Венесуэла: анализ движения 12 февраля | Леворадикал

Венесуэла: анализ движения 12 февраля

Венесуэла 2014

Украинскими событиями политическая жизнь в мире не заканчивается. В Венесуэле происходят не менее интересные и важные события.

19 февраля 2014

Габриэла Санчез, Революционный социализм (КРИ в Венесуэле)

12 февраля трое (два сторонника правых и один сторонник правительства) были убиты в Каракасе и десятки ранены и арестованы в ходе протестов и демонстраций, которые проходили в Венесуэле во время празднования ежегодного «Дня Молодежи».

В последние несколько дней появилось множество изображений, казалось бы, выставляющих агентов Национальной боливарианской разведывательной службы (SEBIN — Servicio Bolivariano de Inteligencia Nacional) в качестве ответственных за убийство этих троих. Слухов об агентах-провокаторах и лазутчиках предостаточно.

В дни, последовавшие за 12 февраля, ежедневно продолжали проходить большие и маленькие демонстрации и протесты как правых, так и сторонников правительства. В то время как отдельные марши сторонников правительства и правой оппозиции проходят без происшествий, насилие, провоцируемое реакционным правым крылом оппозиции, отмечает новую критическую фазу для рабочих и бедноты в процессе Боливарианской революции.

Мадуро назвал протесты «переворотом в прогрессе», и многие левые сравнивают их с событиями, приведшими к перевороту 2002 года против Чавеса. Был выдан ордер на арест Леопольдо Лопеса (правого реакционного лидера, участвовавшего в перевороте 2002 года). Правые с другой стороны пытаются преподнести их как борьбу за «освобождение от диктатуры», которая принесла с собой все зло мира, включая инфляцию, преступность и коррупцию.

Некоторые лидеры правых утверждают, что это «народный» протест, который представляет большинство венесуэльцев. Даже несколько левых групп заявили, будто эти протесты представляют собой всеобщее и оправданное «недовольство», существующее во всех группах общества. Одна из них пошла дальше и призвала к единому фронту всех заинтересованных групп, чтобы объединиться вместе в борьбе за рабочее правительство, кажется, совершенно упуская из виду, что два класса борются за совершенно разные цели.

В прошлом голу были сотни протестов на темы жилья, преступности, коллективных договоров и так далее. Кроме этого были захватные забастовки и призывы рабочих к правительству национализировать заводы и предоставить рабочим контроль и управление. Мы сообщали о многих из них. Однако новые протесты и цели тех, кто в них участвует, сильно отличаются от целей этих недавних протестов.

Также среди левых в Венесуэле и на международном уровне существуют различные точки зрения относительно того, какую позицию должны занять революционеры, и что следует делать в борьбе с новой правой угрозой.

Новый переворот?

В своем обращении к нации 16 февраля Мадуро сказал, что, хотя в движении существует две группы правых, одна из них, со стоящими за ее спиной США, открыто призывает к государственному перевороту, в то время как другая только скрывает свою поддержку недавних дестабилизирующих протестов и пытается представить себя демократической.

Хотя не может быть никаких сомнений относительно роли империализма США, существует огромная разница между тем, что происходит сейчас, и тем, что происходило в 2002 году, в особенности в отношении правых и их сторонников, а также армии.

После лет поражений, последовавших за провалом правой тактики переворота и экономического саботажа, правым потребовались годы, чтобы перегруппироваться. В 2012 году они впервые оказались способны «объединиться», чтобы выбрать единого кандидата, Каприлеса Радонски, чтобы выставить его против Чавеса не его последних президентских выборах. Лидеры правых отбросили тактику переворота и локаута и начали нажимать на проблемы, затрагивающие рабочий класс и бедноту, которые не могут быть решены правительством, такие как жилье, преступность и ухудшающаяся экономическая ситуация.

Хотя они проиграли на выборах, они завоевали 6 миллионов голосов и объявили, что будут продолжать бороться за всех венесуэльцев «демократически». Следующие президентские выборы в апреле 2013 года завершились с разницей между Каприлесом и Мадуро всего в 200 000 голосов. Этот результат тогда оспаривался правыми, и тактика, которую они использовали, начала показывать различия внутри их «единства». С одной стороны был «демократический» Каприлес, а с другой – более реакционные Леопольдо Лопес и Мария Каролина Мачадо.

