Относительно противоречия | Леворадикал

Относительно противоречия

maooooЭта философская работа была написана товарищем Мао Цзэдуном вслед за работой «Относительно практики» и с той же целью, а именно — для преодоления серьёзных ошибок догматического порядка, имевших тогда место в партии; на эту тему он прочитал лекцию в Антияпонском военно-политическом университете в Яньани. При включении данной работы в собрание избранных произведений Мао Цзэдуна автором были сделаны частичные дополнения, сокращения и исправления.


Закон противоречия, присущего вещам, явлениям, или закон единства противоположностей, является основным законом материалистической диалектики. Ленин говорит: «В собственном смысле диалектика есть изучение противоречия в самой сущности предметов»[1]. Этот закон Ленин часто называет сутью диалектики, или ядром диалектики[2]. Поэтому, изучая этот закон, мы не можем не коснуться широкого круга проблем, не можем не коснуться многих философских вопросов. Если мы разберёмся в этих вопросах, то поймём самые основы материалистической диалектики. Это следующие вопросы: о двух воззрениях на мир, о всеобщности противоречия, о специфичности противоречия, о главном противоречии и главной стороне противоречия, о тождестве и борьбе противоположностей, о месте антагонизма в ряду противоречий.

Развёрнутая в последние годы советскими философами критика идеализма школы Деборина вызвала у нас громадный интерес. Идеализм Деборина оказал крайне вредное влияние на некоторых членов Коммунистической Партии Китая, и следует сказать, что догматические взгляды в нашей партии связаны с методологией этой школы. Поэтому главной целью нашей работы по изучению философии в настоящее время должно быть искоренение догматических взглядов.

1. Два воззрения на мир

В истории человеческого познания искони существуют две концепции законов развития мира: одна — метафизическая, другая — диалектическая; они образуют два противоположных друг другу воззрения на мир. Ленин говорит: «Две основные (или две возможные? или две в истории наблюдающиеся?) концепции развития (эволюции) суть: развитие как уменьшение и увеличение, как повторение, и развитие как единство противоположностей (раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними)»[3]. Ленин говорит здесь именно об этих двух различных воззрениях на мир.

Как в Китае, так и в Европе метафизический образ мыслей в течение весьма длительного исторического периода был присущ идеалистическому мировоззрению и господствовал в умах людей. В Европе и материализм в начальный период существования капитализма тоже был метафизическим.

В результате того, что целый ряд европейских государств в своём социально-экономическом развитии вступил в фазу высокоразвитого капитализма, производительные силы, классовая борьба и наука достигли небывалого в истории уровня развития и промышленный пролетариат стал величайшей движущей силой истории, — возникло марксистское диалектико-материалистическое мировоззрение. Тогда в лагере буржуазии, помимо откровенного, совершенно неприкрытого реакционного идеализма, появился вульгарный эволюционизм, выступивший против материалистической диалектики.

Метафизика, или вульгарный эволюционизм, рассматривает все вещи в мире как изолированные, находящиеся в состоянии покоя, рассматривает их односторонне. Все вещи и явления в мире, их формы и категории рассматриваются сторонниками такого воззрения на мир как навеки изолированные друг от друга и никогда не изменяющиеся. Если же они и признают изменения, то лишь как количественное увеличение или уменьшение и как механическое перемещение. При этом причины такого увеличения или уменьшения и перемещения лежат не в самих вещах и явлениях, а вне их, то есть в воздействии внешних сил. Метафизики считают, что различные вещи и явления в мире и их свойства остаются неизменными с начала их существования, последующие же их изменения — это лишь количественные увеличения или уменьшения. Метафизики считают, что вещь может лишь бесконечно воспроизводить самое себя, но не может превратиться в иную, отличную вещь. По мнению метафизиков, капиталистическая эксплуатация, капиталистическая конкуренция, индивидуалистическая психология капиталистического общества — всё это может быть обнаружено и в древнем рабовладельческом обществе, более того, даже в первобытном обществе, и будет существовать вечно и неизменно. Говоря о причинах развития общества, метафизики объясняют его внешними для общества условиями — географической средой, климатом и т.п. Они попросту пытаются найти причины развития вне самих вещей и явлений, отрицая то положение материалистической диалектики, которое гласит, что развитие вызывается внутренними противоречиями, присущими самим вещам и явлениям. Поэтому они не в состоянии объяснить качественное многообразие предметов и явлений и превращение одного качества в другое. В Европе этот образ мыслей в XVII и XVIII столетиях находил свое выражение в механистическом материализме, а в конце ХIX и начале XX столетия — в вульгарном эволюционизме. В Китае же метафизический образ мыслей, выражавшийся в словах «небо неизменно, неизменно и дао»[4], в течение долгого времени отстаивался насквозь прогнившим господствующим феодальным классом. Механистический же материализм и вульгарный эволюционизм, импортированные из Европы в последнее столетие, отстаивались буржуазией.

В противоположность метафизическому воззрению на мир диалектико-материалистическое мировоззрение требует, чтобы при изучении развития вещей и явлений мы исходили из их внутреннего содержания, из той связи, в которой находится одна вещь с другими, то есть рассматривали развитие вещей и явлений как их внутреннее, необходимое самодвижение, причем каждая вещь (явление) в своём движении взаимосвязана и взаимодействует с другими, окружающими её вещами или явлениями. Коренная причина развития вещей находится не вне, а внутри вещей, в противоречивой природе, внутренне присущей самим вещам. Любой вещи и явлению внутренне присущи противоречия. Они-то и порождают движение и развитие вещей. Противоречия, внутренне присущие вещам и явлениям, служат коренной причиной их развития, тогда как взаимная связь и взаимодействие одной вещи или явления с другими вещами или явлениями представляют собой причины второго порядка. Таким образом, материалистическая диалектика решительно отвергла метафизическую теорию внешней причины или внешнего толчка, выдвигавшуюся сторонниками механистического материализма и вульгарного эволюционизма. Совершенно ясно, что чисто внешние причины способны вызывать лишь механическое движение вещей, то есть изменение объема и количества, но ими нельзя объяснить, почему вещам и явлениям присущи бесконечное качественное многообразие и переход одного качества в другое. В действительности даже механическое движение, вызываемое внешним толчком, тоже осуществляется через внутренние противоречия вещей. В растительном и животном мире простой рост и количественное развитие тоже вызываются главным образом внутренними противоречиями. Точно так же и развитие общества обусловлено главным образом не внешними, а внутренними причинами.

Многие государства, находящиеся в почти одинаковых географических и климатических условиях, резко отличаются друг от друга по уровню своего развития и развиваются крайне неравномерно. Даже в одном и том же государстве, не претерпевшем никаких географических и климатических изменений, совершаются огромные социальные перемены. Империалистическая Россия превратилась в социалистический Советский Союз, а замкнутая феодальная Япония стала империалистической Японией, хотя география и климат этих стран не изменились. В Китае, где долгое время господствовал феодальный строй, за последние сто лет произошли громадные перемены, и теперь происходят изменения в направлении создания раскрепощённого, свободного, нового Китая, а между тем география и климат Китая отнюдь не изменились. Правда, география и климат всего земного шара и его отдельных частей тоже изменяются, но в сравнении с изменениями общества эти изменения совершенно ничтожны: для первых единицей времени, в течение которого происходят заметные изменения, являются десятки и сотни тысячелетий, а для последних — тысячелетия, столетия, десятилетия и даже несколько лет или месяцев (в период революции). С точки зрения материалистической диалектики изменения в природе обусловливаются главным образом развитием её внутренних противоречий, а изменения в обществе обусловливаются главным образом развитием противоречий внутри общества, то есть противоречия между производительными силами и производственными отношениями, противоречий между классами, противоречий между новым и старым. Развитие этих противоречий двигает общество вперед, приводит к смене старого общества новым.

Исключает ли материалистическая диалектика внешние причины? Нет, не исключает. Материалистическая диалектика считает, что внешние причины являются условием изменений, а внутренние причины — основой изменений, причём внешние причины действуют через внутренние. Яйцо, получив соответствующее количество тепла, превращается в цыпленка, но тепло не может превратить камень в цыпленка, потому что основа у них различна. Влияние различных народов друг на друга существует постоянно. В эпоху капитализма, особенно же в эпоху империализма и пролетарских революций, взаимное политическое, экономическое и культурное влияние и воздействие различных государств огромны. Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру не только в истории России, но и в истории всего мира. Она воздействовала на внутренние изменения в различных странах и равным образом, притом с особой силой, воздействовала на внутренние изменения в Китае. Однако эти изменения и в различных других странах и в Китае произошли через внутренние закономерности самих этих стран и Китая. В сражении между двумя армиями победа и поражение определяются внутренними причинами. Победа является результатом мощи армии или правильного командования ею; поражение обусловливается слабостью армии или ошибками в командовании; внешние причины действуют через внутренние. В 1927 году в Китае поражение, нанесенное буржуазией пролетариату, было обусловлено наличием оппортунизма внутри самого китайского пролетариата (внутри Коммунистической Партии Китая). Когда мы покончили с оппортунизмом, китайская революция вновь пошла на подъём. Затем китайская революция опять серьёзно пострадала под ударами врага — уже в результате появления внутри нашей партии авантюристических тенденций. Когда же мы покончили с авантюризмом, наше дело вновь пошло на подъём. Следовательно, чтобы привести революцию к победе, партия должна опираться на правильность своей политической линии и прочность своей организации.

Диалектическое воззрение на мир зародилось и в Китае и в Европе уже в древние века. Однако диалектика древних носила стихийный, примитивный характер: в силу социальных и исторических условий того времени она ещё не могла принять законченный вид. Вследствие этого она не могла всесторонне объяснить мир, и впоследствии на смену ей пришла метафизика.

Известный немецкий философ Гегель, живший в конце XVIII и в начале XIX века, внес в диалектику очень важный вклад, но его диалектика была идеалистической. Только после того, как великие деятели пролетарского движения Маркс и Энгельс обобщили положительные результаты, достигнутые человечеством в ходе развития познания, в частности критически восприняли рациональные элементы диалектики Гегеля и создали великую теорию диалектического и исторического материализма, в истории человеческого познания произошла величайшая революция. Впоследствии эта великая теория была развита Лениным и Сталиным. Как только эта теория проникла в Китай, она сразу же вызвала здесь величайшие изменения в умах людей.

Диалектическое воззрение на мир прежде всего учит людей умело изучать и анализировать движение противоречий в различных вещах и явлениях и на основании этого анализа определять методы разрешения противоречий. Поэтому конкретное понимание закона противоречия, присущего вещам, для нас крайне важно.

