АНТИВОЕННАЯ И АНТИФАШИСТСКАЯ БОРЬБА 1933—1939 гг. — Леворадикал

АНТИВОЕННАЯ И АНТИФАШИСТСКАЯ БОРЬБА 1933—1939 гг.

Одна из нелегальных листовок немецких антифашистов (вкладывалась в проспекты разных фирм). 1933-1936 гг. "Немцы! Гитлер - враг немецкого народа. Гитлер - враг мира. Гитлер - враг свободы. Гитлер не обновляет, а уничтожает Германию. Немецкий Народный фронт борется за свержение Гитлера. Поддерживайте эту борьбу!"

Одна из нелегальных листовок немецких антифашистов (вкладывалась в проспекты разных фирм). 1933-1936 гг. «Немцы! Гитлер — враг немецкого народа. Гитлер — враг мира. Гитлер — враг свободы. Гитлер не обновляет, а уничтожает Германию. Немецкий Народный фронт борется за свержение Гитлера. Поддерживайте эту борьбу!»

Глава из книги «Антивоенное движение в странах Европы в межвоенный период. 1917-1939»
В августе-сентябре 1932 г. состоялся XII пленум Исполкома Коминтерна. Оценив международную обстановку как крайне напряженную, пленум обсудил проблемы, связанные с мобилизацией масс против наступления империализма и фашизма. «Период относительной устойчивости в международных отношениях закончился» — говорилось на пленуме. Фашизм развязывает новую мировую войну.События, последовавшие за XII пленумом ИККИ, показали, насколько угрожающей силой стал фашизм. 30 января 1933 г. Гитлер пришел к власти. Это означало, что Германия становилась на путь порабощения других народов и завоевания мирового господства. Наиболее реакционные круги буржуазии видели выход из кризиса не только в установлении открытой диктатуры, но и в подготовке новой войны. «Германский фашизм, — отмечалось в резолюциях VII Конгресса Коминтерна, — является главным поджигателем новой империалистической войны» 1.

Посредством войны империалисты надеялись уничтожить СССР, расправиться с мировым революционным движением и заодно преодолеть экономический кризис. Проблема борьбы за единство рабочего класса становилась первостепенной. Коммунисты как никто другой понимали это. Генеральный секретарь Коммунистической партии Великобритании Г. Поллит писал: «Может ли кто усомниться, что установление единства действия рабочего класса в национальном и международном масштабе было бы величайшим ударом по Гитлеру, ибо ключ к миру находится в руках трудящихся масс, а не правительства» 2.

В странах Европы не прекращались массовые митинги и демонстрации против фашизма и войны. В начале марта 1933 г. в Бердмонси (Англия) состоялась антивоенная конференция, в которой приняли участие 1300 делегатов и среди них студенты Оксфордского университета, представители «британского легиона» — организация ветеранов английской армии. Открывая конференцию, секретарь профсоюза служащих Броун говорил, что задача конференции в том, чтобы разрушить у народа три иллюзии: что Лига наций может предупредить войну, что капиталистические страны не решатся развязать войну, что политические партии, базирующиеся на парламентской демократии, и профсоюзы могут не допустить войны 3. Летом того же года 50 ответственных деятелей лейбористской партии, тред-юнионов, «независимцев» выступили с призывом объединить усилия против попыток помешать борьбе с фашизмом, против всяких компромиссов в этой борьбе 4. По инициативе рабочих лондонского автобусного транспорта было положено начало антифашистскому движению транспортников. Так, в 1934—1935 гг. стачки, демонстрации и выступления работников пассажирского транспорта прошли в Мидленде, Челмсфорде, Брэдфорде, на юге Англии, в Шотландии, Корнуэлле, Плимуте, Брикенхеде, Манчестере, Бирмингаме и других городах. Деятель лейбористской партии Д. Н. Притт писал участникам движения: «Тепло приветствую лондонское антифашистское движение транспортников. Фашизм — смертельный враг всех свобод рабочего класса и его целей… Мы не можем ни на один миг позволить себе ослаблять борьбу против фашизма» 5. В массовой демонстрации 31 июля 1934 г. в Лондоне, в Гайд-парке, приняли участие 40 тыс. человек6.

Антифашистские митинги и конференции прошли во Франции, в Бельгии. В демонстрации под руководством коммунистов Брюсселя приняли участие 40 тыс. человек7.

Широкое движение протеста мировой прогрессивной общественности вызвал провокационный процесс против деятелей Коммунистической партии Германии и международного рабочего движения, организованный германскими фашистами и вошедший в историю под названием Лейпцигского процесса. В этом движении, всколыхнувшем миллионы людей, нашли отражение все политические проблемы антифашистской борьбы.

Защита главного обвиняемого Г. Димитрова и других превратилась в подлинно интернациональную кампанию. Волна собраний, митингов и демонстраций охватила большинство стран. В рабочих районах Парижа в некоторые дни происходило по 20 демонстраций протеста, 16 манифестаций прошло в Лондоне.

12 ноября 1933 г. около 4 тыс. рабочих Лондона заполнили прилегающие к зданию германского посольства улицы. Избранные ими делегаты прорвались в здание посольства и передали резолюцию протеста, в которой резко осуждался инсценированный в Лейпциге процесс, содержалось требование немедленного, безоговорочного освобождения подсудимых, а также 70 тыс. антифашистов, находившихся в тюрьмах и концлагерях Германии 8.

В движении в защиту Г. Димитрова принимали участие не только рабочие-коммунисты, но и социал-демократы, члены реформистских и христианских профсоюзов, прогрессивная интеллигенция. По инициативе организованного весной 1933 г. в Париже Международного комитета помощи жертвам фашизма было решено одновременно с нацистским судом в Лейпциге провести расследование причин пожара рейхстага. Суд прогрессивной общественности вошел в историю под названием «контрпроцесс». К ведению следствия комитет привлек известных юристов из Голландии, Франции, Великобритании, США, Дании, Бельгии. Возглавил следственную комиссию известный общественный деятель, член лейбористской партии Англии адвокат Д. Н. Притт, писавший позже в воспоминаниях, что в тот момент «для мира важно было не только доказать невиновность Димитрова, но и как можно скорее показать действительное лицо нацизма» 9.

Контрпроцесс начался 14 сентября 1933 г. в Лондоне, за неделю до процесса в Лейпциге, в своей работе он использовал материалы, не принятые во внимание лейпцигским судом. Закончился контрпроцесс 18 сентября признанием полной невиновности коммунистов в поджоге рейхстага.

Проведение суда способствовало разоблачению сущности фашистского режима и содействовало росту антивоенных настроений. Впоследствии Г. Димитров отмечал, что во время Лейпцигского процесса впервые образовался единый международный антифашистский фронт, хотя формально никакого соглашения не было заключено. «И коммунисты, и социал-демократы, и анархисты, и беспартийные — все выступили против германского фашизма. Миллионы и миллионы рабочих и работниц день за днем следили за борьбой в Лейпциге» 10.

Известный деятель польского рабочего движения, коммунист, публицист Юлиан Брун писал о Лейпцигском процессе: «Два факта мешали „триумфу» Гитлера: первый — результат выборов, когда 5 млн. голосов, отданных за коммунистов, показали, что огромная пролетарская масса стояла за Коммунистическую партию Германии и не дала себя затерроризировать и дезориентировать; второй факт, не дававший покоя гитлеровцам, — единство, которое проявилось в связи с поджогом рейхстага» 11. Личное мужество и политическая непримиримость Г. Димитрова служили вдохновляющим примером для антифашистов, создавались антифашистские комитеты, находившие поддержку у широких слоев населения.

Публичное сожжение книг фашистами вызвало возмущение и гнев мировой общественности, всех людей доброй воли. После этого варварского акта ряды антифашистов быстро пополнялись писателями, учеными, юристами, художниками, представителями духовенства. В Англии их усилиями был создан международный денежный фонд помощи вынужденным эмигрировать из нацистской Германии; дети немецких антифашистов воспитывались в английских семьях. Возглавлял эту деятельность созданный по инициативе Коммунистической партии Великобритании Комитет помощи жертвам фашизма.

Широкое движение против войны и фашизма, возглавленное коммунистами, развернулось в Чехословакии. «Мы выражаем гневный протест против варварства гитлеровского режима и обязуемся вместе с пролетариатом всего мира помогать немецкому пролетариату сбросить иго фашизма и буржуазии», — писал К. Готвальд12. Во многих городах Чехословакии — Праге, Прандиссе, Плзене, Малом Болеславе, Трутнове, Румбурге, Теплице, Мосте, Хомутове, Брно, Моравской Остраве, Братиславе прошли массовые антивоенные демонстрации.

Общественные организации и отдельные лица ежедневно направляли протесты в адрес немецкого посольства в Праге. Солидарность с борьбой против фашизма и войны демонстрировали представители демократической интеллигенции, ведущие ученые, деятели культуры и искусства, среди них З. Неедлы, О. Фишер, Ф. Шалда. Многие из них признавали необходимость объединения всех прогрессивных сил в антифашистское движение, направленное одновременно против военной опасности. «Необходим широкий и единый фронт в борьбе против фашизации в Европе. Единый фронт интеллигенции и пролетариата» 13, — писал известный литературный критик, демократ Франтишек Шалда.

Важную часть антифашистской борьбы в Чехословакии составляла помощь австрийским, немецким и польским эмигрантам-антифашистам, заключавшаяся не только в материальной поддержке тех, кто был вынужден искать в стране политическое убежище, но и в нелегальном издании немецких политических журналов «Фольксиллюстрирте» и «Гегенангриф». Многие нелегальные газеты, например «Роте фане», через посредничество чехословацких коммунистов тайно переправлялись в Германию.

Антифашистские выступления ослабили фашистское движение в Чехословакии, которое и без того не представляло политической силы.

Голос против войны и фашизма поднимали представители немецкой интеллигенции, и среди них Генрих Манн, Альберт Эйнштейн, Арнольд Цвейг, Эрнст Толлер, Карл Осецкий.

Высокий уровень массовой борьбы трудящихся, проявившийся в многочисленных антифашистских и антивоенных выступлениях, вынуждал правительства ряда стран считаться с их требованиями. Так, правительство Великобритании в ответ на широкое возмущение трудящихся, вызванное свободной торговлей оружием, назначило специальную королевскую комиссию по расследованию. Это должно было успокоить умы и отодвинуть на длительное время решение вопроса. Однако результаты плебисцита мира, проведенного в июне 1935 г. по инициативе пацифистского британского Союза друзей Лиги наций во главе с лордом Робертом Сесилем, показали, что дело обстоит не так просто.

В плебисците приняли участие 38 организаций, в том числе лейбористская, либеральная партии, а также другие антивоенные и антифашистские организации. Активное участие в этом мероприятии принимала Коммунистическая партия Великобритании. Против плебисцита выступили консервативная партия и реакционная пресса. Для подготовки голосования были созданы 1 тыс. местных комитетов; более 0,5 млн. добровольцев принимали участие в этой работе 14.

