Краткая история политического кризиса в Таиланде | Леворадикал

Краткая история политического кризиса в Таиланде

Столкновения в Тайланде краснорубашечники жёлторубашечники

Новейшая история Таиланда: перевороты, восстания и шаткий компромисс, готовый исчезнуть в любой момент. Начиная от дворцового переворота 1912 и заканчивая протестами 2014 года, которые в итоге фактически вылились в очередное вмешательство военных – Таиланд постоянно становился ареной столкновения интересов различных классов. В этих конфликтах можно отметить роль медиаторов – военных, которые раз за разом вмешивались в ход событий, сохраняя господствующий режим и монархию.

Регион Юго-Восточной Азии в принципе нельзя назвать самым стабильным, однако по сравнению с, например, Вьетнамом, где сравнительно поздно установился социалистический(условно «социалистический» — прим. ред.) режим, Таиланд – союзник США – каждое десятилетие испытывает кризисное явление, связанное либо с экономической обстановкой в стране, регионе или в мире, либо с внутриполитическим конфликтом различных элит и классов.

Для понимания тайской проблемы нужно дать краткую характеристику экономики и общества страны. Буддистский и относительно гомогенный в этническом плане Таиланд всегда был страной бедной, с низким уровнем достатка большей части населения. Именно бедность, а в 1960-ых годах 57% населения жило за чертой бедности, привело в 1970-ых к ряду восстаний, волнения охватили крестьянство и студенчество и были жестоко подавлены военными. Все 1970-ые элиты Таиланда боролись с коммунистами, поддерживаемыми КНР и Вьетнамом.

С 1981 года по 1988 год страна была вовлечена в процесс неолиберальной глобализации, включившись в мировую экономическую систему. Сельские районы севера и северо-востока страны жили в глубокой нищете, в начале 1990-ых 85% населения этих областей жили за порогом бедности. Все это на фоне беспрецедентного экономического роста, в среднем на 12,4% в год начиная с 1985 года и по 1996 год.

В 1997 году начался кризис. Азиатский финансовый кризис конца 1990-ых был предвестником нынешнего кризиса, и имел те же причины – необеспеченные финансовые спекуляции, перепроизводство. В отличии от ситуации начала 1970-ых годов, военные не предприняли попытки государственного переворота. Однако невмешательство военных не изменило ситуации коренным образом: народонаселение оказалось под огромным давлением со стороны финансовых элит страны и МВФ. Согласно рецептам МВФ были урезаны социальные расходы, экономика – реформирована для продолжения дальнейшей процесса притока иностранного капитала в страну – фактически, приватизации иностранными инвесторами промышленности и сельского хозяйства Таиланда и создания сферы услуг.

К началу XXI века в сельском хозяйстве все еще была занята половина населения. Сельское домохозяйство имело в среднем в 3,4 раза меньше дохода по сравнению с домохозяйством в Бангкоке. Экономический рост постепенно ускорялся после кризиса 1997 года, МВФ продолжало перестраивать экономику страны. Наконец, в 2001 году были проведены выборы.

Эти выборы были признаны одними из самых открытых и некоррумпированных за всю историю страны. И население высказалось против неолиберальной политики МВФ. Тхаксин Шинаватра был избран премьером на гребне волны протестных настроений. Для народа, в частности, для крестьянства севера страны риторика Шинаватры была приемлема и воспринималась как шанс на изменение ситуации в стране к лучшему.

Тхаксин Шинаватра – богатейший телекоммуникационный магнат, решивший попробовать себя в политике, и именно он выступил в качестве проводника интересов беднейших слоев населения страны. Его обещания бесплатного здравоохранения, 3 лет отсрочки кредитов для фермеров и создания фондов, призванных помочь развитию северных областей сделали его героем для населения.

Новым премьер-министром был задействован ряд кейнсианских решений в реформировании экономики страны. Доход северян поднялся на 46% в период с 2001 года по 2006 год. Уровень бедности по стране упал с 21% до 11%. Тем не менее, Шинаватра также стал ключевой фигурой неоднозначной войны с наркотрафиком, а также был обвинен другими политиками в незаконной приватизации ряда госпредприятий. Мировое сообщество также выражало свою озабоченностью вопросом прав человека в Таиланде – что также связано с войной с наркоторговлей.

