Путин: 15 лет у власти. Итоги | Леворадикал

Путин: 15 лет у власти. Итоги

Путин 15 лет итоги

31 марта в Москве прошел круглый стол, посвященный 15-летию правления Путина. По словам Первого канала, туда пригласили «не только его соратников, но и критиков». И те, и другие слились в единодушном (да и попросту душном) хоре дифирамбов вождю, доказывая как хорошо нам живется и как уверенно мы смотрим в будущее. Дело ясное. Однако в те же дни состоялось и другое мероприятие — лекция Андрея Нечаева, бывшего министра экономики России в 1992-93 годах. Ее конспект опубликовала Лента.ру (http://lenta.ru/articles/2015/03/31/nechaev/). Если говорить об экономике путинской эры, эта лекция, в отличие от официозных славословий, достойна внимания — как тем, в чем Нечаев ошибается, так и тем, в чем он прав.

Разумеется, Нечаев, министр славных ельцинских лет, прямой преемник Гайдара, выступает как истый рыночник и адепт неолиберального курса. По его мнению, главный порок экономической политики Путина в том, что правящая клика отклонилась от «продолжения либеральных экономических реформ и развития институтов, главные принципы которых были заложены при Борисе Ельцине». Причинами такого грехопадения стал во-первых, рост нефтяных цен (избавивший правительство от насущной потребности в радикальных экономических мерах), а во-вторых — «курс на построение вертикали власти в далеко не самой эффективной ее форме».

Откуда этот курс взялся — Нечаев не поясняет. Наивно, однако, полагать, будто его причина — злонамеренные тиранические устремления самого Путина. Если опыт последних 15 лет чему и учит — так лишь тому, что российское правительство не имеет ничего похожего на долгосрочную экономическую программу, подменяя ее эмпирическими шараханиями на практике и зрелищными симулякрами в пропаганде. Только либеральный фантаст способен поверить, будто на месте бетонного путинского плаца в России 2000-х могла расцвести тысяча рыночных цветов с добрым дядей Ходорковским в качестве садовника. Вся криминально-политическая борьба 90-х сводилась только к тому, кто первым возьмет под контроль финансовые потоки и направит их в собственный карман.

В итоге этого процесса, по словам Нечаева, благотворные неолиберальные реформы были свернуты или приняли «косметический» характер. «Монетизация льгот была правильной мерой, которую очень скверно осуществили. Это спровоцировало социальные протесты пенсионеров, перекрывавших федеральные трассы. В итоге, чтобы погасить это массовое возмущение, пошли на гигантский перерасход бюджетных средств. Но самая главная беда этих событий — власть стала панически бояться любых сколько-нибудь рискованных реформ».

Здесь стоит оговориться, что экс-министр, право же, чересчур строг к господину президенту. В сфере реформ Путин делал всё, что мог: пользуясь благоприятной нефтяной конъюнктурой, он без боли проводил те меры, которые в любое другое время могли бы вызвать восстание. Мало кто заметил, что закон 122-ФЗ, который и породил протесты пенсионеров, на деле был посвящен не только отмене льгот, но тотальной децентрализации социальной системы. Так уж у нас повелось: трубили об одном, а под шумок протаскивали в десять раз худшее. Тем более смешны упреки Нечаева в том, что «не начата реформа ЖКХ и здравоохранения» — да, именно так, глаза вас не обманули. Не начата!

То же и с пенсионной реформой. Сам Нечаев признает, что правительство ухитрилось втихую протащить фактическое увеличение пенсионного возраста: «чтобы иметь полноценную пенсию, нужен стаж 40 лет. Следовательно, для выхода на нормальную пенсию по достижении пенсионного возраста женщина должна была начать работать уже в 15 лет, либо ей придется выходить на пенсию минимум на пять лет позже положенного».

Тихо продолжалась и ползучая приватизация остатков госсобственности. Правда, Нечаев определяет экономическую структуру современной России как «государственный капитализм с экспортной сырьевой ориентацией и сильной коррупционной составляющей». Но насчет сырьевой иглы и коррупции только младенцы в яслях не лепечут, даже Путин в курсе. А вот что касается госкапитализма… Зададимся прямым вопросом: много ли отраслей и предприятий были национализированы за последние 15 лет? Наоборот: множество госпредприятий было преобразовано в акционерные общества. Государство теперь формально не отвечает по их обязательствам и не распоряжается прибылью. Правда, акции этих АО пока лежат в сейфах госкорпораций и предприятия подконтрольны единственному акционеру, но едва ли можно назвать такое положение, по словам Нечаева, «колоссальной, гипертрофированной ролью государства как прямого хозяйствующего субъекта» — прямого хозяйствования как раз и нет.

