Латышские красные стрелки на фронтах Гражданской войны 1918-1920 гг. | Леворадикал

Латышские красные стрелки на фронтах Гражданской войны 1918-1920 гг.

Проект знака Латышских стрелковЛатышские красные стрелки внесли значительный вклад в борьбу за победу Великой Октябрьской социалистической революции и упрочении Советской власти в Латвии в 1917 году. Они освободили территорию Латвии от Германских оккупантов и стояли на защите ЛССР в конце 1918 и в 1919 г. сыграли важную роль в боях Гражданской войны. Они храбро сражались против белогвардейских армий, рвавшихся к Петрограду и Москве, принимали деятельное участие в разгроме Деникина и Врангеля. С первых дней существования Советской власти они выполняли ответственные задания партии и Советского правительства, бдительно стоя на страже завоеваний революции.

25 ноября ( 8 декабря.) 1917 г. призыву Советского правительства 6-й Тукумский ( г. Тукумс.) латышский стрелковый полк ( 2.5 тыс. чел.) прибыл в Петроград. Вместе с частями местного гарнизона и красногвардейцами, стрелкам стрелкам было поручено обеспечить революционный порядок в Петрограде. Они приняли участие в разгроме учредительного собрания 5 (8.) января 1918 года, в разоружении банд анархистов и дезертиров. Для охраны Смольного 26 ноября (9 декабря.) 1917 г. в Петроград была прикомандирована Сводная рота латышских стрелков. Охрана Смольного была поручена латышским красным стрелкам по предложению В.И.Ленина. Сводная стрелковая рота ( командир Я. Петерсон.) была сформирована в Валке ( 248 стрелков и 5 офицеров.) Позднее рота получила пополнение из числа латышских стрелковых полков. В декабре 1917 г. в ней насчитывалось350, а в феврале 1918 г. более 500 стрелков. Тогда же был создан Сводный Смольненский батальон латышских стрелков.

Латышские стрелки организовали надёжную охрану Смольного. Бдительно охраняли они кабинет Ленина и рабочие помещения других членов правительства. 9 февраля 1918 г. батальон по охране Смольного был переформирован в 1-й латышский коммунистический отряд, 20 февраля 1918 г. перед стрелками с речью о войне в мире выступил Ленин. Сдав свои охранные полномочия красногвардейцам, латышские стрелки11-12 марта 1918 г. сопровождали поезд с членами советского правительства от Петрограда до Москвы. В мае 1918 г. отряд был переформирован в 9-й латышский стрелковый полк, который до 1918 года обеспечивал охрану Кремля.
11 ( 24.) января 1918 г. латышские стрелки участвовали в подавлении мятежа Каледина. Белоказачий мятеж вспыхнул в конце 1917 г. на Дону, во главе мятежников стоял бывший царский генерал Каледин. В ноябре 1917 г. белые предприняли наступление на Донбасс и Ростов на Дону, 15 декабря калединские белогвардейские части взяли Ростов. Наступление мятежников сдерживали лишь небольшие красногвардейские отряды. По просьбе командующего советскими войсками на юге России В.А. Антонова-Овсеенко против Каледина были направлены 3-й Курземский ( прим. Латвия разделена на территориальные районы : Курземе, Земгале, Видземе, Латгалия.) латышский стрелковый и 18-й латышский стрелковый и 18-й Сибирский полки. Латышские стрелки вошли в состав группы Р.Ф. Сиверса, части которого наступали в направлении Таганрога, 22 февраля 1918 г. латышские стрелки вместе частями указанной группы освободили Ростов от белогвардейцев. Затем 3-й Курземский полк участвовал в разгроме остатков калединских войск под Уманской, Тихорецкой и др .

В январе 1918 г. Усть-Двинский ( сейчас Даугавпилс.) латышский стрелковый полк и батальон 4-го Видземского полка с пулемётной командой были направлены в Белоруссию, куда их вызвал начальник революционного полевого штаба Ставки И.И.Вациетис. Латышские красные стрелки оказали помощь в борьбе трудящихся Белоруссии против контрреволюции, главным оплотом которой был польский корпус ( около 25 тыс. чел.) сформированный при Временном правительстве. В феврале 1918 года началось наступление германских войск. Отряды латышских стрелков находившиеся на не оккупированной территории Латвии, с боями отступили в Советскую Россию. Латвия была полностью оккупирована немецкими войсками. Германское наступление ускорило распад старой армии. Для защиты Советской власти требовалось создать новые Вооружённые Силы. Создание Красной Армии началось в январе 1918 года, а в феврале формирование частей новой армии было ускорено.

