Открытое письмо всем членам Ленинбунда | Леворадикал

Открытое письмо всем членам Ленинбунда

OLYMPUS DIGITAL CAMERAУважаемые товарищи!

Из циркулярного письма правления Ленинбунда от 29-го января 1930 г. ясно, что Конференция Ленинбунда, созываемая на 23-е февраля, имеет своей задачей оформить раскол, исключив марксистскую оппозицию. Так характеризует задачу само правление Ленинбунда.

Я совершенно оставляю в стороне личные и организационные пререкания и обвинения. Они имеют, разумеется, свое значение в жизни организации. Но вопрос об единстве или расколе решается не ими, а принципиальными теоретическими и политическими разногласиями. Единство организации не всегда и ни при всех условиях является священным. В тех случаях, где разногласия достигли большей глубины, раскол может оказаться единственным выходом из положения. Нужно только заботиться о том, чтоб это был честный раскол, т. е. чтоб он произошел по линии действительных принципиальных разногласий, и чтоб эта линия была ясна всем членам организации.

Под этим углом зрения приходится сказать, что циркулярные письма правления Ленинбунда от 20-го и 29-го января не только подготовляют раскол, но делают это в наиболее опасной и вредной форме, выдвигая на передний план вопрос склоки и искажая принципиальные разногласия посредством ложной информации. Я постараюсь это показать.

ЕСТЬ ЛИ У ФРАКЦИИ УРБАНСА ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ?

Исходным разногласием является разногласие о классовом характере Советского Союза. Это вопрос не национальный, а интернациональный. Нет и не может быть такой революционной организации, которая не решила бы для себя этого вопроса и не сделала бы всех необходимых «внутренних» выводов. Не может быть правильной национальной политики без разрешения этого интернационального вопроса.

Правление Ленинбунда утверждает в своем циркуляре, что точка зрения Урбанса на «классовый характер Советской России» разделяется будто бы следующими организациями: «большинством бельгийской оппозиции, группой Трэна и «Контр ле Куран» во Франции, чешской группой и большой частью американской оппозиции».

Это ложное утверждение рассчитано на неосведомленность членов Ленинбунда и имеет своей задачей ввести их в грубое заблуждение. Каждая местная организация Ленинбунда может проверить этот вопрос: стоит только обратиться с письмом ко всем перечисленным выше группам.

Правление бельгийской оппозиции опубликовало несколько ошибочных статей в вопросе о китайско-восточной дороге. Но оно решительно отмежевалось от правления Ленинбунда в вопросе о классовом характере Советского Союза. Это дает право рассматривать ошибку брюссельских товарищей, как частную и эпизодическую. Такие ошибки неизбежны в работе. Рвать из-за частных ошибок, было бы преступлением. Разрыв становится неизбежным, когда частные отклонения складываются в ложную принципиальную позицию. В вопросе о классовом характере Советского Союза между правлением Ленинбунда и правлением бельгийской оппозиции — непримиримое противоречие. Обратитесь, товарищи, в Брюссель и — проверьте!

Две маленькие французские группы, Трэна и «Контр ле Куран», стояли раньше в основных вопросах, по крайней мере формально, на точке зрения русской оппозиции. Мне неизвестно ни одного документа, где бы они в вопросе о классовом характере Советского Союза солидаризировались с Урбансом. Может быть они переменили свои взгляды за самое последнее время? Не знаю. Во всяком случае вы окажете большую услугу не только себе, но и группам Трэна и Паза, если спросите их: что они думают о классовом характере Советского Союза, в феврале 1930 года?

Под именем «чешской группы» в циркуляре речь идет очевидно о небольшой группе пражских студентов, не имеющей, насколько знаю, никаких связей с рабочим движением. Эта группа ничего не издает. Допускаю по всему ее облику, что она действительно стоит на точке зрения Урбанса.

Совершенной выдумкой является, однако, утверждение циркуляра об американской оппозиции. Как свидетельствует ее еженедельник «Милитант», один из лучших коммунистических органов, американская коммунистическая Лига не имеет ничего общего с точкой зрения Урбанса.

Таким образом, в основном спорном вопросе правление Ленинбунда, если не считать небольшого кружка пражских студентов, стоит совершенно одиноко. И не мудрено! Развивая и углубляя свою ошибку, Урбанс в последних своих статьях дал новую теорию государства вообще, которая не имеет ничего общего с теорией Маркса и отличается от идеалистически-демократической теории только фразеологией.

НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ОБ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ОППОЗИЦИИ!

Оба циркуляра пытаются изобразить положение дел в оппозиции так: «Кто не разделяет мнения тов. Троцкого, тот не принадлежит к ленинской оппозиции». Эта недостойная уловка нужна для того, чтобы прикрыть изолированность правления Ленинбунда. В самом деле: почему Урбанс говорит о «мнении т. Троцкого»? У русской оппозиции имеется платформа, в выработке которой принимали непосредственное участие сотни товарищей, и в борьбе за которую тысячи товарищей подверглись исключениям, арестам, ссылкам — вплоть до расстрелов. Говорить в виду этого о личных взглядах Троцкого значит обнаруживать возмутительное невнимание и неуважение к борьбе русской оппозиции.

Подпишитесь на нас в telegram

Правление Ленинбунда упорно не хочет далее видеть во Франции группу «Ля Веритэ», издающую еженедельную политическую газету и ежемесячный теоретический журнал «Ля лютт де клясс». Нужно быть слепым, чтоб не понимать, что эта группа уже стала стержнем, вокруг которого объединяется подлинная левая коммунистическая оппозиция во Франции.

Американская коммунистическая Лига представляет собою один из лучших и притом растущих отрядов оппозиции. Правление Ленинбунда игнорирует ее. Не может быть никакого сомнения в том, что бельгийская оппозиция в целом, несмотря на возникшие в ее среде разногласия, не будет ни минуты колебаться перед выбором: международная оппозиция или группа Урбанса? Правление Ленинбунда закрывает глаза на факты, убаюкивая себя и других пустыми надеждами.

Все три группы австрийской оппозиции относятся резко отрицательно к платформе Ленинбунда, особенно же к его взгляду на классовый характер советского государства.

Левая чешская оппозиция (группа тов. Леноровича), ведущая работу среди рабочих, и приступающая к изданию газеты, стоит во всех основных вопросах на точке зрения интернациональной оппозиции.

Столь же непримиримо противостоит взглядам Урбанса китайская оппозиция.

Наконец правление Ленинбунда не имеет никаких оснований надеяться на поддержку итальянской оппозиции, испанской, венгерской и др.

Таково действительное положение вещей: интернациональная оппозиция — с одной стороны, чисто национальная группа Урбанса — с другой.

БЛОК УРБАНСА, ТРЭНА И ПАЗА

Если правление Ленинбунда может все же опереться на какие-либо иностранные группы, то до некоторой степени на группы Трэна и Паза. Но достигнуто ли ими принципиальное соглашение хотя бы по одному вопросу? Пусть они об этом открыто скажут.

Урбанс стоит за самостоятельную партию. Это его главная идея. Трэн и Паз выступали до сих пор против этого. Сговорились ли они? На чем именно?

Урбанс снова выступил с «самостоятельными» кандидатами на муниципальных выборах против кандидатов компартии. Результат? Дальнейшее ослабление Ленинбунда. У Урбанса эта самоубийственная политика вытекает из идеи второй партии. Согласны ли с ним Трэн и Паз? Пускай скажут. Или может быть этим интернационалистам нет дела до Германии.

Как обстоит дело с профессиональным вопросом? Паз стоит за «автономию» синдикатов, но, в отличие от Монатта, он не отрицает необходимости коммунистической партии. Это есть старая дипломатическая и, в самой основе, оппортунистическая позиция жоресизма, против которой марксисты вели и будут вести непримиримую борьбу. Присоединяется ли Урбанс к принципу синдикальной «автономии», в его жоресистском истолковании? Или может быть Урбанс считает, что ему нет дела до Франции?

Присоединяются ли, с другой стороны, Трэн и Паз к блокам Урбанса с брандлерианцами внутри профсоюзов против компартии? Или, может быть, Трэн и Паз полагают, что им нет дела до Гамбурга?

Как относится Урбанс к трогательному роману Паза с эльзасскими национал-«коммунистами»? Или Урбансу нет дела до Эльзасса после того, как он отошел к Франции?

На чем же все-таки сошлись эти три группы? Только на борьбе с русской оппозицией. Они все осудили Заявление Раковского. Они слишком революционны для такого «компромисса». Еще бы! Они признают политику единого фронта в отношении к социал-демократии, реформистским профсоюзам, брандлерианцам, эльзасским националистам. Но они считают недопустимой политику единого фронта по отношению к официальным компартиям. В самом деле: если подойти к Заявлению Раковского не лирически, и не демагогически, а политически, то оно представляет собою не что иное, как применение оппозицией политики единого фронта по отношению к ВКП.