В то же время со стороны имущего класса Таиланда назревала оппозиция Шинаватре и его политике. Со стороны Народного альянса за демократию (НАД) была запущена кампания, направленная против Тхаксина. Социальный состав НАД – это средний и имущий класс больших городов, преимущественно Бангкока, а так же часть религиозных общин. Политика премьер-министра сильно ударила по интересам этих социальных групп. Помимо НАД в оппозицию Тхаксину встало часть социалистических организаций и роялистские религиозные и монархистские организации, однако социалисты вышли из состава оппозиции уже после кризиса 2005-2006 годов.

Фактически, после выборов 2005 года обстановка в стране стала очень напряженной – существование двух открыто враждебных друг к другу лагерей – желтых (НАД) и красных рубашек, названных так по цветам поддерживаемых ими партий, могло привести к началу гражданского конфликта. В истории Таиланда подобные ситуации обычно решались при помощи военных переворотов, однако на стороне Тхаксина было мощное гражданское движение.

После второй победы Тхаксина усилились нападки со стороны элит. Обвинения в коррупции, в попытках приватизировать госсобственность объединили монархистов и социалистов в протестах против премьер-министра. Для крестьян Тхаксин, однако, все еще оставался главным проводником их политических интересов. В 2006 году должны были пройти очередные выборы, и шансом для дестабилизации воспользовались военные. За одну ночь Тхаксин был смещен с должности, несмотря на то, что подобный шаг даже в Бангкоке поддерживала всего лишь четверть населения.

Подпишитесь на нас в telegram

Очередной переворот стал точкой невозвращения. В течении последующих 5 лет красные и желтые рубашки, сторонники смещенного премьер-министра и монархисты противостояли друг другу на уровне уличной политики, что дестабилизировало страну.

Поворотный момент в этом противостоянии наступил в 2010 году, когда Красные Рубашки устроили массовые демонстрации по всей стране против установленного сверху правительства Абхисита Вейджаивы.

С марта по май 2010 года Национальный объединенный фронт за демократию и против диктатуры организовал ряд протестов против НАД. Протестующие призвали Абхисита Вейджаива распустить парламент и назначить новые выборы на более ранний срок (предварительно они должны были пройти в 2012 году).

Однако само протестное движение началось еще в 2008 году, когда конституционный суд запретил Партию «Паланг Прахахон», обеспечив, таким образом НАД большинство в парламенте. Протесты были массовыми, в них участвовало от 50 до 300 тыс. человек. Первоначально протест носил мирный характер, однако действия правительства и попытка разгона демонстрации на мосте Фан Фа 10 апреля привела к эскалации насилия. В апреле было объявлено о введении чрезвычайного положения, силами полиции и армии было убито 24 демонстранта.

В мае столкновения в столице продолжились, в ходе штурма лагеря протестующих погибло 42 человека. В Бангкок были введены части регулярной армии, с боями основные площади были очищены от демонстрантов. Как внутри страны, так и за ее пределами общественность осудила действия правительства. На севере страны, в сельскохозяйственных районах перемирие было объявлено еще позже.

Эскалация конфликта была остановлена прямым вмешательством армии. Но ненадолго: массовое протестное движение довольно быстро оправилось от событий весны 2010 и уже в сентябре страна снова была объята демонстрациями.
Как сторонники НАД, так и краснорубашечники готовились к серии массовых протестов в феврале 2011 года. Между красными и желтыми рубашками продолжались столкновения, которые, однако, стихли к лету 2011 года.

Тайские элиты были обеспокоены происходящим, и правительством было решено назначить новые выборы на июль 2011 года. В ходе выборов к власти пришла Йинглук Шинаватра. Лагерь краснорубашечников одержал победу. Ийнглук продолжила политику своего брата, защищая интересы крестьянства.