ЦК СДЛ, комитет организации СДЛ стрелков и Исколастрел с учётом угрозы контрреволюции решительно высказались за сохранение латышских стрелковых полков. После отступления из Латвии в феврале 1918 года латышские стрелки были рассеяны по огромной территории Советской России. В марте стрелковые полки и отдельные отряды были сконцентрированы : в Москве, часть в Бологом ( ныне — Тверская обл.) в Петрограде, Новгороде, Вологде и др. местах. Приказом Народного Комиссариата по военным делам от 13 апреля 1918 г. латышские полки были сведены в Латышскую стрелковую советскую дивизию. При реорганизации полков стрелки зачислялись в них на добровольных началах. В каждом полку была парт.организация ( фракция.) Первая партконференция Латышской стрелковой советской дивизии 25-27 апреля 1918 г. избрала комитет организации, который стал высшим политическим центром дивизии. Командиром дивизии был назначен И.И. Вациетис, комиссарами К.А. Петерсон и К.М. Дозитис. Дивизия состояла из 9-и стрелковых полков, сведённых в 3 -и бригады, кавалерийского полка, 3-х арт. дивизионов, авиагруппы, батальона связи, отряда бронемашин, инженерного батальона; в дивизии были санитарные и ветеринарные учреждения, отдел снабжения. К средине апреля 1918 г. в дивизии было около 7000, к средине сентября 11,5 тысяч, к концу ноября 17000 стрелков. В среднем 13-18 % всего состава полков составляли коммунисты, т.е. почти втрое больше, чем в среднем по Красной Армии. Латышская стрелковая советская дивизия стала первой регулярной Красной Армии.

Личный состав латышских красных стрелков пополнялся в основном за счёт эвакуированных в Россию рабочих, а также беженцев из Латвии. Латышские рабочие в Харькове, Александровске, Уфе, Витебске, Саратове и др. городах создали красногвардейские отряды, позднее вошедшие в состав Латышской стрелковой советской дивизии. До июля 1919 г. действовал исполнительный Комитет Объединённого Совета латышских стрелковых полков — Исколастрел — выборный орган самоуправления, который поднимал стрелков на борьбу за Советскую власть и проводил реорганизацию стрелковых полков. С Созданием Латышской стрелковой советской дивизии по постановлению съезда представителей стрелковых полков ( май 1918 ) высшей властью в дивизии был оъявлен Совет латышских стрелковых полков и его исполнительный орган — Исколастрел, которому поручалось вести всю организационную, административную, политико-массовую и культурно-просветительскую работу дивизии, проводить военное учение, укреплять воинскую дисциплину. В латышских стрелковых полках до июля 1919 года существовали выборные полковые комитеты, работавшие под руководством парторганизаций и Исколастрела. Комитеты проводили лекции, концерты, спектакли, руководили работой хоровых, драматических коллективов.

Весной 1919 года латышские стрелковые полки и отряды, дислоцированные в городах центральной и северо-западной России, несли в основном гарнизонную службу — охраняли местные Советы. Ж.д. станции, склады и учреждения. Важнейшим объектом, охрана которого была доверена латышским красным стрелкам, была резиденция Советского правительства в Кремле. До конца 1918 г. стрелки охраняли Кремль, здание СНК и ВЦИК. Кабинеты Ленина. Я. Свердлова и др. партработников.
Значительную опасность для Советской власти представлял левоэсеровский мятеж в Москве, начавшийся 6 июля 1918 г. с убийства террористом Я.Г.Блюмкиным Германского посла В. Мирбаха. Целью этой провокации было спровоцировать войну с Германией. Мятежники ( около 1300 чел.) захватили здание ВЧК, центральный почтамт и телеграф, объявили о свержении Советской власти в России. По указанию Ленина подавление мятежа было поручено латышским красным стрелкам как одним из более организованных и боеспособны частей Красной Армии. На начальника дивизии И.И. Вациетиса были возложены разработка плана подавления мятежа и командование войсками действовавшими против мятежников. Общее руководство подавлением мятежа осуществлял Н.И. Подвойский. В ночь с 6 на 7 июля на совещании в Кремле под руководством Ленина, на котором присутствовали И.И. Вациетис,Ю.-К.Х.Данишевский, К.А.Петерсон был разработан план подавления мятежа. Роты 1-го, 2-го, 3-го и 9-го полков ( 720 штыков, пулемётная команда, артиллерийские орудия ) нанесл и удар по противнику на рассвете 7-го июля. Накануне вечером отряд латышских стрелков занял телефонную станцию, а затем телеграф. Утром стрелки взяли Покровские казармы. Полностью окружив занятый мятежниками район. Артиллеристы первого дивизиона 9 командир Э.П. Берзинь ) подкатили орудие к штабу мятежников и открыли по нему огонь прямой наводкой.
…Разбитая армия Врангеля поспешно отступила.
После разгрома белогвардейцев Латышская стрелковая дивизия вошла в состав 52-й дивизии.

