Турецкая нечаевщина — Леворадикал

Турецкая нечаевщина

 DHKP-C, последователи "Революционной левой"   Дурсуна Караташа.

DHKP-C, последователи «Революционной левой» Дурсуна Караташа.

Примечательная статья от 4 июля 2013 года о «нечаевщине по-турецки», взятая с анархистского ресурса. Прямо скажем, там статья выглядит случайной и идеологически неуместной, ведь автор под псевдонимом «Константин Перцов» излагает марксистскую точку зрения на мелкобуржуазный индивидуальный террор. После событий в Стамбуле 31 марта 2015 года и возникших по этому поводу дискуссий в левой среде, она как нельзя более кстати для коммунистов.

В конце автор пишет: «Он (Караташ) зачастую игнорировал проблему внедрения марксистской теории в весьма далекие от критики капитализма массы…» Здесь КРАС сделали великолепную скобочную ремарку, которую невозможно не заметить и не принять к сведению: «Мы, анархо-синдикалисты, разумеется, не считаем, что какую-либо теорию следует «внедрять» в массы, и никакой симпатии к марксИЗМу не испытываем».

Мы в этом нисколько не сомневаемся и не питаем иллюзий по поводу антикоммунизма анархистского мэйнстрима. Парадокс состоит ещё и в том, что редакция aitrus пометила (или заклеймила?) материал как » псевдолевые», что составило дополнительную коллизию.

Далее следует перепечатка с первоисточника (ссылка)

Данный текст написан неанархистским автором, и с рядом содержащихся в нем положений трудно согласиться. Тем не менее, мы сочли полезным его публикацию, поскольку он проливает свет на малоизвестные стороны деятельности авторитарных «левых» групп в Турции и показывает весь их вред и опасность для социально-революционной борьбы трудящихся.

Дурсун Караташ (тур. Dursun Karataş, 25 марта 1952, Турция — 11 августа 2008, Нидерланды) — основатель и руководитель Революционной Народно-Освободительной Партии-Фронта (DHKP-C).

Дурсун Караташ (тур. Dursun Karataş, 25 марта 1952, Турция — 11 августа 2008, Нидерланды) — основатель и руководитель Революционной Народно-Освободительной Партии-Фронта (DHKP-C).

11 августа 2008 года в Нидерландах закончился жизненный путь одной из самых спорных фигур турецкого левого движения — создателя и генерального секретаря Революционной Народной Освободительной Партии/Фронта (DHKP-C) Дурсуна Караташа. Караташ был одним из главных организаторов «городской герильи» против турецких властей. С его именем ассоциируются, однако, не только стойкость и личное мужество, но и целый ряд темных страниц в истории турецких коммунистов.

«Семидесятник»

Дурсун Караташ родился 25 марта 1952 (по другим источникам — 1953) г., в окрестностях города Элязыга, в небогатой курдской семье. В 1970 г. он поступил в Истамбульский Технический Университет. Это было очень неспокойное время. Эхо «красного мая» 68-го было слышно и на берегах Босфора. Крупнейшей организацией «новых левых» была Федерация революционной молодежи Турции (Dev-Genç), насчитывавшая 15 000 членов. Караташ быстро втянулся в радикальную среду. Молодежь, выросшая в период относительно левого курса властей, после военного переворота 1960 г. стремительно радикализировалась. Когда реформы 1960 г. стали снова сворачивать, в левых кругах стали обсуждать опасность наступления фашизма и перспективы вооруженной борьбы. В Dev-Genç возникли две крупные группировки, готовые начать партизанские действия — Народно-освободительная партия/фронт Турции (THKP-C) под руководством Махира Чайяна и Народно-освободительная армии Турции (THKO), которую возглавил Дениз Гезмиш.

Обе организации считали себя независимыми, не связанными ни с Москвой, ни с Пекином. THKP-C больше ориентировалась на китайский боевой опыт, THKO больше склонялась к опыту кубинскому, геваристской теории «революционного очага», хотя позже в ее рядах сложилась сильная ходжистская фракция. Дурсун больше сочувствовал THKP-C.