Опрос общественного мнения проводился распространением анкеты, включавшей пять вопросов: «Должна ли Великобритания остаться членом Лиги наций; поддерживаете ли Вы всеобщее сокращение вооружения путем международного соглашения; поддерживаете ли Вы всеобщее упразднение национальной военной и военно-морской авиации путем международного соглашения; должны ли быть запрещены международным соглашением производство и продажа вооружения для личного обогащения; в случае если одна страна собирается напасть на другую, считаете ли Вы необходимым, что остальные страны должны остановить ее?». Результаты опроса были неожиданными для правящих кругов. Подавляющее большинство населения высказалось в пользу Лиги наций (более 11 млн.); за сокращение вооружений — более 10 млн.; за упразднение воздушного флота — более 9,5 млн.; за запрещение производства и продажи вооружения — около 11,5 млн.; за применение экономических и невоенных санкций — более 10 млн., военных — около 7 млн. человек 15. «Ярким примером громадного размаха пацифистских настроений в массах» назвал П. Тольятти плебисцит мира, проведенный в Англии Обществом друзей Лиги наций 16.

Когда были окончательно подведены результаты голосования, то оказалось, что в плебисците приняли участие 11,5 млн. (37,9% общего числа избирателей) человек. Таким образом, плебисцит, с одной стороны, снова привлек внимание народных масс Англии к актуальным вопросам борьбы за мир, а с другой — выявил рост антивоенных настроений в общественном мнении 17.

Плебисцит продемонстрировал всенародный характер движения против войны и фашизма: оказалось, что большая часть населения Великобритании настроена не просто пацифистски, но и поддерживает активную борьбу за мир и международную безопасность. Результаты голосования были одной из причин, вынудивших правительство выступить (хотя лишь на словах) против агрессивного акта итальянского фашизма в Эфиопии. Антивоенные настроения были настолько ощутимы, что в определенной степени повлияли на политику правительства. Только за два года (1935—1937) в Англии было распродано около 1 млн. брошюр, посвященных борьбе за мир. Крупный издатель В. Голланз основал в мае 1936 г. «Лефт бук клаб» — организацию, которая стала центром пропаганды и распространения политической, антивоенной и антифашистской литературы левого направления. Популярность клуба была настолько велика, что уже к середине 1937 г. он насчитывал 46 тыс. членов, а в апреле 1939 г. — 60 тыс.18

Не только численность, но и степень влияния клуба превзошли ожидания его создателей. За короткое время вокруг него образовались всевозможные сопутствующие организации: это и дискуссионные группы, еженедельный журнал, семинар. Один из организаторов клуба позднее вспоминал, что определить взгляды или интересы кого-либо из членов клуба было легко: достаточно было пойти к нему домой, взглянуть на книжные полки и увидеть оранжевые переплеты изданий «Лефт бук клаб» 19.

Возможно, успех клуба объяснялся еще и тем, что он действовал в то время, когда Народный фронт в Испании одержал победу, а в Англии нарастали антифашистские и антивоенные настроения. Цели, которые ставил перед собой клуб, — «бороться за мир во всем мире; способствовать созданию нового социального и экономического порядка, помогать тем, кто уже осознал необходимость борьбы против фашизма; привлекать новые силы, которые по незнанию или апатии еще стоят в стороне от борьбы»20 — соответствовали чаяниям многих людей, глубоко озабоченных наступлением фашизма, понимавших, что это наступление — угроза миру. Лозунг клуба «Мир зависит от тебя» был близок и понятен всем. Кроме того, клуб стремился объединить антифашистские силы как в собственной стране, так и в международном масштабе. Его деятельность сыграла большую роль в пробуждении антивоенного общественного мнения.

Германский посол в Лондоне Дирксен писал 10 июля 1939 г. в донесении министру иностранных дел, что если прежде широкие массы не были склонны к борьбе, то «теперь они перехватили инициативу у правительства и толкают кабинет вперед. Как бы необоснованна и как бы опасна ни была эта позиция английской общественности, с ней нужно считаться как с серьезной реальностью, особенно в такой стране, как Англия, где общественное мнение играет столь решающую роль» 21.

Проблема единства рабочего и демократического движения приобретала с каждым днем все большее значение и становилась необходимым условием успешной борьбы народных масс против войны. Ее приходилось решать в условиях, когда значительная часть населения находилась под влиянием военной пропаганды, когда правительства капиталистических стран затрачивали миллионы не только на вооружение, но и на подготовку общественного мнения к войне. Они всячески стремились милитаризовать женщин, которые были втянуты во все отрасли производства и вклад которых в грядущую войну мог быть весьма существенным. Генерал-майор американской армии Ели еще в 1931 г. заявил по этому поводу: «Женщины в будущей войне будут играть огромную роль» 22.

Парламент Италии принял закон об участии женщин, достигших 16 лет, в обороне отечества. Двухгодичную военную подготовку проходили польские девушки. Кроме того, в Польше, как и в Германии, действовали отряды гражданской обороны — «Родзина войскова», в них проходили военную подготовку и трудящиеся женщины.

Военное обучение женщин зачастую осуществлялось через спортивные клубы. Созданный в 1926 г. в Германии Союз королевы Луизы насчитывал 50 тыс. человек. К концу 30-х годов 750 тыс. обманутых нацистской пропагандой немецких женщин были членами милитаризированных спортивных организаций. Используя отсталость, консерватизм женщин при вовлечении в военизированные организации, правящие круги Германии нередко прибегали к авторитету церкви, вербуя с ее помощью новых соратниц. Пресса военизированных союзов и клубов располагала большими денежными средствами и имела внушительные тиражи, журнал «Трудящиеся женщины» выходил тиражом 40 тыс. экземпляров.

Фашисты знали психологию обывательниц и, выдвигая соответствующие лозунги, добивались определенного успеха. На одном из крупных металлургических предприятий Берлина 45 тыс. женщин были членами НСПГ. Коммунистический Интернационал писал: «Фашизм … сумел выбросить лозунги, за которыми шли в свое время известные круги работниц. Нельзя приуменьшать размеры его идеологического влияния на работниц» 23. Но было бы неверным утверждать, что активность женщин проявлялась только в рамках военизированных организаций. Сама действительность мира капитала, проникновение в среду трудящихся женщин коммунистических идей приводили многих из них в ряды противников империализма и войны.

В августе 1932 г. в Амстердаме проходила международная женская конференция, во исполнение ее решений был создан Международный женский комитет, организовавший в Париже в 20-ю годовщину начала первой мировой войны. Международный женский конгресс против фашизма и войны, который характеризовался VII Конгрессом Коминтерна как «новый этап в развитии единого фронта».

В Парижском конгрессе участвовали делегаты 26 стран, представлявшие в общей сложности 341 женскую организацию, включая пацифистские24 .

Международный женский комитет, состоявший из 65 членов, поддерживал борьбу женщин за их права, организовывал помощь революционно-освободительной борьбе испанского народа. Ему принадлежит инициатива проведения кампании за освобождение из тюрьмы немецкой антифашистки Л. Герман.

В политическую жизнь все более активно включалась молодежь. «Никогда еще буржуазия не прилагала столько усилий для того, чтобы идеологически влиять на рабочую молодежь. Каждая … реформистская партия стремится завоевать доверие рабочей молодежи для того, чтобы потом использовать ее в собственных интересах», — писал Г. Поллит25. Как уже отмечалось, существовала масса способов влияния на молодежь — через клубы, бойскаутские организации, спортивные союзы, кинематограф, печать, радио. Благодаря умелой пропаганде и демагогии, изощренным методам идеологической обработки молодежи во многих странах реакционным силам удалось достичь определенных успехов.

Коммунистические партии в связи с ростом политической активности молодежи усилили влияние на нее, способствовали развертыванию массового движения молодежи против войны и фашизма. О. Куусинен, в то время секретарь ИККИ, отмечал, что такая работа особенно была важна, так как иначе нельзя было бы говорить, что коммунисты готовят трудящихся к борьбе против войны 26.

Определенные успехи, достигнутые молодыми коммунистами Великобритании в этом направлении, продемонстрировал VIII съезд английской секции КИМ. В его заседаниях приняли участие 260 делегатов и 1 тыс. гостей, среди которых находились представители трех крупных и влиятельных организаций христианской молодежи — христианского социального совета, юношеского отдела конгрегационной церкви Англии и Уэльса и студенческого христианского движения, объединения христианской университетской молодежи. На нем были также представлены такие политические молодежные организации, как национальная Лига молодых либералов, университетская лейбористская ассоциация. Английский комсомол перестал находиться в изоляции.

Наряду с социальными вопросами на молодежном форуме обсуждалась проблема мира. Отметив большие достижения в деле объединения английской молодежи в антивоенной борьбе, его участники констатировали, что «всякие попытки улучшения положения молодежи будут безуспешны, если не будет мира. Поэтому все желающие добиться улучшения общественного порядка должны объединяться для борьбы за мир» 27.

Активно включилась в антивоенную борьбу молодежь Чехословакии. «Будущее молодежи, — говорилось в воззвании молодых чехословацких коммунистов к молодежи страны, — зависит от того, как общественное мнение и молодежь поймут важность коллективной безопасности для мира» 28. Вскоре после опубликования этого призыва в Праге, Кладно, Дуксе, Ольмюце, Турнау и других городах были созданы комитеты в защиту мира.

Больших успехов достигла молодежная пресса. Орган французских секций КИМ «Авангард» стал массовой газетой, тираж которой к ноябрю 1934 г. вырос до 22 тыс., а к марту 1935 г. достиг 28 тыс.29

В 1935 г. тиражом 50 тыс. экземпляров была распространена газета английских комсомольцев; чехословацкие комсомольцы издавали свой печатный орган на чешском, немецком, словацком и венгерском языках 30.

Активизировалась работа в армии. Состоявшийся в ноябре-декабре 1933 г. XIII пленум ИККИ, давший четкое определение классовой природы фашизма и охарактеризовавший фашистскую Германию как главного поджигателя войны в Европе, против которого следовало сосредоточить основные силы антивоенной борьбы, поставил перед коммунистическими партиями ряд практических задач: во что бы то ни стало добиться, помимо усиления практической агитации массовых действий, задержки отправки вооружений и войск, саботажа выполнения военных заказов, проведения демонстраций против военных маневров, усилить просветительную политическую работу в войсках и на флоте.

Результаты антивоенной деятельности в армии отмечались на конгрессе Коммунистической молодежи в 1933 г., где представители французских солдат заявили с трибуны о готовности молодых пролетариев и крестьян, одетых в солдатские шинели, бороться с военной опасностью. Приветственное письмо конгрессу прислали матросы датского военного флота.

