Критика правых сталинистов | Леворадикал

Критика правых сталинистов

За Родину За Сталина

Неосталинизм в наши дни является одним из самых популярных «левых» течений. Его идеологи не только называют себя поборниками справедливости и ведут крупные «левые» силы, но считают Джугашвили отцом народов. В этом они настолько искренни, что объясняют нападение Германии на СССР происками троцкистов, одобряют сталинские чистки и убийства, объявляют голод 1933-го выдумкой провокаторов. Они считают наступление пушечным мясом гениальным методом первого года советско-германской войны, приписывают Джугашвили и хозяйственный, и философский гений, и заслуги в обретении СССР ядерного оружия.

Уличный и книжный, неосталинизм очень прост идейно, антинаучен и анти-интеллектуален. Это сумма «азбучных истин», почти заповедей, переданных нам демагогами бывшего КПСС. На первый взгляд его идеи могут показаться детищем умственно отсталых, недостойными внимания. Это ошибка. Его сила — в обращении к инстинктам некультурных и амбициозных людей, а не в научной ценности содержания. «Троцкисты, либерасты, дерьмократы… Долой нелегалов! Если не православный, то не русский! План Даллеса… Иосиф Виссарионович Сталин! Гагарин!» — таковы лучшие камни неосталинистов. Содержание и классовая роль этого будут рассмотрены далее, но смысл наиболее точно передается именно термином неосталинизм. Его приверженцы положительно относятся к делу Ленина, называют себя коммунистами, а старшее поколение может даже цитировать труды «марксизма-ленинизма», и говорит о себе как о продолжателях дела Маркса, Энгельса, Ленина и Гагарина. Это делает их консервативными ревизионистами марксизма, ликвидаторским течением. В чем антагонистичность неосталинизма классовым интересам трудящихся?

Неосталинизм не признает классовой борьбы. Национальный взгляд на человечество, озабоченность или имитация озабоченности «русским вопросом» дезорганизуют классовую борьбу, к выгоде буржуазии натравливают трудящихся одной страны на трудящихся другой. Это обычная для империалистов стратегия — создавать пугало внешнего врага, отвлекать. Умственную энергию трудящихся стараются рассеять, а эмоции направить против «чуждого, строящего козни» Запада и космополитизма, дабы оградить от преступников соборность, православие, патриархальность, традиции русской общины и колхозов. В подобной деятельности некоторые продавшиеся буржуазии неосталинисты видят способ вставлять палки в колеса историческому прогрессу, облеплять рабочих националистическими баснями. КПРФ, ставя на ноги свою «дочку» — национал-социалистическое движение «Русский Лад», сгоняет и без того малосознательную, малообеспеченную молодежь под знаменами германского империализма (движение использует немецкий флаг). Невозможно противостоять социальной несправедливости с помощью полупьяных мистификаций, бесед о сионизме и заговоре против России. Национал-патриотизм только захламляет классовое сознание, а бенефициаром является буржуазия и ее прихвостни.

Подпишитесь на нас в telegram

Агитация за национально-партиотический подъем ведется неосталинистами не столько из-за ущемленности собственных классовых интересов и желания поправить дело, сколько из чувства ностальгии по «великой» державе. Это безыдейное стремление быть у власти. До критики капитализма как отдельного от национальностей экономического феномена неосталинисты, конечно, не доросли. Но как можно быть социалистом, в упор не замечая эксплуатацию человека человеком? По мнению выдающегося революционера XX века Л. Троцкого, «национальная проблема вне классовых соотношений есть фикция, ложь и удавная петля для пролетариата»1. Нужно заметить, что апатия к экономической, решающей составляющей общественных отношений и метафизическое разделение на «родной» и «враг народа», а главное, навешивание эмоциональных ярлыков «троцкист», «космополитизм» типично для молодежи неосталинистских партий. Это вред рабочему движению, нанесенный неосталинистским оппортунизмом. Раскрывая заговоры разве что в собственном мозге, сторонники навешивания ярлыков и апологеты сталинизма только усугубляют положение трудящихся. Державность и патриархальный национализм неосталинистов ничто без третьего элемента — охоты на ведьм.

Неосталинисты завоевывают авторитет самыми дешевыми средствами, — это и нагнетание пафоса, и обращение к чувству национальной гордости, и частое вкручивание в разговор имен героев, и причисление себя к авангарду мирового коммунистического движения. Неверно упрекать неосталинистов в том, что они не ведут классовую борьбу. Враждуя со всем творческим и личностным, отказываясь признать буржуазное государство врагом трудящихся, неосталинисты являются по-существу реакционными социалистами. Теоретическая активность неосталинистов — это или приискание нужных фраз в «марксизме-ленинизме», или новостное освещение деятельности неосталинистских партий, но ни в коем случае не изучение классовых сил и противоречий.