2. Всеобщность противоречия

В целях удобства изложения я остановлюсь сначала на всеобщности противоречия, а затем на его специфичности. Дело в том, что после открытия диалектико-материалистического мировоззрения великими основоположниками марксизма Марксом и Энгельсом и продолжателями их дела Лениным и Сталиным материалистическая диалектика была применена с величайшим успехом во многих областях исследования истории человечества и истории природы, во многих областях преобразования общества и преобразования природы (например, в СССР). Всеобщность противоречия признана уже очень многими, и поэтому для разъяснения данного вопроса много говорить не приходится; что же касается вопроса о специфичности противоречия, то многие товарищи, в особенности догматики, в нём ещё не разбираются. Они не понимают, что в противоречиях всеобщее существует в особенном. Они не понимают также, какое важное значение для нашего руководства революционной практикой имеет изучение того, что является специфическим в противоречиях, присущим конкретным вещам и явлениям нашего времени. Поэтому вопрос о специфическом в противоречиях требует серьёзного изучения, и рассмотрению его следует уделить достаточное место. Вот почему, исследуя закон противоречия, присущего вещам, явлениям, мы сначала разберём вопрос о всеобщности противоречия, затем подробно проанализируем вопрос о специфичности противоречия, а потом вновь вернемся к вопросу о всеобщности.

Вопрос о всеобщем или абсолютном характере противоречия имеет две стороны: во-первых, противоречия существуют в процессах развития всех вещей и явлений, во-вторых, в процессе развития каждой вещи и каждого явления движение противоречий существует от начала и до конца.

Энгельс говорит: «Движение само есть противоречие»[5]. Ленинское определение закона единства противоположностей гласит, что он есть «признание (открытие) противоречивых,взаимоисключающих, противоположных тенденций во всех явлениях и процессах природы (и духа и общества в том числе[6].

Правильны ли эти положения? Да, правильны. Взаимная зависимость и борьба противоположностей присущих всякому явлению, определяют жизнь всех вещей и явлений, движут развитием всех вещей и явлений. Нет вещи, не содержащей противоречия. Если бы не было противоречий, не было бы развития вселенной.

Противоречие есть основа простых форм движения (например, механического движения) и тем более основа сложных форм движения.

Энгельс следующим образом разъяснил всеобщность противоречия: «Если уже простое механическое перемещение содержит в себе противоречие, то тем более содержат его высшие формы движения материи, а в особенности органическая жизнь и её развитие. …жизнь, прежде всего, состоит в том именно, что живое существо в каждый данный момент является тем же самым и все-таки иным. Следовательно, жизнь есть также существующее в самих вещах и процессах, беспрестанно само себя порождающее и разрешающее себя противоречие, и как только это противоречие прекращается, прекращается и жизнь, наступает смерть. Точно так же мы видели, что и в сфере мышления мы не можем избегнуть противоречий и что, например, противоречие между внутренне неограниченной человеческой способностью познания и её действительным осуществлением только в отдельных, внешне ограниченных и ограниченно познающих людях, — что это противоречие разрешается в бесконечном — но крайней мере, практически для нас — ряде последовательных поколений, разрешается в бесконечном поступательном движении, …одним из главных оснований высшей математики является противоречие… Но уже и низшая математика кишит противоречиями»[7].

И Ленин таким же образом объяснял всеобщность противоречия:

«В математике + и -. Дифференциал и интеграл.

“ механике действие и противодействие.

“ физике положительное и отрицательное электричество.

“ химии соединение и диссоциация атомов.

“ общественной науке классовая борьба»[8]

В войне наступление и оборона, продвижение вперёд и отход, победа и поражение — всё это взаимно противоречивые явления. Без одной стороны не существует и другой. Борьба и взаимная связь этих двух сторон образуют единое целое войны, движут развитием войны, решают исход войны.

Всякое расхождение в человеческих понятиях следует рассматривать как отражение объективных противоречий. Объективные противоречия, отражаясь в субъективном мышлении, образуют противоречивое движение понятий, движут развитием человеческой мысли, непрестанно разрешают вопросы, которые встают перед человеческой мыслью.

Противопоставление и борьба различных взглядов в партии возникают постоянно, и это является отражением в партии существующих в обществе классовых противоречий и противоречий между новым и старым. Если в партии нет противоречий и борьбы взглядов, в ходе которой противоречия преодолеваются, жизнь партии прекращается.

Таким образом, мы установили, что повсюду, во всех процессах, существуют противоречия — как в простых, так и в сложных формах движения, как в объективном мире, так и в человеческом сознании. Однако существует ли противоречие в начальной стадии каждого процесса? Является ли процесс развития каждой вещи и явления противоречивым с начала до конца?

Как явствует из статей, в которых советские философы подвергают критике школу Деборина, эта школа придерживается той точки зрения, что противоречие появляется не в самом начале процесса, а лишь на определённой стадии его развития. Следовательно, до этого развитие процесса происходит под действием внешних, а не внутренних причин. Так Деборин скатывается к метафизической теории внешнего толчка, к механицизму. Рассматривая с этой точки зрения конкретные проблемы, деборинцы приходили к заключению, что между кулаками и крестьянскими массами в советских условиях существуют лишь различия, но нет противоречий, и полностью соглашались с бухаринской точкой зрения. Рассматривая французскую революцию, они считали, что до революции в третьем сословии, состоявшем из рабочих, крестьян и буржуазии, тоже существовали лишь различия, но не было противоречий. Этот взгляд школы Деборина является антимарксистским. Деборинцы не понимали, что в любом различии уже заложено противоречие, что различие есть противоречие. Уже на самых первых порах появления буржуазии и пролетариата между трудом и капиталом возникло противоречие; оно лишь ещё не обострилось. Между рабочими и крестьянами даже в социальных условиях Советского Союза имеется различие. Различие между ними есть противоречие, которое лишь не может обостриться и стать антагонизмом, не может принять форму классовой борьбы, не равнозначно противоречию между трудом и капиталом; рабочие и крестьяне в ходе социалистического строительства образовали прочный союз, и указанное противоречие в процессе развития от социализма к коммунизму постепенно разрешается. Здесь можно говорить лишь о различиях в характере противоречий, а не о наличии или отсутствии противоречий. Противоречие является всеобщим, абсолютным, существует во всех процессах развития вещей и явлений и пронизывает все процессы от начала до конца.

Что означает возникновение нового процесса? Это означает, что старое единство и образующие его противоположности уступают место новому единству и образующим его новым противоположностям, и тогда возникает новый процесс, приходящий на смену старому. Старый процесс завершается, новый процесс возникает. Новый процесс, содержащий новые противоречия, начинает историю развития своих противоречий.

Ленин указывает, что Маркс в «Капитале» дал образец анализа движения противоречий, проходящих через весь процесс развития вещи, явления от начала и до конца. Это метод, который должен применяться при изучении процесса развития любого явления. И сам Ленин правильно применял этот метод, пронизывающий все его труды.

«У Маркса в «Капитале» сначала анализируется самое простое, обычное, основное, самое массовидное, самое обыденное, миллиарды раз встречающееся, отношениебуржуазного (товарного) общества: обмен товаров. Анализ вскрывает в этом простейшем явлении (в этой «клеточке» буржуазного общества) все противоречия respective зародышвсех противоречий) современного общества. Дальнейшеё изложение показывает нам развитие (и рост и движение) этих противоречий и этого общества, в Σ его отдельных частей, от его начала до его конца».

Вслед за этим Ленин указывает: «Таков же должен быть метод изложения (respective изучения) диалектики вообще»[9]

Китайские коммунисты должны овладеть этим методом; только тогда они сумеют правильно анализировать историю и современное положение китайской революции и определять её перспективы.

3. Специфичность противоречия

Как мы уже говорили выше, всеобщий и абсолютный характер противоречия состоит в том, что противоречия наличествуют в процессе развития всех явлений и пронизывают процесс развития каждого явления от начала до конца.

Теперь остановимся на специфическом и относительном в противоречиях.

Этот вопрос следует рассмотреть в нескольких планах.

Прежде всего противоречия всех различных форм движения материи носят специфический характер. Познание материи человеком есть познание форм движения материи, поскольку в мире не существует ничего, кроме движущейся материи, причем движение материи всегда принимает определённые формы. Имея дело с каждой отдельной формой движения, нужно иметь в виду то общее, что у неё есть с различными другими формами движения. Однако ещё важнее — и это служит основой нашего познания вещей — учитывать то специфическое, что свойственно каждой форме движения, то есть учитывать её качественное отличие от других форм движения. Только таким образом можно отличать одно явление от другого. Любая форма движения содержит свои специфические противоречия, образующие специфическую сущность явления, которая отличает его от других явлений. В этом состоит внутренняя причина или основа бесконечного многообразия существующих в мире вещей и явлений. В природе существует множество форм движения: механическое движение, звук, свет, теплота, электричество, разложение, соединение и т.д. Все эти формы движения материи существуют во взаимной зависимости, но по своей сущности они отличаются друг от друга. Специфическая сущность каждой формы движения материи определяется присущими ей одной специфическими противоречиями. Это положение существует не только в природе: оно в равной мере существует и в общественных и в идеологических явлениях. Каждая общественная форма, каждая форма сознания содержит свои специфические противоречия и обладает своей специфической сущностью.

Разграничение сфер в науке основывается именно на специфических противоречиях, содержащихся в объектах научного исследования. Именно исследование определённых противоречий, присущих лишь определённой сфере явлений, составляет предмет той или иной науки. Например, плюс и минус в математике, действие и противодействие в механике, отрицательное и положительное электричество в физике, разложение и соединение в химии, производительные силы и производственные отношения, классы и борьба классов в общественных науках, наступление и оборона в военной науке, идеализм и материализм, метафизика и диалектика в философии и т.д. — всё это образует предметы исследования различных наук именно в силу наличия специфических противоречий и специфической сущности. Разумеется, без познания всеобщего в противоречиях невозможно раскрыть общие причины или общие основы движения, развития явлений. Однако без исследования специфического в противоречиях невозможно определить специфическую сущность, отличающую одно явление от других, невозможно вскрыть специфические причины или специфические основы движения, развития явлений, невозможно различать явления, невозможно разграничить области научного исследования.