12 марта 1971г. в Турции произошел новый военный переворот. Если преворот 1960 г. скорректировал политику влево, то переворот 1971 г. имел целью развязать силовым струтурам руки в борьбе с «терроризмом и экстремизмом». Последовали запреты партий и общественных организаций, волна репрессий против активистов левого движения. Именно тогда многие левые перестали считать кемализм прогрессивным явлением. Если до этого турецкие левые видели в кемализме разновидность национально-освободительного движения, то теперь им все больше бросались в глаза фашистские черты официальной доктрина Турецкой Республики.

Попытки немедленно начать партизанскую войну быстро провалились. Уже к 1972 г. и THKP-C, и THKO были фактически разбиты. Чайян погиб при попытке обменять заложников на политзаключенных, Гезмиш был захвачен и казнен. Годом спустя в тюрьме был замучен легендарный маоист Ибрагим Кайпаккая — таким образом первое поколение турецкой герильи было обезглавлено.

Караташ тем временем прилагал все усилия, чтобы восстановить левые структуры в вузах. Он создает легальные студенческие организации для прикрытия подпольной деятельности. В 1974 г. он был арестован в родном Элязыге за то, что выступал против турецкого захвата северного Кипра. После выхода из тюрьмы Караташ стоит во главе группы «Освобождение», которая отстаивала наследие Чайана. В 1977 г. он возлавил стамбульское отделение организации «Революционный путь» (DevYol), которая считала себя наследницей THKP-C. От DevYol в 1978 откололась группа «Революционные левые» (DevSol), под руководством Караташа. DevSol возобновила вооруженную борьбу, но вместо партизанской войны осуществить удавалось лишь отдельные терракты. Так, 19 июля 1980 г. был убит бывший премьер-министр Нихат Эрим. Именно при его правлении (в 1971-72 гг.) была подавлена первая волна левого сопротивления.

DevSol выступала за «антиолигархическую и антиимпериалистическую революцию», признавала существование курдской нации, но не одобряла проекта независимого Курдистана. Сталин признавался классиком марксизма-ленинизма, курс китайской компартии одобрялся лишь до 1970 г. На момент своего создания DevYol видела и в КПСС, и в КПК ревизионистов. Из режимов Ближнего Востока предпочтение отдавалось Каддафи и сирийским баассистам.

В тюрьме

Турция была на пороге гражданской войны. Обострившиеся столкновения между левыми и правыми (исламистскими, пантуркистскими) группировками, а также экономический кризис послужили поводом к очередному военному перевороту. 12 сентября 1980 г. армия в третий раз за послевоенный период сместила правительство. Во имя идеалов кемализма было объявлено о приостановлении деятельности всех партий и роспуске парламента. Власть перешла к военной хунте. Интересно отметить, что многие левые, в том числе и просоветская компартия, поначалу заняли выжидательную позицию, видимо надеясь, что очередная волна «антитеррористических мер» в первую очередь коснется правых организаций типа фашистских «Серых волков» и исламистов. Однако новый режим без разбора давил любую оппозицию. К политическим процессам со смертными приговорами вскоре добавились загадочные самоубийства, исчезновение неугодных лиц и ликвидации заключенных «при попытки к бегству».

Караташ также не избежал ареста. Его приговорили к смертной казни, но заменили приговор пожизненным заключением. В тюрьме революционеров жестоко пытали. В 1984 г. он с товарищами объявил голодовку против условий заключения. Голодовка продолжалась 75 дней и стоила жизни трем членам DevSol и одному члену другой левой организации. Караташ также написал двухтомный труд «Мы правы! Мы победим!», где давал анализ текущей ситуации и говорил о необходимости создания полноценной партии. Руководство DevSol в те годы осуществлялось комитетом из трех заключенных лидеров и действовавшим на свободе в подполье ЦК, который был создан в 1986 г. Вскоре наметились разногласия между Караташем и его заключенными соратниками. Его стали упрекать в нарушении принципа коллективного руководства.

25 октября 1989 г. Караташу и его главному оппоненту во внутриорганизационных дебатах Бедри Ягану удался побег из тюрьмы. В последствии было много споров о подробностях организации побега. До сих пор существуют разные гипотизы о роли, которую сыграл жандармский генерал Вели Кючюк, который позже сам был привлечен к суду за участие в тайной кемалистской организации «Эргенекон». Якобы он предупредил Караташа о готовящейся поимке.