Позиция Урбанса в этом вопросе объясняется его курсом на вторую партию. А чем объясняется позиция Трэна и Паза? Ничем, кроме путаницы и беспринципности.

Словом, везде и во всем — умолчания, дипломатия, двусмысленность, экивоки. Новые союзники не смеют ни к одному вопросу подойти серьезно, чтобы не поколебать своего свежего союза, построенного на песке. Это — идейный авантюризм. Он никогда не имел и не будет иметь успеха.

НЕОБХОДИМО ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ ОППОЗИЦИИ

Правление Ленинбунда уже несколько месяцев тому назад исключило из своей среды товарищей Грилевича и Иокко, которые защищают взгляды интернациональной оппозиции. Этим самым группа Урбанса в сущности уже показала, что она не хочет работать рука об руку с интернациональной оппозицией. Ибо ясно, что мы не можем допустить двоякого рода взглядов: для внутреннего и для внешнего употребления. Такая двойственность искони характеризует оппортунистов, в частности брандлерианцев. Их «интернационализм» представляет собою, как известно, арифметическую сумму национальных оппортунизмом. С этим мы не имеем ничего общего. Наша международная ориентировка и наша национальная политика связаны нерасторжимо.

Оппозиция на первых же своих шагах должна поэтому выступать, как интернациональная фракция, — как выступали коммунисты в эпоху издания Манифеста Коммунистической Партии или в эпоху 1-го Интернационала, или как поступала циммервальдская левая с начала войны. Во всех этих случаях дело шло в значительной степени о небольших группах и даже отдельных лицах; но они действовали, тем не менее, как интернациональная организация. В эпоху империализма, такая позиция навязывается в сто раз более повелительно, чем в эпоху Маркса.

Кто думает, что интернациональная левая сложится когда-нибудь из простой суммы национальных групп, и что поэтому интернациональное объединение можно отложить на неопределенное время, пока национальные группы «укрепятся», тот отводит интернациональному фактору второстепенное значение и тем самым становится на путь национального оппортунизма.

Каждая страна имеет бесспорно свои величайшие особенности, но эти особенности могут быть в нашу эпоху оценены и революционно использованы только с интернациональной точки зрения. Носительницей же интернациональной идеологии может быть только интернациональная организация.

Можно ли в самом деле рассчитывать на то, что отдельные национальные группы оппозиции, разрозненные, предоставленные самим себе, способны одними собственными силами найти правильную дорогу? Нет, это верный путь к национальному перерождению, к сектантству, к гибели. Задачи, стоящие перед интернациональной оппозицией, представляют гигантские трудности. Только в неразрывной связи друг с другом, только вырабатывая общими силами ответы на все текущие вопросы, только создав свою международную платформу, только взаимно проверяя каждый свой шаг, т. е. только объединившись в интернациональное целое, национальные группы оппозиции могут выполнить свою историческую задачу.

Это относится ко всем группам без исключения, и прежде всего — к русской оппозиции. Эпидемия капитулянтов захватила за последний год значительные круги русской оппозиции именно потому, и только потому, что они оказались отрезаны от оппозиции других стран, не видели жизни Коминтерна в целом, не вдумывались в его задачи и потому дали себя легко обмануть левым зигзагом сталинцев во внутренних вопросах СССР.

Левая оппозиция уже упустила достаточно времени. Гибельное развитие Ленинбунда, ошибки одних национальных групп, топтание на месте и застой — других, являются в огромной, можно сказать, решающей степени результатом национальной разобщенности и кустарных методов политической деятельности. Если левая коммунистическая оппозиция не хочет бесславно сойти на нет, она должна отбросить выжидательные настроения, и тесно сплотить свои международные ряды.

ИСТИННЫЙ И ФАЛЬШИВЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ

Брандлеровцы хвастают тем, что они не солидарны ни с одной из русских групп. Что это значит? Революционная организация, которая не согласна ни с одной из существующих русских групп, обязана создавать новую русскую группу, которая проводила бы правильную политическую линию в Советском Союзе. В противном случае пришлось бы просто объявить «нейтралитет» по отношению к Октябрьской революции. То же самое, относится ко всякой другой стране. Коммунизм может быть только интернациональным, иначе он не коммунизм.