Если взять последовательность движения человеческого познания, то оно всегда постепенно расширяется от познания единичного и специфического к познанию общего. Люди всегда познают прежде всего специфическую сущность многих различных явлений и только затем могут переходить к обобщению, познавать общую сущность явлений. Лишь познав данную общую сущность, руководствуясь этим общим знанием и в дальнейшем исследуя различные конкретные вещи, которые ещё не исследованы или исследованы неглубоко, и найдя их специфическую сущность, можно пополнить, обогатить и развить знание данной общей сущности, не допуская, чтобы это знание общей сущности превратилось в нечто окостенелое и мёртвое. Таковы два этапа процесса познания: первый — от специфического к общему, второй — от общего к специфическому. Развитие человеческого познания всегда представляет собой движение по спирали, причем каждый цикл поднимает познание на более высокую ступень, непрерывно его углубляет (если при этом строго соблюдается научный метод). Ошибка наших догматиков в этом вопросе заключается в том, что они, с одной стороны, не понимают, что, только исследовав специфическое в противоречии и познав специфическую сущность отдельных вещей, можно со всей полнотой познать всеобщее в противоречии, в полной мере познать общую сущность вещей; а с другой стороны, — в том, что они не понимают, что, познав общую сущность вещёй, нам необходимо продолжать исследование конкретных вещей, изученных ещё неглубоко или появившихся вновь. Наши догматики — нерадивцы, которые отвергают всякую кропотливую исследовательскую работу над конкретными вещами, рассматривают общие истины как нечто свалившееся с неба, превращают их в нечто непостижимое, в чисто абстрактные формулы, совершенно отрицают и ставят с ног на голову нормальную последовательность познания людьми истины. Они не понимают также взаимной связи двух этапов познания: от специфического к общему и от общего к специфическому. Они совершенно не понимают марксистской теории познания.

Необходимо исследовать не только специфические противоречия каждой большой системы форм движения материи и обусловленную этими противоречиями сущность, но и специфические противоречия каждой из этих форм движения материи на каждом отдельном этапе длительного пути её развития и сущность каждой из форм. Все формы движения в каждом действительном, а не воображаемом процессе развития качественно различны, и в нашей исследовательской работе следует обращать особое внимание на этот момент, причем с этого и нужно начинать.

Подпишитесь на нас в telegram

Качественно различные противоречия могут разрешаться лишь качественно различными методами. Например, противоречие между пролетариатом и буржуазией разрешается методом социалистической революции. Противоречие между народными массами и феодальным строем разрешается методом демократической революции. Противоречие между колониями и империализмом разрешается методом национально-революционной войны. Противоречие между рабочим классом и крестьянством в социалистическом обществе разрешается методом коллективизации и механизации сельского хозяйства. Противоречия внутри коммунистической партии разрешаются методом критики и самокритики. Противоречия между обществом и природой разрешаются методом развития производительных сил. Процесс изменяется, старый процесс и старые противоречия ликвидируются, рождаются новый процесс и новые противоречия и соответственно изменяются и методы разрешения противоречий. Противоречия, разрешённые февральской революцией и Октябрьской революцией в России, равно как и методы, применённые в обеих этих революциях для разрешения противоречий, были в корне различными. Разрешение различных противоречий различными методами — это принцип, который марксисты-ленинцы должны строго соблюдать. Догматики же этого принципа не соблюдают, они не понимают различия условий, в которых происходят разные революции, следовательно, не понимают, что различные противоречия должны разрешаться различными методами, они всюду навязывают шаблонную схему, которую считают не подлежащей изменению; а это может лишь привести революцию к неудачам или совершенно испортить дело, которое до сих пор шло хорошо.

Чтобы вскрыть специфические черты противоречий в процессе развития какого-либо явления в их совокупности и взаимной связи, то есть чтобы вскрыть сущность процесса развития явления, необходимо вскрыть специфические черты всех сторон противоречий, содержащихся в этом процессе, в противном случае вскрыть сущность процесса будет невозможно; и на это в нашей исследовательской работе необходимо обратить сугубое внимание.

В процессе развития каждого значительного явления содержится целый ряд противоречий. Например, в процессе китайской буржуазно-демократической революции существует противоречие между различными угнетёнными классами китайского общества и империализмом, противоречие между народными массами и феодальным строем, противоречие между пролетариатом и буржуазией, противоречие между крестьянством и городской мелкой буржуазией, с одной стороны, и буржуазией — с другой, противоречия между различными реакционными господствующими кликами и т.д. — положение здесь чрезвычайно сложное. И не только все эти противоречия носят свой специфический характер и их нельзя ставить на одну доску, но и обе стороны каждого противоречия опять-таки имеют свои особенности, и к ним тоже нельзя подходить одинаково.

Нам, китайским революционерам, нужно понимать специфичность противоречий не только в их совокупности, то есть в их взаимной связи, но и исследовать все отдельные стороны противоречий, ибо только так можно понять их совокупность. Понять обе стороны противоречия — значит понять особое положение, занимаемое каждой из сторон, понять, в каких конкретных формах они вступают в отношения взаимообусловленности и противоположности, каковы конкретные методы борьбы, применяемые каждой из сторон в их взаимосвязи и противоположности, а также и после разрыва взаимосвязи. Изучение этих вопросов очень важно. Именно это имел в виду Ленин, когда он говорил, что самая суть, живая душа марксизма — конкретный анализ конкретной ситуации[10]. Наши догматики нарушают указания Ленина, никогда не утруждают свою голову конкретным анализом какого-либо явления, а их статьи и речи неизменно представляют собой пустые, беспредметные перепевы шаблонных схем и порождают в нашей партии весьма скверный стиль.

При исследовании какого бы то ни было вопроса недопустимы субъективизм, односторонность и поверхностность. Субъективизм — это неумение подходить к вопросу объективно, то есть подходить материалистически, о чём я уже говорил в работе «Относительно практики». Односторонность выражается в неумении рассматривать вопросы всесторонне, в понимании только одной из противоположностей: например, когда люди понимают только Китай, но не понимают Японии, понимают только коммунистическую партию, но не понимают гоминдана, понимают только пролетариат, но не понимают буржуазии, понимают только крестьянство, но не понимают помещиков, разбираются только в благоприятной обстановке, но не разбираются в трудной обстановке, понимают только прошлое, но не понимают будущего, понимают только отдельное, но не понимают совокупности, понимают только недостатки, но не понимают достижений, понимают только истца, но не понимают ответчика, понимают только нелегальную революционную работу, но не понимают легальной революционной работы и т.д., — одним словом, не понимают особенностей различных сторон противоречий. Это и значит подходить к вопросу односторонне или из-за частного не видеть целого, из-за деревьев не видеть леса. При таком подходе невозможно найти метод разрешения противоречий, невозможно осуществить революционные задачи, невозможно выполнить порученную работу, невозможно правильно развертывать борьбу взглядов в партии. Сунь-цзы[11], разбирая вопросы войны, говорил: «Знай противника и знай себя, и ты будешь непобедим». Он говорил о двух воюющих сторонах. Живший в танскую эпоху Вэй Чжэн[12] говорил: «Выслушаешь всех — узнаешь истину; поверишь одному » останешься в неведении»; он тоже понимал порочность одностороннего подхода. Однако наши товарищи часто подходят к вопросам односторонне и из-за этого нередко попадают впросак.

Герой романа «Шуйхучжуань»[13] Сун Цзян трижды атаковал Чжуцзячжуан, но из-за незнания обстановки и неправильного метода действий дважды потерпел поражение. Когда же он изменил метод действий и, начав с разведки обстановки, разобрался в системе лабиринтов, расстроил союз между селениями Ли-цзячжуан, Хуцзячжуан и Чжудзячжуан, устроил засаду в лагере противника и применил метод, подобный использованию троянского коня, о котором повествует одно иностранное предание, — его третья атака увенчалась успехом. В романе «Шуйхучжуань» содержится целый ряд примеров применения материалистической диалектики, среди которых троекратная атака да Чжуцзячжуан является одним из лучших. Ленин говорит: «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствования». Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения»[14]. Нам нужно помнить его слова.

Поверхностность состоит в том, что люди не учитывают ни особенностей противоречия в целом, ни особенностей различных его сторон, отрицают необходимость глубокого проникновения в сущность вещи и тщательного изучения особенностей противоречия, ведут наблюдение откуда-то издалека, подмечают сугубо ориентировочно общие черты противоречия и тотчас же пытаются разрешить его (отвечают на вопросы, разрешают споры, проводят работу, руководят военными операциями). Такой подход к делу всегда влечет за собой печальные последствия.

Причина того, что наши товарищи, страдающие догматизмом и эмпиризмом, допускают ошибки, заключается в их субъективном, одностороннем и поверхностном подходе к вещам. Односторонность и поверхностность — это тоже субъективизм. Поскольку все объективно существующие вещи в действительности взаимно связаны и обладают внутренними закономерностями, а люди вместо того, чтобы правильно отразить это, рассматривают явления односторонне или поверхностно, не познают их взаимной связи и внутренних закономерностей, то подход этих людей является субъективистским.

Мы должны изучать не только особенности движения противоречий в общем процессе развития явлений — в их взаимной связи и с учётом положения каждой из сторон; различным этапам этого процесса развития свойственны свои особенности, которые тоже нельзя упускать из виду.

Основное противоречие в процессе развития явления и сущность процесса, обусловленная этим основным противоречием, не исчезают до момента завершения процесса, однако положение на различных этапах длительного процесса развития явления часто бывает различным. Это происходит потому, что хотя характер основного противоречия в процессе развития явления и сущность этого процесса не изменяются, всё же на различных этапах длительного процесса развития основное противоречие принимает всё более острые формы. При этом из целого ряда крупных и мелких противоречий, обусловленных основным противоречием или находящихся под его влиянием, некоторые обостряются, другие временно или частично разрешаются или смягчаются, третьи возникают вновь. Именно поэтому в процессе и появляются различные этапы. Кто не обращает внимания на этапы процесса развития явления, тот не в состоянии должным образом разрешить присущие этому явлению противоречия.

Например, когда капитализм эпохи свободной конкуренции превратился в империализм, природа двух антагонистических классов — пролетариата и буржуазии, — а также буржуазная сущность данного общества отнюдь не изменились, однако противоречия между этими двумя классами обострились, возникли противоречия между монополистическим и немонополистическим капиталом, обострились противоречия между метрополиями и колониями, особенно остро проявились противоречия между капиталистическими странами, то есть противоречия, вызываемые неравномерным развитием различных стран. Так возникла особая стадия капитализма — стадия империализма. Ленинизм стал марксизмом эпохи империализма и пролетарской революции именно потому, что Ленин и Сталин дали правильное объяснение этим противоречиям и выработали правильную теорию и тактику пролетарской революции, призванной их разрешить.