Насколько эффективна такая структура — другой вопрос. Мы, пожалуй, согласимся с Нечаевым, хотя и с противоположных позиций: рынок и план — два несовместимых начала, которые обречены на постоянный конфликт. Рыночная экономика по самой своей природе требует постоянного расширения. Реформистская идея «немножко госсектора, немножко рынка» нежизненна именно потому, что при совмещении того и другого получается только искусственный Голем, наделенный худшими чертами и того, и другого.

Однако в Кремле сидят не социал-демократы и не фанатики госкапитализма. Всеобщая коррупция проистекает не из того, что государство слишком активно действует в экономике. Скорее мы имеем чиновничью верхушку, сросшуюся с буржуазией на взаимовыгодных условиях: так сказать, единый «коллективный олигарх» вместо олигархической махновщины 90-х. Не стоит винить в этом лично Путина: «на его месте так поступил бы каждый». Вопреки демагогии Навальных, «честный капитализм» в России попросту невозможен: российский капитал слишком слаб для открытой конкуренции с мировым. Он может существовать только под прочной «крышей». А за «крышу», как известно из 90-х, надо платить…

Кремлевскую бюрократию интересует лишь один аспект экономической эффективности — возможность эффективно присваивать деньги. Это, конечно, подразумевает необходимость хоть как-то подкармливать курицу, несущую золотые яйца — чтоб не сдохла раньше времени. Когда денег много, это не составляет труда. Говоря словами Нечаева, «в середине 2000-х между властью и значительной частью общества сложился неписаный консенсус. Он предполагал, что государство обеспечивает устойчиво растущий уровень жизни, а народ закроет глаза на ограничение демократических свобод, фальсификацию выборов, коррупцию и так далее». Здесь же, добавим, и причина отсутствия в России массового рабочего движения. Действительно: экономический подъем — верное условие для лояльности масс. Но только пока длится подъем.

Теперь ситуация разворачивается на 180 градусов. Правительство тщетно пытается удержаться на плаву, расходуя резервный фонд. Экс-министр весьма мрачно анализирует экономические перспективы, и в этом мы с ним согласны.

Политические, впрочем, тоже. «Из-за активной госпропаганды, — продолжает он, — какого-то массового протеста пока нет. Внимание населения успешно переключено на внешние факторы. Беды объясняются происками внутренних и особенно внешних врагов. Но, я думаю, в ближайшее время нас ждет жестокая «схватка между телевизором и холодильником». И я отнюдь не уверен, что телевизор и далее победит».

Это понимает и Кремль, показывая цену собственным байкам о стабильности: «С 2009 по 2013 год на безопасность выделено на 16 процентов больше средств, на оборону — на 67 процентов. Это не бюджет государства, переходящего к экономике знаний, а страны, готовящейся то ли к войне, то ли к революции, то ли и к тому, и к другому одновременно».

Из приведенных цифр видно, в чем состоит подлинная антикризисная программа путинской клики. Как ни странно, наш либеральный экономист мало что может ей противопоставить: судя по всему, идеологи рынка не знают другой стратегии, кроме как покрепче затянуть пояса (разумеется, не свои собственные) и ждать пока ненастье пройдет естественным образом. Но вот пройдет ли? Мир не ограничивается одной Россией, и экономический спад носит глобальный характер. Расширение рынков дошло до своего естественного предела. Кредитные и деривативные инструменты, с помощью которых капитал пытался этот предел преодолеть, помогли лишь временно. Сегодня мы видим, что «всеобщее благоденствие», которое выдавали за норму капитализма(что имеет в виду автор? золотой век буржуазной интеллигенции, мелкой буржуазии и рабочей аристократии? — ред.), оказалось недолгим историческим исключением, и аналитики уже поговаривают о «новой норме» — перманентной экономической дисциплине и снижении уровня жизни.

Не помогут ни кейнсианские, ни неолиберальные рецепты. Пока существует рынок, частная собственность и эксплуатация чужого труда — человечество обречено влачиться от кризиса к кризису, от войны к войне, в лучшем случае, с краткими передышками. Эта истина должна стать основой нашей, коммунистической антикризисной программы.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Концерт Панк-фракции Красных бригад на Ильинском погосте

6 июля состоялся концерт двух групп: «Панк фракция красных бригад» и «Летающие гитары» на Ильинском Погосте. Концерт пришелся на празднование Ивана Купалы. Мероприятие состоялось в «Гуслице – Творческой усадьбе», где проходили разные культурные собрания,...

Закрыть