Это различие стало яснее в последние месяцы и недели, когда Лопес и Мачадо призвали к участию в различных демонстрациях, кульминацией которых стало 12 февраля. Они назвали это марш «Выход» (имеется в виду из «режима»). Даже сторонники правых писали в газетах, что, по их мнению, эти планы приведут к новому концу правых, и что следует выучить уроки 2002 года.

В последние несколько дней умеренные правые постарались дистанцироваться от протестов, которые проводились небольшой группой студентов, и целью которых были выбраны общественная собственность, правительственные учреждения и здания. Ирония состоит в том, что они выбрали для этих акций свой собственный район, раздражая свой собственный класс больше, чем кого бы то ни было другого. Многие объявили это работой лазутчиков, однако, учитывая, что такие же протесты продолжались в течение 5 вечеров подряд, было бы довольно наивно верить, что «лазутчики» способны неоднократно организовывать их на таком уровне.

Подпишитесь на нас в telegram

Но даже ежедневные протесты сотен студентов на главной площади пригорода Альтамира в Каракасе, в котором проживает средний и верхний средний класс, не были поддержаны большинством жителей окружающих районов. Хотя студенты заблокировали главный перекресток, а также одну из главных дорог города, люди обходили протестующих стороной, шли на работу, обедали и занимались своими повседневными делами. Хотя воскресный марш за «мир» и освобождение задержанных студентов, организованный правыми, привлек тысячи человек, поддержка более реакционных групп была ограничена. Это разительно отличается от массовых демонстраций и маршей, организованных правыми в преддверии переворота 2002 года. В те дни демонстрация на площади Альтамиры означала массовое участие.

Конечно, новые события способны привести к быстрому изменению ситуации, и мы должны помнить об этом. Например, арест Лопеса или непрекращающееся подавление проходящих по ночам небольших студенческих протестов могут привести к тому, что больше правых групп начнут поддерживать более реакционные меры. Более широкие акции и протесты возможны, однако они, вероятно, в тех же районах, откуда сами протестующие. Эти районы, между прочим, на местном и государственном уровне управляются правыми.

Другое важное отличие от переворота 2002 года состоит в роли военных. В 2002 правые имели поддержку части военных, однако с тех пор с помощью различных средств чавизм смог завоевать их поддержку. На данный момент они в подавляющем большинстве поддерживают правительство и вряд ли будут мириться с каким либо отступлением в сторону в своих рядах.

Протесты, недовольство и класс

Ни для кого не секрет, что в обществе существует огромное и широко распространенное недовольство вокруг большого числа проблем, из которых можно назвать такие, как общий упадок экономики, преступность и жилищные проблемы. Мы согласны с этим, но различие того, как они воспринимаются различными общественными классами и вытекающими из этого лозунгами, не может быть выражено более ярким образом. Переживаемый страной экономический кризис, например, оказывает гигантское воздействие на рабочий класс и бедноту, гораздо большее, чем то, которое он оказывает на верхний средний класс и буржуазию.

Как и во времена всех капиталистических кризисов, рабочий класс и беднота страдают больше всех. Большинство венесуэльцев сегодня борются за то, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Минимальный размер оплаты труда, хотя и растет каждый год, только в 2013 году на 45%, все же отстает от уровня инфляции – официально составившего 56% в 2013 году. Инфляция затрагивает все, начиная от туалетной бумаги и заканчивая школьной формой, и в действительности много выше для благ и продуктов питания, которые не регулируются государством, т.е. практически на все, кроме самого необходимого.

Хотя проведенные под давлением снизу при Чавесе реформы были прогрессивными и привели к сильному сокращению крайней нищеты в стране, чавесизму по многим причинам, которые мы объясняли в публиковавшихся ранее статьях и анализах, не удалось покончить с капитализмом. Как следствие реформы остаются весьма уязвимыми, в особенности в стране, ВВП и расходы которой основываются почти исключительно на экспорте нефти.

Последствия мирового экономического спада проявились особенно резко в 2009 году, когда мировой финансовый кризис привел к 50% падению цен на нефть и последующему урезанию с таким трудом завоеванных реформ. Это также наиболее сильно ударило по самым бедным в плане сокращения социальных и медицинских программ.