Если взять процесс буржуазно-демократической революции в Китае, начавшейся с революции 1911 года, то здесь тоже имеётся несколько специфических этапов. В частности, тот период революции, когда во главе её стояла буржуазия, и тот период, когда во главе революции стал пролетариат, представляют собой два совершенно различных исторических этапа. Руководство пролетариата в корне изменило облик революции, привело к перегруппировке классовых сил, к широкому развертыванию крестьянской революции, придало революции, направленной против империализма и феодализма, последовательный характер, создало возможность перерастания демократической революции в революцию социалистическую и т. д. Все это было невозможно в тот период революции, когда руководство ею принадлежало буржуазии. Хотя характер главного противоречия всего процесса, то есть характер этого процесса, как антиимпериалистической и антифеодальной демократической революции (другая сторона этого противоречия — полуколониальный и полуфеодальный характер страны), отнюдь не изменился, однако на протяжении этого долгого периода произошли такие крупные события, как поражение революции 1911 года и установление господства северных милитаристов, создание первого единого национального фронта и революция 1924-1927 годов, разрыв единого фронта и переход буржуазии в лагерь контрреволюции, междоусобные войны новых милитаристов, революционная аграрная воина, создание второго единого национального фронта и война против японских захватчиков. Другими словами, в течение двадцати с лишним лет пройдено несколько этапов развития, которые характеризовались тем, что одни противоречия обострялись (например, революционная аграрная война и вторжение Японии в четыре северо-восточные провинции Китая), другие противоречия частично временно разрешались (например, ликвидация северных милитаристов, конфискация нами помещичьей земли), третьи же возникали вновь (например, борьба между новыми милитаристами, захват помещиками своих прежних земель после того, как революционные базы в Южном Китае были нами утрачены) и т.п.

При изучении специфического характера противоречий на различных этапах процесса развития явления необходимо не только рассматривать их во взаимной связи и совокупности, но в подходить к ним с учётом каждой из сторон противоречий на каждом этапе развития.

Возьмём, например, гоминдан и коммунистическую партию: поскольку гоминдан (одна сторона) в период первого единого фронта осуществлял три основные политические установки Сунь Ятсена — союз с Советской Россией, союз с коммунистической партией и поддержку рабочих и крестьян, — постольку он был революционным, жизнеспособным и олицетворял собой союз различных классов в демократической революции. После 1927 года гоминдан превратился в свою прямую противоположность, в реакционный блок помещиков и крупной буржуазии. После сианьских событий декабря 1936 года в гоминдане вновь начался поворот в сторону прекращения гражданской войны, в сторону союза с коммунистической партией для совместной борьбы против японского империализма. Таковы особенности гоминдана на трёх этапах. Возникновение этих особенностей, разумеется, было вызвано рядом причин. Что же касается Коммунистической Партии Китая (другая сторона), то в период первого единого фронта она была ещё молода, и хотя она героически возглавила революцию 1924-1927 годов, однако проявила незрелость в понимании характера, задач и методов революции. Именно поэтому возникший в последний период этой революции чэньдусюизм имел возможность сыграть свою роль и привел революцию к поражению. После 1927 года коммунистическая партия героически возглавила революционную аграрную войну, создала революционную армию и революционные базы, но допустила ошибки авантюристического характера, в результате чего армии и базам был нанесен весьма серьёзный урон. После 1935 года коммунистическая партия преодолела эти ошибки, возглавила новый единый антияпонский фронт, и его великая борьба развертывается в настоящее время. На данном этапе коммунистическая партия — это уже партия, прошедшая испытание двух революций, обладающая богатым опытом. Таковы особенности Коммунистической Партии Китая на трёх этапах. Возникновение этих особенностей тоже было вызвано рядом причин. Не изучив этих особенностей, невозможно понять особенности взаимоотношений между гоминданом и коммунистической партией на различных этапах развития: создание единого фронта, разрыв единого фронта и вновь создание единого фронта.

Для того же, чтобы изучить все особенности обеих партий, необходимо подойти к этому вопросу ещё глубже — изучить классовую базу обеих партий и те противоречия, которые на этой основе возникали в различные периоды между каждой из этих партий и другими сторонами. Например, у гоминдана в период первого союза с коммунистической партией существовало, с одной стороны, противоречие с иностранными империалистами, вследствие чего он выступал против империализма, а с другой стороны — противоречие с народными массами внутри страны: на словах он обещал трудящимся множество благ, но на деле дал им ничтожно мало или не дал буквально ничего. В период же ведения гоминданом войны против коммунистов он в союзе с империализмом и феодализмом боролся против народных масс, ликвидировал одним росчерком пера все права, завоёванные народными массами в революции, обострив тем самым противоречие между собой и народными массами. Теперь, в период борьбы против японских захватчиков, ввиду наличия противоречий между гоминданом и японским империализмом, гоминдан, с одной стороны, заинтересован в союзе с коммунистической партией, но, с другой, — отнюдь не ослабляет своей борьбы и репрессий против коммунистической партии и китайского народа. Коммунистическая же партия неизменно шла и идет вместе с народными массами в борьбе против империализма и феодализма. Однако в нынешний период борьбы против японских захватчиков вследствие того, что гоминдан высказался за отпор захватчикам, коммунистическая партия стала проводить умеренную политику по отношению к гоминдану и феодальным силам в стране. В силу всех этих обстоятельств между двумя партиями то складывается союз, то разгорается борьба, причём даже в периоды союза складывается сложная обстановка, когда одновременно существуют и союз и борьба. Без изучения особенностей этих противоположных сторон мы не сможем понять не только взаимоотношения каждой из этих двух партий с другими сторонами, но и взаимоотношения между самими этими партиями.

Отсюда вытекает, что при изучении особенностей любых противоречий — противоречий в различных формах движения материи, противоречий в формах движения при различных процессах развития, различных сторон противоречий в тех или иных процессах развития, противоречий в процессах развития на разных этапах этих процессов, а также различных сторон противоречий на разных этапах развития — при изучении всех этих особенностей противоречий недопустимы субъективные вольности,— здесь необходим конкретный анализ. Без конкретного анализа невозможно познать какие бы то ни было особенности противоречий. Мы должны всегда помнить слова Ленина: конкретный анализ конкретной ситуации.

В области такого конкретного анализа Маркс и Энгельс первыми дали нам прекрасные образцы.

Когда Маркс и Энгельс применили закон противоречия, присущего явлениям, к изучению общественно-исторического процесса, они увидели противоречие, между производительными силами и производственными отношениями, противоречие между классом эксплуататоров и классом эксплуатируемых, а также порожденное этими противоречиями противоречие между экономическим базисом и политической, идеологической и т. д. надстройкой. Они увидели, что эти противоречия неминуемо вызовут в различных классовых обществах различные по своему характеру социальные революции.

Когда Маркс применил этот закон к изучению экономической структуры капиталистического общества, он увидел, что основным противоречием этого общества является противоречие между общественным характером производства и частной формой присвоения. Это противоречие проявляется в противоречии между организованным характером производства на отдельных предприятиях и неорганизованным характером производства во всем обществе. В классовых же отношениях это противоречие проявляется в противоречии между классом капиталистов и классом пролетариев.

Вследствие огромного многообразия явлений и безграничности развития то, что является в одном случае всеобщим, может превратиться в другом определённом случае в особенное. И, наоборот, то, что в одном определённом случае является особенным, может в другом определённом случае превратиться во всеобщее. Присущее капиталистическому строю противоречие между общественным характером производства и частной собственностью на средства производства является общим для всех стран, где существует и развивается капитализм. Для капитализма это противоречие носит всеобщий характер. Однако это противоречие, свойственное капитализму, представляет собой явление, присущее определённому историческому этапу в развитии классового общества вообще, и с точки зрения противоречия между производительными силами и производственными отношениями в классовом обществе вообще это противоречие является специфическим. Однако, вскрыв специфический характер всех противоречий капиталистического общества, Маркс тем самым ещё глубже, ещё полнее, ещё всестороннее раскрыл всеобщий характер противоречия между производительными силами и производственными отношениями в классовом обществе вообще.

Вследствие того, что особенное связано со всеобщим, вследствие того, что каждому явлению внутренне присуще не только то, что является в противоречии особенным, но и то, что является в нём всеобщим, всеобщее существует в особенном. Поэтому при изучении определённого явления необходимо вскрыть обе эти стороны и их взаимную связь, вскрыть то особенное и то всеобщее, что внутренне присуще данному явлению, и взаимную связь между ними, вскрыть взаимную связь данного явления со многими другими явлениями вне его. Сталин в своей знаменитой работе «Об основах ленинизма», разъясняя исторические корни ленинизма, анализирует международную обстановку, в которой родился ленинизм, анализирует противоречия капитализма, дошедшие при империализме до последней черты, показывает, как эти противоречия привели к тому, что пролетарская революция стала вопросом непосредственной практики и создались благоприятные условия для прямого штурма капитализма; более того, он подвергает анализу причины того, почему Россия стала очагом ленинизма, почему царская Россия была тогда узловым пунктом всех противоречий империализма и почему именно русский пролетариат смог стать авангардом международного революционного пролетариата.

Таким образом, Сталин, подвергнув анализу то всеобщее, что существует в противоречиях, свойственных империализму, показал, что ленинизм является марксизмом эпохи империализма и пролетарской революции; подвергнув анализу то специфическое в этих общих противоречиях, что было свойственно империализму царской России, он объяснил, почему именно Россия стала родиной теории и тактики пролетарской революции, причем это специфическое включало в себя и то, что являлось в данных противоречиях всеобщим. Этот сталинский анализ является для нас образцом познания специфического и всеобщего в противоречиях и взаимной связи между тем и другим.

Маркс и Энгельс, а также Ленин и Сталин, касаясь применения диалектики к изучению объективных явлений, всегда указывали на недопустимость каких бы то ни было субъективных вольностей, на необходимость, исходя из конкретных условий, присущих движению объективной действительности, распознавать в этих явлениях конкретные противоречия, изучать конкретное положение сторон противоречия и конкретную взаимную связь противоположностей. Наши догматики неизменно терпят неудачи именно из-за отсутствия у них такого подхода. Мы должны извлечь урок из банкротства догматиков и овладеть научным подходом, ибо другого метода исследования не существует.

