Письмо А.М. Горькому | Леворадикал

Письмо А.М. Горькому

Пролетарский АтеизмДорогой А. М! Что же это Вы такое делаете? — просто ужас, право!

Вчера прочитал в «Речи» Ваш ответ на «вой» за До­стоевского  и готов был радоваться, а сегодня при­ходит ликвидаторская газета и там напечатан абзац Вашей статьи, которого в «Речи» не было.

Этот абзац таков:

«А «богоискательство» надобно на время» (толь­ко на время?) «отложить, — это занятие бесполезное: нечего искать, где не положено. Не посеяв, не сожнешь. Бога у вас нет, вы  е щ е»  (еще!) «не создали его. Богов не ищут, —  и х  создают; жизнь не выдумывают, а творят».

Выходит, что Вы против «богоискательства» только «на время»!! Выходит, что Вы против богоискательства  только ради замены его богостроительством!!

Ну, разве это не ужасно, что у Вас выходит такая штука?

Богоискательство отличается от богостроительства или богосозидательства или боготворчества и т. п. ничуть не больше, чем желтый черт отличается от черта синего. Говорить о богоискательстве не для того, чтобы высказаться против всяких чертей и богов, против всякого идейного труположства (всякий бо­женька есть труположство — будь это самый чистень­кий, идеальный, не искомый, а построяемый боженька, все равно), — а для предпочтения синего черта желтому, это во сто раз хуже, чем не говорить совсем.

Подпишитесь на нас в telegram

В самых свободных странах, в таких странах, где совсем неуместен призыв «к демократии, к народу, к общественности и науке», — в таких странах (Аме­рика, Швейцария и т. п.) народ и рабочих отупляют особенно усердно именно идеей чистенького, духовного, построяемого боженьки. Именно потому, что всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыра­зимейшая мерзость, особенно терпимо (а часто даже доброжелательно) встречаемая демократической буржуа­зией, — именно поэтому это — самая опасная мерзость, самая гнусная «зараза». Миллион грехов, пакостей, насилий и зараз физических гораздо легче раскрываются толпой и потому гораздо менее опасны, чем тонкая, духовная, приодетая в самые нарядные «идейные» костюмы идея боженьки. Католический поп, растлеваю­щий девушек (о котором я сейчас случайно читал в одной немецкой газете), — гораздо менее опасен именно для «демократии», чем поп без рясы, поп без грубой рели­гии, поп идейный и демократический, проповедующий созидание и сотворение боженьки. Ибо первого попа легко разоблачить, осудить и выгнать, а второго нельзя выгнать так просто, разоблачить его в 1000 раз труднее, «осудить» его ни один «хрупкий и жалостно шаткий» обыватель не согласится.

И Вы, зная «хрупкость и жалостную шаткость» (русской: почему русской? а итальянская лучше??) мещанской души, смущаете эту душу ядом, наиболее сладеньким и наиболее прикрытым леденцами и всякими раскрашенными бумажками!!

Право, это ужасно.

«Довольно уже самооплеваний, заменяющих у нас самокритику».

А богостроительство не есть ли худший вид самоопле­вания?? Всякий человек, занимающийся строитель­ством бога или даже только допускающий такое строи­тельство, оплевывает себя худшим образом, занимаясь вместо «деяний»  как раз самосозерцанием, само­любованием, причем «созерцает»-то такой человек са­мые грязные, тупые, холопские черты или черточки своего «я», обожествляемые богостроительством.

С точки зрения не личной, а общественной, всякое богостроительство есть именно любовное самосозерцание тупого мещанства, хрупкой обывательщины, мечта­тельного «самооплевания» филистеров и мелких бур­жуа, «отчаявшихся и уставших» (как Вы изволили очень верно сказать про душу — только не «русскую» надо бы говорить, а мещанскую, ибо еврейская, итальян­ская, английская — все один черт, везде паршивое мещанство одинаково гнусно, а «демократическое ме­щанство», занятое идейным труположством, сугубо гнусно).

Вчитываясь в Вашу статью и доискиваясь, откуда у Вас эта описка выйти могла, я недоумеваю. Что это? Остатки «Исповеди», которую Вы сами не одоб­ряли?? Отголоски ее??

Или иное — например, неудачная попытка согнуться до точки зрения общедемократической вместо точки зрения пролетарской? Может быть для разговора с «демократией вообще» Вы захотели (простите за вы­ражение) посюсюкать, как сюсюкают с детьми? может быть «для популярного изложения» обывателям захо­тели допустить на минуту его или  и х,  обывателей, предрассудки??

Но ведь это — прием неправильный во всех смыслах и во всех отношениях!

Я написал выше, что в демократических странах совсем неуместен был бы со стороны пролетарского писателя призыв «к демократии, к народу, к обществен­ности и науке». Ну, а у нас в России?? Такой призыв не совсем уместен, ибо он тоже как-то льстит обыватель­ским предрассудкам. Призыв какой-то общий до туман­ности — у нас даже Изгоев из «Русской Мысли» обеими руками его подпишет. Зачем же брать такие лозунги, которые В ы — т о отделяете превосходно от изгоев­щины, но читатель не сможет отделить?? Зачем для читателя набрасывать демократический флер вместо ясного различения мещан (хрупких, жалостно шатких, усталых, отчаявшихся, самосозерцающих, богосозер­цающих, богостроительских, богопотакающих, само­оплевывающихся, бестолково-анархистичных — чудес­ное слово!! и прочая и прочая) — и пролетариев (умеющих быть бодрыми не на словах, умеющих различать «науку и общественность» буржуазии от своей, демократию буржуазную от проле­тарской)? — Зачем  Вы  это делаете?

Обидно  дьявольски.

    Ваш В. И.

P. S.  Заказной бандеролью послали роман. Полу­чили?

P. P. S. Лечитесь серьезнее, право, чтобы зимой можно было ехать, без простуд (зимой опасно).

Ваш В. Ульянов

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Мэри Джонс: самая опасная женщина США

Старушка на фотографии - Мэри Харрис Джонс (1837-1930). Больше известна как матушка Джонс. Она только на вид божий одуванчик. На самом деле, сам президент Теодор Рузвельт имел полное право назвать ее "самой опасной женщиной...

Закрыть