Взгляд из Жанаозена. Как это было | Леворадикал

Взгляд из Жанаозена. Как это было

ЖанаозенВ редакцию сайта «Леворадикал» пришло письмо из Казахстана от жителя города Жанаозен:

«Меня зовут Арман. Здравствуйте.

После прочтения многих материалов в СМИ о событиях в Жанаозене, я хочу рассказать правду обо всем, что знаю сам. Совсем скоро наступает годовщина тех кровавых событий. Что было на самом деле, в мире узнало мало людей. Я как коренной житель города, поведаю вам историю, глазами изнутри Жанаозена, взглядом обычного парня.

Всем запомнилась дата 16 декабря 2011 года. Помимо празднования Дня Независимости, в истории казахстанского народа останется пятно, которое скрыть будет не легко. Но начнем с более ранних событий. Вернемся к началу, к причинам. Все началось намного раньше.

Расскажу немного о городе Жанаозен. Построен он был в начале 60-х годов ХХ века. Находится в 60 км от Каспийского моря. Население на 90 процентов казахи, нацменов можно пересчитать по пальцам. В Советское время город был интернациональным, но после событий 1989 года,и развала СССР, многие поуезжали. Уезжали и казахи, из числа первооткрывателей города. В основном жители города — это приезжие казахи их Туркменистана и Узбекистана. Узбекских казахов в народе именуют калпаками. Калпак — это национальность. Но стало так, что нарицательным «калпак» обзывают некоторых жителей, за неправильные действия или незнание. Это больше упрек. Город был одним из самых криминальных городов Казахстана. Ежедневно происходили стычки и убийства. Нет, не подумайте, тут были не бандитские разборки и группировки. Чаще всего это бытовые конфликты, где пьяная компания, или же два товарища могли подраться, и всегда один из них погибал. И так часто. Особенно зимой. Введение «комендантского часа» порой понижало уровень преступности, как и патрулирование улиц.

В городе есть центр, банки, кафе, магазины. Я бывал в других районах Казахстана, и скажу честно, те, кто считает, что Жанаозен — это гиблое место, скажу вам, вы еще не видели, как в некоторых городах люди живут на севере страны. У нас есть газ, постоянный свет, вода, которая лучше чем та, что течет в кранах областного центра Актау, где воду фильтруют прямо из Каспия. Многие дети жителей города получают образование за границей. У многих есть личные автомобили, причем недешевые. Дороги в городе не всегда хорошие, впрочем такое наблюдается везде. В общих чертах, Жанаозен обычный город, со своей атмосферой и культурой.

Забастовки рабочих-нефтяников в городе начались еще в 2008 году. В то время я был школьником, и не понимал многого, как сейчас. Помню, возле организации огромное скопление людей, требующих что-то. К ним на встречу выезжал аким (мэр) города, в него из толпы кинули яйца, он сразу же закончил речь, а спустя некоторое время его отстранили от обязанностей. Итог забастовки был таков: требования митингующих выполнили.

Был год 2009/2010 когда бастующих стало куда больше. Главным требованием рабочих являлось увеличение зарплаты. Митинговали около месяца. Итог стал таким — их требования были вновь выполнены, никто уволен не был. Воодушевленные нефтяники ходили по городу с гордыми лицами. Помню это как сейчас.

Есть момент, о котором у нас мало задумываются, но который также можно назвать одной из причин. У многих жителей города на руках остались акции крупнейших предприятий. Достались они многим по-разному, кому-то в наследство от родителей, родственников и т. д. Ежегодно, в зависимости от количества  этих акций, владельцы получают дивиденды, как процент от добычи и продажи нефти и газа. Деньги небольшие, если считать, за год примерно 100 тысяч тенге (20 тысяч рублей). Сумма дивидендов зависит от процента наличных акций. Сами акции стоят от 100 долларов и выше. И если у вас на руках скажем 40, 60, 80 акций, то вы можете их выгодно продать. Получалось, что у народа есть акции, по которым они получают проценты от добычи нефти и газа, и частично они являются совладельцами. Это своего рода «национализация природных ресурсов».

Владельцы этих акций стали их массово продавать. По области начался настоящий бум скупки и охота за акциями. Искали тех, кто продает и тех, кто покупает. В итоге оказалось следующее. Перекупщиками акций через подставных лиц оказались китайские инвесторы, которые после скупки стали не то,что равноправными, а главными акционерами. У них открылись горизонты, они стали здесь хозяевами природных ресурсов и корпораций. В частности «МунайГаз Каражанбас». В городе люди часто упрекали в этом слабую позицию властей, которые продали свое достояние иностранцам, в то же время не понимая, что ради покупки новых авто и квартир собственноручно сделали это сами. Среди народа ходили возгласы недовольства, но как-то продемонстрировать это массово никто не решался. Всё было на уровне слухов.

