Cоциалистический феминизм в XXI веке | Леворадикал

Cоциалистический феминизм в XXI веке

USORGANIZING_Domestic+WorkersCтатья является отредактированной версией «Социалистического феминизма двадцать первого века» (Socialist Studies – весна 2014). Она была напечатана в выпуске за март/апрель 2014 в Against the Current («Против нынешнего положения дел»).

В XXI веке женщины рабочего класса – занятые в официальной и неофициальной экономических сферах, выполняющие работу у себя на дому или же просто безработные — отметили вступление в новую глобальную политическую стадию появлением удивительно большого количества различных движений.

На мировом международном юге женщины, подавленные и притесненные, вовлеченные в опасную работу, те самые женщины, что ведут домашнее хозяйство и борются за выживание как в деревнях, так и в трущобах больших городов, — именно они являются не только значимыми участницами движений нового времени, но и cоздательницами местных проектов, призванных бороться с патриархальными формами организации.

На международном севере эти проекты включили в себя новые формы рабочих организаций, которые полагаются на активных участников и создание общественных союзов. Эти различные социал-феминистические программы, на юге и на севере, общественные и производственные, предлагают новый взгляд на гендерное равенство, новые формы организации и т. д.

XXI век также отметился расширением и углублением международных феминистических связей, сетей. Разумеется, в подобных сетях присутствует классовое напряжение, и некоторые из них справляются с ним лучше, чем другие. Но в любом случае подобные организационные сети являются ключевыми в плане социал-феминистической организации, так как именно благодаря им феминистический дискурс «циркулирует» по всему миру.

Мы можем рассуждать о социалистическом феминизме очень широко, включая в него всех феминисток, которые рассматривают класс как основу, но при этом не сводят отношения силы и привилегий, образуемых вокруг определенных особенностей (таких как пол, раса, национальность и т. д.), к классовому угнетению.

Революционный социалистический феминизм против того, чтобы капиталисты сами определяли для него планку притязаний.

Отправной точкой социалистических феминисток служит то же, что и большинства феминисток вообще: эмансипация женщин должна быть достигнута самими женщинами, но не может быть достигнута лишь их усилиями. При этом социалистические феминистки особенно заинтересованы в создании движений, организованных рабочим классом, (а также сельскими труженицам, представительницами коренных народов и т. д.) и при этом служащими его интересам.

Женская самоорганизация может как повторять уже существующее социальное разделение внутри женского общества, так и выходить за его рамки. Политическое видение, через которое феминистки cтавят задачи развивать массовую активность, поощрять образование и общую информированность населения, выносить на повестку дня вопросы, связанные с запросами (самих женщин — ред.); и рутинная политическая деятельность, направленная на то, чтобы преодолеть это глубокое разделение. Социалистические феминистки стараются проводить такую политику, которая позволила бы соединить то, что должно быть достигнуто здесь и сейчас, с долговременным проектом социальной трансформации. (соединение реформистской работы и революционного движения рабочего класса).

«Глобальный» юг

Думаю, всем очевидно, что дух свободы витает в воздухе — пример тому движения Occupy, Тахрирская площаь и Индиганос.

— 
Women in Tahrir Square.

Помимо всего этого, женщины рабочего класса продвигают местные проекты, основанные на «совместной (кооперативной) демократии», которые должны будут в дальнейшем объединитьcя и привести к перестройке всего левого движения. Избавленные от бюрократии, иерархии и прочих формальностей эти организации становятся основными для местных движений, которые в дальнейшем имеют все шансы извлечь выгоду из новых форм гражданской ответственности, вдохновляющей и поддерживающей участие в политике.

Задачей подобных проектов является выработка альтернативы «маскулистскому» и иерархическому методам работы, препятствующим женскому саморазвитию и руководству. Они также направлены на организацию общественных и производственных объединений в борьбе за реформы, включающие изменения в государственной и законодательной политике.

Предлагаю вам два примера: Коалиция справедливости Макилладор (КСМ) и Виа Кампесина — чтобы продемонстрировать различные аспекты социал-феминистической стратегии и их потенциальный вклад в организацию антикапиталистической борьбы.