В мае 1933 г. по инициативе Французской коммунистической партии в Париже была проведена антифашистская национальная конференция, в которой, помимо коммунистов, приняли участие представители Французской секции Рабочего интернационала (СФИО), Всеобщей конфедерации труда (ВКТ), радикал-социалисты. Конференция одобрила инициативу прогрессивных, демократических сил Франции, предложивших созвать международный конгресс против войны. В июне в Париже, в зале «Плейель», собрался Европейский антифашистский конгресс, на него съехались 3 тыс. делегатов. Несмотря на запрещение руководства Социнтерна, 335 членов социал-демократических партий участвовали в работе конгресса. В документах конгресса, в частности в докладе М. Кашена «Против голода, фашизма и войны», раскольническая политика руководства Социнтерна была подвергнута резкой критике. Конгресс выдвинул конкретную программу борьбы против наступления фашизма и усиления военной опасности; в качестве первоочередной ставилась задача создать единый действенный фронт всех антифашистских сил без различия партийной, социальной и религиозной принадлежности, готовых сплотиться ради предотвращения новой империалистической войны. Так же как и в Амстердаме, на конгрессе в Париже был избран Международный комитет для координации и организации борьбы против фашизма в европейских странах. Вскоре оба движения — антивоенное (Амстердамское) и антифашистское (Плейельское) — объединились сначала в масштабе Франции, а затем в международном. Во французский национальный Комитет борьбы против войны и фашизма вошли А. Барбюс, Р. Роллан, М. Кашен, П. Ланжевен и др. Избранный конгрессом Международный комитет борьбы против фашизма, в свою очередь, объединился со Всемирным комитетом борьбы за мир — так образовался Всемирный комитет борьбы против войны и фашизма.

Возглавленное комитетом движение вошло в историю под названием «Амстердам — Плейель» 31. Оно сыграло важную роль в разоблачении внешней и внутренней политики германского фашизма, в мобилизации трудящихся Европы на борьбу с фашистской опасностью; его комитеты, по существу, были первыми организациями, где наряду с коммунистами сотрудничали социалисты, прогрессивная интеллигенция. Движению удалось привлечь на свою сторону представителей всех социальных слоев, это был первый опыт совместных действий антифашистов.

На основе платформы, принятой Парижским конгрессом, антифашистские и антивоенные комитеты США, Англии, Чехословакии, Германии, Испании, Канады, Дании, Швеции, Польши, Голландии, Швейцарии, Бельгии, Румынии, Греции, Болгарии развернули массовые выступления против войны и фашизма. Важным фактором расширения единого фронта борьбы против военной угрозы было начало совместной работы всех комитетов, в том числе комитетов бдительности, находившихся под влиянием социалистов. Один из французских комитетов борьбы против войны и фашизма установил связь с комитетами бдительности и добивался их участия в кампании в защиту вождя немецких коммунистов Э. Тельмана, против чрезвычайных законов. Большим авторитетом среди работников умственного труда во Франции пользовался Комитет бдительности интеллигентов-антифашистов во главе с видным общественным деятелем, ученым, организатором антифашистских конгрессов, основателем прогрессивного общественно-политического журнала «Понсэ» П. Ланжевеном, объединивший большое число местных комитетов.

Один из руководителей Унитарной всеобщей конфедерации труда (УВКТ), член Национального комитета борьбы против войны и фашизма — Ракамон писал в газете «Юманите»: «Комитеты борьбы проводили в течение нескольких месяцев широкую кампанию по сплочению масс, пропагандировали международный опыт борьбы против войны, объединяли на митингах и демонстрациях трудящихся и членов различных организаций» 32. Во Франции насчитывалось 650 комитетов борьбы, и они не только организовывали массовые митинги и демонстрации, кампании протеста, но и оказывали материальную помощь жертвам нацизма.

Заметно увеличивались тиражи газет и журналов, издаваемых комитетами борьбы, например орган Международного комитета борьбы ежемесячный журнал «Фрон Мондиаль» с 1934 г. стал выходить дважды в месяц тиражом 25 тыс. экземпляров. Кроме того, комитет стал издавать журналы для молодежи «Атака» и «Университетский фронт».

В феврале 1934 г. во Франции происходили бурные события33. В антифашистских демонстрациях 9 и 12 февраля приняли участие около 4 млн. рабочих. Идея этого массового выступления была выдвинута ВКТ и поддержана УВКТ, находившейся под влиянием коммунистов, непосредственно ФКП. Советский исследователь С. А. Покровская писала, что единство антифашистов, продемонстрированное в то время, было результатом усилий унитариев и коммунистов и, конечно же, комитетов борьбы против войны и фашизма 34. Отмечая огромное политическое значение движения «Амстердам—Плейель» в развертывании единого фронта борьбы против войны и фашизма, А. Барбюс писал: «,,Амстердам—Плейель» — особая организация единого фронта, способная при согласованной программе-минимум проделать организационную работу гораздо большего объема, нежели это под силу политической партии, строго ограниченной рамками программы, от которой она не может отступить… Против реакции, разжигающей войну и питающей фашизм, выступают не только социалисты и коммунисты. Существуют люди, входящие в другие партии, существуют беспартийные, неорганизованные, искренние пацифисты и даже активные и боевые идеалисты, каких, впрочем, немало в наших рядах. Существуют также и не только рабочие. Есть и другие прослойки трудящихся, другие общественные категории — крестьяне, интеллигенция, средние классы, мужчины, женщины, молодежь» 35.

В одних странах антифашистское движение охватило широкие слои населения и в крупных городах, и в отдаленных районах, в других оно не было столь мощным, его ряды состояли главным образом из коммунистов и то лишь в промышленных центрах. Необходимо было изучать опыт борьбы, сделать выводы и наметить новые задачи. Эти вопросы были рассмотрены VII Всемирным Конгрессом Коминтерна в июле-августе 1935 г.

С докладом «О задачах Коммунистического Интернационала в связи с подготовкой империалистами новой мировой войны» на нем выступил П. Тольятти. Давая оценку международного положения, он говорил: «Нет ни одного уголка на этом континенте, в той его части, которая еще подчинена капиталистическому режиму, — где государства не ополчались бы друг против друга и не были бы готовы в несколько часов перейти от нынешнего состояния неустойчивого мира, вооруженного до зубов и малонадежного, к состоянию открытой войны. Это прямое следствие натиска… и интриг фашизма, и в особенности германского национал-социализма… Мы знаем … что все вопросы развития человеческого общества в конечном счете решаются … борьбой масс. К тем широким массам, которые не желают войны, мы обращаем свой призыв: „Объединяйте наши силы! Будем вместе бороться за мир! Организуйте единый фронт всех … кто хочет защищать и сохранить мир»» 36.

Затронув проблемы пацифистского движения, Тольятти отметил, что в нем наблюдается «чрезвычайно любопытная дифференциация, вызванная сознанием ужасов войны, которую готовят капиталисты и фашисты» 37. (Скажем сразу, что VII Конгресс Коминтерна по-новому поставил вопрос об отношении к пацифизму, что нашло отражение в его резолюциях: «Коммунисты должны привлекать к сотрудничеству все пацифистские организации, готовые пройти с ними хоть часть пути подлинной борьбы против империалистических войн» 38.

Далее большое внимание в докладе Тольятти уделил женскому и молодежному движению. Подчеркивая важность работы в этом направлении, он говорил, что «коммунистические партии не противопоставляют применяемым буржуазией, в частности фашистами, формам и методам организации женских масс достаточно эффективной работы» 39.

Охарактеризовав фашизм, как «ударный кулак международной контрреволюции, как главного поджигателя империалистической войны», конгресс уделил основное внимание борьбе за мир, указал на важность создания единого фронта — главной, ближайшей задачи международного рабочего движения, призвал сочетать борьбу против фашизма с борьбой против империалистической войны».

Решения VII Конгресса Коминтерна имели международное значение для развития борьбы всех революционных и демократических сил против фашизма и войны. Конгресс вооружил коммунистическое движение ясным пониманием предстоящих задач, наметил реальные пути их решения.

После VII Конгресса Коммунистический Интернационал активно включился в кампанию за созыв Международного конгресса мира, который состоялся в сентябре 1936 г. в Брюсселе и на котором было создано Всемирное объединение за мир, организационно оформившее движение сторонников мира. Платформа всемирного объединения за мир явилась программой-минимум в антивоенной борьбе40.

Борьба коммунистов за единый фронт, против фашизма и войны на некоторых этапах имела успехи. В начале октября 1935 г., после нападения фашистской Италии на Эфиопию, Коммунистическая партия Великобритании предложила организовать международную встречу социалистических, коммунистических партий и профсоюзов, чтобы еще раз обсудить проблемы единого фронта всех антифашистских сил.

Когда Исполком Социалистического Интернационала не ответил на предложение английских коммунистов, КПВ направила телеграмму в адрес ежегодной конференции лейбористской партии, в которой говорилось: «Мы просим во имя человечества поддержать призыв Г. Димитрова о единстве усилий Социалистического и Коммунистического Интернационалов… Мы просим проявить инициативу и объяснить рабочим, что без интернационального единства нельзя спасти мир»41. На следующий день делегаты конференции получили экземпляр «Дейли уоркер», в котором была опубликована телеграмма. Это один из примеров того, как английские коммунисты пытались реализовать постановления VII Конгресса Коминтерна о создании единого фронта. Несмотря на то что Исполком Социнтерна и представители лейбористов отклонили предложение коммунистов, ЦК КПВ продолжал призывать рабочих объединиться и требовать от правительства 1) аннулировать морское соглашение с Германией, заключенное в июне 1935 г. и разрешавшее ей увеличить морские вооружения в пределах 35% к тоннажу английского флота; 2) отказаться от любых форм помощи Гитлеру и Муссолини; 3) поддержать франко-советский пакт; 4) подписать мирный договор с Советским Союзом; 5) пересмотреть собственную внешнюю политику42. Под давлением антифашистски настроенных масс руководство лейбористской партии было вынуждено отступить от политики «умиротворения», осудив ввод гитлеровских войск в Рейнскую демилитаризованную зону в марте 1936 г. Оно опубликовало декларацию «Рабочее движение и защита мира», в которой, как говорилось в примечаниях, содержались ответы на многочисленные запросы английской общественности, возмущенной позицией правящих кругов Великобритании в отношении захватнической политики. В документе Германия, Италия и Япония обвинялись в подготовке и развязывании новой войны.

Успех борьбы за единый фронт, против фашизма и войны в Англии продемонстрировал состоявшийся в Лидсе 26—29 июня 1936 г. Национальный конгресс мира, организованный Национальным Советом мира, созданным во исполнение решений Международного конгресса мира, к которому примыкало 40 общенациональных и 30 местных организаций. Среди его участников были либералы, члены лейбористской партии, видные писатели и представители духовенства.

Волна антивоенных выступлений охватила Польшу. В трехдневной стачке протеста против фашизма и войны участвовали рабочие трех угольных бассейнов Польши — Домбровского, Краковского и Силезского, более 65 тыс. человек 43.

Польские коммунисты призывали к созданию широкого антифашистского фронта, что на том этапе и в тех условиях развития рабочего движения в стране было сопряжено с большими трудностями. Центральный Комитет Польской коммунистической партии был готов пойти на сближение с каждой организацией, объединившей трудящиеся массы, которая стремилась бороться за демократические свободы, против наступления капитала, против фашизма, против поджигателей и организаторов новой мировой войны. Усилиями коммунистов в апреле 1935 г. во многих частях страны были организованы демонстрации, в которых приняли участие 80—100% всего польского пролетариата. В первом квартале 1936 г. число бастующих достигло 300 тыс., это составляло более половины всего промышленного пролетариата Польши.