В 2009 году Астана (столица Казахстана) праздновала свое десятилетие. Тогда у многих работников со счетов принудительно снимали деньги для строительства памятника в столице. Многие люди возмущались, потому что было собрано огромное количество денег, а памятник не стоил и 10 процентов от общей суммы собранных средств. В этом очень легко убедиться, достаточно посмотреть на само строение в Астане. Памятник был неким «подарком». За 60 миллионов тенге. Я не явлюсь архитектором или скульптором, но я бы не дал за такое строение и 5 миллионов.

Еще хочется рассказать про случай, когда работников нефтяных месторождения лишили премий по причине задержки работ — якобы выкачивание и транспортировка нефти и газа не соответствовала графику. Рабочие тоже бунтовали, потому что, как утверждали они, объем был выполнен, но деньги за работу он не получили.

Митингов было несколько, все они не носили агрессивного характера, были мирными. В основном объявляли голодовки, с ними дежурил мед. персонал. И каждый раз требования рабочих выполнялись. Помню, в газетах даже подшучивали, мол приезжают на джипах бастовать, и недовольны жизнью. А ведь правда, у всех бастующих имелись дорогие авто, магазины или другой маленький бизнес.

Теперь вернемся к дате, о которой подробнее хотелось бы написать. Это все произошло после празднования Наурыз (казахский Новый год). На одном из промышленных нефтяных объектов, в данном случае «Каражанбас» вспыхнул бунт. Предводителем стала женщина, некая Наталья Соколова, которая занимала высокую должность в организации. Она якобы обнародовала секретные документы, в которых перед правительством завышалась зарплата рабочих на бумагах, и велась двойная бухгалтерия. Волнения охватили всех рабочих. Многие остановили работу, стали отставать от графика. Если кто-то не знает, задержка на час в нефтяной промышленности стоит миллионы. Выезжали к рабочим высокопоставленные чиновники, вели переговоры непосредственно со всеми, кое-как удалось уговорить людей вернуться на работу, объясняя им, что у них на руках есть трудовые договора, и соответственно им работники и получают деньги. Хотя стоит признать, некоторые и жаловались на уменьшение зарплаты тогда. И это после того как хозяевами казахстанских ресурсов стали китайцы. Но эхо того момента на Каражанбасе докатилось до маленького Жанаозена. На улицу вышли все нефтяники, требующие вновь увеличить зарплату и раскрыть тайну черной бухгалтерии. Люди стояли на автостанции, которая расположена недалеко от главного управления нефти и газа. Их просили вернуться на работу, но они и слушать не хотели. Так продолжалось 2 месяца.

ЖанаозенВ один из летних дней (обращу внимание, забастовки начались в апреле, а уже лето 2011 года), бастующие хотели зарезать баранов и раздать САДАКЪА (религиозное жертвоприношение). Они расставили казаны, разожгли костры, поместили варить мясо, как на них накинулись правоохранительные органы, полицейские перевернули все казаны и разогнали толпу. Только чудом тогда весь город не восстал против такого произвола. Этим поступком они разгневали не только митингующих, но и простых граждан, нарушив религиозный обряд. Бастующие нефтяники к счастью не стали отвечать на провокацию, молча ушли с того места и продолжили забастовку на центральной площади напротив акимата (мэрии).

Центральная площадь — место в городе, где проходят массовые праздничные мероприятия. Вечерами, особенно летом, жители города выходят туда погулять с детьми, молодые люди встречаются с друзьями. А теперь там сидело несколько тысяч недовольных рабочих. Некоторые из них объявляли голодовку. В конце июня 2011 года к митингующим вышел аким (мэр города) и начальство компаний, которые сообщили, что тем кто в течение 4 дней вернется к своим рабочим местам, гарантируют безопасность, не станут увольнять, а те же, кто не захочет это сделать, будут автоматически уволены за нарушение договора между организацией и работником. Некоторые, бросив митинговать вернулись, некоторые остались на площади. В Актау под арест была взята Наталья Соколова, о которой потом стало известно, что она являлась бывшим работником юстиции департамента США. Произошло зверское убийство члена профсоюза, который отстаивал права митингующих, было изнасилование и убийство дочери забастовщика. Последовательная череда тех событий осталась непонятной многим. Кто-то либо хотел спровоцировать рабочих к каким-то агрессивным действиям, либо запугивал их.

