуждающий интернет-пиратство: ————————— Одним...

Закрыть