Идеи единого фронта борьбы против фашизма и войны проникли и в польское молодежное движение. В феврале 1936 г. Центральный комитет Союза коммунистической молодежи Польши подготовил документ, в котором излагалась платформа организационного единства социалистической и коммунистической молодежи. Он стал основой подписанной в марте 1936 г. представителями коммунистической и социалистической молодежи и членами других левых молодежных организаций «Декларации прав молодого поколения Польши». В ней, кроме требования создания единого Фронта, содержался протест против военных приготовлений фашистских государств.

Эти же идеи нашли поддержку у представителей прогрессивной интеллигенции, которая активно демонстрировала свою солидарность с рабочими в борьбе против фашизма и войны. Среди них были общественные деятели, публицисты, писатели, такие, как В. Василевская, Л. Кручковский, В. Броневский, Л. Струк, Е. Шиманьский, И. Н. Миллер, М. Домбровская, X. Дембинский.

В середине 30-х годов в Польше активно действовали Лига защиты прав человека и Международная красная помощь. Эти организации разоблачали политику нацистов и предостерегали от опасности фашизации Польши, призывали к консолидации левых сил, проводили многочисленные митинги и демонстрации в защиту мира. О значительных сдвигах, происшедших в общественной жизни Польши, свидетельствовал рост числа левых журналов, среди которых можно назвать «Попросту», «Левар», «Леви Тор», «Обличе дня» и др. Редакции этих печатных органов работали в тесном контакте с коммунистами и симпатизирующими им социал-демократами, членами крестьянской партии.

Особую роль среди этих изданий играл «Дзевник популярни», который предоставлял свои страницы для обсуждения самых острых политических вопросов. Он популяризировал опыт Народного фронта Франции, призывал к защите Испанской республики от внешнего и внутреннего фашизма, указывал на опасность, которая грозит Польше со стороны фашистской Германии, писал о том, что только система коллективной безопасности, в которой Польша примет активное участие вместе с Советским Союзом, Францией и Англией, в состоянии предотвратить агрессию фашистских государств и защитить Европу от новой мировой войны. Польские власти в начале 1937 г. закрыли журнал, обвинив редакторов в распространении коммунистической пропаганды и призывах к свержению правительства.

Задачу создания широкого антифашистского фронта ставила Коммунистическая партия Чехословакии. Коммунисты Чехословакии хорошо понимали, что вопрос о союзниках в условиях угрозы фашизма и войны приобретает особо важное значение. Опираясь на опыт, приобретенный в 1930—1932 г., Коммунистическая партия Чехословакии в ноябре 1934 г. выдвинула лозунг «Против сотрудничества с буржуазией, за боевое единение с социалистами». Коммунисты считали, что сотрудничество вождей реформистских партий с реакционерами и их участие в буржуазных правительствах еще больше увеличивают опасность фашистского наступления. Предпосылку для успешной борьбы рабочего класса и всех демократических сил коммунисты видели в формировании единого антифашистского фронта.

Сопротивление фашизму и военной угрозе нашло в первой половине 30-х годов отражение в произведениях чехословацких писателей и художников. Несмотря на то что лишь незначительная часть чехословацкой творческой интеллигенции находилась в рядах коммунистической партии, идеи единого фронта становились все более важным фактором ее политической активности, что, в свою очередь, способствовало мобилизации народных масс против фашизма и войны.

Среди коммунистических и левых организаций чехословацкой прогрессивной интеллигенции можно назвать такую, как «Лева фронта», которая активно поддерживала бастующих рабочих и боролась против реакции в области культуры. Ее членами были ученые, художники и писатели — Б. Вацлавек, Я. Кратохвил, П. Шлемницкий, Л. Новомесский, С. К. Нейман, Р. Ванчура, И. Олбрахт, Ф. Халаш, Е. Ф. Буриан, Е. Е. Киш, Ф. С. Вейскопф, Л. Фюрнберг, М. Брод, З. Неедлы и др.

До сегодняшнего дня миллионы людей читают бессмертные произведения Карела Чапека «Война с саламандарами», «Белая болезнь», «Мать», в острой сатирической форме обличающие милитаризм. Огромное моральное значение имело в то время антифашистское ревю Чапека «Осел и тень», поставленное в Свободном театре и исключенное из репертуара по требованию дипломатических представителей фашистской Германии.

Коммунистической ориентации придерживалось большинство студенчества Чехословакии. Это оказывало большое влияние на формирование общественного мнения учащихся высших и средних школ, всего молодого поколения. Так постепенно формировалось ядро будущих молодых антифашистов, активно включившихся в годы второй мировой войны в непосредственную борьбу против оккупантов, а после победы успешно осуществлявших программу социалистических преобразований.

К середине 30-х годов в европейских странах был накоплен некоторый опыт антифашистской борьбы.

Массовое интернациональное антифашистское движение всех прогрессивных сил, вступившее в новый этап борьбы за единый фронт, развернулось в поддержку национально-революционной войны испанского народа, против объединенных сил внутренней реакции и фашизма в 1936—1938 гг. Люди разной социальной принадлежности, разных профессий, политических и религиозных убеждений требовали снять блокаду Испанской республики, восстановить законные права испанского правительства на приобретение оружия, оказать всестороннюю помощь испанскому народу.

Подчеркивая международное значение этого движения, Г. Димитров писал: «Бойцы республиканской армии у стен Мадрида, в Каталонии, в горах Астурии и на всем полуострове защищают не только свободу и независимость республиканской Испании, но и демократические завоевания всех народов и дело мира от фашистских поджигателей войны» 44. Испания явилась ареной первого вооруженного противоборства сил демократии и международного фашизма.

В условиях крайне напряженной политической ситуации в Европе фашистская реакция развернула войну против Испанской республики. Фашистские государства, в особенности Германия, не скрывали свои с каждым днем растущие планы захватов в Европе. Одновременно росла агрессивность фашистской Италии, оккупировавшей в октябре 1935 г. Эфиопию, а 5 мая 1936 г. — столицу Эфиопии Аддис-Абебу. 18 июля 1936 г. вспыхнул фашистский мятеж в Испании и началась национально-революционная война, в которой испанский народ упорно отстаивал свои революционные завоевания при поддержке всех международных прогрессивных сил. На помощь франкистам пришли Германия и Италия, которые послали в Испанию самолеты и танки. Германский легион «Кондор» насчитывал 50 тыс. человек. На стороне фашистов сражались армии португальцев, марокканцев.

События в Испании стали предметом пристального внимания Коммунистического Интернационала. Понимая, что интервенция Германии и Италии в Испании создает угрозу независимости всех стран Европы, коммунисты подняли широкие народные массы на защиту Испанской республики.

Как писал бывший генеральный секретарь Коммунистической партии Испании Хосе Диас, «борьба революционной Испании стала кровным делом трудящихся масс всего мира, которые рассматривали эту борьбу как свою собственную. Она разбудила значительные силы рабочего класса и его союзников и направила их против … реакции» 45.

В поддержку республиканцев выступили прогрессивные круги всех стран, которые рассматривали защиту Испанской республики как часть борьбы народов против империализма, фашизма и войны, за мир, демократию и социализм.

Коммунистический Интернационал и его секция возглавили кампанию солидарности с испанским народом. Опираясь на решения VII Конгресса Коминтерна и омыт, накопленный международным рабочим движением в борьбе против империализма, фашизма и войны, они приступили к мобилизации народных масс для отпора фашистской агрессии. В призыве Исполкома Коминтерна в ноябре 1936 г. говорилось: «Фашизм организует террористические акты и заговоры на чужих территориях. Он сеет контрреволюционную анархию и беспорядок, провоцирует мятежи и раздувает пожар империалистической войны… пытается вооружить палача Франко, расколоть Народный фронт в Испании. Герои Мадрида ценой своих жизней защищают всю европейскую демократию от фашистского нападения, все человечество от новой империалистической войны»46. Коминтерн призывал рабочих и работниц, всех честных сторонников демократии и мира активно поддержать испанский народ в его борьбе. Во многих странах были созданы комитеты помощи Испании. Некоторые участники движения солидарности включались в него потому, что события в Испании угрожали международным позициям их стран; другие сочувствовали испанским антифашистам, являясь приверженцами буржуазной демократии, третьи видели в интервенции в Испании угрозу всеобщему миру; четвертые выступали в защиту цивилизации и культуры. Член Коммунистической партии Великобритании И. Браун писала: «Организованные рабочие, принимая участие в борьбе, понимали ее классовый характер. Представители интеллигенции сознавали опасность фашизма для культуры, священники видели угрозу фашизма для свободы религии и руководствовались своей гуманной установкой — помогать страждущему. Вожди лейбористской партии хотели подчинить себе массы… Либералы думали о защите буржуазного либерализма… Группы консерваторов предполагали угрозу Британской империи» 47. Сторонники активной борьбы с фашизмом и войной направили в Испанию своих лучших представителей. Имена Ф. Далема, Л. Лонго, Г. Баймлера, Ф. Конича, Е. Козловского, Ф. Влаховича, М. Залки и многих других навсегда останутся в памяти благодарного испанского народа. Известна в испанской войне роль интернациональных бригад, которые являлись надежной частью испанской народной армии и подчинялись приказам ее командования. По предложению Г. Димитрова Президиум ИККИ разработал конкретные мероприятия для максимальной помощи испанскому народу. Французская коммунистическая партия с одобрения ИККИ обратилась к французским социалистам, к Социалистическому рабочему Интернационалу (СРИ) и Амстердамскому интернационалу профсоюзов с предложением организовать совместную помощь Испанской республике.

В соответствии с этими обращениями 6 октября М. Торез и М. Кашен направили в адрес СРИ телеграмму с предложением организовать совместную кампанию в поддержку Испанской Республики. 10 октября Секретариат ИККИ одобрил «Решение о кампании в защиту Испании», в котором были сформулированы 5 пунктов совместных действий Коминтерна и СРИ. Эти пункты предусматривали мобилизацию мирового общественного мнения в пользу Испанской республики, борьбу за ликвидацию соглашения о «невмешательстве» и установление эмбарго на поставки оружия мятежникам, снабжение республики продовольствием и одеждой, а также оказание помощи женщинам и детям, страдающим от военных действий.

