Плюю на папу! | Леворадикал

Плюю на папу!

Ярослав Галан13 июля 1949 года в моей жизни произошло знаменательное событие: папа Пий XII отлучил меня от церкви. Отлучил, как отлу­чают теленка от коровы. Без предупреждения.

Подпишитесь на нас в telegram

Откровенно говоря, конфликт между нами начался довольно давно, примерно лет сорок назад, когда нынешний Пий XII был еще молодым попиком Пачелли, а на святом престоле сидел Пий X. Каждое воскресенье учитель водил нас парами в церковь монаше­ского ордена василиан, призывал любить императора Франца-Иосифа и ненавидеть «москалей», которых, говорил он, надо уничтожать под корень.   Однако, вместо того чтобы бить «москалей», пан-отец с лег­костью бил нас, школяров.   Однажды пан-отец спросил меня:   — Почему святого отца мы зовем Пием?    Я простодушно ответил:   — Потому что святой отец любит выпить.   Не успел я опомниться, как мой живот очутился на поповском колене, а священная розга высекла на моем теле десять заповедей.    Господь не наделил меня смирением, и, очевидно, потому, вер­нувшись домой, я еще с порога крикнул матери:   — Плюю на папу!   Никто, кроме матери, этого не слыхал, но, видимо, вездесущий бог донес своему римскому наместнику, ибо с тех пор греко-като­лическая церковь начала против меня холодную войну.   И не только против меня. Вскоре я убедился, что таких греш­ников немало. К ним в первую очередь принадлежали гимназисты, принимавшие участие в чествовании юбилея Ивана Франко. Для них учитель закона божьего придумал особое наказание: в самую жестокую жару сажал их на солнцепек. На протесты отвечал:   — А на концерте в честь Франко вы декламировали: «Мы стре­мимся к солнцу!». Вот вам и солнце. Погрейтесь!..   По-настоящему мой конфликт со святым престолом обострился, когда я в минуту хорошего настроения в одном журнале назвал митрополита Шептицкого мутителем святой водички. Этот удар был для князя греко-католической церкви громом с ясного неба. Как раз в это время граф Шептицкий был увлечен папоугодным делом подготовки антисоветского крестового похода. Моя нетактичность вызвала понятное возмущение: поповны отвернулись от меня, а их отцы разорвали мою прямую связь с небесами, запре­тив пускать меня в церковь. После этого Шептицкий впал в чер­ную меланхолию, и только приход Гитлера к власти поставил его снова на ноги.   Несколько лет назад умер монсиньор Ратти, то бишь Пий XI, и его место занял новый мой противник — Пий XII. Все знаки на небе и на земле показывали, что в лице этого Пия я буду иметь еще более заклятого врага, чем два предыдущих, с Бенедиктом XV включительно, ибо он был одним из крестных отцов «третьего рейха», он толкал Гитлера на войну против СССР, по его требова­нию Пилсудский шел огнем и мечом против моих неуниатских земляков Холмщины и Волыни.   Друзья говорили мне, что дни мои сочтены и что я должен ждать контрудара. Как всегда в таких случаях, друзья несколько преувеличивали. Мокрая работа в то время в Ватикане была только запланирована. У Шептицкого не было еще тогда почетной стражи в лице гитлеровских солдат, а его прелаты еще не франтили в эс­эсовских мундирах. Пока с их стороны я мог ожидать только сухой работы. Им нужен был повод. И они нашли его.   Как-то в рождественский вечер я зашел к Александру Гаврилюку*. Над нами и под нами, справа и слева люди колядо­вали. Воспоминания детства нахлынули на нас, и, растроган­ные, мы решили опрокинуть чарочку. Традиционной рыбки не было, но ее с успехом заменило сало. Выпили по одной. И тогда Гаврилюку пришло на ум пригласить к столу домовладельца, жив­шего рядом. Тот приглашение принял, но, увидев на столе сало, по-тараканьи зашевелил усами и попятился к двери. Только тогда Гаврилюк понял, что богобоязненный усач был членом ультрамонтанского «братства сладчайшего Иисусова сердца».   Через несколько дней весть о совершенном преступлении дошла до консистории, а вскоре и до конгрегации священной канцелярии в Риме. По этому поводу львовская дефензива [охранка] начала следствие. Возмущение шпиков нашим святотатством не имело границ. Гаврилюка в то время не было в городе, и повестку вручили только мне. Седовласый агент сидел передо мной и укоризненно покачи­вал головой.   — Ваше тело,— говорил он,— сгниет в тюрьме, но что есть тленная плоть в сравнении с бессмертной душой, которую вы так безжалостно губите?   Седоголовый шпик жалобно высморкался и безнадежно мах­нул рукой.   — Идите, грешник, догнивайте в тюрьме, а я буду за вас молиться.   Шпик молился, а я сидел в тюрьме…   Прошли годы. Украинский народ воссоединился в едином госу­дарстве — Украинской Советской Социалистической Республике. Наплевали на папу все западные украинцы и разорвали унию и го­товятся сейчас к настоящему народному празднику десятилетия воссоединения.   Святой престол сменил Гитлера на Трумэна, однако от этого мои взаимоотношения с ним ничуть не улучшились. Наоборот. По данным, имеющимся в моем распоряжении, Пий XII узнал, что в глубоком шкафу редактора издательства «Радянський письменник» лежит рукопись моей антипапской книжки «Отец тьмы и присные». Правда, на сей раз Пию посчастливилось — рукопись лежит уже больше полугода и скоро покроется плесенью, но факт остается фактом: моя святотатственная рука еще раз поднялась на «пастыря пастырей»… Чаша горечи переполнилась, и «пастырю пастырей» не осталось ничего другого, как отлучить меня от своей церкви.   Единственное мое утешение в том, что я не одинок: вместе со мной папа отлучил по меньшей мере триста миллионов человек, и вместе с ними я еще раз в полный голос заявляю:   — Плюю на папу!

