Декабрьское вооружённое восстание в Москве (1905) | Леворадикал

Декабрьское вооружённое восстание в Москве (1905)

В 1905 году произошло Московское вооруженное восстание под руководством Московского комитета большевиков. Оно выросло из всеобщей стачки. Баррикадные бои происходили во всех районах Москвы, особенно на Пресне. Жестоко подавлено царскими войсками.

Декабрь1905МоскваНа баррикадах Красной Пресни. Декабрь 1905 года.

Небо было охвачено зловещим заревом пожара. Осыпаемая градом пуль и снарядов, горела Пресня — последний оплот восставших московских рабочих. Здесь шел жестокий бой. Глухо ухали пушки, не умолкал треск ружейных выстрелов, на снегу алели пятна крови. Царские войска штурмовали дом за домом, квартал за кварталом, без суда и следствия расправляясь с теми, кто в течение 9 дней с оружием в руках утверждал свое право на лучшую жизнь.

Декабрьское вооруженное восстание стало кульминацией революции, ее вершиной. Вооруженная борьба между революционным народом и правительством, как подчеркивал Ленин, неизбежно вытекала из всего хода развития событий. Стачка как средство борьбы к концу 1905 г. уже исчерпала себя. Здесь сказывались и усталость пролетариата (особенно в Петербурге), и консолидация правительственных сил, и предательство либеральной буржуазии, стремившейся как можно скорее «свернуть» революцию. Вот почему ноябрьские забастовки 1905 г. были уже неизмеримо слабее октябрьской стачки и не принесли ожидаемых результатов. Судьбу самодержавия могло решить только всенародное вооруженное восстание, над подготовкой которого большевики упорно трудились с самого начала революции.

Вскоре после III съезда РСДРП развернула свою деятельность Боевая техническая группа при Центральном Комитете партии. Члены группы организовали изготовление взрывчатых веществ и бомб, закупали оружие за границей и доставляли его в Россию. При местных большевистских комитетах также создавались боевые и военные организации, которые формировали рабочие дружины и вели работу в войсках.

Огромное внимание военно-технической подготовке восстания уделял и лично Владимир Ильич Ленин, возвратившийся в ноябре 1905 г. из Швейцарии в Петербург. Как вспоминала позже Н. К. Крупская, он не только самым тщательным образом проштудировал в это время все, что писали К. Маркс и Ф. Энгельс о революции и восстании, но и прочел немало специальных книг по военному искусству, всесторонне обдумывая вопросы организации предстоящего вооруженного выступления против самодержавия.

Готовились к восстанию и рабочие Москвы. В начале декабря 1905 г. в Москве было около 2 тыс. вооруженных и примерно 4 тыс. невооруженных дружинников. И хотя организационная подготовка восстания была еще далеко не завершена, московские большевики решили начать 7 декабря всеобщую политическую стачку и перевести ее затем в вооруженное восстание. Это решение объяснялось тем, что с конца ноября правительство перешло в открытое наступление на пролетариат. Был арестован Петербургский Совет рабочих депутатов, усилилась борьба с забастовочным движением. В этих условиях дальнейшее промедление с восстанием грозило деморализацией революционных сил. Вот почему пролетариат Москвы, где в это время сложилась более благоприятная обстановка для решительной схватки с самодержавием, чем в Петербурге, и начал первым восстание. В написанном большевиками обращении Московского Совета «Ко всем рабочим, солдатам и гражданам», опубликованном в первый день стачки, говорилось: «Революционный пролетариат не может дольше терпеть издевательства и преступления царского правительства и объявляет ему решительную и беспощадную войну!.. На карту поставлено все будущее России: жизнь или смерть, свобода или рабство!.. Смело же в бой, товарищи рабочие, солдаты и граждане!»

10 декабря улицы Москвы покрылись баррикадами. Стачка переросла в вооруженное восстание, главным очагом которого стала Пресня.