Для координации действий в Париже 13 августа 1936 г. состоялась конференция в защиту Испанской республики и мира, на которой был создан Международный координационный и информационный комитет помощи Испании; в его работе приняли участие видные деятели Социалистического рабочего Интернационала Э. Вандервельде, Ж. Жиромский, Н. Бакер. Э. Бевин, Г. Брантинг, известные радикалы и либералы, председатель французской Лиги защиты прав человека В. Баш, Д. Неру; писатели и поэты М. А. Нексе, Л. Арагон, В. Бредель, В. X. Фолкнер, Э. Хемингуэй, Г. Манн, П. Неруда, А. Зегерс, Д. Стейнбек, Э. Вайнерт, художники П. Пикассо, Д. Ривера, ученые А. Эйнштейн, Ф. Жолио-Кюри, П. Ланжевен и др.48

Огромную поддержку республиканской Испании оказало движение солидарности, развернувшееся в Советском Союзе: профсоюзы, женские и детские организации, рабочие, крестьяне, ученые, писатели, художники единодушно поддерживали национально-революционную борьбу испанского народа. Работницы фабрики «Трехгорная мануфактура» собрали для испанских детей и женщин одежду, обувь, питание, медикаменты. 18 сентября 1936 г. в Испанию прибыл первый пароход с посылками от советских людей. За ним последовали десятки других судов. Приход каждого судна в порты Испании воспринимался республиканцами как праздник и выливался в демонстрацию дружбы с СССР. «Мы не одни. Советский Союз с нами», — писала в те дни республиканская пресса 49.

Многие советские люди отдали свои жизни в борьбе за свободу Испании. Около 600 советских добровольцев сражались плечом к плечу с испанцами. Это были летчики, танкисты, артиллеристы, моряки, связисты, военные врачи50. В Испании в качестве советников и военных специалистов действовали А. И. Родимцев, Г. Я. Малиновский, К. А. Мерецков, Н. Г. Кузнецов, П. И. Батов и многие другие — впоследствии крупные военачальники, прославившие свои имена в годы Великой Отечественной войны.

Советский Союз оказывал военную помощь Испании. Начиная с октября 1936 г., несмотря на блокаду и угрозу нападения, советские транспорты доставляли в испанские порты танки и самолеты. 86 раз были атакованы советские суда в Средиземном море (некоторые из них были потоплены) неизвестными подводными лодками, кораблями и самолетами без опознавательных знаков.

Советский Союз использовал все возможности для поддержки республиканской Испании: в Лиге наций, на международных конференциях, по дипломатическим каналам, в Комитете по невмешательству отстаивал он права испанского народа на защиту от фашистов. Советская позиция вызывала у республиканцев чувство глубокой благодарности.

Мощная волна солидарности с испанским народом, прокатившаяся по всему миру, выражалась в разнообразных формах. Под лозунгами солидарности с республиканской Испанией прошли многочисленные митинги и манифестации в Англии. Во время демонстраций 6 и 20 сентября было собрано 700 ф. ст. в помощь испанскому народу, — самая крупная сумма, собранная во время уличной демонстрации 51. Повсюду возникали комитеты защиты Испании, комитеты помощи Испании, которые объединяли представителей различных политических партий.

В поддержку испанского народа развернула борьбу коммунистическая, либеральная и лейбористская пресса Англии. Вопрос об Испании был одним из трех стоявших на повестке дня Конгресса британских тред-юнионов. Выступая на заседании конгресса, один из реформистских лидеров лейбористской партии — Герберт Моррисон сказал: «Я не могу примириться с этим „нейтралитетом» (речь идет о замаскированной помощи мятежникам со стороны империалистических кругов Англии. — <i>Г. С.</i>). Это слишком несправедливо и неправильно по отношению к народу, героически борющемуся в столь тяжелых условиях» 52.

В течение нескольких месяцев лейбористская партия направляла министерству иностранных дел протесты против помощи испанским фашистам со стороны правительств Италии и Германии. Позже лейбористы призывали английский народ создать фонд поддержки Испанской республики. Движение солидарности с республиканской Испанией охватило разные социальные слои. Огромная работа была проведена компартией, чтобы вызвать у англичан симпатию к сражавшемуся испанскому народу. Лондонский корреспондент шведской социал-демократической газеты «Арбайтер» тогда писал: «В настоящее время создалось впечатление, будто английская компартия взяла на себя инициативу, чтобы дать выход чувству глубокого беспокойства, охватившему либеральные круги и рабочее движение Великобритании в связи с политикой невмешательства в испанские дела» 53. Это подтверждают результаты опросов общественного мнения, свидетельствовавшие, что на разных этапах войны 1936—1939 гг. от 57 до 72% населения Великобритании было на стороне республиканского правительства и только 7-14% на стороне Франко54.

Вскоре после начала национально-революционной войны испанского народа в Англии был создан Комитет медицинской помощи, который объединял представителей коммунистической партии, многочисленных профсоюзных и церковных организаций. Комитет имел представителя в общем Комитете помощи — члена коммунистической партии И. Броун. Диапазон его деятельности был очень широк. Комитет отправил в Испанию медицинский поезд, собрал около 2 млн. ф. ст., приютил 4 тыс. баскских детей.

Уже ранней осенью 1936 г. первый контингент английских добровольцев находился в Испании. В британском батальоне сражались 2 тыс. борцов, половину которых составляли коммунисты55. В январе 1937 г. правительство Великобритании запретило отправку добровольцев, но число желавших вступить в борьбу на стороне республиканцев не уменьшилось. Многие из них отправлялись в Париж, откуда французские коммунисты переправляли их через Пиренеи в Испанию. Симпатии английского народа, несмотря на официальную позицию правительства Великобритании, оставались на стороне Испанской республики.

На стороне испанского народа выступили представители английской интеллигенции. В обращении, подписанном такими известными писателями, как Г. Уэллс, Э. Норман и другие, подчеркивалась законность избранного народом правительства Испании. Студенты-медики и молодые врачи Лондона и Кембриджа организовали санитарные отряды, предоставив их в распоряжение республиканского правительства.

Движение солидарности с Испанской республикой, таким образом, оказалось яркой демонстрацией антивоенных и антифашистских настроений народных масс. Понимание угрозы фашизма и войны для Европы в связи с гражданской войной в Испании проникало все глубже в сознание народов.

В Чехословакии коммунистическая партия была единственной партией, последовательно и постоянно поддерживавшей миролюбивую политику Советского Союза и Испанскую республику. Обращая внимание мировой общественности на опасность фашистской агрессии, КПЧ выдвинула лозунг «Сражаться в Мадриде за Прагу». В ее призывах говорилось: «Борьба испанского народа учит нас, что независимость и свобода Чехословакии могут быть сохранены только в том случае, если народы объединятся против общего врага, против фашистских поджигателей войны и захватчиков чужих земель» 56.

Коммунистам Чехословакии принадлежала инициатива организации в стране помощи борющемуся испанскому народу. В этих целях была создана комиссия, объединившая 30 организаций, по сбору денег, медикаментов, продуктов питания.

Коммунистическая партия Чехословакии руководила набором добровольцев, которые нелегально переправлялись в Испанию. В результате 2500 чехословацких добровольцев сражались на стороне республиканцев 57. Они находились в отрядах милиции и в интернациональных бригадах, в частности в подразделении «Клемент Готвальд», пулеметной роте батальона им. Димитрова «Ян Жижка».

Собрания и митинги солидарности с борющейся Испанией, сбор средств в пользу республиканцев проходили во многих городах Чехословакии. Многочисленные делегации рабочих Праги требовали немедленной высылки из страны испанского экс-короля Альфонса и добились успеха: под давлением кампании протеста он вынужден был покинуть Чехословакию.

Французская политика в испанском вопросе стала важным предметом борьбы между силами демократии, мира и общественного прогресса, с одной стороны, и силами реакции, войны, фашизма — с другой. Лидер социалистов Л. Блюм, а позже радикал Э. Даладье, руководившие французским правительством Народного фронта, заняли позицию невмешательства, чем фактически поддерживали путчистов. 25 июля 1936 г. Л. Блюм вернулся в Париж из Лондона, где между французскими и английскими руководителями было условлено придерживаться политики «невмешательства» в испанские дела. 2 августа 1936 г. правительство Франции обратилось с призывом к другим странам придерживаться политики «нейтралитета» по отношению к Испании, а 8 августа расторгло франко-испанский торговый договор 1935 г., по которому во Франции были размещены испанские заказы, в частности на вооружение.

Политика невмешательства французского правительства была, по существу, выгодна франкистским мятежникам, так как лишала законное правительство Испании всякой помощи, в то время как путчисты пользовались широкой поддержкой Италии и Германии.

Французская коммунистическая партия квалифицировала франкистский мятеж как часть международного наступления фашизма. Верная принципам пролетарского интернационализма, она поддерживала справедливую борьбу испанского народа и осуждала политику «невмешательства». Французские комитеты возглавили широкую кампанию солидарности с испанскими республиканцами, которая проходила под лозунгами «Оружие для Испании», «Долой фашизм», и собирали средства для трудящихся Испании. Число французских добровольцев, сражавшихся в батальонах «Парижская Коммуна», «Анри Барбюс», дивизиона «Марсельеза» и других интернациональных бригадах, достигло 9 тыс. Более 3 тыс. французов не вернулись на родину 58. Они погибли за свободу испанского народа и одновременно за свободу Франции и всей Европы, сражаясь против фашистской угрозы.

Французские коммунисты стремились объяснить пароду, что «мужественные испанские солдаты отстаивали не только свою свободу и свое отечество, но также и безопасность Франции… В Испании была поставлена на карту судьба Франции» — говорилось позднее в обращении французских коммунистов 59.

Коммунистическая партия Германии, находившаяся в подполье, в начале августа 1936 г. призвала немецких антифашистов, умевших держать в руках оружие, принять участие в борьбе на стороне испанских республиканцев. На этот призыв откликнулись 3 тыс. немецких антифашистов, многие из которых находились в эмиграции. «Они, как и тысячи других добровольцев, включились в борьбу не из-за денег, не из личной корысти, а из чувства солидарности с испанским народом, боровшимся за свою свободу», — писали впоследствии бывшие бойцы интернациональных бригад 60.

Не остались в стороне от поддержки Испанской республики и демократические силы Италии, несмотря на жестокие репрессии режима Муссолини против всех, кто отваживался выступить на стороне испанского народа. Так, за участие в мероприятиях солидарности с Испанией итальянская полиция арестовала в 1936 г. несколько сот человек. В Болонье она конфисковала средства, собранные по подписке в пользу испанских трудящихся. Демонстрации в поддержку Испанской республики прошли в Милане, Генуе, Турине, Венеции 61.

Движение солидарности нарастало и в других странах. В Польше портовые рабочие и моряки Гдыни бойкотировали вывоз оружия и снаряжения для фашистских войск в Испанию. Одновременно благодаря усилиям польских коммунистов через Гданьский порт под видом моряков отправлялись в Испанию польские и немецкие добровольцы. Основная масса желающих сражаться за свободу испанского народа была отправлена в конце 1936 — начале 1937 г. на скандинавских и греческих кораблях. Газета «Валка» сообщала, что Испания получила помощь от польских демократов в сумме 15 тыс. злотых 62.

Движение солидарности с испанским народом охватило и многочисленные молодежные организации, религиозные, культурные и спортивные общества. Все они активно действовали в поддержку испанской революции.