Новый премьер в общем и целом продолжила проведение реформ, начатых ее братом. Главная разница была в том, что, в отличие от Тхаксина Йинглук была вынуждена действовать в условиях мирового экономического кризиса. Она оказалась в заложниках – с одной стороны на нее возлагали надежды избиратели, требовавшие более социальной политики, с другой – необходимость лавировать между интересами ТНК и местного крупного бизнеса. В 2011 году ВВП страны вырос всего на 0,1%.

Попытки проводить кейнсианскую политику оказались тщетными. Слабый экономический рост, усиление позиций желтых рубашек и общая социально-экономическая обстановка в стране отнюдь не благоприятствовала положению премьер-министра.

В период, предшествовавший перевороту ситуация в стране была напряженной. На правительство Йинглук обрушились одновременно НАД и более радикальные желторубашечники. Выборы февраля 2014 года последние бойкотировали, но в силу своей малочисленности не смогли помешать партии Йинглук получить большинство голосов. Однако бойкот привел к тому, что конституционным судом выборы были признаны недействительными, поскольку выборы не были проведены одновременно по всей стране.

Йинглук, оказавшись под давлением как со стороны конституционного суда, так и постоянно проводившихся демонстраций желторубашечников, подала в отставку. Этот шаг вызвал бурю протестов среди сторонников Шинаватры. Краснорубашечники провели ряд акций на севере страны, выступив против решения конституционного суда, однако сама бывшая премьер отказалась от заявлений, понимая, что неосторожное действие может повлечь за собой неконтролируемый протест – угрозу таиландскому строю.

Убрав премьера и 9 министров, конституционный суд тем не менее не дал всю полноту власти НАД. Абхисит Вейджаива, незадолго до событий вернувшийся на пост главы НАД (он покинул его после разгромных выборов 2010 года), также выжидал, предпочитая наблюдать за ситуацией. Протесты по всей стране продолжались.

Все это время Йинглук отказывалась использовать козырь – своих сторонников из северных провинций страны. Крестьянские массы, краснорубашечники, поддерживали Шинаватру и ее брата как единственных политиков, вступившихся за них в свое время.

Среди беднейших слоев населения усилились протестные настроения. В 2010 году Шинаватра отказалась использовать своих сторонников в прямом столкновении со сторонниками НАД – прецедент дал бы повод военным вмешаться в ситуацию. Ни одна политическая сила не сбрасывала со счетов возможность гражданской войны, ведь оба лагеря обладали необходимым количеством ресурсов и сторонников. Чем дальше заходил конфликт, тем меньше было возможностей его мирного решения.

Опасность использования крестьянских масс с севера страны, тем не менее, очевидна для Шинаватры: сложно контролировать такую силу, в чем Йинглук уже убедилась в 2010 году, когда сторонники премьера прямо говорили, что ситуация медленно выходит из-под их контроля. Желторубашечники все же представляют собой движение среднего класса, городского населения, находящегося в относительно привилегированном положении. Краснорубашечники – это массовое движение беднейших слоев тайского населения, и их вмешательство в политический процесс означало бы конец статуса-кво, сложившегося в середине 2000-ых годов.

Но Шинаватра потеряла власть, и нужно было действовать. 10 мая она призвала своих сторонников к общему сбору в 40 километрах от центра Бангкока, где тем временем протестовали Желтые Рубашки. Международные финансовые институты, МВФ и МБ, опасаясь ситуации в стране перекрыли инвестиционные потоки, что ударило по экономике страны.

Бывшей премьер-министру не удалось в полной мере мобилизовать своих сторонников, точнее, имело место осознанное промедление. В итоге в конце мая был произведен очередной переворот.

22 мая 2014 года вооруженные силы Таиланда, во главе которых встал генерал Праиют Чан-Оча, приступили к перевороту. К тому моменту политический кризис длился уже 6 месяцев, и ни одна из политических сил не могла перевесить чашу весов на свою сторону. Был создан Национальный совет мира и порядка (НСМП), который заменил временное правительство, установленное после отставки Йинглук.

Гражданское правительство и сенат были распущены, НСМП передал всю полноту исполнительной и законодательной власти генералу Чан-Оча, судебная власть также была подчинена военным. Конституция 2007 года была попрана, был введен комендантский час и закон военного времени. Право на собрания было отменено, самые рьяные политики из лагерей краснорубашечников и желторубашечников были арестованы.