Отношение между всеобщностью и специфичностью противоречия — это отношение между общим и единичным. Всеобщность состоит в существовании противоречий во всех процессах, в том, что противоречия пронизывают все процессы от начала до конца: противоречивы и движение, и вещь, и процесс, и мышление. Отрицать противоречие в явлениях — значит отрицать всё. Это всеобщий закон, истинный для всех без исключения времен и стран. Поэтому противоречие является общим, абсолютным. Однако это общее существует через единичное, и без единичного не может быть общего. Может ли существовать общее, если исключить все единичное? Единичное возникает в силу того, что каждому противоречию свойственны свои особенности. Всё единичное обусловлено, временно и поэтому относительно.

Это положение об общем и единичном, абсолютном и относительном является квинтэссенцией вопроса о противоречиях, присущих явлениям; непонимание этого положения равносильно отказу от диалектики.

4. Главное противоречие и главная сторона противоречия

В вопросе о специфичности противоречий есть ещё два момента, которые необходимо рассмотреть особо: это главное противоречие и главная сторона противоречия.

В каждом сложном процессе развития явлений существует целый ряд противоречий, в числе которых всегда имеется главное противоречие; его существование и развитие определяют существование и развитие остальных противоречий и воздействуют на них.

Например, в капиталистическом обществе две противоположные силы — пролетариат и буржуазия — образуют главное противоречие. Другие же противоречия, как, например, противоречие между остатками класса феодалов и буржуазией, противоречие между крестьянами — мелкими собственниками — и буржуазией, противоречие между пролетариатом и крестьянами — мелкими собственниками, противоречие между немонополистической буржуазией и монополистической буржуазией, противоречие между буржуазной демократией и фашизмом, противоречия между капиталистическими странами, противоречия между империализмом и колониями и другие противоречия — все они определяются этим главным противоречием и находятся под его воздействием.

В полуколониальных странах, как, например, в Китае, отношения между главным противоречием и неглавными противоречиями являют собой сложную картину.

В случае агрессивной войны империалистов против такой страны различные её классы, за исключением небольшой кучки национальных предателей, могут временно сплотиться для ведения национальной войны против империализма. В этом случае противоречие между империализмом и данной страной становится главным противоречием, а все противоречия между различными классами внутри этой страны (включая главное противоречие — между феодальным строем и народными массами) временно отступают на второстепенное место и занимают подчинённое положение. Такая ситуация была характерной для опиумной войны 1840 года в Китае, китайско-японской войны 1894 года, войны, которую вели «боксёры» в 1900 году, и характерна для нынешней китайско-японской войны.

Однако в иной ситуации противоречия меняются своими местами. Когда империализм не прибегает к вооружённому угнетению, а использует более умеренные формы угнетения — давление в политической, экономической, культурной и других областях, — господствующий класс полуколониальной страны может капитулировать перед империализмом, и тогда между ними возникает союз для совместного угнетения народных масс. В этом случае народные массы нередко прибегают к гражданской войне как форме борьбы против блока империалистов и класса феодалов, а империализм, не прибегая к непосредственным действиям, зачастую использует косвенные пути для поддержки реакционных сил полуколониальной страны в деле угнетения народа. В этих случаях особенно обостряются внутренние противоречия. Такая ситуация была характерной для революционной войны 1911 года, революционной войны1924-1927 годов, десятилетней революционной аграрной войны после 1927 года в Китае. Аналогичное положение наблюдается и при внутренних войнах между различными реакционными правящими кликами в полуколониях, например при войнах между милитаристами в Китае.

Когда же революционная война в стране принимает такие масштабы, что начинает угрожать самому существованию империализма и его; агентуры — внутренней реакции, империализм, пытаясь сохранить свое господство, нередко прибегает, помимо указанных средств, и к иным средствам: это либо внесение раскола в лагерь революции, либо непосредственное вторжение иностранных вооруженных сил для оказания помощи внутренней реакции. В этих случаях между иностранным империализмом и внутренней реакцией страны, совершенно открыто группирующимися на одном полюсе, и народными массами, стоящими на другом полюсе, возникает главное противоречие, которое определяет развитие или воздействует на развитие других противоречий. Примером такой вооружённой интервенции является помощь различных капиталистических стран реакционерам России после Октябрьской революции. Примером раскола революционного фронта является предательство Чан Кайши в 1927 году.

Во всяком случае, совершенно несомненно, что на каждом из различных этапов развития процесса существует лишь одно главное противоречие, которое играет ведущую роль.

Отсюда следует, что в любом процессе, если в нём существует много противоречий, всегда имеется одно главное, которое играет ведущую, решающую роль, тогда как остальные занимают второстепенное и подчиненное положение. Следовательно, при изучении любого процесса, если это сложный процесс, содержащий более двух противоречий, необходимо стремиться отыскать главное противоречие. Определив это главное противоречие, легко решать все проблемы. Таков метод, указанный нам Марксом при изучении им капиталистического общества. Этот же метод указывают нам Ленин и Сталин при исследовании ими империализма и общего кризиса капитализма, при исследовании экономики Советского Союза. Тысячи и тысячи ученых и практиков не понимают этого метода; в результате они бродят точно в потёмках, не могут найти главного звена, а потому не могут найти и метода разрешения противоречий.

Выше уже говорилось, что нельзя подходить одинаково ко всем противоречиям, имеющимся в процессе, что нужно разграничить в них главное противоречие и второстепенные, причем самое важное — ухватиться за главное. Но можно ли подходить одинаково к обеим сторонам в различных противоречиях, будь то в главном противоречии или во второстепенном? Нет, тоже нельзя. Стороны любого противоречия развиваются неравномерно. Иногда кажется, что между ними существует равновесие, однако это лишь временное и относительное положение; основное же положение — неравномерное развитие. Из двух сторон противоречия одна непременно является главной, а другая — второстепенной. Главная — это та, которая играет в противоречии ведущую роль… Характер вещей и явлений в основном определяется главной стороной противоречия, которая занимает доминирующее положение.

Но такое положение сторон противоречия не является неизменным — главная и неглавная стороны противоречия превращаются одна в другую, и соответственно изменяется и характер явлений. Если в определённом процессе или на определённом этапе развития противоречия главной его стороной является А, а неглавной — Б, то на другом этапе развития или в другом процессе развития положение сторон взаимно меняется — меняется в зависимости от степени изменения соотношения сил обеих борющихся сторон противоречия в процессе развития явления.

Мы часто говорим, что «новое приходит на смену старому». Смена старого новым — всеобщий и неодолимый закон вселенной. Превращение одного явления в другое посредством скачка, происходящего в различных формах в соответствии с характером самого явления и условиями, в которых оно находится, — это и есть процесс смены старого новым. В любом явлении содержится противоречие между новым и старым, порождающее многообразную и сложную борьбу. В результате этой борьбы новое растет и возвышается до главенствующего; старое же уменьшается и становится отмирающим; а как только новое берет верх над старым, старое явление с его качеством превращается в новое явление с его собственным новым качеством. Отсюда следует, что качество вещей или явлений в основном определяется главной стороной противоречия, занимающей доминирующее положение. Когда главная сторона противоречия, занимающая доминирующее положение, претерпевает изменение, то соответственно изменяется и качество явления.

Капитализм, занимавший подчинённое положение в старом, феодальном обществе, превращается в капиталистическом обществе в господствующую силу; соответственно изменяется и характер общества — оно превращается из феодального в капиталистическое. Феодализм же в новом, капиталистическом обществе превращается из господствовавшей в прошлом силы в подчинённую и затем постепенно гибнет. Так произошло, например, в Англии и Франции. С развитием производительных сил буржуазия из нового класса, игравшего прогрессивную роль, превращается в старый класс, играющий реакционную роль, и в конечном счёте свергается пролетариатом и превращается в экспроприированный и лишённый власти класс. Этот класс также со временем погибнет. Пролетариат, численно намного превосходящий буржуазию, растущий одновременно с буржуазией, но находящийся под её господством, представляет новую силу; занимая в начальный период зависимое от буржуазии положение, он постепенно растет, крепнет и превращается в класс независимый, играющий ведущую роль в истории, в класс, который в конечном счете приходит к власти и становится господствующим. При этом характер общества изменяется — оно превращается из старого, капиталистического в новое, социалистическое. Таков путь, который уже прошёл Советский Союз и по которому неминуемо пойдут все другие страны.

Что касается Китая, то в противоречивом процессе превращения его в полуколонию главенствующее положение занимает империализм. Империализм угнетает китайский народ, Китай же из независимой страны превратился в полуколонию. Но положение неизбежно изменится: в условиях борьбы те силы, которые выросли в китайском народе под руководством пролетариата, неминуемо превратят Китай из полуколонии в независимое государство, а империализм будет свергнут. Старый Китай неминуемо превратится в новый Китай.

Превращение старого Китая в новый включает в себя и перемену в положении старых, феодальных сил и новых, народных сил. Старый, феодальный помещичий класс будет свергнут, он превратится из господствующего в подчинённый и тоже постепенно погибнет. Народ же под руководством пролетариата превратится из подчинённого в господствующий. При этом характер китайского общества изменится, то есть старое, полуколониальное, полуфеодальное общество превратится в новое, демократическое.

Подобного рода превращения уже имели место в прошлом. Маньчжурская династия, господствовавшая в Китае почти 300 лет, была свергнута во время революции 1911 года, и революционный «Тунмынхуэй», руководимый Сунь Ятсеном, завоевал было победу. В революционной войне 1924-1927 годов объединённые революционные силы гоминдана и коммунистической партии на юге Китая из слабых превратились в могущественные и добились победы в Северном походе, а некогда грозные северные милитаристы оказались свергнутыми. В 1927 году народные силы, руководимые коммунистической партией, под ударами со стороны гоминдановской реакции резко уменьшились, но, очистив свои ряды от оппортунизма, они вновь постепенно выросли и окрепли. На территории революционных баз, руководимых коммунистической партией, крестьяне из подвластных превратились во властителей, а помещики претерпели обратное превращение. Так в мире постоянно происходит смена старого новым, постоянно совершается ликвидация старого и возникновение нового, гибель старого и рождение нового или отмирание старого и развитие нового.

Иногда в революционной борьбе трудности преобладают над благоприятными условиями; в этом случае трудности являются главной стороной противоречия, а благоприятные условия — второстепенной. Однако усилиями революционеров удается постепенно преодолеть трудности, создать новую, благоприятную обстановку, и тогда неблагоприятное положение уступает место благоприятному. Так было после поражения революции в Китае в 1927 году, так было и с Красной армией Китая во время Великого похода. И в нынешней китайско-японской войне Китай опять находится в трудном положении, но мы можем изменить это, добиться коренного изменения в положении китайской и японской сторон. При обратных условиях благоприятное положение может превращаться в неблагоприятное, если революционеры допускают ошибки. Победа, одержанная в революции 1924-1927 годов, обратилась в поражение. В 1934 году были полностью утрачены революционные базы, созданные в ряде провинций Южного Китая после 1927 года.