Правительства Франции, Англии и других стран всячески сопротивлялись давлению народных масс. Так, стремясь запретить выезд добровольцев в Испанию из Великобритании, кабинет министров решил прибегнуть к закону 1870 г. о добровольной службе за границей, в соответствии с которым служба британских граждан в испанской армии каралась двумя годами тюремного заключения.

Польское правительство осенью 1936 г. издало декрет, запрещавший полякам под угрозой лишения гражданства вступать добровольно в интернациональные бригады. Такие же меры были приняты в Чехословакии и некоторых других странах. Правительства сопредельных государств усилили охрану своих границ. На франко-германской границе были арестованы 60 чехословацких граждан, пробиравшихся в Испанию. Бывший тогда генеральным секретарем Коммунистической партии Испании Хосе Диас говорил: «Мы получали ежегодно от наших друзей из-за границы, особенно из стран, находившихся под фашистским гнетом, тысячи просьб о зачислении в ряды нашей армии» 63.

Отмечая активную роль интеллигенции в испанских событиях, Л. Арагон писал: «Еще никогда, даже в самые великие моменты истории, поэту, ученому, художнику, инженеру и врачу не оказывали столь высокого доверия, не возлагали на них через посредство компартии такой высокой миссии, как в настоящий трагический момент в жизни всего мира» 64.

Как уже неоднократно отмечалось, прогрессивная интеллигенция стояла на стороне испанской демократии. «Впервые в жизни, — писал Г. Манн, — испытываю я теперь зависть к некоторым моим товарищам по профессии — к тем именно, которым возраст позволяет сражаться в рядах республиканской испанской армии. Я тоже хотел бы держать в руках оружие, которое должно освободить человечество, проложить ему дорогу к жизни в труде и мире…» 65

Редакция английского журнала «Лефт ревью» выпустила сборник «Писатели делают выбор», в котором были приведены ответы некоторых английских писателей на анкету об их отношении к событиям в Испании. Большинство опрошенных высказались против Франко, за республиканское правительство. Б. Шоу назвал политику «невмешательства» политикой «активного вмешательства в пользу Франко» 66.

В интернациональных бригадах сражались только что освобожденный из фашистского концлагеря немецкий писатель Людвиг Ренн, английский писатель-коммунист Ральф Фокс, 65-летний итальянский литературный критик профессор Пьеро Яккини, редактор бельгийской социалистической газеты «Пёпль» Пьер Браше и молодая английская художница Фелисия Браун.

Виднейшие представители французской интеллигенции по инициативе писателя-публициста Ж. Р. Блока и профессоров П. Ланжевена, А. Валлона и М. Пренана обратились к французскому народу с призывом поддержать требование снять блокаду республиканской Испании. Они обращали внимание правительства на лежащую на нем ответственность за безопасность Франции и защиту мира.

Соглашение о невмешательстве и политика нейтралитета США не помешали 2,8 тыс. американцев и 1 тыс. канадцев сражаться за Народный фронт в Испании 67. Но если первые американские добровольцы с криками «ура!» устремлялись к испанской границе, то затем они стали действовать осторожнее: небольшими группами молча садились в поезда, незаметно покидали их, прятались на рыбачьих шхунах, прыгали за борт, чтобы вплавь добраться до испанского берега. Что же заставляло их идти наперекор правительствам для того порой, чтобы умереть в Испании? Многие задавали себе этот вопрос, и ответ всегда был один: несомненно, всеми этими людьми руководило стремление исполнить долг перед собой и перед историей. Именно это заставляло их вновь «возвращаться в этот ад и переживать его ужасы». Примерно из 54 стран мира прибыли в Испанию 35 тыс. «добровольцев свободы» 68. В интернациональной бригаде им. Домбровского было 16% коммунистов, 4% членов польской крестьянской партии, 3% польских социалистов. Подавляющее большинство бригады были беспартийными69. «Бойцы интернациональных бригад, — писал секретарь ЦК КПГ с 1938 г. Франц Далем, — не только солдаты, умеющие обращаться с оружием. Это политические борцы… теснейшим образом связанные общими испытаниями с испанскими товарищами»70. Бойцы интернациональных бригад независимо от партийной принадлежности боролись под знаменем Испанской республики. Цели их борьбы были сформулированы в призыве к населению Мадрида в трудные дни его зашиты от франкистов (текст призыва приведен Л. Лонго, который был генеральным инспектором интернациональных бригад): «Мужчины и женщины Мадрида, мы пришли, чтобы помочь вам защитить Вашу столицу, так, как если бы это была наша столица. Ваша честь — наша честь. Ваша борьба — наша борьба» 71.

Высокая боеспособность интернациональных бригад определялась ясностью цели, высоким уровнем дисциплины и военной подготовки, единством и сплоченностью. Борьба интербригад на стороне испанского народа придавала республиканцам уверенность в том, что революционная Испания не одинока, что враг может быть разбит.

С начала и до конца войны добровольцы интернациональных бригад имели тесные связи не только с республиканской армией, но и непосредственно с испанским населением. Этот союз возник на базе солидарности, общности целей и жертв. Бойцы интернациональных бригад помогали испанским крестьянам убирать урожай, обеспечивали их транспортом, направляли в детские учреждения деньги и продукты, открывали школы и медицинские учреждения. Интернационалисты понимали, что война испанского народа — это одновременно борьба против европейского фашизма в целом, против реакционных империалистических сил в разных странах. Диалектическое единство судьбы независимой Испании и дела свободы и независимости народов определило характер национально-революционной войны, ее главную цель — противодействие фашизму. Об этом свидетельствуют лозунги польских, чехословацких и немецких добровольцев-антифашистов: «За вашу и нашу свободу», «Борись за Прагу у Мадрида», «Мы не потеряли родину, наша родина сегодня у стен Мадрида», а также названия интернациональных бригад: «Эрнст Тельман», «Парижская Коммуна», «Чапаев», «Димитров», «Карл Либкнехт», «Авраам Линкольн», «Мицкевич», «Тудор Владимиреску». Эти названия проникнуты духом революции, пролетарского интернационализма, преемственностью революционных традиций рабочего движения. Республиканской Испании помогала прогрессивная общественность всех стран.

Давлением общественного мнения объясняются периодические ослабления жесткого контроля на франко-испанской границе, что давало возможность транзита грузов, в том числе военных материалов из Советского Союза. По отчету Международного комитета координации помощи Испании из 18 стран было направлено продовольствия и других материалов на сумму 800 млн. фр.72

События в Испании сыграли важную роль в мобилизации международного общественного мнения против фашизма, так как наглядно продемонстрировали народам, что фашизм — это война. Они способствовали переходу от «абстрактного» пацифизма и пассивности к активному противодействию фашистской агрессии. Опыт борьбы в Испании подтвердил, что победа над фашизмом и войной невозможна без прочного единства всех антифашистских, демократических сил.

В борьбе против фашизма и войны крепло международное демократическое движение молодежи. Оно отражало глубокие изменения, происходившие во взглядах и настроениях молодого поколения. Заметно изменился характер движения, в которое входили многочисленные, самые разнообразные молодежные организации. Если раньше они были обособлены, порой даже из-за политических разногласий враждовали друг с другом, теперь же под влиянием тягот экономического кризиса и его последствий, наступления фашизма и угрозы войны молодежь начала осознавать необходимость объединения.

Коммунистические партии придавали огромное значение работе среди молодежи. О. Куусинен, выступая на VII Конгрессе Коминтерна, говорил: «Самое важное, основное — это развитие общего боевого движения молодежи. Как для борьбы против военной опасности, так и для борьбы против фашизма решающее значение имеет — удастся ли нам развернуть мощное массовое революционное или радикальное движение молодежи, и в особенности важно развертывание широкого движения единого фронта молодежи» 73. Молодежь Англии, США, Франции, Чехословакии, Польши, Австрии и других стран включалась в борьбу с военной опасностью, против фашизма. На конференции различных организаций австрийской молодежи в Вене в январе 1936 г. присутствовали 200 делегатов, представлявших 150 тыс. человек молодежи74. В середине октября 1938 г. в Лондоне состоялась конференция с целью объединения английской молодежи, борющейся за мир. В ней приняли участие 269 делегатов и 125 представителей от 26 различных молодежных организаций 75.

К движению сторонников мира присоединялось студенчество. Во многих странах студенческие корпорации ставили вопрос о присоединении к движению народных масс за мир. Заметная эволюция наблюдалась среди христианского студенчества, которое стало по-новому оценивать свои обязанности перед обществом.

Прогрессивные тенденции развивались среди английского студенчества Оксфорда и Кембриджа, которое всегда находилось в привилегированном положении. Журнал «Интернационал молодежи» в 1938 г. сообщал о конференции, организованной студенческим союзом при Оксфордском университете, на которой в одно из решений союза была внесена поправка, гласившая, что отныне «студенческий союз выступает за создание блока мирных держав и будет охотно участвовать и борьбе за такой блок, против фашистской агрессии» 76. Университетская лейбористская федерация, насчитывавшая в 1937 г. 3,5 тыс. членов, провела кампанию в защиту республиканской Испании. Федерация послала добровольцев в интернациональные бригады, приняла участие в снаряжении санитарных отрядов, собрала средства для отправки в Испанию двух пароходов с продовольствием77. Все эти мероприятия проводились совместно с либеральным студенчеством и молодежным Союзом друзей Лиги наций.

Национальные организации английских студентов участвовали в работе подкомиссии английского юношеского комитета борьбы за мир, издавали газету «Стьюдент форум», которая призывала к сотрудничеству в деле защиты мира. Все это приобретало особое значение в условиях, когда борьба за влияние на молодежь становилась одной из первостепенных задач.

К. Либкнехт говорил, что, «у кого в руках молодежь, у того в руках армия» 78. Это прекрасно понимали и учитывали буржуазные правительства: в будущей империалистической войне они главную роль отводили молодежи, делая все возможное, чтобы привлечь ее к служению целям своей агрессивной политики, и стремясь дать ей соответствующую военную подготовку.

Однако молодое поколение сопротивлялось. В Нейсе в Германии было арестовано 150 человек за отказ регистрироваться в «Бюро укреплений». Молодые итальянские солдаты приняли активное участие в антивоенных выступлениях в Милане, Неаполе, Турине и других городах 79.

Молодые люди, не знавшие ужасов войны, слышавшие о них только от отцов, начинали сознавать, что с наступлением фашизма опасность войны становится реальностью, что именно им придется расплачиваться здоровьем и жизнью в новой войне. Стремление к единству как самому действенному средству успешной борьбы за мир, против войны проявилось уже на первом молодежном Конгрессе против войны и фашизма в 1933 г. в Париже. В числе 1100 делегатов из 34 стран были 111 социалистов, 387 молодых коммунистов, 553 беспартийных80. Затем в Брюсселе в декабре 1934 г. состоялся Международный студенческий конгресс, 380 делегатов которого приняли «Манифест» и «Прокламацию прав учащейся молодежи». «Нас объединяет общая воля к тому, чтобы спасти культуру и науку от мрачной реакции фашизма… — говорилось в „Манифесте». — Мы не хотим войны. Мы будем изо всех сил бороться против нее в тесном союзе с трудящимися всех стран» 81. На конгрессе было отмечено, что в Советском Союзе молодежь мира видит передового борца за разоружение и мир.

