Скажите «И», скажите «Г» — Леворадикал

Скажите «И», скажите «Г»

ИГСкажите «И», скажите «Г»

Прим. автора: в последующем тексте будет изобилие терминов исламской юриспруденции, поэтому сердобольный автор попытается сразу же объяснить их значение в близкой европейцам терминологии, чтобы ни один джахиль, кафир или мульхид не ушел обиженным.

Всем ротфронт, товарищи. В последнее время стало очень модно рассуждать о природе и истоках такого наинтереснейшего образования как ИГ (Исламское государство»). К моему вящему сожалению все обычно сводится к старым заклинаниям о «фундаменталистах» или к конструктам на тему «клерикального фашизма». Почему я протестую против такого подхода к столь животрепещущему вопросу? Давайте узнаем.

Утро псового лая

Первое, что нужно понять, и понять хорошо: использование европейского политологического подхода в исследовании политического ислама это, как бы так сказать, невежественно. Почему? Все дело в очень и очень разной истории возникновения понятийных аппаратов, терминов, собственно, идеологии в Европе и в мире ислама. Две очень разных традиции, развивавшихся, к тому же, в разных социально-экономических условиях. Именно гегемония другой истории и других материальных условий на протяжении многих веков требует более основательного подхода к изучению любой исламистской силы. Даже слово «исламизм» автор использует скрепя сердце, ведь, в общем-то, любая идеология любых движений в мусульманских странах Ближнего Востока будет подвержена влиянию исламской традиции. Даже исключительно европейские идеологии, вроде этого вашего либерализма или социализма (речь сейчас об идеологии) будут трансформироваться под влиянием внешней среды, которая, как мы уже уяснили, пропитана многовековой историей ислама.

Итак, что есть политический ислам? Как читатель уже мог понять, в любой мусульманской стране любая политическая идеология связана с исламом в той или иной мере. Почему? Потому что игнорировать ислам в этих странах попросту нельзя. Он – часть общественных отношений, и очень важная часть, к тому же.

Политический ислам начинается с фикха, то есть «права». Факихи, «толкователи», издавна занимались развитием этого «права», придавая исламской доктрине всеобъемлющий характер. Не путайте фикх с шариатом, фикх занимается в первую очередь вопросами взаимодействия членов мусульманского общества между собой, и, конечно, богословием.

За богатую историю ислама появилось множество мазхабов, то есть «школ толкования». Провести аналогию с христианством здесь не получится (другая в христианстве была система нормотворчества), но получится провести хоть и так себе, но все-таки аналогию с… марксизмом. Если очень грубо: какой-нибудь сталинизм, троцкизм и люксембургианство – это мазхабы марксизма. О как.

Нас интересует в первую очередь ИГ, поэтому мы рассмотрим только один суннитский мазхаб – ханбалитов. Вопреки сложившемуся представлению ханбалиты не консерваторы, а реакционеры. Они не выступают за сохранение нынешней традиции, а за возвращение к истокам ислама. Иджтихад, то есть открытость основ ислама к толкованию – один из важнейших принципов ханбалитской школы, но тут зарыта одна каверзная собака.

Сторонники ИГ относятся к ханбалитам-салафитам, то есть к тем последователям Ахмада ибн Ханбаля, которые отрицают иджтихад. Мало того, первоначально ханбалиты выступали за повиновение власть имущим во имя сохранения единства в исламской общине, тем временем как ИГ не очень-то торопиться повиноваться. Поэтому иногда ИГ относят к хавариджитам. В истории раннего ислама хавариджиты были группой, поднявшей в ходе первой гражданской войны в халифате восстание против как Али, так и Муавии, правда, по разным причинам. Сейчас хавариджитами суннитские богословы называют любых инсургентов, отрицающих авторитет в пользу общины и буквального толкования насса. Этакие исламисты с анархистской жилкой.

День помощи

Основной спор касательно идеологии ИГ, и, как следствие, касательно стратегии ИГ, идет по канве «салафиты/хавариджиты». Но здесь нужно понимать, что для большинства суннитов слово «хавариджит» имеет несколько негативную окраску. При этом сам ИГ периодически вытворяет такие идеологические кульбиты, что РСД обзавидовалось бы.

И вот тут нам с вами, читатель, надо бы вернуться к историческим истокам ИГ, на секунду забыв об идеологии. Ближний Восток никогда не был особенно спокойным местом. Особенно в последние лет эдак 100. Но огромная боль для населения наступила в середине 2000-ых. Ирак был разграблен, американцы отдали власть в суннитском государстве шиитам, государство не выдержало и сломалось, Арабская Весна внесла еще больше сумятицы в политическую жизнь, постоянные войны и горы доступного, неконтролируемого оружия сделали свое дело. Мировой экономический кризис и так ударил по региону (Арабская Весна началась не просто так, а с огромной безработицы, особенно среди молодых людей), а тут еще и западные империалисты подоспели.