Макиладо́ра (исп. maquiladora «такса за помол муки») — промышленное предприятие сборочно-конвейерного характера с явными признаками международного разделения труда. Как правило, учредителями и главными управляющими макиладоры являются главы крупных иностранных корпораций — в первую очередь США, которые переносят сборку товаров в развивающиеся страны с дешёвой рабочей силой. Наиболее часто термин используется для описания американских сборочных предприятий в Мексике, расположенных, как правило, в непосредственной близости от американо-мексиканской границы.

Сформированная в 1989 году во время дискуссий в NAFTA (North American Free Trade Agreement — НАФТА, Североамериканская зона свободной торговли), КСМ представляет собой многоотраслевую международную коалицию, которая поддерживает мексиканских рабочих. Координатор КСМ Марта Оджеда начинала как простой макиладорский рабочий, затем стала cекретарем и в конечном итоге содействовала основанию КСМ.

КСМ учит рабочих проводить собственное исследование компаний, исследуя процесс производства, определяя стоимость инвестиций в сравнении с ценами на итоговый продукт, выявляя нарушения международного рабочего кодекса, которые пагубно отражаются на  здоровье трудящихся и на их безопасности. Совместная работа вырабатывает доверие и сплоченность. Кроме того, повышая уровень знаний рабочего и развивая его аналитические способности, КСМ cрывает покровы таинственности с экспертного анализа, столь необходимого для поддержания авторитета управляющих, и поддерживает уверенность в социалистической перспективе общества.

Одним из районов, где действует КСМ, является Нуэво Ларедо, Тамаулипас, находящийся на северной границе Мексики.  С 2001 по 2007 годы КСМ организовала здесь несколько встреч макиладорских рабочих и представителей общины коренного населения Чиапаса.

Помимо создания пространства для критического осмысления взаимоотношения полов эти встречи свели воедино представителей двух радикально противоположных групп: коренного населения юга Мексики и макиладорских рабочих севера. Эти встречи позволили сообществам поделиться своим опытом организации.

В 2004 году рабочие и их семьи заняли формально общественную землю, где они могли бы жить, не выплачивая никакой арендной платы и производя собственную пищу. Однако в дальнейшем они были выселены, согласно приказу мэра Нуэво Ларедо; но они вновь вернулись в 2005. Оба раза во главе стояли женщины.

Изначально жители колонии рассчитывали на признание городских властей и их содействие, но в дальнейшем, подвергаясь в течение нескольких лет насилию со стороны правительства, и после обмена с активистами из Сапатистских сообществ в Чиапас, они решили направить всю энергию на поддержание собственного независимого существования.

Женщины продолжают играть здесь ключевую роль, и жители занимаются самодостаточными (самоокупаемыми) экономическими проектами, такими как взятие под контроль ближайшего водного источника и установка водоколонок на нескольких улицах. Они построили маленькую клинику, cолнечные батареи и ветряной генератор, а также разбили общественные сады, в которых растут фруктовые деревья, овощи и лекарственные травы.

КСМ обеспечивает уход за детьми во время всех собраний и мероприятий и поощряет небольшие, но важные «гендерные корректировки», которые появляются в жизни женщины с того момента, как она становится политически активной. Рабочая программа расширения прав под эгидой КСМ дает возможность женщинам проводить анализ гендерных взаимоотношений в их семьях, организациях и сообществах.

Согласно Оджеде: «Женские организации, вовлеченные в Рабочую Программу, учатся связывать воедино все формы насилия. Они узнают, что корнем проблем является не просто патриархат, а капиталистическая система, которая, находясь на заднем плане, провоцирует насилие против женщин, включая самые последние вспышки насилия со стороны организованной преступности, что в свою очередь также является последствием неолиберального капиталистического режима».

«Женщины колонии Бланка Навидад в Нуэво Ларедо, женщины, вовлеченные в промышленное производство, местные жительницы и крестьянки из Чиапас, все они подвергались насилию, были лишены прав на землю, прав на нормальное жилье и работу, на здравоохранение и образование».