Вопрос о единстве как необходимом условии успешной борьбы против войны был еще раз поставлен в 1953 г. на Парижской международной молодежной конференции. Представители 27 стран, участвовавшие в конференции, приняли обращение «Ко всем передовым организациям молодежи во всех странах», в котором говорилось: «Разве не раскол наших, в сущности, огромных сил является причиной нашей слабости? Не допустить войны, разбить фашизм. Эту задачу мы должны выполнить. Но мы сможем ее выполнить, лишь объединив силы тех, кто имеет в настоящий момент мужество бороться против катастрофы, угрожающей человечеству» 82. Так формулировались главные цели, стоявшие перед молодежным движением.

Фашизм заклеймила и другая международная молодежная конференция мира, состоявшаяся в Брюсселе в феврале-марте 1936 г. Она осудила захватническую политику Италии в Эфиопии и ответила на письмо Муссолини к студентам Европы, пытавшегося привлечь молодежь на сторону агрессора: «Молодежь Европы, к которой вы осмеливаетесь взывать, и молодежь всего мира самым решительным образом отрицает за вами право говорить во имя мира», — говорилось в ответе конференции 83.

Объединение молодежи проходило в острой борьбе. Фашистские партии имели определенное влияние на молодежь. От участия в Женевском конгрессе молодежи, который работал с 31 августа по 6 сентября 1936 г., отказались профашистские молодежные организации Германии, Италии, Японии, а также Социалистический интернационал молодежи. Но тем не менее женевский форум отразил и тенденцию к сближению молодых людей разных политических ориентации. Вопреки решению Социалистического интернационала молодежи в его работе участвовали представители социалистической молодежи Чехословакии, Соединенных Штатов, Испании, Англии, Болгарии, Польши, Швейцарии и Бельгии. Был нарушен также запрет католической церкви, выступавшей против участия организаций католической молодежи в конгрессе. Если в работе Парижского конгресса участвовали представители 34 стран, то на Женевском конгрессе было представлено 36 стран. О популярности идей конгресса среди молодежи свидетельствует тот факт, что в состав специального подготовительного комитета во Франции вошли члены 25 национальных организаций, в Бельгии — члены 45 организаций, объединявших более 200 тыс. человек 84.

Молодежь мира не могла не реагировать на акты агрессии фашистских государств. 19 декабря 1936 г. состоялась Парижская конференция европейской молодежи, посвященная событиям в Испании; в Англии проведена вторая конференция английской молодежи в защиту мира, представлявшая 40 молодежных организаций; в США собрались члены 30 массовых молодежных организаций для обсуждения решений Женевского конгресса. Все это свидетельствовало о том, что в антивоенную борьбу, в движение за единство включались огромные массы молодежи.

По инициативе молодежных организаций Франции, насчитывавших несколько десятков тысяч и представлявших самую многочисленную секцию КИМ от капиталистических стран, были созданы организации девушек и деревенской молодежи. Значительные изменения происходили в среде английской молодежи: постепенно освобождаясь из-под влияния консерваторов, она включалась в борьбу за коллективную безопасность. К августу 1938 г. Национальные советы молодежи, выступавшие за мир, действовали в большинстве стран. Только во Франции их было около 600 85.

Несмотря на то что процесс полевения студенчества шел параллельно с консолидацией его консервативной части, к 1936 г. антивоенное движение объединяло 40 млн. юношей и девушек во всем мире. Во втором Всемирном конгрессе молодежи за мир, который проходил в Вассар-колледже города Паукипси (штат Нью-Йорк) с 15—23 августа 1938 г., приняли участие делегаты 56 стран. Они единодушно отказались признать какие-либо «права» Италии на Эфиопию; заклеймили нацистскую аннексию Австрии; потребовали признания Лигой наций факт агрессии Германии и Италии против испанского народа и прав законного испанского правительства; осудили расовую дискриминацию, национализм и насилие как способ урегулирования международных споров. 23 августа конгресс принял резолюцию (Вассарский пакт), которая являлась программой дальнейшей активизации борьбы за мир молодежного демократического движения86. Участники конгресса обязались крепить братское сотрудничество молодежи всех стран; они поклялись, что не допустят участия молодежи в военной агрессии, будут всячески препятствовать развязыванию войны, а если она начнется, оказывать эффективную помощь жертвам агрессии и добиваться этого от правительств различных стран. Делегаты потребовали немедленного учреждения специальной организации для разрешения мирным путем международных споров. Учитывая актуальность проблемы единства молодежного движения в борьбе против агрессивной внешней политики, делегаты конгресса обратили особое внимание на необходимость установления контакта с Социалистическим интернационалом молодежи, католическими и профсоюзными организациями.

Конгресс показал значительный рост антифашистских и антивоенных настроений среди американской молодежи. Многие представители молодежных организаций, которые ранее настаивали на нейтралитете США по отношению к событиям в Европе, теперь требовали отменить запрещение продажи оружия республиканской Испании и призывали к организации международного бойкота Японии из-за агрессии в Китае. Один из американских делегатов сказал: «Я никогда не был ни в Испании, ни в Китае. Но я не могу молчать, не могу безразлично относиться к тому, что где-то гибнут тысячи молодых жизней. Какое мне дело до того, какие политические взгляды имеют присутствующие здесь делегаты. Какое мне дело до того, что один называется социалистом, а другой католиком. У нас один общий враг — фашизм. И когда нужно защищать культуру и справедливость против фашистского варварства, у нас не может быть никаких разногласий» 87. Сопротивляясь мероприятиям по подготовке к новой койне, молодые демократы в то же время заявляли о своей готовности отстаивать независимость народов. Когда фашистская угроза нависла над Чехословакией, коммунистическая молодежь Югославии обратилась к правительству с заявлением, в котором говорилось:

«Мы хотим идти добровольцами в Чехословакию, ибо знаем, что борьба за независимость Чехословакии есть борьба за независимость Югославии. Мы идем помогать, чтобы потом самим не просить помощи» 88.

Все более активно включались в антивоенное движение женщины. С большой наглядностью это продемонстрировали события в Испании: многие женщины добровольно ехали в Испанию в качестве врачей, сестер, фармацевтов. Женщины всех стран требовали от правительств и Совета Лиги наций энергичных мер против мятежников, открытия испанской границы, предоставления республиканцам права закупать оружие. Попытки оказать давление на правительства, проводившие политику невмешательства, предпринимали наряду с Международным комитетом против фашизма и войны Международная женская лига за мир и свободу, Лига матерей и воспитательниц за мир, Женский комитет за мир и разоружение, Женский союз друзей Лиги наций и многие другие организации. Женские католические, протестантские и другие религиозные организации собирали деньги и продовольствие в помощь женщинам и детям Испании.

Широко развернулось женское движение в Голландии, Чехословакии. Английские женщины, объединенные в различных антивоенных организациях, оказывали давление на правительство консерваторов и требовали противодействия фашистским агрессорам. Против фашизма и военной угрозы выступали женщины Франции; их Национальный комитет объединял 200 тыс. человек и более 2 тыс. местных комитетов 89. Во всем мире более 1 млн. женщин участвовали в организациях, примыкавших к Комитетам мира и прав женщин, несколько миллионов было вовлечено в антивоенное движение.

Массовое движение за мир и международную безопасность включало представителей науки и культуры. Особо следует отметить роль писателей, которые черпали в борьбе народа темы и образы для своих лучших произведений. Народ же находил в этих произведениях героев, вдохновлявших его на борьбу за свободу, демократию и мир. Однако раньше писатели часто боролись за справедливое дело в одиночку, лишенные широкой поддержки. После первой мировой войны писатели остро почувствовали необходимость объединить творческие силы. «…Писатель — человек общественный, и книга есть общественный акт, — считал А. Барбюс. — То, что мы говорим, мы говорим во всеуслышание; то, что мы пишем, мы сеем это среди огромной, ведомой нам и неведомой суматохи, и это и есть общественное мнение. Рядом с ежедневным потоком прессы и радио, этими сильными державами, которыми руководят восседающие в столицах на тронах сильнейшие, — литература выступает как некая общественная, до некоторой степени автономная, власть…» 90

Поль Вайян-Кутюрье, председатель Ассоциации революционных писателей и художников Франции, еще в середине 30-х годов писал о процессе полевения, происходившем в среде европейской интеллигенции: «События последних дней заставили прозреть всех тех, у кого еще оставались кое-какие сомнения. И они увидели всю реальность фашистской опасности и весь героизм пролетариата, который один в состоянии помешать замыслам фашистских банд» 91.

Многие деятели культуры, прежде стоявшие в стороне от политики, в том числе от массовых антивоенных выступлений, не могли не откликнуться на призыв о единстве. Так, известный английский пацифист Норман Энджелл принял участие в проходившей в 1935 г. в Париже конференции в защиту эфиопского народа. Его присоединение к активной антивоенной борьбе свидетельствовало не только о переломе его взглядов, но и о глубоких сдвигах, происшедших в сознании тех пацифистов, настроения которых он выражал.

Вопреки всем преградам политика вторгалась в деятельность весьма далеких от нее организаций, например «Пен-клуба» — международного объединения писателей, созданного по инициативе английских литераторов. (В 1936 г. «Пен-клуб» являлся ассоциацией писателей 44 стран, состоявшей из 56 секций92). Его председатель французский писатель Ж. Ромен протестовал в печати против бомбардировок мирных испанских городов, а в 1938 г. решительно встал на сторону противников фашизма и войны. Изменения в позиции «Пен-клуба» ярко продемонстрировал его XVI конгресс, на котором были приняты резолюции протеста против бомбардировок городов Испании и Китая, против преследований фашистами интеллигенции и евреев. Члены «Пен-клуба» проявили солидарность с немецкими писателями-антифашистами, приняв участие в чествовании К. фон Осецкого в связи с присуждением ему Нобелевской премии мира. Когда чехословацкие писатели в 1938 г. обратились ко всему миру с воззванием «К совести человечества», английские литераторы откликнулись на него. Ответ был подписан как левыми писателями, давно участвовавшими в борьбе против фашизма и войны, так и группой руководителей «Пеп-клуба».

Изменения в деятельности клуба и сдвиги, происходившие в сознании его членов, свидетельствовали о решительном повороте части интеллигенции к активной борьбе за мир, против фашизма. XIX Международный конгресс «Пен-клуба» решительно отверг позицию «апостола футуризма и фашизма» Маринетти, считавшего, что «война есть единственная гигиена мира». Конгресс принял воззвание «К правительствам и народам», отразившее антифашистские и антивоенные настроения значительной части буржуазных писателей, их готовность предпринять усилия для сохранения мира.