Сегодня это бедняки, которые, чтобы получить бесплатную медицинскую помощь, стоят в очереди с самого раннего утра, часто изо дня в день, в то время как в богатых районах Каракаса люди со своими домашними питомцами стоят в очереди в бесплатную передвижную ветеринарную службу, предоставленную их местным правым правительством.

Это студенты из рабочих и бедных семей в государственных учебных заведениях, где часто не хватает преподавателей для каждого предмета, и это те студенты, которые все еще не могут найти места в государственных университетах. Это девочки-подростки из пригородов и сельской местности, которые имеют больше шансов забеременеть и из-за этого бросить школу: в Венесуэле самый высокий уровень подростковых беременностей в Латинской Америке. Это также те, кто вынужден жить нестабильном, небезопасном или ненадежно жилье, ожидая своей очереди в программе предоставления жилья.

Рабочий класс и беднота составляют большинство венесуэльцев, и, несмотря на значительное ослабление поддержки правительства, это большинство знает, что возвращение правых не улучшит их положение.

Процесс Боливарианской революции оставил рабочему классу осознание того, что возвращение в прошлое, т.е. к правым, не поможет. Лозунги «Нет пути назад!» и «Чавес жив, революция продолжается!», которые можно услышать во время демонстраций и протестов, свидетельствуют о том, что для многих правые никогда не смогут предложить решение, и что нужно, так это революция. Хотя понимание того, что такое социализм и революция, остается спутанным среди масс, эти лозунги остаются. Не хватает только организации, которая смогла бы привести их в жизнь.

Более развитые слои рабочего класса, которые правильно протестуют против бюрократии, коррупции, контрреволюционных элементов в правительстве, а также против подавления забастовок, ущемления трудовых прав и внутренних противоречий чавизма, выдвигают требования рабочего класса. Хотя специфические требования, зависящие от условий на рабочем месте и этапа борьбы, различаются, большинство выдвигает и соглашается с требованиями рабочего контроля и управления, за подлинное представительство рабочего класса и права профсоюзов на организацию и проведение забастовки.

Очевидно, что меньшинство протестующих на прошлой неделе не имело тех же требований или интересов и не сталкивается изо дня в день с теми же проблемами, что большинство венесуэльцев. Изображения студенческих протестов и многие из их акций легко могут быть спутаны с молодежью в Греции, Испании и многих других странах, протестующих против жестоких капиталистических сокращений.

За исключением этого, этим студентам в Венесуэле не грозит уровень безработицы в 60%, огромные сокращения в сфере образования или жизнь в нищете. Эти студенты являются одной из наиболее привилегированных групп в венесуэльском обществе. Они учатся в лучших частных школах, поступают в частные университеты, ездят на новых моделях автомобилях и мотоциклов и не всегда, но часто имеют возможность отправиться за море на каникулы.

В последние недели в социальных сетях стали распространяться различные «документы» о том, как бороться с диктатурой, приводящие примеры об акциях против Пиночета и других жестоких диктаторов. Многие из лозунгов говорят о том, что они борются за «Свободу», однако какова та «свобода», которую они надеются получить под правлением правых? Эти протестующие отвергают социализм как путь вперед и верят, что «демократия» освободит их.

Уровень насилия в Венесуэле является одним из самых высоких в мире, и можно легко слышать призывы правых к действиям. Те же призывы раздаются и со стороны рабочего класса. Однако чтобы действительно решить проблему преступности, необходимо также решить проблему присущего капитализму неравенства. Преступность не будет побеждена при правом правительстве, так как проблема не будет серьезно решаться при правительстве, которое не борется с ее коренными причинами.

Странная идея о том, что сегодня рабочий класс и беднота в Венесуэле и те, кто борется против того, что они считают «социализмом», и за капитализм, имеют одни и те же проблемы и потребности или объединяться, просто абсурдна и показывает полное непонимание классового марксистского анализа общества.