Пример Виа Кампесины

Другой наш пример — это сельские жительницы из Ла Виа Кампесина, международной организации крестьян, фермеров и представителей коренных аграрных сообществ, проживающих в самых разных точках и относящихся к различным культурам. Активистки в Виа объединились, чтобы изменить гендерные отношения внутри их организаций и сообществ.

На момент своего основания в 1992 году, Виа отвечала патриархальным нормам и политическим взглядам своих членов — например, все местные координаторы, выбранные на первой международной конференции, были мужчинами. Образование женской комиссии в 1996 году дало возможность женщинам внутри организации начать свою борьбу против патриархальных норм и патриархальной политики.

Несмотря на то, что порой организационные отделения, задачей которых является лишь решение «женских» вопросов, могут приводить к кооптации и маргинализации, в Виа Кампесине мы этого не наблюдаем. Аннетта Десмараис (Desmarais) утверждает, что это во многом благодаря тому, что Виа функционирует строго согласно демократическим принципам.

Женская Комиссия, равно как и отдельные международные конференции для женщин-активисток, которые эта комиссия организовала, сыграли значительную роль в представительстве женщин в самой Виа и ее дочерних организациях.

В октябре 2008 года Третья международная женская Ассамблея Виа Кампесины подтвердила начало кампании, направленной против всех форм насилия, с которыми сталкиваются женщины в обществе.

Большинство феминистических организаций, выступающих против насилия, отказываются от любой критики репрессивных мер государства. Однако женщины «цветных» организаций убеждены, что гендерное насилие в их сообществах не может рассматриваться в отрыве от насилия против их сообществ в целом.

Священный круг, американо-индейский центр, занимающийся проблемами домашнего и сексуального насилия и располагающийся в Южной Дакоте, полагает, что местный суверенитет не может быть достигнут в отрыве от благосостояния коренных жительниц. Местные жительницы вырабатывают такую политику, которая отвергает противопоставление коллективных и индивидуальных прав и демонстрирует, что как завоевание общих прав (суверенитет), так и создание сообщества, базирующегося на этих правах, зависят от полного равенства (признание индивидуальных прав) и активного участия женщин в процессе внутри самого сообщества.

В июне 2013 года Виа Кампесина, последовав примеру Женской Ассамблеи, проголосовала за включение (впервые) борьбы с гомофобией в программу организации. Вот какое заявление было вынесено на голосование на 6-ой международной конференции:

«Мы требуем уважение всех женских прав. В отрицании капитализма, патриархата, ксенофобии, гомофобии и дискриминации, основанной на расовой и этнической неприязни, мы подтверждаем наш курс, направленный на достижение полного равенства мужчин и женщин. Мы требуем полного прекращения всех форм насилия в отношении женщин, домашнего, социального и т. д., как в сельской местности, так и в городах. Наша кампания против насилия, направленного против женщин, является важнейшей частью нашей борьбы».

Это заявление в особенности интересно в связи с тем, что  ранее сексуальное самоопределение и право на аборты зачастую «убирались в стол» в движениях женщин из рабочего класса, а внутри самих организаций присутствовала значительная напряженность между активистками, выступающими в первую очередь за женские практические гендерные интересы (основанные на роли женщины в семье и обществе) и активистками, которые преследовали стратегические гендерные интересы (основанные на стремлении женщин к сексуальному самоопределению).

По всей видимости, в Виа Кампесина подобные трения были преодолены, как минимум частично, посредством организации женщин внутри самой организации и их продуктивного сотрудничества с Международным Женским Маршем и другими социал-феминистическими международными организациями.

«Глобальный» Север

Возвращаясь к «глобальному» Северу, я хотел бы обратить внимание на тех, кто вовлечен в сферу ухода, а также на то, как социал-феминистические проекты могли бы помочь в организации против мер экономии. Несмотря на то, что влияние публичных служб значительно различается в разных регионах, везде наблюдается уклон в сторону все большей приватизации и неоформленного как трудовая деятельность ухода за маленькими детьми, пожилыми людьми, инвалидами и больными.

Это очевидный факт неолиберальной структурной адаптации на «глобальном севере», породившей изменение на потребность в трудовых мигрантов: от преимущественно мужчин до преимущественно женщин.