В дни восстания Пресня, где находились Прохоровская текстильная мануфактура (знаменитая «Трехгорка»), мебельная фабрика Шмита, сахарный завод, носящий ныне имя погибшего в декабре 1905 г. рабочего Федора Мантулина, и другие предприятия, стала настоящей революционной крепостью. Наиболее прочные баррикады были сооружены возле Зоологического сада, у Пресненской заставы и в районе Прохоровки. Некоторые улицы были даже заминированы.

Желающих сражаться были тысячи, но у революционеров не хватало оружия. Поэтому дружинники дежурили по сменам. В основном у них были револьверы, гораздо реже — ружья и винтовки. Кроме того, многие были вооружены различным холодным оружием.

Конечно, все это могло показаться игрушкой в сравнении с пушками и пулеметами правительственных войск. И все же настроение у дружинников особенно в первые дни восстания, было радостным и бодрым.

История сохранила нам сравнительно немного имен героев пресненских баррикад. Среди них — расстрелянные царскими карателями Ф. Мантулин, Н. Афанасьев и И. Волков с сахарного завода, М. Николаев и И. Карасев с фабрики Шмита. Но все очевидцы событий единодушно отмечали, что в декабре 1905 г. московские рабочие проявили настоящий массовый героизм. И во главе их неизменно были большевики, делом доказавшие, что они являются настоящими руководителями революционного народа.

2780-2.jpg

З. Я. Литвин-Седой.

Начальником, штаба пресненских рабочих был большевик 3. Я. Литвин-Седой, во главе боевой дружины на Казанской железной дороге стояли А. В. Шестаков и А. И. Горчилин. Много сделал для подготовки восстания арестованный 7 декабря член Московского Комитета партии В. Л. Шанцер (Марат).

2780-3.jpg

М. С. Николаев — начальник боевой дружины фабрики Шмита.

Активно участвовали в борьбе женщины-работницы и подростки. 10 декабря на Пресне произошел эпизод, о котором с восхищением писал впоследствии Ленин. Навстречу многотысячной демонстрации рабочих устремилась сотня казаков. И тогда две девушки-работницы, которые несли красное знамя, бросились наперерез казакам и закричали: «Убейте нас! Живыми мы знамя не отдадим!» Казаки растерялись, ряды их дрогнули, и под ликующие возгласы демонстрантов они повернули назад.

На Пресне была создана настоящая рабочая республика, во главе которой стоял Совет рабочих депутатов. Здесь была своя комендатура, куда дружинники приводили задержанных ими подозрительных лиц, продовольственный комитет, организовавший питание рабочих, финансовый комитет, помогавший семьям бастующих, революционный трибунал, судивший предателей и провокаторов.

Бой у Горбатого моста на Пресне. Декабрь 1905 г. Картина Г. К. Савицкого.

Бой у Горбатого моста на Пресне. Декабрь 1905 г. Картина Г. К. Савицкого.

До прибытия подкреплений из столицы московский генерал-губернатор Дубасов не мог справиться с повстанцами. В его распоряжении было меньше 1,5 тыс. надежных солдат, которые удерживали лишь центр города (6 тыс. солдат колебались и были заперты по приказу Дубасова в казармы). Крупные бои шли на Садовом кольце, Серпуховской и Лесной улицах, на Каланчевской (ныне Комсомольской) площади. Однако в эти дни не бастовала Николаевская железная дорога, соединявшая Москву с Петербургом. 15 декабря из Петербурга прибыл гвардейский Семеновский полк и правительственные части перешли в наступление.

В этих условиях Московским Советом было принято решение об организованном прекращении вооруженной борьбы и забастовки.