Так же обстоит дело и с противоречием в движении от незнания к знанию при овладении науками. В самом начале, когда мы только приступаем к изучению марксизма, существует противоречие между нашим незнанием или ограниченным знанием марксизма и знанием марксизма. Однако, усердно занимаясь, можно добиться превращения незнания в знание, незначительных знаний в глубокие, беспомощности в применении марксизма в свободное его применение.

Кое-кто полагает, что существуют такие противоречия, на которые это положение вовсе не распространяется; например, если в противоречии между производительными силами и производственными отношениями главная сторона — производительные силы, в противоречии между теорией и практикой главная сторона — практика, в противоречии между экономическим базисом и надстройкой главная сторона — экономический базис, то положение сторон якобы взаимно не меняется. Это — понимание, свойственное механистическому, а не диалектическому материализму. Разумеется, производительные силы, практика и экономический базис вообще выступают в главной, решающей роли, и кто этого не признает, тот не материалист. Однако необходимо также признать, что в определённых условиях и производственные отношения, теория и надстройка, в свою очередь, выступают в главной, решающей роли. Когда без изменения производственных отношений производительные силы не могут развиваться дальше, изменение производственных отношений начинает играть главную, решающую роль. Когда, говоря словами Ленина, «без революционной теории не может быть и революционного движения»[15], тогда создание и распространение революционной теории начинает играть главную, решающую роль. Когда нужно выполнить какое-либо дело (безразлично какое), но для этого нет определённого направления, метода, плана или установки, тогда выработка направления, метода, плана или установки становится главным, решающим. Когда политическая, культурная и т.п. надстройка мешает развитию экономического базиса, политические и культурные преобразования превращаются в главное, решающее. Грешат ли эти положения против материализма? Нет, не грешат. Потому что мы признаем, что в общем ходе исторического развития материальное начало определяет духовное, общественное бытие определяет общественное сознание, но одновременно мы признаем, и должны признавать, обратное воздействие духовного начала на материальное, обратное воздействие общественного сознания на общественное бытие, обратное воздействие надстройки за экономический базис. Этим мы не грешим против материализма, а, отвергая механистический материализм, отстаиваем материализм диалектический.

При изучении вопроса о специфичности противоречий отказаться от рассмотрения таких двух проблем, как главное и неглавные противоречия в данном процессе и главная и неглавная стороны в противоречии, то есть отказаться от рассмотрения этих различий, имеющих место в противоречиях, — значит впасть в абстракции и не быть в состоянии конкретно понять, что происходит с противоречиями, а значит, и не быть в состоянии найти правильный метод разрешения противоречий. Эти различия, имеющие место в противоречиях, эти их особые черты объясняются неравномерностью развития сторон противоречия. В мире ничто не развивается абсолютно равномерно, и мы должны бороться против теории равномерности, или теории равновесия. Вместе с тем в неравномерности развития сторон противоречия и в изменениях, которым подвергаются главная и неглавная стороны противоречия в процессе развития, как раз и проявляется сила нового, идущего на смену старому. Изучение различных состояний неравномерности в развитии противоречий, изучение главного и неглавных противоречий, главной и неглавной сторон в противоречии является одним из важных методов правильного определения революционной партией своей политической и военной стратегии и тактики и должно быть предметом пристального внимания всех коммунистов.

5. Тождество и борьба противоположностей

Уяснив вопрос о всеобщности и специфичности противоречия, мы должны перейти к изучению вопроса о тождестве и борьбе противоположностей.

Тождество, единство, совпадение, взаимопроникновение, взаимопронизывание, взаимозависимость (или взаимообусловленность), взаимосвязь или взаимодействие — всё это различные термины для одного и того же понятия, которое сводится к двум положениям:

  1. каждая из двух сторон любого противоречия в процессе развития явлений предполагает существование другой, противоположной ей стороны, причем обе стороны сосуществуют в едином;
  2. каждая из двух противоположных сторон в определённых условиях превращается в свою противоположность.

Это и называется тождеством.

Ленин говорит: «Диалектика есть учение о том, как могут быть и как бывают (как становятся) тождественными противоположности, — при каких условиях они бывают тождественны, превращаясь друг в друга, — почему ум человека не должен брать эти противоположности за мертвые, застывшие, а за живые, условные, подвижные, превращающиеся одна в другую»[16].

В чём смысл этих слов Ленина?

Противоположности во всех процессах всегда являются взаимно исключающими, взаимно борющимися, взаимно противостоящими. И в процессах развития всех явлений в мире и в человеческом мышлении содержатся подобного рода противоречивые стороны; исключений здесь не бывает. В простом процессе существует только одна пара противоположностей, а в сложных их бывает больше. Эти пары противоположностей, в свою очередь, вступают в противоречие между собой.Такова природа всех явлений объективного мира и человеческого мышления, так возникает их движение.

Выходит, что противоположности крайне нетождественны, далеко не едины; почему же мы говорим об их тождестве или единстве?

Дело в том, что противоречивые стороны не могут существовать изолированно друг от друга. Если отсутствует одна из двух противостоящих, противоречивых сторон, то исчезают условия существования и для другой стороны. Подумайте: может ли существовать отдельно какое-нибудь из противоположных друг другу явлений или противоположных по значению понятий, возникающих в сознании человека? Без жизни нет смерти; без смерти нет жизни. Без верха нет низа; без низа нет верха. Без беды нет счастья; без счастья нет беды. Без лёгкого нет трудного; без трудного нет лёгкого. Без помещика нет арендатора; без арендатора нет помещика. Без буржуазии нет пролетариата; без пролетариата нет буржуазии. Без империалистического национального гнёта нет колоний и полуколоний; без колоний и полуколоний нет империалистического национального гнёта. Так обстоит дело со всеми противоположностями. В определённых условиях они, с одной стороны, противостоят друг другу, а с другой — взаимно связаны, взаимно пронизываются, взаимно проникаются, взаимно зависят. Это и называется тождеством. Всем противоречивым сторонам в определённых условиях свойственно не-тождество, поэтому они и называются противоположностями. Но вместе с тем между ними существует и тождество, и поэтому они взаимно связаны. Именно к этому относятся слова Ленина о том, что диалектика изучает, «как могут быть и как бывают (как становятся)тождественными противоположности». Как могут быть? Да в силу того, что их существование взаимно обусловлено. Таково первое значение понятия «тождество».

Но достаточно ли сказать, что существование обеих сторон противоречия взаимно обусловлено, что между ними существует тождество, что поэтому они сосуществуют в едином? Нет, недостаточно. Дело не ограничивается тем, что обе стороны противоречия взаимно обусловлены: ещё важнее то обстоятельство, что противоположности превращаются одна в другую. Это значит, что каждая из присущих явлению двух противоречивых сторон в определённых условиях превращается в свою противоположность, переходит в то положение, которое занимает противостоящая ей сторона. Таково второе значение понятия «тождество противоположностей».

Почему же и здесь существует тождество? Посмотрите: через революцию пролетариат из подчинённого класса превращается в господствующий, а господствовавшая до этого буржуазия превращается в подчиненный класс, переходит на положение, которое занимал её антипод. В Советском Союзе это уже совершилось, так будет и во всем мире. Спрашивается: как же могли бы происходить такие изменения, если бы между этими противоположностями не существовало в определённых условиях связи и тождества?

Гоминдан, сыгравший на определённом этапе новой истории Китая известную положительную роль, вследствие присущей ему классовой природы и посулов империализма (это условия) после 1927 года перешёл на путь контрреволюции, а в силу обострения китайско-японских противоречий и проводимой коммунистической партией политики единого фронта (это условия) вынужден был высказаться за сопротивление Японии. Между противоположностями, превращающимися одна в другую, существует определённое тождество.

В этом состоит и будет состоять процесс проводившейся нами аграрной революции: класс помещиков, владеющий землей, превращается в класс, лишённый земли, а лишенные земли крестьяне становятся мелкими собственниками, получившими землю. Наличие и отсутствие, приобретение и лишение в определённых условиях взаимно связаны, между ними имеется тождество. В условиях социализма частная собственность крестьян, в свою очередь, превратится в общественную собственность в социалистическом сельском хозяйстве; это уже совершилось в Советском Союзе и будет совершено во всем мире. Между частной и общественной собственностью существует мост, ведущий от одного берега к другому; в философии это именуется тождеством, взаимным превращением, взаимным проникновением.

Укрепление диктатуры пролетариата или диктатуры народа — это подготовка условий для ликвидации этой диктатуры и перехода на более высокую ступень, когда государство как таковое исчезнет. Создание и развитие коммунистической партии — это подготовка условий для исчезновения коммунистической партии и всех политических партий вообще. Создание революционной армии, руководимой коммунистической партией, и ведение революционной войны — это подготовка условий для того, чтобы навсегда покончить с войной. Это целый ряд противоположностей, которые вместе с тем обусловливают друг друга.

Известно, что война и мир — явления, превращающиеся одно в другое. Война сменяется миром; например, первая мировая война превратилась в послевоенный мир; гражданская война в Китае сейчас прекратилась, и в стране установился мир. Мир сменяется войной; например, в 1927 году сотрудничество между гоминданом и коммунистической партией превратилось в войну; возможно, что и нынешнее состояние мира в международных отношениях превратится во вторую мировую войну. Почему это происходит? Потому, что в классовом обществе такие противоречивые явления, как война и мир, в определённых условиях взаимосвязаны.

Все противоположности находятся во взаимной связи, и они не только в определённых условиях сосуществуют в едином, но в иных определённых условиях превращаются друг в друга, — таково значение понятия «тождество противоположностей» в полном его объёме. Именно об этом говорит Ленин: «как могут быть и как бывают (как становятся)тождественными противоположности, и, — при каких условиях они бывают тождественны, превращаясь друг в друга».