Стопами Нечаева

После побега из тюрьмы Караташ стал еще сильнее проявлять вождистские наклонности. Бедри Яган был фактически сослан курировать работу на Ближнем Востоке, на попытки ограничить власть генерального секретаря тот отвечал обвинениями в нелояльности. В рамках «восстановления внутренней дисциплины» применялись домашние аресты и запреты выступать на собраниях по актуальным вопросам.

12 июля 1991 г. турецкие власти нанесли сильный удар по структурам DevSol. Во время спецоперации погибли все члены ЦК, а Караташ бесследно исчез. Турецкие политэмигранты стали требовать от правительства сообщить о судьбе вождя DevSol. Вскоре Караташ сам вышел на контакт со своими соратниками. Его нелегально переправляют за границу. В ночь с 16 на 17 апреля 1992 г. организацию и лично ее лидера постигло новое несчастье. Во время очередной спецоперации по ликвидации руководства DevSol была убита жена Караташа — Сахабат. Оставшиеся в живых кадры стали по конспиративным каналам просить Караташа либо вернуться в Турцию, либо разрешить Ягану возвращение с Ближнего Востока. Караташ отказался от обоих вариантов. Тогда Яган в самовольном порядке приехал в Европу, разыскал Караташа и 12 сентября 1993 вынудил его к разговору о сложившейся ситуации. Товарищи в Турции вообще не знали существует ли еще ЦК, все архивы организации Караташ вывез с собой. О судьбе многих руководящих кадров, в том числе Сабахат Караташ, на тот момент ничего не было известно.

Оказавшись фактически заложником сторонников Ягана Караташ поначалу согласился с рядом мер, предложенных незванным гостем, но потом разослал по ячейком сообщение о попытки «путча» в организации, причем всем членам DevSol запрещалось вступать в какие-либо контакты со сторонниками «узурпатора» Ягана. Сам лидер «пучистов» погиб в столкновении с полицией 5 марте 1993 г.

Раскол в DevSol был налицо. Караташ начал охоту на сторонников Ягана, а те, в свою очередь, возлагали на генсека ответственность за гибель товарищей. В том числе выдвигалось требование расследовать подробности спасения Караташа во время июльских событий 1991 г. Раскол затронул как организацию в самой Турции, так и структуры в Европе, куда после перворота 1980 г. выехало немало турецких левых. Главным центром турецкой диаспоры была Германия. Власти ФРГ запретили DevSol еше в 1983 г. Теперь, в 1994 г., большинство под руководством Караташа объявило о создании Революционной Народной Освободительной Партии/Фронта (DHKP-C), а сторонники Ягана взяли название организации Чайяна и стали называться THKP-C DevSol.

Методы фракционной борьбы ужаснули западных левых. Сторонники Караташа и Ягана, нападающие друг на друга с ножами, дубинками и досками, стали привычным зрелищем на демонстрациях в Германии. В разборках между собой обе фракции не гнушались и таких методов, как убийства и похищения политических оппонентов. Караташ настаивал на продолжении вооруженной борьбы, которая все больше приобретала характер террористических «акций возмездия», во время которых часто гибли непричастные прохожие. Так Караташ оправдывал взрывы в филиалах «Макдональдса» как средство антиимпериалистического сопротивления. Призывы «покарать пучистов» иногда вытекали в силовое воздействие и на европейских интернационалистов, которые сотрудничали с фракцией Ягана. Все это отталкивало левых Западной Европы от турецкой диаспоры, создавало турецкому комдвижению
крайне негативную репутацию. И уж совсем как фарс воспринимались левыми кругами инструкции для членов DHKP-C, в которых кадрам предписывалось отказаться от «буржуазных» замашек типа ношения слишком нескромной одежды (включая шорты), использования косметики, эксцессов в личных отношениях и. т.д. Жевание жевательной резинки в общественных местах объявлялось признаком «люмпенов». Борцам за революцию Караташ и его соратники советовали учиться поведению у «народных масс», быт отсталых сельских районов должен был стать эталоном новой жизни.