Подпишитесь на нас в telegram

16 декабря штаб пресненских боевых дружин выпустил воззвание к рабочим, как бы подводившее итоги восстания. «Товарищи дружинники! — говорилось в нем. — Мы, рабочий класс порабощенной России, объявили войну царизму, капиталу, помещикам… Пресня окопалась. Ей одной выпало на долю еще стоять лицом к врагу… Весь мир смотрит на нас. Одни — с проклятиями, другие — с глубоким сочувствием. Одиночки текут к нам на помощь. Дружинник — стало великим словом, и всюду, где будет революция, там будет и оно, это слово, — плюс Пресня, которая есть нам великий памятник. Враг боится Пресни. Но он нас ненавидит, окружает, поджигает и хочет раздавить… Мы начали. Мы кончаем. В субботу ночью разобрать баррикады и всем разойтись далеко. Враг нам не простит его позора. Кровь, насилие и смерть будут следовать по пятам нашим.

Но это — ничего. Будущее — за рабочим классом. Поколение за поколением во всех странах на опыте Пресни будут учиться упорству… Мы — непобедимы! Да здравствует борьба и победа рабочих!»

18 декабря дружинники прекратили сопротивление. Декабрьское вооруженное восстание потерпело поражение. У рабочих не хватало еще опыта, оружия, организованности. Серьезные изъяны были в боевом руководстве восстанием, которому явно недоставало тщательно разработанного плана наступательных действий. Не удалось привлечь на сторону революции армию. Наконец, несмотря на то что вслед за Москвой вспыхнули восстания в Донбассе и Ростове-на-Дону, Екатеринославе и Харькове, в Сибири и на Кавказе, вооруженная борьба не приняла в декабре 1905 г. всероссийского характера, а это значительно облегчило положение царизма.

2780-5.jpg

ДЕКАБРЬСКОЕ ВООРУЖЕННОЕ ВОССТАНИЕ В МОСКВЕ (10-18.XII 1905г.)

И все же, отвечая Плеханову, который бросил ставшую печально знаменитой фразу: «Не надо было браться за оружие», Ленин говорил: напротив, надо было браться за оружие более решительно и энергично, разъясняя массам необходимость самой бесстрашной и беспощадной вооруженной борьбы. «Декабрьской борьбой, — писал он, — пролетариат оставил народу одно из тех наследств, которые способны идейно-политически быть маяком для работы нескольких поколений».

Москва1905Ещё о декабрьском восстании 1905 года.

Декабрь 1905 года. На улицах Москвы идут бои, льется кровь. Московское вооруженное восстание стало кульминацией первой русской революции и предзнаменованием 1917 года.

4 декабря, после получения известий об аресте Петербургского Совета, Московский Совет рабочих депутатов обсудил вопрос о политической забастовке. На следующий день Московский комитет РСДРП одобрил план начать 7 декабря с 12 часов дня всеобщую политическую стачку с целью перевода ее в вооруженное восстание. Речь шла о практической реализации тактических установок большевиков. 6 декабря это решение поддержали депутаты Московского Совета. 7 декабря забастовало большинство предприятий Москвы: более 100 тыс. человек прекратили работу. Конкретные требования забастовщиков носили в основном экономический характер. Генерал-губернатор Ф. В. Дубасов ввел в Москве положение чрезвычайной охраны. К вечеру было арестовано руководство стачкой.
На следующий день забастовка стала всеобщей. В городе не работали фабрики, заводы, транспорт, государственные учреждения, магазины, типографии. Вышла только одна газета «Известия Московского Совета рабочих депутатов», где был опубликован призыв к вооруженному восстанию и свержению самодержавия. На городских окраинах шло формирование и вооружение рабочих боевых дружин. 9 декабря полиция и войска окружили здание училища Фидлера возле Чистых прудов, где проходило собрание дружинников, и в ответ на револьверные выстрелы подвергли его артиллерийскому обстрелу. Это событие стало сигналом к вооруженному восстанию.
В пределах Садового кольца началось возведение баррикад, в котором участвовали самые разные городские слои. Баррикады служили препятствием движению артиллерии и кавалерии. Дружинники нападали на казачьи патрули, стреляли в полицию. В распоряжении Дубасова было мало надежных частей, солдаты Московского гарнизона были разоружены и заперты в казармах. Применяя артиллерию для разрушения баррикад, войска и полиция смогли к 14 декабря вытеснить боевые дружины из центра города. По работавшей Николаевской дороге в Москву был переброшен гвардейский Семеновский полк под командованием Г. А. Мина. Одновременно прибыли и другие надежные части. В приказе по полку Мин дал указание «действовать беспощадно» и «арестованных не иметь». 16 декабря жители стали разбирать баррикады. Московский Совет постановил с 18 декабря прекратить вооруженную борьбу и забастовку.
Однако часть боевых дружин продолжала сопротивление, центром которого стала Пресня, где находился штаб восстания во главе с большевиком 3. Я. Литвиным-Седым. Действиями войск против дружинников руководил Мин, отдавший приказ о применении артиллерии. 19 декабря вооруженное восстание в Москве было подавлено. В ходе восстания было убито 424 человека, большей частью «случайные лица», как сообщала официозная пресса. Либеральные и социалистические издания оценили действия Мина как расправу, выходившую за рамки «восстановления спокойствия». Через несколько месяцев генерал Мин на глазах жены и дочери был убит эсеровской террористкой.