…А о Юдениче забыли…

Утверждения, что латышские стрелки боролись за независимость Латвии, не делает чести современным латвийским историкам. Бумага все стерпит, но сказки о стрелках, героически боровшихся за независимость ЛР против Карлиса Улманиса, сродни утверждениям доктора Геббельса о том, что местечки вроде Саласпилса были милыми и безобидными исправительно-трудовыми лагерями. Получается, что красные только и думали о том, как обеспечить независимость Латвии на вечные времена, а белые одной из главнейших своих целей — уничтожение ЛР. Такая теория вполне достойна книги рекордов самых больших нелепостей. А как же быть с генералом Юденичем, который не просто признавал, а пропагандировал необходимость независимости стран Балтии ?

В августе 1919 года Северо-Западное правительство (наступавший на Петроград Юденич был в нём военным министром) не только само признало независимость Эстонии, но и оказало определенное давление на иностранные государства. В декларации Северо-Западного правительства говорились: «Одновременно с сим просим Представителей Соединенных Штатов Америки, Франции и Великобритании добиться от своих Правительств признания абсолютной независимости Эстонии». Осенью 1919 года Бермонт-Авалов начал свое печально знаменитое наступление на Ригу. Юденич не только не признал его правоту, но и сделал символический жест — подарил правительству Улманиса несколько пушек. Можно сколько угодно сегодня говорить, что Деникин и Колчак независимость Латвии не признавали, что Юденич руководствовался конъюнктурой и заигрывал с эстонцами, надеясь получить от них военную помощь, но факт остается фактом: Юденич независимость Эстонии признал, а латышские красные стрелки сыграли после этого огромную роль в разгроме его войск.

Напомню о малоизвестной странице в истории Гражданской войны. В октябре 1919 года Юденич наступал на Петроград, имея около 18 тысяч штыков и сабель. 16 октября он занял Гатчину, 17 октября орудия Юденича в состоянии были вести стрельбу по одной из окраин Петрограда. Юденич сообщал в свой тыл: «Петроград будет взят через несколько дней. Руководивший обороной города Троцкий смирился с поражением. Иного мнения придерживались солдаты лучшего во всей Красной армии 5-го латышского стрелкового полка (в 1918 году первым в Красной армии награжденного почетным Красным знаменем). Этот полк срочно перебросили под Петроград и сделали основой ударной группы. 21 октября латышские стрелки остановили наступление белогвардейского отряда князя Ливена. (Ирония истории: русский отряд князя Ливена был в начале 1919 года сформирован в Латвии). Реввоенсовет Западного фронта направил латышам телеграмму: «На вас смотрит вся Советская Россия, от вас зависит судьба Красного Петрограда «. Услышав такие слова, красные стрелки начали наступление, заняли город Павловск, отбили танковую (!) контратаку противника и продолжили преследование подразделений Юденича. Вскоре его армия перестала существовать.

История, как известно, не признает слова «если». Но можно предположить: не помешай 5-й полк Юденичу, не исключено, белые победили бы в Гражданской войне, Северо-Западное правительство стало бы правительством всей России, Латвия осталась бы независимой и никаких «событий 1940 года» не произошло бы. Но ради чего же тогда воевали латышские красные стрелки ???

Любители 1940 года

Латышские красные стрелки несомненно стремились к мировой революции. И одна из их важных целей заключалась в том, чтобы, образно говоря, устроить в Латвии 1940 год: установить советскую власть, экспроприировать средства производства, построить социализм и максимально сблизить Латвию с Советской Россией. В первой половине 1919 года красным латышам не удалось это сделать. Под напором превосходящих сил противника они ушли в Россию, но надеялись на вторую попытку. Однако 11 августа 1920 года был подписан мирный договор между Латвией и Россией. Это «предательство» со стороны Ленина вызвало у красных латышей страшное разочарование. Как же так, вождь мирового пролетариата, а о Латвии не подумал !? Разочарование оказалось столь сильным, что большинство стрелков уволились из армии, сдали оружие и вернулись в Латвию. Правда, не сразу: сначала они исполнили свой революционный долг и завершили Гражданскую войну, сыграв большую роль в разгроме Врангеля.
Латышский эмигрантский историк Эдгарс Андерсонс указывал, что в Латвию вернулись более 12 тысяч военных. Как же их приняли, и на каком основании вообще в Латвию впустили ?

