1937 | Леворадикал

1937

tom4 1937В четвёртом томе своего исследования «Была ли альтернатива?» Вадим Роговин продолжает давать анализ сталинизма с марксистских позиций. Название четвертого тома говорит само за себя. 1937 год определил развитие исторических событий на многие годы и десятилетия вперёд. 1937 год стал судьбоносным в глубоко трагическом смысле. Он нанёс такие потери коммунистическому движению в СССР и во всём мире, от которых оно не оправилось до сего времени. Трагедию 1937 года нельзя объяснить расхожим афоризмом «всякая революция пожирает своих детей», отнюдь не обладающим столь глубоким смыслом, какой ему обычно приписывается. Гибель большевистского поколения, возглавившего народную революцию, наступила лишь спустя 20 лет после её победы.

Говоря об альтернативах, стоявших перед Советской Россией в 1921 году, Ленин видел два исхода из накопившихся к тому времени противоречий: «10-20 лет правильных соотношений с крестьянством и обеспеченная победа в всемирном масштабе (даже при затяжке пролетарских революций, кои растут), иначе 20-40 лет мучений белогвардейского террора. Aut-Aut. Tertium non datur (Или-или. Третьего не дано)».  Белогвардейский по своему существу террор уложился примерно в указанные Лениным хронологические рамки — 25 лет (1928-1953 годы). Однако этот террор, уничтоживший намного больше коммунистов, чем это сделали даже фашистские режимы в Германии и Италии, реализовался в специфической и не предвиденной марксистами политической форме: он осуществлялся изнутри большевистской партии, её именем и руками её руководителей.

Подпишитесь на нас в telegram

Уже на первых этапах  завоевания власти сталинская клика столкнулась с сопротивлением левой оппозиции (по сталинской терминологии — «троцкистов»), — единственной политической силы в стране, которая обладала программой, выражающей интересы народных масс. По мере термидорианского перерождения режима реальная действительность всё более обнажала официальную ложь и подтверждала правоту оппозиционной критики и программы. Это вынуждало бюрократию ради сохранения репутации собственной непогрешимости прибегать ко всё более острым формам борьбы с оппозицией. Сперва оппозиционеров снимали с ответственных постов и исключали из партии, затем их стали лишать всякой работы и направлять в ссылку. О них распространяли всё более ядовитую клевету.

В стране, где лава социалистической революции ещё не остыла, для поддержания порождённых сталинизмом социальных, политических и идеологических отношений, ещё весьма неустойчивых, было необходимо физическое истребление коммунистической оппозиции. Однако правящая каста, прикрывавшая свои корыстные социальные интересы защитным флагом большевизма, не могла «карать оппозицию за её действительные мысли и дела: непрерывные репрессии как раз и имеют своей задачей помешать массам узнать подлинную программу «троцкизма», которая требует прежде всего большего равенства и большей свободы для масс». Троцкий писал: «Ни у рабочих, ни у крестьян не могло быть особого основания негодовать на мнимых «троцкистов», желающих захватить власть: хуже правящей клики они во всяком случае не будут. Для устрашения народа пришлось прибавить, что «троцкисты» хотят землю отдать помещикам, а заводы — капиталистам».

В отличие от Сталина, изображавшего большевиков некими сверхлюдьми («Мы, коммунисты, — люди особого склада. Мы скроены из особого материала»; «нет в мире таких крепостей, которые не могли бы взять трудящиеся, большевики»), Троцкий часто пользовался применительно к большевикам выражением Ницше: «человеческое, слишком человеческое». Под этим выражением он имел в виду подверженность обычным человеческим слабостям и способность к рационализации, т. е. к оправданию своего низменного поведения якобы принципиальными мотивами. Если проявления «человеческого, слишком человеческого» он отмечал у своих оппонентов даже во время их пребывания у власти, то тем более естественными он считал такие проявления в условиях пребывания в сталинских тюрьмах.
Сталинские репрессии вызвали резкую поляризацию меж правым и левым крылом русской эмиграции. Наиболее реакционные круги встретили процесс 16-ти с восторгом. Так, некий Горянский даже посвятил ему оду, которая была опубликована в белогвардейской газете «Возрождение»:

Спасибо Сталину;
Шестнадцать подлецов
Отправились в страну отцов —
Шестнадцать палачей родного края…
Тебе от нас привет.
Небесный свод сегодня синь и ярок.
Ты нас вознаградил
За скорби многих лет.
Хвала тебе за щедрый твой подарок!
Хвала!

Но черносотенцы ещё не удовлетворены, они ждут от Сталина новых радостей, новых казней.

Что там шестнадцать!
Ещё дай сорок
И сотни дай,
И тысячи давай,
Мост намости без тёсу и без свай
Через Москву реку
Из падали советской.
Cмена социальных типов в ходе великой чистки 1936-1938 годов отмечалась даже антикоммунистическими авторами, имевшими возможность наблюдать последствия сталинской «кадровой революции». Так, бывший советский аппаратчик М. Восленский, перебежавший на Запад и ставший там специалистом по вопросам советской элиты, подчёркивал, что в процессе великой чистки «с неизбежностью отбрасывались и в жестокой борьбе погибали те, кто ещё верил в правоту марксизма и в построение коммунистического общества, а в правящем слое общества коммунисты по убеждению сменились коммунистами по названию». Аппаратчикам набора 1937 и последующих годов «вопрос о правоте марксизма… был вообще неинтересен, а уверенность в такой правоте они заменили марксистской фразеологией и цитатами. В действительности, несмотря на громогласное повторение, что коммунизм — светлое будущее всего человечества, вскарабкавшиеся на высокие посты ставленники Сталина меньше всего хотели бы создания общества, где не на словах, а на деле все работали бы по способностям и получали по потребностям».

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Шахматы в СССР

От редакции: современное коммунистическое движение изолировано от рабочего класса и испытывает на себе влияние промежуточных классов. Очень часто мы можем наблюдать, как левацкие элементы пытаются навязать нашему движению культ грубой физической силы. Анархисты и...

Закрыть