После введения закона военного времени генерал Праиют прекратил действие НСМП, взамен которому было учреждено Командование по поддержанию мира и порядка (КПМП), главой КПМП также стал он. Целями нового института стало устранению любых угроз национальной безопасности и целостности Таиланда, новому ведомству были подчинены министерство обороны, армия, флот и полиция.

В Бангкоке были размещены отряды регулярной армии. Основные подходы к городу были перекрыты. Армия отбила у краснорубашечников Дом правительства, затем армейцами были захвачены основные радиостанции и дома телевещания. Целью этих мероприятий было отрезать краснорубашечников столицы от движения в провинциях. Генерал Праиют затем отдал приказ о замене программы показов на основных каналах страны передачами КПМП. Министерство информации было обязано отвечать перед лидером переворота.

Вечером 22 мая генерал Праиют выступил перед народом, заявив, что вооруженные силы взяли под контроль ситуацию в стране, отстранив от власти временное правительство, симпатизировавшее НАД.
КПМП затем устроило конференцию, в которой приняли участие 114 лидеров желторубашечников и краснорубашечников. Генерал заявил, что любые попытки противостоять военной администрации будут пресечены.

23 мая КПМП провозгласило начало экономический, политических и социальных реформ, приуроченных к новым выборам. Был создан специальный совет, который начал разработку новых законопроектов: одной из главных проблем был вопрос распределения продовольствия в беднейших районах страны и борьба с последствиями недавнего наводнения. Чан-Оча сообщил, что выборы в парламент, согласно результатам которых будет сформировано новое демократическое правительство, пройдут в октябре 2015 года, а целью реформ является ликвидация в стране коррупции, сокращение разрыв между разными социальными слоями, и обеспечение равного доступа населения к всевозможным ресурсам. Длительность реформ оценивалась генералом в 300 дней.

Несмотря на запрет политических собраний, 23 числа был создан комитет противников переворота, который собрал вечером того же дня крупную демонстрацию в стране, шествие было разогнано армией.

Еще одна демонстрация проходила на окраинах Бангкока, организованная гражданскими активистами, не относившимися ни к желто- ни к краснорубашечникам – эта демонстрация тоже была прекращена вмешательством военных. Часть протестующих была задержана.

24 мая король Таиланда Рама IX в официальном коммюнике признал переворот, но воздержался от открытой поддержки действий военных. Все еще было неясно, сможет ли армия контролировать ситуацию – в стране продолжались протесты, и только нерешительность Шинаватры останавливала краснорубашечников от перехода к радикальным действиям.

Несмотря на угрозы со стороны КПМП, начиная с 23 мая по стране проходили волны демонстраций, организованные НАД, краснорубашечниками и независимыми активистами. Бангкок и окраины города кипели до конца месяца. Военным удавалось сдерживать протестующих на подходе к центру города, однако уже 26-ого числа прошел ряд демонстраций и в других районах страны. Реакция мировой общественности на переворот была негативной, США, Россия, ФРГ, Камбоджа, Вьетнам – все эти страны выразили неудовольствие сложившейся ситуацией и призывали передать власть гражданской администрации.

НАД выступила против переворота, поначалу. Абхисит Вейджаива заявил, 25 мая, что он и его сторонники поддержать военных в вопросе сдерживания протестующих. Это вызвало раскол в стане противников краснорубашечников – появились слухи, что НАД изначально знали о подготовке переворота.

Научное сообщество Таиланда выступило против переворота, охарактеризовав его как «очередное попрание демократии, прав и свобод». Тем не менее студенческие демонстрации, организованные в конце месяца постигла та же участь, что и протесты краснорубашечников.

26 числа король официально поддержал переворот, назначив генерала Чан-Оча главой правительства страны.
Туризм, одна из основных сфер Таиланда, пострадал сильнее всего: с мая количество туристов упало на 20%. Страны-соседи закрыли часть пропускных пунктов на границе с Таиландом.