Женщины-работницы в сфере ухода являются представительницами самых разных классов: от обученных учителей начального уровня и менеджеров центров дневного ухода до простых работниц, акушерок, уборщиц, нянь и других, чей труд является непризнанным и малооплачиваемым. Гражданство и расовая/этническая принадлежность также накладываются на эти различия.

Женские профсоюзы, в особенности учителя и медсестры, выступают против такого положения дел, не только самоорганизуясь, но и организуя тех, кто зависит от их услуг. Например, военные учителя заявили, что «наши рабочие условия — это условия обучения наших студентов». Ассоциация медсестер Калифорнии собрала широкую коалицию, чтобы санкционировать законопроект, определяющий соотношение медсестры/пациенты.

И, возможно, самое неожиданное: Союз домашних работников, организация, которая начиналась с нянь и уборщиц из Нью-Йорка, сумела добиться не только «Билля о правах» для домашних работников на городском уровне, а затем и на уровне правительства штата, но и поощряет расширение и образование других проектов самоорганизации трудящихся, задействованных в этой сфере.

Национальное движение не так давно сумело добиться постановления от федерального правительства, согласно которому домашние работники впервые попадут под действие федеральных законов, регулирующих рабочий день, оплату за сверхурочный труд и дающих право на отгул.

Оставив в стороне различия между учителями, медсестрами и домашними работникам, можно выделить у всех этих проектов два основных направления: 1) организация, как на рабочем месте, так и за его пределами; 2) повышение информированности и поддержки важности и значимости подобного труда (в «сфере ухода»). Эти проекты способствуют солидарности, они напоминают нам о нашей взаимозависимости и встают на защиту социальной ответственности в отношении ухода. Таким образом, они представляют фундаментальный вызов неолиберальным идеям индивидуализма, предпринимательства и «самодостаточности».

Одним из наиболее убедительных либеральных политических дискурсов является требование, чтобы правительство сделалось более подотчетным за счет передачи cферы обслуживания частным  организациям, которые якобы являются более уступчивыми и ответственными по отношению к тем, кто зависит от них. Мы можем эффективно противостоять этой неолиберальной программе, проводя эксперименты в демократизированном правительстве, к которому мы придем через профсоюзную и массовую борьбу. Подобные творческие инициативы предлагают гораздо более убедительную альтернативу бюрократии по сравнению с сомнительной подотчетностью, которая якобы появится в результате приватизации.

Женщины по сравнению с мужчинами гораздо чаще являются как оплачиваемыми работниками по уходу, так и теми, кому эти услуги предоставляются. Движение по демократизации сферы ухода является в первую очередь женским движением. Разумеется, как и везде, здесь будет присутствовать классовое напряжение и классовые различия, особенно в связи с расовой/этнической принадлежностью и гражданством. Но, несмотря на все это, демократизация сферы ухода является отличным пространством для развития социал-феминизма и распространения позиции левых по отношению к тому, как они понимают борьбу против мер жесткой экономии.

Стремление к демократизации

Попытки демократизировать государство посредством новых институтов кооперативной (совместной) демократии были важной частью социалистического движения XXI века в Латинской Америке. На «Глобальном Севере» эксперименты по «открытию» правительства были далеко не столь впечатляющими, однако при этом не менее вдохновляющими. Еще слишком многому предстоит научиться.

И все же программы по демократизации управленческой системы сумели порвать со старыми формами организации и подхода к правительству, которое доминировало над профсоюзами, оставляя нас барахтаться в болоте бесконечных споров на тему, стоит ли постараться реформировать систему или же приступить к  созданию автономных альтернативных систем.

В «Исправлении Государства» Хилари Уэйнрайт описывает успехи и неудачи некоторых попыток демократизировать правительство. Одно из таких начинаний, в Ньюкасле (Англия), в особенности заинтересовало меня потому, что представляло собой пример, как общественный союз противостоял частному нанимателю, когда местный совет принял решение «передать на внешний подряд» (outsource) целый департамент.

