Уголь Донбасса | Леворадикал

Уголь Донбасса

угольПосле начала “Русской весны” на Донбассе многие начали говорить об убыточности Донбасса, а именно угольной промышленности. Большинство делало такие заявления даже не вдаваясь в подробности того как на самом деле функционирует угольная промышленность, как её планомерно разваливали с 90-х и в каком состоянии она находится. Но мы с вами углубимся в историю и особенности работы советской угольной промышленности.

Рассмотрим некоторые нюансы устройства шахты, для понятия дальнейшего изложения. Перед началом строительства угольной шахты ей выделяют шахтное поле. Шахтное поле — это условно очерченная на поверхности линия, за которую шахте запрещено переходить под землей при добыче угля. Это граница и территория шахты. Шахтные стволы строятся на краю шахтного поля. Возле стволов добычу угля не ведут, чтобы не вызвать их обрушение. От стволов строят капитальные выработки наподобие туннелей в метро. Капитальными выработками угольный пласт делят на две или четыре части. Это все условные названия. Капитальными выработками угольный пласт делят на широкие полосы, а после полосы делят поперек на столбы, или лавы. Длина лавы раньше была около километра, ширина — сто метров. Сейчас, когда появились новые мощные добывающие комплексы, ширина лавы может быт до трехсот метров, а длина — свыше трех километров. Из лавы обычно уголь добывают на протяжении года. Выходит что один огромный пласт угля делят на несколько маленьких, и в итоге идёт добыча с каждого маленького пласта.

Чтобы шахта работала непрерывно, должна производиться постоянная подготовка новых лав для выработки. Шахта должна постоянно работать и идти всегда на шаг вперёд! Заканчивается старая лава, добычной механизированный комплекс извлекается для ремонта, а к этому времени другой механизированный комплекс должен уже быть смонтирован в другой лаве и вести разработку нового пласта угля. В конце перестройки и в начале независимости возник дефицит оборотных средств. Шахтам не на что было вести покупку нового оборудования, материалов для крепления выработок, новых добычных и проходческих комплексов, в итоге добыча шла зачастую на устаревшем оборудовании и комплексах, что в свою очередь сказывалось на скорости добычи угля и его качестве. Вернее всего в такой ситуации было бы заморозить добычу угля, законсервировать сами шахты, но увы, новые хозяева решили пойти другим путём. Денег все равно не было, шахтеры перестали получать зарплату и перестали получать за отгруженный уголь. Но угольные олигархи решили вопрос по-своему. Они начали заниматься бартером: меняли уголь на разные блага лично для себя. Частично шла реализация за деньги, которые хозяева клали к себе в карман. И, самое губительное, перестали думать о будущем угольной промышленности, перестали заниматься подготовкой лав для последующей разработки угольных пластов.

Подпишитесь на нас в telegram

В результате такой паразитической деятельности уже через год угольная отрасль в Донбассе практически остановилась. Новых лав для разработки нет, шахту нужно поддерживать в работоспособном состоянии, нужно откачивать воду, надо проветривать, а средств нет, и взять их негде — уголь стало попросту неоткуда добывать. Эти угольные олигархи убили угольную отрасль еще в начале становления независимости Украины. Убили своей алчностью, убили своей жаждой к наживе и богатству. Когда были подсчитаны деньги, нужные на восстановление всех шахт в нормальное состояние, вышли астрономические суммы. И, чтобы снять с себя вину и ответственность, угольные олигархи начали в унисон кричать о том что «добыча угля на Донбассе нерентабельна, угольная промышленность убыточна!» И скажем так, им это удалось. Угольных олигархов убавилось, и на сегодня один из самых главнейших остаётся Ринат Ахметов, и его контора «ДТЭК», которая контролирует большую часть угольной и энергетической промышленности Донбасса.

ДонбассВ Украине очень многое было заложено на донбасский уголь. Государство было вынуждено делать то, чем как будто должны были заниматься угольные олигархи. Государство начало выделять средства на подготовку новых добычных участков и разработку месторождений угля! Вот откуда пошло мнение о том, что добыча угля на Донбассе «нерентабельна». Приватизировав прибыль, капиталисты охотно обобществили убытки.

Но, кроме этого, для того, чтобы отвести от себя вину и подозрения, угольные олигархи инициировали остановку и последующее закрытие некоторых «нерентабельных» шахт. И даже при последующем закрытии они смогли прихватить оттуда целые состояния. Шахты закрывались с явными нарушениями технологии ликвидации. Засыпали только шахтные стволы, выработки оставались под землёй незасыпанными, что ведёт за собой последующую просадку грунта. В шахтерских поселках должны были создаваться новые производства. Ничего этого так и не было сделано. Шахтеры получили лишь копейки. Горняцкие города и посёлки оставили умирать и погрязать в нищете. И, самое важное, всю наземную инфраструктуру шахт разрушили до основания. Чтобы никто и никогда не смог восстановить закрытые шахты и взглянуть на то, что там было сделано. «Реструктуризацией» занималась в основном так называемая донецкая угольная мафия. Вот откуда появились состояния донецких олигархов.