Поражение Декабрьского вооруженного восстания в Москве, вооруженных выступлений рабочих, которые тогда же прошли в Ростове-на-Дону, Красноярске, Чите, Харькове, Горловке, Сормове и на Мотовилихе (Пермь), означало окончание периода, когда сохранялось примерное равновесие между правительственными и революционными силами. Большинство политических партий осудили большевистский курс на вооруженное восстание, признав его авантюристическим и провокационным. Однако Ленин считал, что, потерпев поражение, рабочие приобрели бесценный опыт, который «имеет мировое значение для всех пролетарских революций».

Историческая справка

В конце ноября — начале декабря 1905 г. политическое равновесие между революционными и правительственными силами, возникшее после принятия Манифеста 17 октября 1905, было нарушено, власти перешли в наступление: в Москве были арестованы руководители Почтово-телеграфного союза и почтово-телеграфной забастовки, члены Союза служащих контроля Московско-Брестской железной дороги, закрыты газеты «Новая жизнь», «Начало», «Свободный народ», «Русская газета» и др. Одновременно среди большинства социал-демократов, эсеров, анархистов-коммунистов Москвы утвердилось мнение о необходимости в ближайшее время поднять вооруженное восстание; призывы к выступлению печатались в газете «Вперёд», звучали на митингах в театре «Аквариум», в саду «Эрмитаж», в Межевом институте и Техническом училище, на фабриках и заводах.

Слухи о готовившемся выступлении вызвали массовое (до половины состава предприятий) бегство рабочих из Москвы: с конца ноября многие уходили тайно, без расчёта и личных вещей (завод Добровых и Набгольц, фабрики Рыбакова и Г. Брокара, ряд типографий; на фабрике Голутвинской мануфактуры остались 70 — 80 человек из 950, на Прохоровской мануфактуре уходили по 150 человек в день). 6 декабря на Красной площади состоялось массовое (6—10 тыс. человек) молебствие по случаю тезоименитства императора Николая II. В начале декабря начались волнения в войсках Московского гарнизона, 2 декабря выступил 2-й гренадерский Ростовский полк. Солдаты требовали увольнения запасных, увеличения суточного содержания, улучшения питания, отказывались нести полицейскую службу, отдавать честь офицерам. Сильное брожение происходило и в других частях гарнизона (в гренадерских 3-м Перновском, 4-м Несвижском, 7-м Самогитском, 221-м Троице-Сергиевском пехотных полках, в сапёрных батальонах), среди пожарных, тюремной стражи и полицейских.

