Гендерный разрыв в Китае растёт: женщины не просто «невостребованы», но исключены — Леворадикал

Гендерный разрыв в Китае растёт: женщины не просто «невостребованы», но исключены

General Images Of Estate Agencies
Выгоду из впечатляющего роста цен на недвижимость в Китае извлекают почти исключительно мужчины, тогда как правительственные кампании клеймят незамужних женщина за двадцать семь как «невостребованных».

Шан Вэнь, 32-летняя мать-одиночка с трёхлетним ребёнком, – редкий для Китая случай, а всё главным образом потому, что в 2004 году родители помогли ей купить себе дом. «Тогда недвижимость ещё не была слишком дорога, и мои родители понятия не имели, что цены на рынке возрастут», – говорит Шан. Едва ли она знала, что годы спустя эти вложения окупятся сполна, дав ей степень личной свободы, редкую для большинства китайских девушек, которых в большинстве своём не коснулся недавний экономический подъём.

Шан признаёт, что она вышла замуж всего через несколько месяцев после знакомства со своим будущим мужем, потому что ей исполнилось двадцать восемь. «Тридцать лет – это возраст, когда ты оказываешься “невостребованной” женщиной, так что на меня было оказано большое давление по поводу выхода замуж, – говорит Шан, которая училась в Великобритании. – Я становилась всё старше, и поэтому было такое давление. Это глупо, но так есть». С 2007 года, когда Всекитайская федерация женщин (ВКФЖ) впервые описала одиноких женщин за двадцать семь как шэн-нюй, «невостребованных», многие китайские женщины – даже такие как Шан, у которой есть относительно высокооплачиваемая работа в транснациональной компании, – были задеты таким отношением. Похоже, что очень немногие женщины смогли воспользоваться ростом цен на недвижимость в стране, где только у одной из 15 незамужних женщин есть свой дом, в отличие от одного из пяти холостых мужчин.

Китайские родители, как правило, покупают дома для сыновей, а не для дочерей, но, к счастью для Шан, её родители из среднего класса были более прогрессивны. Как только пара образовалась, супруг Шан переехал в её помещение. Однако вскоре отношения испортились и стали ещё хуже после того, как Шан родила сына. «Мой муж отказывался помогать в любой работе по дому, но последней каплей стало то, что он не заботился о ребенке», – говорит Шан. Она развелась с ним в конце 2012 года, после того как он ожесточился и ударил её отца, набив ему синяк под глазом.

Шан в этой ситуации помогло то, что дом был оформлен только на её имя, почему она смогла потребовать мужа съехать, а бракоразводный процесс позволил ей оставить дом за собой.

Согласно общенациональному Третьему выборочному обследованию социального статуса женщин, проведённому ВКФЖ и Национальным бюро статистики в 2010 году, только у 13,2 % замужних женщин в Китае есть дома, оформленные на их собственное имя, по сравнению с 51,7 % женатых мужчин. Кроме того, компания по маркетинговым исследованиям «Horizon China» провела в 2012 году обследование покупки жилья на лучших в Китае рынках недвижимости – Пекин, Шанхай, Гуанчжоу и Шэньчжэнь – и обнаружила, что, хотя более 70 % женщин внесли вклад в приобретение дома для семьи, только 30 % документов, подтверждающих право собственности на такой дом, содержат женские имена.

Такое положение ведёт к далеко идущим последствиям для благополучия женщин и общего благосостояния, в особенности после приватизации Китаем государственной жилплощади в 1998 году. Последовавший бум на рынке недвижимости привёл к экспоненциальному росту прибыли на домах. Например, стоимость дома Шан Вэнь в Пекине выросла более чем на 500 % с тех пор, как она купила его в 2004 году, с 950 тысяч юаней (5,3 млн. р.) до более чем 5 млн. юаней сегодня.

Китайские женщины в значительной степени упустили то, что является, пожалуй, самым большим объёмом стоимости жилой недвижимости в истории, который HSBC оценивает в более чем £ 17.5 трлн. в конце 2013 года. Несмотря на это, женщины часто передают все свои доходы своим мужьям или бойфрендам, чтобы профинансировать покупку дома, который потом регистрируется только на имя мужчины. Причины сложны, но включают в себя глубоко укоренившиеся нормы, что мужчина должен быть официальным владельцем дома; мифы, что мужчина должен иметь дом, чтобы привлечь невесту, и устаревшие гендерные нормы родителей, которые покупают дома только для сыновей или даже племянников, потому что думают, что их дочерям не нужно владеть собственностью.

Интенсивное давление на женщин по поводу женитьбы приводит к негативным экономическим последствиям, потому что многие боятся уйти от неравной финансовой договорённости с их парнем или мужем.

Такое отношение в эпоху рыночных реформ ведёт к новому гендерному разрыву в благосостоянии. Об этом свидетельствуют неудачи в защите прав замужних женщин на собственность, резко увеличивающийся гендерный разрыв в доходах, сообщения об «эпидемии домашнего насилия», а также организованная государством информационная кампании, клеймящая образованных незамужних женщин в конце их второго десятка лет как «невостребованных».

Возрождение гендерного неравенства в последние годы находится в резком контрасте с ранней коммунистической эпохой, когда Коммунистическая партия открыто провозгласила гендерное равенство, а Мао объявил, что «женщины держат на своих плечах половину неба». Ныне же авторитарный характер китайской однопартийной системы стал препятствием для появления независимого крупномасштабного китайского феминистического движения. Правила, требующие регистрации общественных организаций, настолько обременительны, что активистам без официальной государственной поддержки крайне сложно обеспечить финансирование или организовывать мероприятия без притеснений со стороны власти, в то время как пользующаяся официальной поддержкой ВКФЖ подавляет деятельность в области прав женщин.

Тем не менее некоторым феминисткам удалось обратить внимание на проблему прав женщин, несмотря на политические ограничения. В январе, например, женщина организовала то, что, как говорят, является первым в стране иском против дискриминации по половому признаку. Она подала в суд на тренинговую компанию, которая отклонила её заявление о приёме на работу именно из-за того, что она – женщина. В компании ей сказали, что требуется мужчина, так как «работа будет включать в себя физические задачи, такие как замена бутылки для рукомойника». Теперь, когда Шан разведена, а родители помогают ей заботиться о своём двухлетнем сыне, она находится в экономической безопасности, имея хорошую работу и дом, стоящий значительно большую сумму, чем это было, когда она переехала. Повезло!

http://www.theguardian.com/lifeandstyle/2014/may/12/china-leftover-women-property-boom

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Очарованный узник и тактичность сердца. Воспоминания Анжелы Дэвис о Жане Жене

Когда весной 1970-го Жене прибыл в США, хотя это была наша первая встреча с ним, многие чернокожие американцы уже считали его союзником и другом, благодаря его пьесе «Негры», за несколько лет до этого поставленной...

Закрыть