9 сентябре 1994 г. Караташ был задержан при попытке въехать из Италии во Францию. Французские пограничники обратили внимание на то, что нидерландский паспорт был явно поддельным. Караташ был арестован. Ему грозила выдача турецким властям, но французские власти хотели судить Караташа за терракты против Франции во время Второй войны в Персидском заливе. Возможно, это спасло Караташа от гибели в турецких застенках. 25 января 1995 г. он был выпущен из тюрьмы, но находился практически под домашним арестом и должен был регулярно отмечаться в полиции. Караташу, однако, удается совершить побег, и остаток жизни он провел скрываясь в Бельгии, Германии и Нидерландах.

Его разыскивали в 174 странах за 150 преступлений. В 1995 г. французский суд заочно приговорил Краташа к четырем годам тюремного заключения с последующим запретом вьезжать на территорию Франции в течении трех лет. В 2006 г. на процессе против деятелей DHKP-C в Бельгии он заочно приговаривается к семи годам тюрьмы. В самой Турции его сторонники уже не могли развернуть масштабную террористическую деятельность. В Германии DHKP-C запретили в 1998 г. как организацию-наследницу DevSol.

Сложно сказать какую роль Караташ реально мог играть в руководстве DHKP-C в эти годы, ведь ему приходилось действовать в условиях жесточайшей конспирации. Сомнительную славу его организация снискала себе во время «голодовок смерти», начавшихся в турецких тюрьмах в октябре 2000 г. Члены различных левых группировок протестовали против ужесточения режима содержания. DHKP-C особенно усердствовала в вовлечении все новых и новых заключенных в голодовку. 28 мая 2002 г. восемь других организаций-участниц приняли решение о прекращении голодовки. К тому времени погибло 120 голодавших, более 600 человек фактически стали инвалидами. В этой ситуации DHKP-C настаивала на продолжении голодовок, выдвигала лозунги «Борьба до смерти!» и «Наши мертвые — бессмертны!». Поползли слухи, что решения о голодовке узники принемали под прессингом своих товарищей. Кроме того, некоторые заключенные, освобожденные как безнадежно больные, якобы принимали участие в террактах в качестве смертников. Тюремные врачи стали поспешно исправлять диагнозы всем, кому было необходимо лечение на свободе. В глазах турецких и зарубежных левых Караташ и DHKP-C предстали как опасные авантюристы, толкающие людей на верную гибель.
В настоящее время в Германии, по данным государственных органов, около 650 членов DHKP-C, о численности организации в самой Турции можно лишь предполагать. Но сегодня организация редко напоминает о себе громкими акциями. О «народной войне» не может быть и речи.

Последние десять лет своей жизни Дурсун Караташ боролся с раковым заболеванием. О его кончине заявил его адвокат, при этом данные о точном месте смерти остаются противоречивыми — упоминаются Арнхем и Амстердам. Известно только, что Караташ находился в больнице под чужим именем.

Дурсун Караташ был безусловно яркой фигурой левого движения в Турции и в Европе. Но его деятельность принесла этому движению немало вреда. Насаждая культ «героизма» и «самопожертвования», он фактически превращал эти модели поведения в самоцель. Он отводил желанию погибнуть за правое дело такую решающую роль, что его даже сложно назвать материалистом. Преклоняясь перед народом, он зачастую игнорировал проблему внедрения марксистской теории в весьма далекие от критики капитализма массы (мы, анархо-синдикалисты, разумеется, не считаем, что какую-либо теорию следует «внедрять» в массы, и никакой симпатии к марксИЗМу не испытываем, — прим. КРАС). Эту проблему нельзя было решить еще более самоотверженными «подвигами» кучки героев и тем более демонстративным подражанием нравам темных крестьян. Его диктаторские наклонности, явно выступавшие во внтутрипартийных конфликтах, заставляют усомниться в радужности перспектив в случае победы DHKP-C. Если уж бывшим соратникам Караташа пришлось заплатить за раскол жизнью, то какая участь постигла бы многочисленные конкурирующие левые организации?

Основные вехи жизни Д. Караташа по датам можно узнать по ссылке http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/908657

 

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Фидель Кастро Рус. Избранные произведения

Закрыть