Однако к началу восстания благодаря частичному удовлетворению требований солдат волнения в гарнизоне утихли. 4 декабря вопрос о начале забастовки поставлен на заседании Московского совета (было решено выяснить настроение рабочих); 5 декабря этот же вопрос обсуждала конференция Московского комитета РСДРП, которая одобрила план начать 7 декабря с 12 ч дня всеобщую политическую стачку с целью перевода её в вооруженное восстание. 6 декабря это решение поддержали депутаты Московского совета рабочих депутатов, а также проходившая в эти дни в Москве Всероссийская конференция железнодорожников. В полдень 7 декабря гудок Брестских железнодорожных мастерских возвестил о начале стачки (улица Пресненский вал, 27; мемориальная доска). Для руководства стачкой созданы Федеративный комитет (большевики и меньшевики), Федеративный совет (социал-демократы и эсеры), Информационное бюро (социал-демократы, эсеры, Крестьянский и Железнодорожный союзы), Коалиционный совет боевых дружин (социал-демократы и эсеры), Боевая организация Московского комитета РСДРП. Вокруг этих органов группировались организаторы восстания Ст. Вольский (А.В. Соколов), Н.А. Рожков, В.Л. Шанцер («Марат»), М.Ф. Владимирский, М.И. Васильев-Южин, Е.М. Ярославский и др. 7 декабря с 10 ч до 16 ч забастовало большинство предприятий Москвы, около 100 тыс. рабочих прекратили работу. Многие предприятия «снимались» с работы — группы рабочих бастовавших фабрик и заводов останавливали работы на других предприятиях, иногда по предварительному соглашению, а часто вопреки желанию рабочих.

Наиболее распространёнными были требования 8—10-часового рабочего дня, 15—40%-ной надбавки к зарплате, вежливого обращения и др.; введения «Положения о депутатском корпусе» — запрет на увольнение депутатов московских и районных Советов рабочих депутатов, их участие в найме и увольнении рабочих и т.п.; разрешения свободного доступа посторонних в фабричные спальни, удаления с предприятий полиции и др. В этот же день московский генерал-губернатор Ф.В. Дубасов ввёл в Москве Положение чрезвычайной охраны. Вечером 7 декабря были арестованы члены Федеративного совета, 6 делегатов железнодорожной конференции, разгромлен профсоюз печатников. 8 декабря забастовка стала всеобщей, охватив свыше 150 тыс. человек. В городе не работали фабрики, заводы, типографии, транспорт, государственные учреждения, магазины. Выходила только одна газета — «Известия Московского совета рабочих депутатов», в которой было опубликовано воззвание «Ко всем рабочим, солдатам и гражданам!» с призывом к вооруженному восстанию и свержению самодержавия. О присоединении к стачке заявили профессионально-политические союзы медицинских работников, фармацевтов, присяжных поверенных, судебных служащих, средних и низших городских служащих, Московский союз деятелей средней школы, Союз союзов, «Союз равноправности женщин», а также московский отдел Центрального бюро Конституционно-демократической партии. Не бастовала лишь Николаевская (ныне Октябрьская) железная дорога (7 декабря Николаевский вокзал был занят войсками). Члены боевых дружин нападали на полицейские посты. Днём 9 декабря эпизодически возникала перестрелка в разных концах города; вечером полиция окружила митинг в саду «Аквариум», все участники обысканы, 37 человек арестованы, однако дружинникам удалось скрыться; тогда же произошло первое серьёзное вооруженное столкновение: войска обстреляли училище И.И. Фидлера, где собирались и обучались эсеровские боевики-дружинники (арестованы 113 человек, захвачены оружие и боеприпасы).

В ночь на 10 декабря стихийно началось строительство баррикад, продолжавшееся весь следующий день. Одновременно решение о строительстве баррикад принял восстановленный Федеративный совет, поддержанный эсерами. Баррикады опоясали Москву тремя линиями, отделив центр от окраин. К началу восстания в Москве было 2 тыс. вооруженных дружинников, 4 тыс. вооружились в ходе борьбы. Стянутые в центр города части оказались отрезанными от казарм. В отдалённых районах, отгороженных от центра линиями баррикад, боевые дружины захватывали власть в свои руки. Так возникла «Симоновская республика» в Симоновой слободе, которой управлял Совет рабочих депутатов.