Лето было очень жаркое. Люди продолжали сидеть, заполонив площадь, голодали. Что они уже требовали, никто не понимал. И вообще не понимали их многие. Получали хорошие деньги, больше многих в Жанаозене, их семьи имели квартиры, дома, авто, что им мешало? От многих нефтяников тогда уходили жены, говоря, что мужчина должен работать, а не сидеть на солнце загорать. Были и те, кто поддерживал митингующих, причем активно. В общем половину весны и все лето люди, находившиеся на площади сидели там, не уходя. Местные жители уже привыкли к этому, перестали бояться ходить туда гулять. По закону все эти рабочие были уволены. И на их места набрали новых рабочих.

Осень ничем примечательным не запомнилась. Одни работали, другие сидели там же…

Видимых предпосылок к такому драматическому повороту событий, которое тогда произошло, не было. 16 декабря вся страна готовилась к празднованию Дня Независимости Республики. На площади уже была установлена ёлка к наступающему Новому году. Была украшена сцена. Митингующих немного оттеснили от центра, освобождая территорию для установления праздничных юрт (национальное жилище у казахов). Никто и не думал, что что-то пойдет не так. В тот же день как положено полицейские вышли дежурить на площадь без оружия и дубинок. Праздник начался.

На площадь стекалось огромное количество людей. Кто-то выкрикивал претензии организаторам праздничного концерта, какие-то люди стали зажимать полицейский кордон, ситуация накалилась. Вспыхнула потасовка, толпа просто напрочь снесла кольцо окружения, выбили полицейских за пределы площади, которым пришлось бегом покидать территорию. Толпа ликовала, одержав победу над стражами порядка, и принялась крушить и громить все кругом. Перевернули елку, снесли со сцены динамики… (На видеосъёмке с Центральной площади мы видели совершенно посторонних людей, вскочивших на сцену и производящих вандалистские действия, и это не были рабочие — ред. Леворадикал), затем побежали к акимату через дорогу, стали врываться и крушить там все, а в конце подожгли. Так же поступили и с гостиницей, стоявшей рядом, и с офисом «ОзенМунайГаз», где ранее работали митингующие. Переворачивали автомобили, поджигали их. Принялись грабить ближайшие магазины. Переворачивали банкоматы и терминалы для приема платежей, в надежде вытащить оттуда деньги.

Жанаозен Жанаозен

В это время полицейские сгруппировались, надев обмундирование, и отправились «тушить» очаг возгорания беспорядков – площадь города. Они шли, стуча дубинками в щиты, стараясь разогнать толпу. Но толпа не отступала, оттуда в полицейских полетели камни. Тогда полицейские открыли огонь на поражение. Было убито несколько человек. Началась суматоха. Кто-то начал разбегаться. Полицейские поняв, что силы не равны, удалились с места, надеясь на подмогу, которая уже спешила со всех концов страны. Толпа отправилась грабить дальше, поджигая здание за зданием. Начался настоящий хаос. Люди бегали толпами из магазина в магазин в надежде унести что-нибудь. Взрослые женщины с детьми забегали в магазины, и говорили своим чадам брать все, что они хотят. Мужчины стаскивали с прилавков спиртные напитки. Повсюду были люди с награбленной техникой в руках. Были и такие, которые тащили холодильники, телевизоры. Своими глазами видел, как женщина лет 50 бежала с шубой в руках из магазина одежды. За ней бежали остальные, которые несли сапоги, туфли… Были драки, к примеру если одному удавалось стащить ноутбук, то другие, приметив это, нападали на него, избивали и отбирали украденное. Мне было стыдно за жителей своего города. Они вели себя как животные.

К ночи прибыла подмога, город был взят в кольцо. Спецподразделения принялись разгонять толпы мародеров. Слышны были хлопки выстрелов, шум двигателей машин. К утру 17 декабря на улице наступила тишина. Периодически часть жителей пыталась ворваться в те магазины, которые не были разграблены ранее. Полицейские и прибывшие наряды старались пресекать грабёж, но не везде успевали. Во многих дворах были разбросаны коробки из-под новой техники. Всем было очевидно, чем были заняты жители этих квартир в дни бунта — они грабили. Полицейские ни с кем не церемонились, работали жестко. Без разбору забирали любых подозрительных лиц в отделение, избивали, пугали. Если же не было доказано вины и причастности к беспорядкам, принося извинения, их отпускали. Про это смело могу говорить — не только как очевидец, но и потому что сам попался властям. Избили меня приехавшие из других областей ОМОНовцы, а вот в самом ГОВД обходились уже по-человечески. Там всех задержанных фильтровали. Пойманных с поличным — в одну колонну, просто задержанных — в другую. С виновными обходились жестоко, унижая, оскорбляя их. Поговаривают, что заставляли стоять голыми ногами в тазике с водой прямо на улице. А дело было зимой. Говорят, обливали холодной водой.