Хвала «демонам»

Латышских красных стрелков в Латвии приняли хорошо. Дело в том, что и тогда, когда они боролись против Деникина или Врангеля, у них существовала устойчивая правовая связь с Латвийской Республикой. ЛР признала их своими гражданами. А через некоторое время появилась «Черная книга». Ещё раз подчеркну, автор этой книги даже не пытался укорять тех стрелков, которые сражались за Советскую власть на фронте. Он возмущался лишь теми, кто, по его мнению, был непосредственно причастен к красному террору, а затем сделал карьеру в независимой Латвии. Кстати, бывшие красные стрелки-фронтовики делали карьеры в Латвии еще успешнее. Назову лишь два имени. Петерис Авенс был одним из высших военных руководителей Советской Латвии. В 1919 году он являлся заместителем командующего вооруженными силами большевистского правительства Петра Стучки. В 1921 году этот профессиональный военный не побоялся вернуться в Латвию и с 1926 года начал службу в организации айзсаргов. Правда, такого служебного роста, как при большевиках, не добился. Возможно, Авенсу даже обидно было после высоких должностей служить на старости лет помощником командира полка айзаргов. Но зарплату он получал исправно. И так заразился «буржуазной идеологией», что, будучи стариком, в 1944 году уехал в Германию, где и умер.
Более успешной в латвийской армии оказалась карьера бывшего красного латышского стрелка Фрициса Вирсайтиса. В борьбе за власть Советов он карьеры не сделал, а вот в армии ЛР стал генералом.
Теперь — о сегодняшнем, весьма странном отношении к стрелкам. Могу понять логику тех, кто восхищается ими и говорит: без красных латышей не было бы ни сверхдержавы, ни 9 мая, ни полета Юрия Гагарина. Не могу понять тех, кто готовит для Европарламента проекты резолюций о том, что коммунизм следует осудить в мировом масштабе. Ибо, прежде чем указывать другим, как жить, логично и естественно навести элементарный порядок в собственном доме. И каждый, кто считает большевизм вселенским злом, должен был бы первым делом указать на памятник латышским стрелкам в центре латвийской столице и крикнуть: «Вот они, демоны! Ату их!». Ссылки на новую надпись, на то, что это памятник стрелкам 1915-1920 годов, бессмысленны не только из-за советского ордена на каменной груди, но и из-за того, что «красные» сторонники советской власти составляли в 1917 году подавляющее большинство среди стрелков. Улица бывшего первого главкома Красной армии Юкума Вациетиса органично сочетается в Риге с улицей имени его противника латышского офицера-монархиста Фрициса Бриедиса. И никого не смущает ни памятник бывшим стрелкам российской армии, ни улица имени российского главкома.
Учитель истории Валдис Клишанс рассказал недавно на интернет-портале, что его ученики искренне верят : в 1919 году в Латвию вторглись для борьбы с Карлисом Улманисом русские красные стрелки. Когда же педагог задает наводящие вопросы (скажем, какой национальности был Петерис Стучка), то школьники обижаются и думают, что нехороший педагог пытается их запутать…
Итак, положительными героями истории сегодня объявлены все: Карлис Улманис и латышские стрелки, Юкум Вациетис и его противник Фрицис Бриедис. Алогично и абсурдно, но этот абсурд нужен с единственной целью: утвердить бредовую идею, будто во всем плохом в прошлом виноваты только и исключительно русские…
Вообще то латышские красные стрелки за героизм и мужество стрелковые части заслужили высоких наград. Почётным Красным Знаменем ВЦИК были награждены 5-й Земгальский полк ( первым в Красной Армии, 20 августа 1918 г. за героизм при обороне г. Казани ), 5-й особый ( бывш. 5-й Земгальский ) полк ( 23 ноября 1919 г. за боевые действия от Орла до Харькова ). Некоторые полки получили почётное Красное Знамя Реввоенсовета РСФСР, Почётное Знамя Советской Латвии и др. Сотни рядовых стрелков и командиров были награждены орденами Красного Знамени, многие десятки стрелков получили эту награду дважды и трижды, а Я.Ф. Фабрициус был первым кавалером 4-х орденов Красного Знамени Красной Армии…

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Пакстон Хиббен. Красная Армия — школа для народа

"The New York Times", США. Статья опубликована 27 ноября 1921 года. Я отодвинул стул и постучал ножом по бокалу. Молоденькая девушка в белом фартуке, подпоясанном синим шарфом, подбежала к столу - она всегда носилась...

Закрыть