Во времена Советского Союза в Донбассе существовал такой феномен, как планово-убыточная шахта. Это выглядело так: шахта, изначально планируется и строится как убыточная, идёт нарезка выработок, проходка. Шахта работает. Шахтеры получают хорошую зарплату. Государство покрывает убытки. Но в чём же соль. Соль в том, что если пройтись по выработкам, можно заметить такие вещи, как проложенные выработки «в никуда», проложен рельсовый путь, аналогично «в никуда». А всё на деле выходит так. В самой шахте, под землей, в стороне от разрабатываемых пластов угля, находятся запасы угля, мощные пласты с удобным горно-геологическим окружением. Это стратегический запас, задел на будущее. Полностью для этого построена вся подземная инфраструктура шахты, есть рабочие для восстановления добычи очень большого количества угля. В случае чрезвычайного положения добыча угля на такой шахте повысится в разы. Сейчас половина или даже большее количество шахт, успешно работающих в Донбассе, как раз из этих, планово-убыточных.

После того, как независимая Украина начала частичное дофинансирование некоторых шахт, вокруг этого процесса естественно образовалась угольная мафия. Тактика этой угольной мафии проста. Чем больше показано убытков, тем больше можно получить дотаций у государства. И показать убыточность шахт у них вышло как никогда — на все 100%. Шахты, которые на данный момент находятся в государственной собственности — все «убыточные». Потому что дотация, большая часть ее, идет в карман именно этой угольной мафии, вместо закупки нового современного оборудования, добычных и проходческих комплексов, внедрения новых технологий строительства выработок. Угольные олигархи заинтересованы лишь в том, чтобы шахты так и оставались убыточными, для получения всё новых и новых миллиардных дотаций.

Уран

Далее, затронем факты о шахтах западного Донбасса.  Западный Донбасс было запланировано вскрывать не особо большими шахтами с малым сроком службы, а именно до тридцати лет. Шахт должно было построено более трех десятков. Хотя обычно шахту планируют на срок службы не меньше пятидесяти лет. А тут такой малый срок. Для чего это нужно? К сожалению план по разработке угольных месторождений западного Донбасса перечеркнула перестройка. Из запланированного количества шахт было построено только одиннадцать. Одна из этих шахт уже была отработана. Оставшиеся шахты продолжают работать и уже разрабатывают шахтные поля тех небольших шахт, которые планировалось построить ещё до перестройки.

Дело в том, что под угольными пластами, на более низких горизонтах, расположены запасы урановой руды. И в СССР было принято оригинальное и выгодное решение. Шахты эти планировались как шахты двойного назначения. После отработки пластов угля была бы произведена реконструкция угольных шахт в урановые. Стволы прокладывались ещё глубже, нарезались новые горизонтальные выработки, и шахта превращалась бы в урановую. Сейчас, в связи с отработкой большой площади угольных пластов, происходит поступление в шахты воды в огромном количестве. Но если бы разработка Западного Донбасса шла так, как было запланировано, то приток воды в шахты ограничивался малыми размерами непостроенных шахт. Шахты не были построены, и соответственно переход к непосредственной разработке урановой руды из-за этого невозможен. Возможна разработка только путем строительства новых шахт с большими затратами.

Сегодня собственником шахт Западного Донбасса является компания Ахметова «ДТЭК» о которой говорилось выше. Он естественно не будет заниматься этим. Логика проста— выжать всё из того , что есть, а что будет дальше, это никого не волнует, ведь прибыль превыше всего. И будет ли добываться урановая руда на Донбассе? В том что представляет из себя Донбасс сегодня, никому нет дела и скорее всего уже не будет. Даже немцам во времена оккупации Донбасса, скорее всего было известно, какие богатства лежат в недрах Донбасса. Почему Донбасс и имел в то время, такую стратегическую важность для немецкого командования.

Что выходит в итоге? Итог таков, что Донбасс это богатейшая ресурсами территория, угля которой хватит ещё как минимум на 200 лет, урановая руда и сланцевый газ, а так же плодороднейший чернозём. Для разработки этих месторождений нужны огромнейшие вложения и огромные затраты человеческого труда. Сегодняшнее положение на Донбассе катастрофическое. Та власть, которая существует на Донбассе, что украинская, что власть псевдореспублик не будет делать ничего для того, чтобы Донбасс стал процветающим промышленным регионом.

Донбасс сможет стать таким лишь при полнейшем переходе на путь социализма, при обобществлении средств производства, когда мракобесие и патриотизм будут выброшены на свалку истории, а пролетариат Донбасса станет вновь созидателем. Этот возможный путь развития относится не только к Донбассу, но и ко всей Украине.

 

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
От Симона Боливара до Эрнесто Че Гевары. Заметки о Латиноамериканской революции

Эта добротная монография написана Михаилом Семёновичем Колесовым - профессором Севастопольского университета. В центре повествования - феномен латиноамериканских революций. Первая половина книги рассказывает о Кубинской революции и её огромном влиянии на весь континент.  Со страниц...

Закрыть