Действиями восставших на Пресне руководил штаб боевых дружин во главе с большевиком З.Я. Литвиным-Седым; в районе были сняты все полицейские посты и ликвидированы почти все полицейские участки, за поддержанием порядка следили районный Совет и штаб боевых дружин, который заставил булочников печь хлеб для Пресни, а торговцев — торговать; были закрыты все винные лавки, пивные и трактиры. 10 декабря начались вооруженные столкновения между дружинниками и войсками, которые переросли в ожесточённые бои. Сводный воинский отряд под командованием генерала С.Е. Дебеша, находившийся в распоряжении Дубасова, не мог овладеть положением, к тому же подавляющая часть солдат Московского гарнизона оказалась «неблагонадёжной», была разоружена и заперта в казармах. В первые дни восстания из 15 тыс. солдат Московского гарнизона Дубасов смог двинуть в бой лишь около 5 тыс. человек (1350 человек пехоты, 7 эскадронов кавалерии, 16 орудий, 12 пулемётов), а также жандармские и полицейские части. Войска были сосредоточены у Манежа и на Театральной площади. Из центра города воинские части в течение дня непрерывно продвигались по улицам, обстреливая баррикады. Артиллерия применялась и для разрушения баррикад, и для борьбы с отдельными группами дружинников. 11—13 декабря постоянно разрушались (но вновь строились) баррикады, вёлся артобстрел домов, где находились дружинники, шла перестрелка между войсками и дружинниками.

Ожесточённые бои развернулись на Каланчёвской площади, где дружинники многократно атаковали Николаевский вокзал, пытаясь перекрыть железную дорогу Москва — Петербург (мемориальная доска на здании Казанского вокзала); 12 декабря на площадь специальными поездами прибыли подкрепления от рабочих Люберецкого и Коломенского заводов во главе с машинистом, бывшим унтер-офицером, эсером А.В. Ухтомским; бои продолжались в течение нескольких дней; небольшой группе дружинников удалось через пути Ярославской железной дороги выйти к Николаевской железной дороге и разобрать железнодорожный путь. Поддержку восставшим деньгами и оружием оказывали администрация фабрик Э. Цинделя, Мамонтова, Прохорова, типографий И.Д. Сытина, Товарищества Кушнерёва, ювелир Я.Н. Крейнес, семья фабриканта Н.П. Шмита, князь Г.И. Макаев, князь С.И. Шаховской и др. Стачку и восстание поддержали средние городские слои; интеллигенция, служащие, студенты и учащиеся участвовали в постройке баррикад, предоставляли питание и ночлег дружинникам.

Бюро московского отделения Союза медицинских работников организовало 40 летучих медицинских отрядов и 21 пункт по оказанию медицинской помощи. Городская дума добилась от Дубасова приказа прекратить преследование медицинских отрядов, разрешила бесплатный отпуск медикаментов с городских складов. 13—14 декабря Дума приняла резолюцию с призывом к правительству ускорить ход реформ, промедление расценивалось как основная причина кровопролитий. С 12 декабря с разрешения Дубасова начала действовать вооружённая револьверами и резиновыми палками милиция: черносотенная — в 1-м участке Хамовнической части (руководители — гласный Думы А.С. Шмаков, князь Н.С. Щербатов, фабрикант А.К. Жиро (см. статью «К.О. Жиро Сыновья»); из биржевых артельщиков — на Ильинке для охраны банков (руководитель А.И. Гучков).

12—13 декабря начался артобстрел Пресни, 13 декабря была сожжена типография Сытина, 14 декабря почти весь центр города был очищен от баррикад. Количество полицейских было увеличено с 600 до 1000 человек 15—16 декабря в город прибыли лейб-гвардейский 1-й Екатеринославский, гренадерские 5-й Киевский, 6-й Таврический, 12-й Астраханский, а также лейб-гвардейский Семёновский, 16-й пехотный Ладожский и 5 казачьих полков, что обеспечило Дубасову абсолютное превосходство над восставшими. 15 декабря в центре открылись банки, биржа, торгово-промышленные конторы, магазины, начала выходить газета «Русский листок», приступили к работе некоторые фабрики и заводы. 16—19 декабря начались работы на большинстве предприятий (отдельные заводы бастовали до 20 декабря — фабрики А. Гюбнера, Товарищества московского кружевного завода, до 21 декабря — в Яузской части, до 29 декабря — механический завод Блока, типографии Товарищества Кушнерёва и др.). 16 декабря горожане начали разбирать баррикады.