«…почему ум человека не должен брать эти противоположности за мертвые, застывшие, а за живые, условные, подвижные, превращающиеся одна в другую»? Потому, что таковы на самом деле объективно существующие вещи и явления. Единство или тождество противоречивых сторон объективно существующего явления никогда не бывает мёртвым, застывшим, а является живым, условным, подвижным, временным, относительным; все противоположности в определённых условиях превращаются одна в другую; и отражение этого положения в человеческом мышлении составляет марксистское диалектико-материалистическое мировоззрение. Только реакционные господствующие классы, существующие теперь и существовавшие в прошлом, а также находящаяся у них на службе метафизика рассматривают противоположности не как живые, условные, подвижные, превращающиеся одна в другую, а как мёртвые и застывшие, пропагандируя повсюду этот порочный взгляд и вводя в заблуждение народные массы в целях продления своего господства. Задача коммунистов заключается в разоблачении порочных идей реакционеров и метафизиков, в пропаганде присущей явлениям диалектики, в содействии превращению одного явления в другое, новое — во имя достижения революционных целей.

Когда мы говорим, что в определённых условиях существует единство противоположностей, мы имеем в виду, что эти противоположности являются реальными, конкретными и превращение одной из них в другую тоже является реальным и конкретным. Если взять многообразные превращения в мифах, как, например, в мифе о погоне Куа Фу за солнцем из книги «Шань хай цзин»[17], в мифе об истреблении героем И из лука девяти солнц из книги «Хуайнань-цзы»[18], о 72-х превращениях Сунь Укуна из книги «Си ю цзи»[19] и о превращении духов и лисиц в человека из книги «Ляо Чжай чжи и»[20] и т.д., — то взаимные превращения противоположностей в этих мифах являются наивными, фантастическими превращениями, плодом субъективного воображения людей, внушённым превращениями бесчисленных и многообразных реальных противоположностей, — это отнюдь не реальные изменения, происходившие с конкретными противоположностями. Маркс говорил: «Всякая мифология преодолевает, подчиняет и формирует силы природы в воображении и при помощи воображения; она исчезает, следовательно, с действительным господством над этими силами природы»[21]. Хотя эти рассказы о бесчисленных превращениях, фигурирующие в мифах (и в сказках), могут доставлять людям удовольствие, поскольку они изображают преодоление людьми сил природы, к тому же наилучшие из них обладают «вечной прелестью» (Маркс), всё же мифы создавались не на основе определённых конкретных ситуаций, возникающих из единства и борьбы противоположностей, и поэтому они не являются научным отражением действительности. Это значит, что стороны, образующие в мифах или сказках противоречия, не обладали реальным единством, это единства лишь воображаемые. Марксистская же диалектика научно отражает единства в реальных превращениях.

Почему яйцо может превратиться в цыпленка, а камень превратиться в цыпленка не может? Почему между войной и миром существует взаимосвязь, а между войной и камнем такой взаимосвязи нет? Почему человек может родить только человека, а не что-нибудь другое? Дело здесь не в чем ином, как в том, что единство противоположностей возможно лишь в определённых, необходимых условиях. Без определённых, необходимых условий не может быть никакого единства.

Почему февральская буржуазно-демократическая революция 1917 года в России непосредственно переросла в Октябрьскую пролетарскую социалистическую революцию, а французская буржуазная революция не переросла непосредственно в социалистическую и Парижская Коммуна 1871 года в конечном итоге потерпела поражение? Почему Монголия и Средняя Азия с их кочевым строем совершают непосредственный переход к социализму? Почему китайская революция может миновать капиталистический путь и непосредственно перейти к социализму, не пойти по старому историческому пути западных стран, не проходить этапа буржуазной диктатуры? Всё это объясняется не чем иным, как конкретными условиями каждого данного периода. Если в процессе развития явления уже созрели определённые, необходимые условия, то возникают определённые противоположности, причём эти противоположности (пара или больше) взаимообусловлены и превращаются одна в другую. Иначе всё это было бы невозможно.

Так обстоит дело с вопросом о тождестве. Что же такое борьба? Каково соотношение между тождеством и борьбой?

Ленин говорит: «Единство (совпадение, тождество, равнодействие) противоположностей условно, временно, преходяще, релятивно. Борьба взаимоисключающих противоположностей абсолютна, — как абсолютно развитие, движение»[22].

О чём здесь говорит Ленин?

О том, что все процессы имеют начало и конец, все они превращаются в свои противоположности. Постоянство всех процессов относительно, тогда как изменчивость, выражающаяся в превращении одного процесса в другой, абсолютна.

Любому явлению в его движении свойственны два состояния — состояние относительного покоя и состояние абсолютного изменения. Эти два состояния вызываются взаимной борьбой двух противоположных начал, содержащихся в самом явлении. Когда явление в своём движении находится в первом состоянии, оно претерпевает лишь количественные, а не качественные изменения, и это проявляется в кажущемся покое. Когда же явление в своём движении находится во втором состоянии, то вследствие того, что за время пребывания его в первом состоянии количественные изменения уже дошли до известной высшей точки, в нём происходит расчленение единого, возникает качественное изменение, и это проявляется в явных изменениях. Наблюдаемые нами в повседневной жизни единство, сплочение, союз, гармония, устойчивость, равновесие, застой, покой, постоянство, равномерность, конденсация, притяжение и т.д. — всё это проявления вещей, находящихся в состоянии количественных изменений, тогда как расчленение единого и нарушение состояния сплочения, союза, гармонии, устойчивости, равновесия, застоя, покоя, постоянства, равномерности, конденсации, притяжения и переход их в противоположное состояние представляют собой проявления вещей, находящихся в состоянии качественных изменений, изменений, происходящих при переходе одного процесса в другой. Вещи, явления неизменно переходят из первого состояния во второе, причём борьба противоположностей существует при обоих состояниях, а разрешение противоречия совершается через второе состояние. Вот почему единство противоположностей условно, временно, относительно, а борьба взаимоисключающих противоположностей абсолютна.

Выше мы говорили, что между противоположностями существует тождество, и поэтому они могут сосуществовать в едином и превращаться одна в другую; всё дело в условиях, то есть в определённых условиях противоположности могут прийти к единству и превращаться одна в другую; без этих определённых условий невозможно образование противоположностей, невозможно их сосуществование и невозможно превращение одной в другую. Единство противоположностей образуется лишь в определённых условиях, и поэтому единство является условным, относительным. Вместе с тем мы говорим, что борьба противоположностей пронизывает весь процесс от начала до конца и ведёт к превращению одного процесса в другой; борьба противоположностей существует везде без исключения, и поэтому она безусловна, абсолютна.

Соединение условного и относительного единства с безусловной и абсолютной борьбой образует противоречивое движение всех явлений.

Мы, китайцы, часто говорим: «Противоположны, а друг друга порождают»[23]. Это значит, что между противоположностями существует единство. В этих словах заключена диалектика, они идут вразрез с метафизикой. «Противоположны» означает, что противоположности исключают друг друга или противоборствуют; «друг друга порождают» означает, что в определённых условиях противоположности взаимно связаны и приходят в единство. При этом внутри единства протекает борьба, и без борьбы не существует единства.

В единстве есть борьба, в специфическом — всеобщее, в единичном — общее; говоря словами Ленина, «в релятивном есть абсолютное»[24].

6. Место антагонизма в ряду противоречий

При рассмотрении проблемы борьбы противоположностей встаёт вопрос о том, что такое антагонизм. На этот вопрос мы отвечаем: антагонизм — это одна из форм борьбы противоположностей, а не всеобщая её форма.

История человечества знает антагонизм между классами, представляющий собой специфическое проявление борьбы противоположностей. Если говорить о противоречии между классом эксплуататоров и классом эксплуатируемых, то и в рабовладельческом, и в феодальном, и в капиталистическом обществах оба эти взаимно противостоящих класса в течение длительного времени сосуществуют в едином обществе. Они ведут между собой борьбу; но только тогда, когда развитие противоречия между ними достигает определённой стадии, борьба эта принимает форму открытого антагонизма, который в процессе своего развития выливается в революцию. Подобным же образом происходит в классовом обществе превращение мира в войну.

В бомбе — до её взрыва — противоположности в силу определённых условий временно сосуществуют в едином. И только при появлении новых условий (воспламенение) происходит взрыв. Аналогичное положение имеет место и во всех тех явлениях природы, в которых в конечном счёте разрешение старого противоречия и рождение нового происходит в форме открытого столкновения. Усвоить это положение крайне важно. Оно помогает нам понять, что в классовом обществе революции и революционные войны неизбежны, что без этого невозможно совершить скачок в развитии общества, невозможно свергнуть реакционный господствующий класс с тем, чтобы народ взял власть в свои руки. Коммунисты должны разоблачать лживую пропаганду реакционеров, утверждающих, что социальная революция не нужна и невозможна; коммунисты должны твёрдо придерживаться марксистско-ленинской теории социальной революции, помогая народу понять, что социальная революция не только совершенно необходима, но и вполне возможна; история всего человечества и победа, одержанная в Советском Союзе, подтверждают эту научную истину.

Однако мы должны конкретно изучать различные проявления борьбы противоположностей, не допуская неуместного притягивания вышеприведённой формулы ко всем явлениям. Противоречия и борьба всеобщи, абсолютны, но методы разрешения противоречий, то есть формы борьбы, различны в силу различного характера противоречий; одни противоречия носят характер открытого антагонизма, другие — нет. В соответствии с конкретным развитием явлений некоторые первоначально неантагонистические противоречия развиваются в антагонистические, некоторые же первоначально антагонистические развиваются в неантагонистические.

В условиях классового общества противоречия между правильными и ошибочными взглядами в рядах коммунистической партии, как об этом говорилось выше, являются отражением в партии классовых противоречий общества. В первоначальный период или в отдельных вопросах эти противоречия не всегда сразу проявляются как антагонистические. Однако с развитием классовой борьбы эти противоречия могут развиться в антагонистические. История ВКП(б) показала нам, что противоречия между правильными воззрениями Ленина и Сталина и порочными воззрениями Троцкого, Бухарина и других в начальный период ещё не проявлялись в антагонистической форме, но в дальнейшем развились в антагонистические. Подобные обстоятельства имели место и в истории Коммунистической Партии Китая. Противоречия между правильными воззрениями многих товарищей в нашей партии и порочными воззрениями Чэнь Дусю, Чжан Готао и других в начальный период также не проявлялись в антагонистической форме, но в дальнейшем развились в антагонистические. В настоящее время противоречия между правильными и ошибочными воззрениями внутри нашей партии не выступают в антагонистической форме, и если товарищи, допустившие ошибки, смогут их исправить, то эти противоречия не разовьются в антагонистические. Поэтому партия, с одной стороны, должна вести суровую борьбу против ошибочных воззрений, но с другой — дать полную возможность товарищам, допустившим ошибки, осознать их. При таком положении излишне суровая борьба, конечно, явно нецелесообразна. Однако если лица, допустившие ошибки, будут отстаивать и углублять их, то эти противоречия могут развиться в антагонистические.