Массовая неприязнь «левопатриотов» к демократическому началу в рабочем движении, к ленинской концепции партии, их подозрительность к свободе дискуссии, — это следствия не только невежества, но недостаточности просвещения и продолжительной агитации неосталинистов. Сам «левопатриотизм» — это детеныш КПСС, перенявшей все нормы у советского «социализма» времен падения. Косвенно, через продвижение мифа о единстве интересов русского и отчизны, «левопатриотизм» служит капитализму, весьма удачно перерабатывает внутренний протест, повышает престиж и устойчивость олигархо-бюрократической структуры.

Неосталинисты веруют в вождей прошлого и грядущих, но не в трудящихся, промышленность, технологию или идеи. Канонизация вождей может быть осуществлена только за счет унижения населения. Вождизм обслуживает, конечно, интересы рабовладельцев, а не трудящихся. Вдобавок, приписывание отдельному человеку способности решать проблемы, с которыми под силу справиться лишь огромному коллективу может быть оправдано лишь классовыми интересами эксплуататоров, попыткой санкционировать произвол мнимой гениальностью. Если все жизненно важные решения принимаются вождем высшего ранга и его приказчиками и обязательны к исполнению всеми, это лишает большинство возможности управлять своей жизнью, пожизненно ставит простых тружеников на низшую ступень. Трудящиеся лишаются власти и прав, а приобретают обязанности и долги. Как можно тут говорить о свободном труде?

Паруса реакции надувает, конечно, невежество. Переформатирование классового сознания, исторические подлоги и подлую реакционную агитацию неосталинисты обороняют высокими соображениями морали, интересами империи. Истина и репрессивная диктаторская машина с обожествленным вождем на вершине, кто бы мог подумать, совпадают. Все, что подрывает миф Сталина-гения, например, XX съезд КПСС, объявляется ложью, предательством и заговором «тех, кто ровнее других» против русского государства, даже против человечества вместе взятого2.

Неосталинисты идут по следам предшественников и рассматривают трудящихся как напрочь лишенных творческих и организаторских способностей, благонадежности, не способных организоваться без профессионального диктатора. По их мнению, родине необходима тирания. Зловонное наследство семейки Романовых и татарского ига передалось нам через самых благонадежных — через тех, кто прошел «чистки». Это наследство вопиюще противоречит задаче построения общества свободного, неэксплуатируемого труда. Его надо расстрелять интенсивной критикой.

Сталинский, тоталитарный социализм — это гигантская казарма для людей всех возрастов. Кому нужен такой «социализм»? Властолюбивой кучке с манией величия, которая по самодурству может переселять, убивать, морить голодом, отправлять на каторгу, превращать граждан в пушечное мясо. Всегда на посту, по приказу как один все — тучей, со штыком наперевес, должны быть готовы атаковать. Во имя чего? Христианство? Родина? Надежда? — едва ли! Во имя пороков, которыми гнил еще крепостной абсолютизм. В наш социализм именно с этой стороны вливается отравляющий поток нечистот. Нашей задачей должно быть преодоление стереотипов и диктатуры мертвых в социалистической мысли. Свободным личностям не нужно ни белого, ни красного самодержавия!

Итак, «марксизм-неосталинизм» — это зловонно паразитирующая на рабочем движении апология деспотизма, вождистский социализм без гражданских свобод. Это философия отчуждения. От марксизма в ней представлены даже не оболочка, но фрагменты оболочки, коммунистические фразы не связанные друг с другом, тем более с современным капитализмом. «Марксистско-ленинистские» фанфары неосталинистов — это своего рода флаг, который призван отвлечь от глубокого трюма, из которого, как из фильма ужасов, норовит вылезти варварство. Безразличие к людям, тяга хоть к маленькому, но самодурству, стать приказчиком державным — вот что импонирует неосталинисту-варвару. Перековка общества в стадо, личности — в служанку администрации, подлости — в святость, — вот социальные последствия. С апологией произвола, миллионных жертв и муравьиного героизма миллионов нужно вести решительный классовый бой. Без победы над неосталинизмом невозможна концентрация сил и победа социализма!

Александр Машнин, 2013 г.

1. Социологические опросы. vk.con/antizuganow

2. Л. Д. Троцкий. «Защита советской республики и оппозиция»

3. Никитин В. С. (неоднократный депутат от КПРФ, член ЦК и председатель ЦКРК КПРФ). «Заговор против человечества» 2002. http://derjava.pskov.ru/publ/1467/

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
В классе мы черпаем нашу силу

Оригинальное название: В разделенных Соединенных Штатах Класс: то, откуда мы черпаем нашу силу. Стивен Штраусс и Андреа Бауэр Анализ причин, по которым Дональд Трамп «победил» на выборах 2016 года, в какой-то степени абсурден сам...

Закрыть