Тогда же Московский совет, Московский комитет РСДРП и Совет боевых дружин постановили с 18 декабря прекратить вооруженную борьбу и забастовку; Московский совет выпустил листовку с призывом организованно закончить восстание. 16 декабря по Казанской железной дороге была отправлена карательная экспедиция (командир — полковник Н.К. Риман), в течение 5 дней они расправлялись с рабочими на станциях Сортировочная, Перово, Люберцы, Ашитково, Голутвино. Однако часть дружинников перешла на Пресню, где продолжали сопротивление; здесь сосредоточились наиболее боеспособные дружины численностью около 700 человек (вооружение — около 300 револьверов, винтовок, охотничьих ружей). Сюда были направлены карательные части под командованием полковника Г.А. Мина; семёновцы вели штурм Пресни со стороны Горбатого моста и захватили мост. В результате артобстрела разрушены фабрика Шмита, баррикады у Зоопарка, подожжён ряд домов.

Утром 18 декабря штаб боевых дружин Пресни отдал приказ дружинникам о прекращении борьбы, многие из них ушли по льду через Москву-реку. Утром 19 декабря началось наступление на Прохоровскую мануфактуру и соседний Даниловский сахарный завод, после артобстрела солдаты захватили оба предприятия. 20 декабря полковник Мин лично «судил» захваченных дружинников — 14 человек расстреляны во дворе Прохоровской мануфактуры, стреляли и по уходящим по Москве-реке. В период восстания ранены 680 человек (в том числе военные и полицейские — 108, дружинники — 43, остальные — «случайные лица»), убиты 424 человека (военные и полицейские — 34, дружинники — 84); наибольшее число убитых и раненых (170 человек) — на Пресне. В Москве арестованы 260 человек, в Московской губернии — 240; уволены 800 рабочих Прохоровской мануфактуры, 700 рабочих и служащих Казанской железной дороги, 800 рабочих Мытищинского вагоностроительного завода, а также рабочие других предприятий Москвы и Московской губернии. 28 ноября — 11 декабря 1906 в Московской судебной палате состоялся суд над 68 участниками обороны Пресни; 9 человек приговорены к различным срокам каторги, 10 человек — к тюремному заключению, 8 — к ссылке. Многие участники декабрьских боёв похоронены на Ваганьковском кладбище. Память о Революции 1905 закреплена в названиях ряда улиц в районе Пресни; на площади Краснопресненская застава в 1981 открыт монумент.

Памятник Героям-дружинникам, участникам баррикадных боев на Красной Пресне Конюшковская улица, метро «Краснопресненская» Открыт в 22 декабря 1981 году рядом с Горбатым мостом. Скульптор Д. Б. Рябичев. Архитектор В. А. Нестеров. Бронза, гранит.

Памятник Героям-дружинникам, участникам баррикадных боев
на Красной Пресне
Конюшковская улица, метро «Краснопресненская»
Открыт в 22 декабря 1981 году рядом с Горбатым мостом.
Скульптор Д. Б. Рябичев.
Архитектор В. А. Нестеров.
Бронза, гранит.

pamyatnik-quotgeroyam--druzhinnikam-uchastnikam-barrikadnih-boev-na-krasnoy-presnequot_402068

Другие записи из рубрики...

1 отзыв

  1. Коломой-й:

    Левородикал — детище и радость сиона !!!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Нет государственной гомофобии в России
Открытое письмо канадского профсоюза UNIFOR

В России продолжается свертывание демократических свобод и наступление на права работников. Каждый шаг, сокращающий пространство личной и общественной свободы в стране, ставит под удар не только возможности организации, но зачастую и личную безопасность людей....

Закрыть