Экономическая ситуация в стране ухудшалась, военная администрация не смогла справиться с программой реформ, что неудивительно, если принять во внимание внутриполитическую ситуацию в стране. Ряд забастовок, организованный сторонниками Йинглук, парализовал часть промышленных предприятий столицы в начале июня.

В июле король Таиланда Пумилон Адульядет, до этого избегавший участия в политическом кризисе принял в своей резиденции генерала Чан-Оча и визировал проект новой конституции. Дальнейшая судьба страны теперь целиком и полностью была в руках военных, и только по завершению заявленных военной администрацией реформ возможен переход к гражданскому правительству.

Проблема новой конституции состояла в том, что ее принятие должно было состояться на всенародном референдуме, что, принимая во внимание положение в стране и непрекращающиеся демонстрации краснорубашечников, было невыполнимой задачей. Даже сама возможность проведения такого референдума не рассматривалась, так как военной администрации было ясно, что, как и во время выборов 2014 года, голосование будет сорвано – на этот раз сторонниками Шинаватры.

В связи с этим решено было отказаться от референдума и принять новый проект конституции без одобрения со стороны народа. Официально это было сделано для того, чтобы «не затягивать процесс».

Период «без переворотов» в истории Таиланда снова закончился. Важно, однако, понимать, что сам кризис и его причины состоят не в политическом соперничестве двух движений – краснорубашечников и желторубашечников. Корни кризиса уходят в историю страны, в историю взаимодействия социальных классов. Мировой экономический кризис сильно ударил по ориентированной вовне экономике страны, что, вкупе с непрекращающимся противостоянием семьи Шинаватра и НАД привело к очередному витку эскалации конфликта. Уже в мае 2014 года аналитики предсказывали переворот, оценки рознились лишь в отношении того, каким будет политический процесс после переворота. Шинаватра не стала мобилизовать своих сторонников, справедливо полагая, что это приведет к гражданской войне. НАД временно самоустранились из власти, фактически передав ее военным, которые, в свою очередь, пытаются решить проблемы, вызвавшие глубокий политический кризис.

Но решение этих проблем – совсем не политическое. Неравномерность экономического развития регионов и зависимость Таиланда от мировых финансовых институтов порождает социальный протест, и неважно, будут ли «новые» краснорубашечники идти за семьей Шинаватра – само движение представляет собой наиболее радикальные и политизированные слои бедного населения провинции страны.

Можно заключить, что вопрос дальнейшего развития ситуации в стране зависит не столько от действий политических сил, сколько от того, насколько быстро военная администрация сможет справиться с поставленными задачами – теми самыми реформами генерала Чан-Оча. Если военная администрация справиться с проведением реформ, то существует возможность временной нормализации обстановки в стране. Но только временной. Кризис в Таиланде начался 100 лет назад, и сложно представить, что он внезапно закончится с проведением выборов в 2015 году.

Судьба Таиланда находится в руках военных, и именно от них зависит, приведут ли следующие парламентские выборы к открытой гражданской войне, либо к окончательной победе краснорубашечников. Чем дольше будет откладываться разрешение социального конфликта, тем жестче будут последствия этого разрешения: в следующий раз переворот может уже и не остановить политический кризис. Сказывается отсутствие в стране сколь-либо развитой революционной организации, в середине 2000-ных годов социалистические организации выступили в хвосте желторубашечников, затем отказались от сотрудничества с реакционерами, и в итоге отошли даже не на второй, а на третий план тайской политики. Эти организации объединяют преимущественно мелкобуржуазные городские слои интеллектуалов и молодежи и не могут объединить вокруг себя рабочее и крестьянское движение страны – в том числе из-за своей разобщенности. Рост уровня сознательности населения, тем не менее, дает слабую надежду на обновление старых левых сил и на возможное возникновение новых.

Александр Кратковский

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
О праве наций на самоопределение

Параграф девятый программы российских марксистов, говорящий о праве наций на самоопределение, вызвал в последнее время (как мы уже указывали в “Просвещении”)* целый поход оппортунистов. И русский ликвидатор Семковский в петербургской ликвидаторской газете, и бундовец...

Закрыть