Как обстоит на этот счет дело с правлением Ленинбунда? Солидарно ли оно с какой-либо из русских фракций? Речь идет, конечно, не о механической монолитности, а о солидарности в основных вопросах. На этот счет мы ничего не знаем. Это для Урбанса, очевидно, вопрос второстепенный, как и все вообще вопросы интернационального движения.

Фракция Урбанса, которая внутри у себя исключает сторонников международной оппозиции из своих рядов, готова, в то же время, на международной арене объединиться с какими угодно «левыми» группами, при условии, разумеется, чтоб они не мешали ей вести свою национальную политику.

Союзники Урбанса, Трэн и Паз, предчувствуя свое «национальное» банкротство, в беспринципной борьбе с «Веритэ», мечтают о таком интернациональном объединении, куда могли бы войти все: и те, которые за Чан-Кай-Ши, и те, которые за советскую республику; и те, которые спасают «автономию» профсоюзов от коммунизма; и те, которые борются за влияние коммунизма на профессиональные союзы; и те, которые стоят за единый фронт с правыми против официальной партии; и те, которые требуют единого фронта с официальной партией против правых. Эта программа македонского салата выдвигается под лозунгом «партийной демократии». Можно ли придумать более злое издевательство над партийной демократией?

Надо сказать прямо: под видом борьбы с бюрократизмом 3-го Интернационала, в оппозицию пытаются протащить тенденции и приемы 2-го Интернационала. Бюрократизм Коминтерна не упал с неба: он имеет определенные классовые причины. Коминтерн находится в зависимости от внутренней борьбы классов. Теоретически это выражается противоречием между теорией социализма в отдельной стране и самыми основами существования Коминтерна.

Кое-какие национал-коммунисты, воображающие себя левыми коммунистами, переносят на русскую оппозицию те черты, которыми характеризуется правительственный центризм: «не хотим, мол, ни тех, ни других». Другими словами: классовый и идеологический критерий они заменяют национальным. За этим чаще всего скрываются мелкие кружковые амбиции интеллигентов, которые охраняют свою драгоценную «автономию» от опасностей, угрожающих ей от… русской оппозиции. Нередко с этим сочетается просто трусливый шовинизм. Таким путем в наши ряды вносятся идеи и настроения 2-го Интернационала. Ясно, что с этой контрабандой для нас возможна лишь непримиримая борьба.

НАДО ВЫБИРАТЬ

Мы стоим не за демократизм вообще, а за централистический демократизм: именно поэтому мы ставим национальное руководство над локальным, интернациональное — над национальным. Революционная партия не имеет ничего общего с дискуссионным клубом, куда приходят, как в кафе (великая идея Суварина). Партия есть организация действия. Единомыслие партии обеспечивается демократическими путями, но идейные границы партии должны быть строго очерчены. Тем более, когда речь идет о фракции. Не надо и тут забывать, что мы не партия, а фракция, т. е. наиболее тесный и сплоченный отбор единомышленников для воздействия на партию и другие организации рабочего класса. Чудовищно и нелепо требовать, чтоб интернациональная оппозиция стала суммой всяких национальных групп и группок, недовольных, обиженных, протестующих и не знающих, чего хотят.

Нет, мы являемся определенным идейным течением, мы строим на почве определенных принципов и традиций. Если сторонникам интернациональной оппозиции при этих условиях нет места в Ленинбунде, то этим самым Ленинбунд заявляет, что не хочет иметь места в рядах интернациональной оппозиции. В этом надо отдать себе ясный отчет.

Вы видите, товарищи, что эти вопросы стоят неизмеримо выше тех мелких и склочных дел, на которых Урбанс строит свой обвинительный акт. Дело идет о судьбе вашей организации. Каждый член Ленинбунда должен понять, что после раскола Ленинбунда произойдет окончательное превращение его в Урбансбунд, т. е. в мелкую национальную секту — без значения, без будущего, без перспектив.

Это значит, что надо выбирать. И для настоящего революционера выбор не так труден!

С коммунистическим приветом

Л. Троцкий.

6 февраля 1930 г.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Интервью с активистом «Рабочей платформы» Андреем Заводским

Как мы писали ранее, наша редакция обратилась к представителям организации "Рабочая платформа", чья конференция состоялась в конце августа. На этой конференции РП фактически заявила о себе как о самостоятельной политической группе. От имени группы интервью...

Закрыть