Экономические противоречия между городом и деревней в капиталистическом обществе (где город, контролируемый буржуазией, беспощадно грабит деревню) и в районах господства гоминдана (где город, контролируемый иностранным империализмом и крупной компрадорской буржуазией Китая, варварски грабит деревню) крайне антагонистичны. Но в стране социализма и в наших революционных базах эти антагонистические противоречия стали неантагонистическими, и они исчезнут в коммунистическом обществе.

Ленин говорит: «Антагонизм и противоречие совсем не одно и то же. Первое исчезнет, второе останется при социализме»[25]. Это значит, что антагонизм является лишь одной из форм борьбы противоположностей, а не всеобщей её формой; а поэтому данный термин нельзя применять повсюду без разбора.

7. Заключение

Теперь мы можем сделать краткое обобщение. Закон противоречия, присущего вещам, явлениям, или закон единства противоположностей, есть основной закон природы и общества и, следовательно, основной закон мышления. Он прямо противоположен метафизическому воззрению на мир. Его открытие составило великую революцию в истории познания. С точки зрения диалектического материализма противоречия существуют во всех процессах, происходящих в объективных явлениях и субъективном мышлении, противоречия пронизывают все процессы от начала до конца, — в этом состоит всеобщность и абсолютность противоречий. Противоречивые явления и каждая из сторон противоречия имеют свои особенности — в этом состоит специфичность и относительность противоречий. Противоположностям в определённых условиях присуще тождество, вследствие чего возможно их сосуществование в едином, а также превращение их в свою противоположность. В этом также состоит специфичность и относительность противоречий. Однако борьба противоположностей непрерывна, она продолжается как во время сосуществования противоположностей, так и во время их превращения одной в другую, причём особенно наглядно борьба проявляется во время превращения одной противоположности в другую, — в этом опять-таки состоит всеобщность и абсолютность противоречий. При изучении нами специфичности и относительности противоречий необходимо иметь в виду различие между главным и неглавными противоречиями, главной и неглавной сторонами противоречия. Когда мы изучаем всеобщий характер противоречий и борьбу противоположностей, необходимо иметь в виду различия между многообразными формами борьбы противоположностей, в противном случае неизбежны ошибки.

Если в результате изучения мы по-настоящему уясним себе вышеизложенные основные положения, то мы сможем разбить догматические воззрения, идущие вразрез с основными принципами марксизма-ленинизма и наносящие вред нашему революционному делу; тогда мы сможем помочь товарищам, имеющим опыт, привести свой опыт в систему, поднять его на принципиальную высоту и избежать повторения ошибок эмпиризма. Таков краткий вывод, вытекающий из рассмотрения нами закона противоречия.

1937 г.


  1. В.И. Ленин. Конспект книги Гегеля «Лекции по истории философии», т. 1, Элеатская школа (Философские тетради, М., 1947, стр. 237 — прим. ред.).
  2. См. В.И. Ленин, К вопросу о диалектике: «Раздвоение единого и познание противоречивых частей его (см. цитату из Филона о Гераклите в начале III части («О познании») Лассалевского Гераклита) есть суть (одна из «сущностей», одна из основных, если не основная, особенностей или черт) диалектики» (Философские тетради, М., 1947, стр. 327 — прим. ред.). См. также В.И. Ленин, Конспект книги Гегеля «Наука логики»: «Вкратце диалектику можно определить, как учение о единстве противоположностей. Этим будет схвачено ядро диалектики, но это требует пояснений и развития» (Философские тетради, М., 1947, стр. 194 — прим. ред.).
  3. В.И. Ленин. К вопросу о диалектике (Философские тетради, М., 1947, стр. 327-328 — прим. ред.).
  4. В эпоху Хань известный представитель конфуцианской школы Дун Чжуншу (179-104 гг. до н.э.) сказал императору У-ди: «Дао — от неба. Небо неизменно, неизменно и дао». Слово «дао» широко употреблялось древнекитайскими философами. Его значение — «путь», «принцип», а также «закон», «закономерность».
  5. Ф. Энгельс. Анти-Дюринг, Отдел первый, философия, XII. Диалектика. Количество и качество (М., 1951, стр. 113 — прим. ред.).
  6. В.И. Ленин. К вопросу о диалектике (Философские тетради, М., 1947, стр. 327 — прим. ред.).
  7. Ф. Энгельс. Анти-Дюринг, Отдел первый. Философия, XII. Диалектика. Количество и качество (М., 1951, стр. 114 — прим. ред.).
  8. В.И. Ленин. К вопросу о диалектике (Философские тетради, М., 1947, стр. 327 — прим. ред.).
  9. В.И. Ленин. К вопросу о диалектике (Философские тетради, М., 1947, стр. 328 — прим. ред.).
  10. См. В.И. Ленин, Коммунизм. В этой статье В.И. Ленин, критикуя Бела Куна, который был членом Коммунистической Партии Венгрии, а впоследствии разоблачен как предатель дела рабочего класса, писал, что Бела Кун обходит «то, в чём самая суть, в чём живая душа марксизма: конкретный анализ конкретной ситуации» (Соч., т. 31, стр. 143 — прим. ред.).
  11. Сунь-цзы (или Сунь У) (его называли также Сунь У-цзы) — знаменитый китайский полководец и военный теоретик V века до н.э., автор трактата «Сунь-цзы», состоящего из 13-ти глав. Эта цитата взята из третьей главы книги «Сунь-цзы» — «Подготовка наступления».
  12. Вэй Чжэн (580-643 гг. н.э.) — политический деятель и историк, живший в первый период эпохи Тан. Эта цитата взята из 192-го тома летописи «Цзычжи тунцзянь».
  13. «Шуйхучжуань» — крупнейшее литературное произведение XIV в., созданное в конце правления династии Юань — начале правления династии Мин. Автором этого романа принято считать Ши Най-аня. В нём описана крестьянская война в последние годы Северной династии Сун. Сун Цзян — главный герой романа. Селение Чжуцзячжуан находилось недалеко от Ляньпаньбо — базы крестьянской войны. Властителем этого селения был крупный помещик-деспот Чжу Чао-фын.
  14. В.И. Ленин. Ещё раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках Троцкого и Бухарина (Соч., т. 32, стр. 72 — прим. ред.).
  15. В.И. Ленин. Что делать? (Соч., т. 5, стр. 341 — прим. ред.).
  16. В.И. Ленин. Конспект книги Гегеля «Наука логики» (Философские тетради, М., 1947, стр. 83 — прим. ред.).
  17. «Шань хай дзин» — произведение эпохи Чжаньго (V-III вв. до н. э.). Куа Фу — божественное существо, описанное в книге «Шань хай цзин». В ней говорится: «Куа Фу погнался за солнцем. В пути он почувствовал жажду и пил воду из двух рек — Хуанхэ и Вэйхэ. Воды этих рек нехватило, и он помчался на север, чтобы напиться там в Большом море, Однако, не добежав до места, он умер на полпути от жажды. Оставленный им посох превратился в лес», раздел «Хай вай бэй цзин»).
  18. И — герой древнекитайского предания. В известном мифе о том, как герой И стрелял в солнца, говорится о его меткости в стрельбе из лука. В книге «Хуайнань-цзы», написанной Лю Анем (представитель знати эпохи Хань — II в. до н.э.), говорится: «Во времена Яо одновременно всходило десять солнц, сгорели все злаки, погибли все растения, и народу нечем было питаться. Быстроногие хищные звери с головой дракона, пожирающие людей, чудовища с длинными зубами, чудовища, вызывающие пожары и наводнения, птицы-ураганы, разрушающие жилища, дикие кабаны чудовищных размеров, огромные ядовитые змеи приносили бедствия народу. Яо приказал И застрелить десять солнц на небе и чудовищ на земле… Весь народ ликовал».
    Писатель Ван И эпохи Восточной Хань (II в. н.э.) в примечаниях к стихам древнего поэта Цюй Юаня «Тянь-вэнь» также пишет: «Во времена Яо одновременно всходило десять солнц и сгорели все растения. Яо приказал И застрелить десять солнц. Он сбил девять солнц… а одно солнце осталось».
  19. «Си ю цзи» — фантастический роман, написанный в XVI в. н.э. Главный герой романа Сунь Укун — обезьяна-волшебник. Она обладала секретом 72-х превращений и по своему желанию могла превращаться в зверя, птицу, рыбу, насекомое, траву, дерево, разные предметы, человека и др.
  20. «Ляо Чжай чжи и» — сборник сказок, составленный Пу Сун-лином в эпоху династии Цин (XVII в.) на основе собранных им народных преданий. В сборнике содержится 431 рассказ большей частью о чудесах, творимых таинственными отшельниками и хитроумными лисами.
  21. К. Маркс. К критике политической экономии (М., 1949, стр. 225 — прим. ред.).
  22. В.И. Ленин. К вопросу о диалектике (Философские тетради, М., 1947, стр. 328 — прим. ред.).
  23. Эта фраза впервые встречается в летописи «Цянь хань шу» (том XXX, раздел «И вэнь чжи»), составленной известным китайским историком I в. н.э. Бань Гу. Впоследствии она получила широкое хождение. В тексте Бань Гу сказано следующее: «Из десяти школ философов заслуживают внимания только девять. Все они возникли в период, когда власть законного государя пришла в упадок и местные правители стали бороться между собой, причём каждый из них стал править на свой лад. В этих условиях появились одна за другой многочисленные школы, и каждая из них, выдвигая свои собственные положения, превозносила то, что она считала правильным. Каждая усиленно проповедовала свое учение, добиваясь принятия его каким-либо местным правителем. Их взгляды, несмотря на различия, подобно огню и воде, взаимно уничтожали и взаимно порождали друг друга. Милосердие и чувство долга, почитание и дружба — противоположны, но друг друга порождают».
  24. В.И. Ленин. К вопросу о диалектике (Философские тетради, М., 1947, стр. 328 — прим. ред.).
  25. В.И. Ленин. Замечания на книгу Н.И. Бухарина: «Экономика переходного периода» (Ленинский сборник XI, изд. 2-е, М.-Л., 1931, стр. 357 — прим. ред.).

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Речь трудящегося на конференции по вопросам половой любви. Сатира

Об отношении рабочей партии к сексу (2013 год) Хм-хм, (позвякивая ложечкой по графину). Вот тут у нас на заседании наметилось две фракционных линии, - Первая енто шо всех сажать и не пущать, расстрелять абстракционистов,...

Закрыть