1949 г.

Ярослав Александрович ГАЛАН [1902-1949] — видный украинский писатель, публицист, общественный деятель, атеист и непримиримый борец с украинским буржуазным национализмом. С 1924 года член Западноукраинской Коммунистической партии, а с 1949 — член ВКП[б].   В годы, когда Западная Украина находилась под властью буржуазно-помещичьей Польши, был активным участником литературной группы «Горно», организатором антифашистского конгресса деятелей культуры во Львове в 1936 году. Беспощадно разоблачал кровавое братство украинских буржуазных националистов: бандеровцев, мельниковцев, бульбовцев и им подобных ничтожеств с фашизмом и оккупантами украинских земель [сборник «Фронт в эфире», 1943], а также реакционное католическое и униатское духовенство [«Брестская церковная уния»], современную ему политику Ватикана [«На службе у сатаны», «Отец тьмы и присные», «Ватиканские идолы жаждут крови» и другие]. 24 октября 1949 года, через несколько недель после публикации памфлета «Плюю на папу», Ярослав Галан был зарублен топором в своей квартире втершимися к нему в доверие бандеровцами Стахурой и Лукашевичем. Таким образом, памфлет «Плюю на папу» является предсмертным завещанием последовательного атеиста, каким всю свою сознательную жизнь был герой, мученик, Данко борьбы с религиозным мракобесием — Ярослав ГАЛАН. Вечная ему память!

*-Друг Ярослава Галана, украинский писатель и общественный деятель. Убит украинскими буржуазными националистами в первые же дни после захвата немецкими фашистами Львова. В те дни бандеровцами была поголовно уничтожена львовская интеллигенция, которая пренебрегла эвакуацией.   По церковному уставу канун Рождества [рождественский вечер] является постным днем и кушать мясо в этот день считается большим грехом.

Источник

Униатские священники приветствуют немецко-фашистских оккупантов на Украине

Униатские священники приветствуют немецко-фашистских оккупантов на Украине

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Антипрофсоюзная кампания в Коста-Рике

Работникам банановых плантаций компании Bandeco в Коста-Рике перестали выплачивать зарплату, что бы подавить забастовку, сообщат «Солидарность». Акция протеста началась еще в минувшую среду. Забастовщики продолжают настаивать на своем, утверждая, что Bandeco не соблюдает условия...

Закрыть