Прибывшие ОМОНовцы зачастую и сами занимались грабежами. Останавливали авто, вытаскивали из машины людей, обыскивали, раздевая прямо на улице, а в это время из авто вытаскивали ценные вещи. Но к счастью, и им не поздоровилось тогда. Во время отбытия их обыскивали, и находили ценности, которые изымались. Говорят, даже драка была между прибывшим ОМОНом из Чимкента с местными полицейскими из-за превышения полномочий первыми.

В городе отключили мобильную связь и Интернет, запретили снимать на камеру места беспорядков.

По всем СМИ говорилось о произволе власти, об издевательствах над людьми, в которых виноваты военные, о сокрытии истинного числа убитых во время беспорядков. Официально было объявлено о 19 погибших. Я как житель города сообщаю: убитых было гораздо больше, как и пропавших без вести. До сих пор многие люди не найдены.

Слухов вокруг Жанаозена ходило много. Некоторые депутаты Казахстана на этом решили сделать себе рекламу, выступая от имени народа и полностью искажая ситуацию. Во всем обвинить пытались центральную власть, хотя виноваты были местные коррумпированные чиновники.

Слухов ходило много, разных. Но что бы у нас ни произошло, виноваты все. И жители тоже, те, которые повели себя как дикое стадо, круша свой город.

К нам приезжал президент Казахстана, который лично ходил, проверял все места, разговаривал с жителями. Обещал помочь пострадавшим, обещал вернуть митингующих нефтяников на работу и разобраться с произволом. Президент встал на сторону народа, именно по настоящему встал.

В городе сразу же после отъезда президента начались восстановительные работы, в частности разгромленного акимата, который был восстановлен менее чем за месяц. С декабря по 1 февраля в городе был введен комендантский час. Если кого-то ловили на улице с 10 часов вечера, то его немедленно доставляли в ГОВД, где он проводил сутки, и наутро возвращался домой. Если же ловили пьяных, то их избивали. Было запрещено продавать спиртные напитки, собираться компанией более чем в 3 человека. Город начал жить дальше. Везде военные, солдаты, посты.

Кто митинговал и кто грабил магазины? В этом есть самый интересный момент. Тут я отмечу от себя, что бастующие нефтяники не занимались мародерством. Это делали люди, по слухам, прибывшие на площадь на неизвестных автомобилях. Они начали демонстративно забрасывать коктейли Молотова в здания, провоцируя остальную массу. Затем эти же люди на этих же автомобилях удалилась, показав пример, которому последовали уже простые жители города. Считать виноватым в данной провокации акима не приходится, так как его самого бедного снимали с крыши обгоревшего здания спасатели. Кому это было выгодно? Наиболее выгодно это было чиновникам из нефтяных корпораций, которые путем спровоцированного хаоса и беспорядков смогли уничтожить документацию, свою «чёрную бухгалтерию» путем целенаправленного поджога. Слухов много, но факт остается один – есть убитые и пострадавшие, а самые что ни на есть виновные остались чисты!

После отмены комендантского часа начались массовые аресты бывших чиновников, увольнения и кадровые перестановки. Жители города восприняли все эти меры с радостью. Судили также стрелявших в толпу полицейских. В общем, закон карал всех. Криминал в городе сократился намного. Ни краж, ни разбойных ограблений, ни драк, ни убийств. На улице дежурят внутренние войска МДВ РК. Город стал лучше, чище, ремонтируются дороги и дома. Жить стало лучше, а недовольных все меньше.

Я решился это написать после увиденных материалов в Интернете, которые искажали ситуацию вокруг города, спекулируя событиями то в одну, то в другую сторону. Мне, как жителю города, показалось необходимым рассказать всю правду, чтобы люди знали всё, что здесь тогда произошло.

Арман, житель города Жанаозен. 15.12.2013″.

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Игоря Колова выдворили из Алматы в Костанай

6 июля известного общественного деятеля и сопредседателя Социалистического Движения Казахстана Игоря Колова задержали в Алматы сотрудники финансовой полиции и выдворили его в Костанай по месту прописки. Основанием стала повестка на проведение допроса в финансовой...

Закрыть