Этот винегрет предпосылок и поводов должен был выстрелить, рано или поздно. Слабость центрального правительства в Сирии и Ираке, абсолютное недоверие населения что к устоявшимся режимам, что к поддерживаемой западной коалицией оппозиции, обособление курдов Ирака (т.е. потеря контроля над нефтегазоносными регионами) и обеднение лавочников и кустарей, традиционной мелкой буржуазии региона сделали свое дело – подъем нового исламистского движения был вопросом времени.

Что интересно, так это лютая ненависть ИГ к другим салафитам-джихадистам, типа Хамас. ИГ – это не просто реакция населения на относительное обеднение и абсолютное беззаконие вкупе с империалистическим вмешательством. Это и реакция на уже существующие исламистские группы. «Братья-мусульмане», например, тоже выросли из ханбалитского мазхаба, и тоже являются салафитами. Но для ИГ – все они отступники. Небывалый по масштабу подъем Исламского государства связан с тем, что они – манифестация ненависти и отчаяния местного населения.

Но у любой монеты есть обратная сторона. ИГ имеет очень антиимпериалистическую агенду, но при этом подкармливаются турками. Что те имеют с такого симбиоза? Подумайте о Турецком Курдистане. А еще подумайте о том, куда идет нефть с северо-восточной Сирии, контролируемой ИГ. Ага.

Ранее ИГ подпитывалось и Западом, еще тогда, когда они вместе с Аль-Каидой воевали в составе общей оппозицией с Асадом. Однако теперь, когда ИГ вплотную подошли к границе Саудовской Аравии, важному союзнику США, вопрос об отношении финансовых элит и ВПК Запада к ИГ встал ребром.

Вечер потрясения

ИГ стоит у Саудовской Аравии. А это что означает? А то, что при определенном умении (особенно если учесть, что саудиты уже заняты Йеменом) и политической смекалке взятие Мекки и Медины – не так уж и невозможно.

«А зачем их брать-то?» — спросит меня читатель. А затем, что их взятие обеспечит Абу Бакру аль-Багдади, лидеру ИГ и провозглашенному халифу важную в фикхе претензию. Претензию на главенство в умме, во всей мусульманской общине. Если аль-Багдади возьмет эти города, то он вполне может потребовать всех правоверных принести ему байа, клятву верности. Чтобы местным левакам было понятно: это примерно как если бы сейчас взять Москву и Санкт-Петербург объявить о строительстве социалистического государства и начале мировой революции. Просто представьте себе реакцию львиной доли разнообразных левых. То-то же.

Если учесть, что в Азербайджане, Узбекистане и в некоторых странах Северной и не только Африки уже формируются группы, симпатизирующие ИГ, открыто или нет, то политические последствия объявления Мирового Халифата будут… мировыми.

ИГ вообще сложно охарактеризовать непредвзято и объективно. Информации не очень много, она противоречива. Антиимпериализм ИГ смешивается с претензиями на мировой халифат, идеология их сложна для понимания простым наблюдателям, а хаос на Ближнем Востоке не способствует созданию прозрачной картинки. Одно автор может сказать точно: если бы ИГ не было, его нужно было бы придумать. И даже если нынешний проект Исламского государства провалится, не пройдет и десятилетия, как все начнется по новой.

Комментарий от редакции.  По меньшей мере наивно коммунисту принимать религиозную обертку очередного империалистического вмешательства и передела Ближнего востока, старых колоний старых же империалистов, за содержание, а наёмническую армию со всего света и военспецов за «население». Проект «ИГ» не более религиозен чем агент Великобритании Лоуренс Аравийский в Палестине, испанская Конкиста, благословлённая католическими попами в Южной Америке или «православное воинство» из России на Донбассе. Впрочем, автор верно охарактеризовал данное явление как необходимость империалистических захватчиков, ведь фундаментальных свойств со времен Ленина мировой капитал не поменял и по прежнему развязывает войны за рынки и ресурсы.

Другие записи из рубрики...

2 комментария

  1. Алексей:

    Обращение к редакции
    Далеко не всё нужно рассматривать исключительно с точки марксизма. «Капитал» не Библия и не Коран, чтобы ограничиваться объяснением всего происходящего в мире, с помощью него. Я считаю, что, в целом, автор статьи прав: его аргументы вполне обоснованы и подтверждены фактами. Он явно подготовился, он искал информацию, рассматривал ситуацию с разных сторон. Мало было сказано, про влияние других империалистических стран, и про то, что они с этого имеют, но всё же статья весьма интересна.
    Религиозные течения сочетаются с вариантами экономического устройства. Трактовка каких-либо догм, (заметьте религиозных догм) создаёт правовые нормы, по которым и живёт население мусульманской страны, и то что ИГ отличается трактовкой от всех других исламских террористических организаций — в принципе очевидно. Поэтому религия здесь играет не только материальную экономическую роль, но и духовную правовую

  2. Аноним:

    если появиться ответ

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Забастовка рабочих машиностроительной и электронной промышленности Германии

Предупредительную забастовку объявили 2 мая 2013 года работники предприятий машиностроительной и электронной промышленности Германии. Акция проводится по призыву профсоюза IG Metall, сообщает Арменпресс со ссылкой на Итар-Тасс. Протестующие требуют пересмотра тарифных соглашений и повышения заработной...

Закрыть