Любая форма государственного переворота не будет поддержана большинством венесуэльцев, они не потерпят его по указанным выше причинам. Перед лицом правой угрозы сознательность выведет бедноту и рабочий класс на улицы в поддержку правительства, если не будет существовать другой альтернативы. Ключевой для революционеров вопрос состоит в том, как следует вмешаться в это, чтобы выдвинуть боевую программу за социализм, а не оставить движение сражающимся за чавизм или пустой лозунг мира, который никогда не может существовать между двумя классами.

Марши за мир

И правые, и правительство в минувшие выходные провели демонстрации, призывающие к «миру». Мадуро публично пригласил Каприлеса встретиться с ним, чтобы обсудить протесты и найти путь вперед. Такой примирительский подход не является чем-то новым для чавизма.

После бурных событий 2002 года Чавес в обращении к нации призвал людей расходиться по домам. Вместо того, чтобы призвать к или хотя бы позволить формирование комитетов, состоящих из рабочих и представителей близких к ним слоев, для расследования переворота, он заявил, что всем венесуэльцам необходимо работать вместе и все забыть. Хотя последовавшие за переворотом события и давление снизу вынудили чавизм радикализоваться, режим в разное время делал шаги в поисках альянса с теми или иными слоями буржуазии.

После выборов Мадуро в апреле он не призвал к массовым митингам рабочих и бедноты, чтобы обсудить, как организовать изменение общества. Он призвал к встрече с главой семьи Мендоза. Сегодня Мендоза остается одной из наиболее влиятельных семей в Венесуэле и владеет компанией Polar, которая, среди всего прочего, производит и импортирует продукты питания. В двух словах, он заключил с Polar сделку, согласно которой Polar будет оставлен правительством в покое и продолжит богатеть, в обмен на что будет увеличивать производство продуктов питания и импорт с выделением государственной помощи и даже передачей некоторых крупных заводов, которые ранее были экспроприированы у других компаний.

Марши за мир означают, что правительство ищет поддержки у всех слоев общества и, действуя таким образом, не быть принужденным к более радикальным действиям, которых оно в действительности не хочет проводить. Время от времени, как мы видели в ходе этого процесса, правительство будет реагировать на давление снизу. Однако это давление до сих пор не привело к национализации экономики в целом, банковского сектора в частности и даже менее того – введение плановой экономики.

Перспективы

На данный момент перспективы в отношении событий в Венесуэле на следующей неделе или даже завтра остаются открытыми. Текущая ситуация находится в движении, и то, как она будет развиваться, зависит от многих факторов. Продолжающееся государством подавление протестов может, как отмечено выше, привести к увеличению поддержки радикальных действий со стороны правых.

На следующий день после событий 12 февраля Мадуро заявил, что любой несогласованный протест является незаконным и будет иметь дело с государством. Мы должны быть против любых мер, которые правительство может предпринять, чтобы ограничить право на протест, поскольку они могут быть использованы против рабочих и бедноты.

Что необходимо для того, чтобы остановить правых, так это массовое движение рабочего класса и бедноты, объединенных программой борьбы за социализм. Такое движение может завоевать на свою сторону отдельные слои среднего класса, который также играет исторически важную роль в революции.

Призыв к единому фронту левых, как первый шаг к этому, не может быть более актуальным, чем сегодня. Левый фронт может не только связать и объединить требования рабочих и бедноты, но и через демократическое обсуждение и дискуссию на общенациональном уровне может выдвинуть программу революционных изменений.

Такая программа должна включать шаги, необходимые для того, чтобы покончить с капитализмом и ввести плановую экономику, такие как национализация банковского сектора и командных высот экономики под демократическим рабочим контролем и управлением, передачу всей власти муниципальным советам и коммунам, организованным людьми в этих общинах с демократическими выборами руководителей. Все выборные представители должны получать не больше, чем зарплата среднего квалифицированного рабочего и могли быть отозваны в любой момент. За бесплатное и качественное образование и здравоохранение для всех.

Возвращение правых будет поражением социалистов всего мира. Рабочие и беднота ответят на призывы правительства о помощи, задачей же социалистов является борьба за большее на классовой основе.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Крестьян Сомы лишают источника существования — их олив

Турция. В Соме новая трагедия. Нет, в этот раз дело не в шахтерах. В маленьком селе Сомы Йирджа без разрешения суда вырубили 16 тысяч оливковых деревьев для построения на этой территории теплоэлектростанции. Сельские жители...

Закрыть