Профсоюз предложил полную реорганизацию департамента, включая избавление от бюрократической иерархии, вовлечение работников в принятие ключевых решений относительно процесса работы, информирование сотрудников обо всем происходящем и предоставление возможности переучиться тем членам, чей труд оказался невостребованным. Это не так называемый «тиминг» (командность — teaming), столь любимый корпоративными менеджерами, а реальная демократизация, благодаря которой департамент стал больше напоминать рабочий кооператив, чем бюрократическую контору. При этом уровень вовлечённости профсоюза в работу возрос до невиданных высот.

Другая возможность для организации и социализации сферы труда — это социальные кооперативы. Социальные кооперативы — это рабочие кооперативы, основанные и признанные государством, в управлении которыми должны присутствовать потребители услуг. Несмотря на то, что они не являются по своей природе радикальными, соцкооперативы — отличное поле для борьбы с неолиберальными идеями, предлагающее отличные возможности для социал-феминистов.

Неолиберальная идентификация самоопределения с «выбором потребителя» является как идеологической, так и присутствующей в действительности, реальной. Выбор потребителя имеет силу, потому что он отражает реальные взаимоотношения институтов, оказывающих общественные услуги, и тех людей, что к этим услугам прибегают. В то время как мы можем абстрактно рассуждать на тему общественных товаров как тех вещей, которыми мы в целом обладаем, по отношению к общественным организациям мы чаще всего выступаем именно как потребители. По мере использования, общественные товары, пройдя через бюрократические, иерархичные и замкнутые организации, становятся намного ближе к предметам потребления, чем к чему-то общественному.

Социальные кооперативы, в которых как работники, так и потребители услуг участвуют в принятии решений, способствуют развитию отношений, которые в дальнейшем могут привести к появлению  общественных центров сферы услуг, имеющих возможность стать чем-то в гораздо большей степени общественным, общим, чем потребительские товары. С другой стороны, соцкооперативы могут быть использованы и для продвижения неолиберальных программ по ослаблению взаимосвязи между работниками и их союзами.

Стратегия движений социального «юнионизма», объединяющая потребителя и общественного работника, могла бы быть направлена на достижение частичного управление школами, центрами по уходу за ребенком, программами по домашнему уходу и многим другим из того, что находится в центре проблемы социализации труда в сфере ухода.

Перспективы XXI века

Социал-феминистическое движение имеет прекрасные перспективы для организации в XXI веке. Социал-феминистический вклад в самоорганизацию поддерживают организационные структуры, которые являются неиерархичными и демократическими, а потому и более всеохватными. Уделение внимания «внутреннему» сотрудничеству как в программной, так и в политической повестке дня — требования, которые выдвигают движения, и том, каким образом это делается, как мы поддерживаем наши требования — открывает широкие перспективы для преодоления глубоких социальных противоречий.

Понимание того, что рабочие, хозяйственные и внутриобщественные отношения — взаимосвязаны, ведет к более эффективной организации и увеличению возможностей для совместных действий, помогает находить общее в том, что раньше часто считалось совершенно разными и отдельными полюсами борьбы.

Социал-феминистическое видение лидерства способствует развитию способностей активисток и активистов принимать участие в демократическом решении проблем, а также способствует развитию коллективизма. Признание эмоций и сексуальности, участвующих в социальных отношения, поощряют самоопределение   и эмпатию (сопереживание) у активисток, учат их уважать различные подходы к существованию в этом мире.

В XXI веке женщины рабочего класса, вступив на политическую арену борьбу, стали обновлять социал-феминистическую политику. Если мы собираемся строить социализм XXI века, то пришло время уделить внимание социал-феминизму нашего времени, развивая его теорию и практику, способствуя его выходу из маргинального состояния и занятия достойной позиции в центре революционной борьбы левых.

Йоханна Бреннер — заслуженный профессор Социологии и изучения Женщины в государственном университете Портленда. Она является членом Национального Комитета Солидарности.

Перевод: Андрей Загорулько

Оригинал: http://www.solidarity-us.org/site/node/4127

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Троцкий в Одессе

Известный одесский краевед, историк и журналист Валерий Нетребский в конце 2002 — начале 2003 года в одесской газете «Окна» опубликовал семь статей под общим заголовком: «Лейба Бронштейн и столица Юга» о личности, которую можно...

Закрыть