Лучшие представители интеллигенции сближались с революционным пролетариатом в борьбе против фашизма и войны. Известный французский писатель Ж. Жионо так объяснял свое присоединение к фронту борцов за мир: «До сих пор я страстно боролся против войны. Я ошибся, веря в то, что я могу вести эту борьбу, оставаясь вне всяких партий, действуя индивидуально и рассчитывая только на свой пыл, терпение и смелость…» 93.

Ассоциация революционных писателей и художников Франции выпустила 6000 экземпляров «Красного листка», распроданного в течение двух часов, где протестовала против фашистских провокаций, поджога рейхстага, террора. Литературно-художественный журнал «Сторм» впервые вышел в Англии в феврале 1939 г. под девизом «Художники и писатели не могут дольше оставаться нейтральными». Американский исполнительный комитет клубов Джона Рида совместно с Лигой профсоюзов и Национальным комитетом политических заключенных обратился ко всем виднейшим представителям американской интеллигенции с призывом протестовать против разгула фашистского террора и требовать немедленного освобождения его жертв.

В чешской литературе антифашистская патриотическая направленность объединила творчество таких разных авторов, как В. Незвал, В. Завада, И. Гора, Я. Сейферт, В. Галас. Все они выступили против угрозы гитлеровской агрессии и войны. Редакция чехословацкой газеты «Лева фронта» организовала на своих страницах «митинг протеста» против фашистского террора.

Виднейшие представители науки, искусства и литературы Швеции протестовали в газете «Дагенс ньюхетер» против антисемитской кампании в Германии.

Важную роль в организации антивоенной борьбы трудящихся Польши и Западной Украины сыграл антифашистский Конгресс работников культуры в защиту мира и прогресса, состоявшийся в мае 1936 г. во Львове. Подготовка к конгрессу проходила в условиях усиленной фашизации страны и репрессий. Во Львове проходили мощные демонстрации протеста против расстрела рабочих в Кракове и Ченстохове, закончившиеся баррикадными боями. К рабочим присоединились крестьяне и прогрессивная интеллигенция. Антифашистский конгресс стал одним из проявлений борьбы народных масс против реакционной внутренней и внешней политики правительства Польши, против растущей угрозы войны. «Съезд продемонстрировал, что люди умственного труда наконец поняли, что фашизм является злейшим врагом прогресса, что, неся человечеству террор и войну, фашизм стремится к его истреблению», — говорилось в статье, посвященной открытию антифашистского конгресса 94.

Наряду с вопросами писательского мастерства делегаты конгресса уделяли огромное внимание злободневным проблемам современности — фашизму, войне и миру. Отметив, что война уничтожает культурные ценности, приносит разорение и деморализацию, что ее поджигатели заставляют миллионы людей проливать море крови за враждебное им дело, участники конгресса и среди них В. Василевская, Я. Галан, С. Тудор, Г. Гурская, Т. Крагельская и другие известные представители интеллигенции заявили, что они готовы включиться в бескомпромиссную борьбу и защищать достижения человеческого разума, находящиеся под угрозой. Делегаты полностью солидаризировались с освободительным движением трудящихся масс и призвали всех сторонников прогресса и свободы независимо от национальности к совместной борьбе. Борьбу против империалистической войны, за мир конгресс определил как одну из основных обязанностей всех прогрессивных работников культуры: «Наше место по эту сторону баррикады, — писала В. Василевская, — по эту сторону баррикады место всех тех писателей, которые понимают, какую ответственность они несут. Нельзя быть камнем под ногами массы, шагающей в великое будущее» 95.

Участники конгресса осудили нейтральную позицию, которую еще занимали некоторые деятели культуры, подчеркнув, что пассивное отношение к «социальным явлениям и к борьбе за человеческие права равнозначно поддержке реакции, угрожающей прогрессу и свободе» 96.

Антифашистский конгресс во Львове в своей резолюции призвал к решительной борьбе с фашистским режимом во всех его проявлениях, к организации мощного антифашистского фронта. «Лишь солидарные действия всех эксплуатируемых и угнетенных фашизмом, независимо от национальности и политических убеждений, создают мощную непобедимую преграду разрушительному походу фашизма и подведут прочную основу под здание независимого творчества», — говорилось в резолюции97. Конгресс явился большим политическим событием. Об этом свидетельствует резонанс, вызванный им в Польше и других странах. Форум прогрессивной интеллигенции приветствовали политические заключенные Дрогобыча, работники польского коммунального хозяйства, металлообрабатывающей, швейной, пищевой промышленности, профсоюзы автомобилистов, юристов и многие другие. «Приветствуем нынешний съезд работников культуры, — писали рабочие бориславских нефтяных промыслов, — и заявляем о полной солидарности рабочего класса с той интеллигенцией, целью которой является борьба за прогресс, просвещение и мир» 98.

К платформе съезда присоединились члены организации художников и скульпторов Кракова «Группа Краковска», Варшавская группа скульпторов и многие другие объединения польской интеллигенции. Антифашистский конгресс во Львове оказал активизирующее действие на польскую интеллигенцию. Так, 1 мая 1936 г. в демонстрации рабочих Варшавы, собравшей рекордное число — 300 тыс. человек, приняли участие литераторы, скульпторы, художники и другие деятели искусства.

Реакционные силы всячески препятствовали политической радикализации интеллигенции, ее единству действий с рабочим классом, усилившемуся влиянию в массах.

Повсюду фашизм стремился не допустить завоевания умов передовой интеллигенцией и противопоставить ей собственные лозунги. Начались поиски объединяющей идеи, новое значение приобрели доктрины «духовной революции», «персонализма». Книжный рынок наводнила дешевая бульварная литература, которая была призвана оказать фашистским режимам куда большие услуги, чем традиционная, классическая литература. Для подготовки сознания обывателя выпускались многочисленные издания о войне и солдатах, а для борьбы с внутренней опасностью — книги, превозносившие национал-социализм.

То же происходило и в области киноискусства. Здесь пропаганда о «пользе» войны преподносилась очень умело и ловко, любыми средствами, так как военная форма утратила со времен первой мировой войны популярность в широких слоях населения Германии, в том числе и у мелкого буржуа. Вначале приходилось в какой-то степени считаться с антимилитаристскими настроениями, и поэтому идеологическая обработка началась с «сатиры»: экраны заполнили серии милитаристских фарсов, язык «героев» которых отличался грубым солдатским «юмором». Только в 1935 г. в Германии вышло 20 таких «фильмов». «Мелкий буржуа смеялся, и глаз его снова привыкал к военной форме. А когда люди смеются, они не могут ненавидеть» 99. Позже, когда военная пропаганда велась уже открыто, реалистический показ войны стал тем более нежелательным, так как будил в массах антивоенные настроения.

Одновременно в странах Европы и в Америке на прилавках книжных магазинов стали появляться художественные произведения антифашистского направления. Среди них сатирический роман крупного американского писателя С. Льюиса «У нас это невозможно» 100. Этот роман критики расценивали как «удар и шок»: это было событие не только литературной, но и общественно-политической жизни. Обличая фашизм, представляя его в настоящем и будущем, С. Льюис своим романом напоминал всем людям о войне и фашистской угрозе. Огромно было значение романа для тех, кто после долгих лет колебаний и сомнений вставал на путь активной антивоенной борьбы.

Писатели объединялись в антифашистские клубы: во Франции — Ассоциация революционных писателей и художников; в Чехословакии — группа «Блок»; в Голландии и Англии — клубы левой книги (последние к 1938 г. насчитывали более 50 тыс. членов). Клубы, сплотившие антифашистскую интеллигенцию, возникли в Варшаве, Кракове, Катовицах, Познани, Гдыне и других городах тогдашней Польши.

Интеллигенция делала выбор между фашизмом и антифашизмом, между войной и миром, прогрессом и реакцией.

В июле 1935 г. в Париже проходил Международный конгресс писателей в защиту культуры. Впервые в истории писатели 35 стран собрались, имея одну общую цель — защитить культуру и цивилизацию от войны и реакции. «По инициативе литераторов Франции честные литераторы мира выступают против фашизма и всех мерзостей его. Прекрасное намерение, вполне естественное для „мастеров культуры», и следует уверенно ожидать, что мастера наук последуют примеру людей искусства», — писал А. М. Горький в обращении к конгрессу101.

Перед писателями стояла задача привлечь людей на сторону прогресса, мобилизовать их против фашизма и агрессии. «Дело мира не может опираться исключительно на героев или прирожденных поэтов действия. Слово должно уметь воспламенять и более осторожных людей с более консервативными корнями», — сказал в выступлении на конгрессе американский писатель У. Фрэнк102.

Итоги конгресса выявили глубокую дифференциацию интеллигенции капиталистических стран, но вместе с тем закрепили консолидацию лучшей части литературно-художественных сил, последовательно выступавших против фашизма и милитаризма. В помощь уже существовавшим антивоенным комитетам было создано постоянное международное бюро писателей для защиты культуры.

В лагере сторонников мира становилось все больше писателей. Фашистская агрессия против народов Эфиопии, Испании, Китая ставила писателей перед необходимостью решительно пересматривать взгляды и активнее выступать против реакции. Эти изменения можно было наблюдать на Втором международном конгрессе писателей в защиту культуры в июле 1937 г., который в знак солидарности с борющимся испанским народом проходил в Валенсии — Мадриде — Барселоне, а закончил свою работу в Париже. «Страх, отвращение и просто физические страдания сплачивают воедино всех нас, людей мыслящих и рассуждающих. Близость опасности смыкает наши ряды повсюду… наступление фашизма вызывает у людей культурных и миролюбивых повышенный интерес к политическим проблемам, большую ясность мысли, большую солидарность», — говорил с трибуны конгресса ирландский писатель Д. Фелан 103.

Участники конгресса стали конкретнее понимать свои задачи в борьбе против войны. Если на первом конгрессе обсуждались проблемы мастерства, то на втором основное внимание делегатов было обращено на консолидацию прогрессивных писателей в борьбе против войны и фашизма. «Нет других проблем композиции, кроме композиции единства, — заявил немецкий писатель Г. Реглер. — Нет других проблем фразы, кроме той, которая должна служить для уничтожения варваров» 104. Все участники конгресса объявляли фашизм главным врагом культуры, которую обязались защищать; обещали бороться против фашизма всеми имеющимися средствами; подтверждали невозможность нейтралитета писателя в условиях такой борьбы.

Сдвиги, происходившие в писательском сознании, отразили ответы на анкету, разосланную Всемирным объединением борьбы за мир виднейшим представителям интеллигенции. «Вам не удастся сделать войну гуманной, — ответил Р. Роллан, — сделайте ее невозможной. Есть единственное средство для этого — добровольное подчинение обязательствам коллективной безопасности. Боритесь за ее организацию» 105.

Многие писатели считали Советский Союз оплотом мира в борьбе против войны: «Когда рассеются облака пыли, поднявшиеся при неожиданном и страшном крушении фронта демократических стран, противостоящих фашизму, мы увидим, что осталось незыблемым — фронт Советского Союза. Он один — залог того, что в истерзанной Европе сохранятся мир и культура», — писал немецкий писатель и общественный деятель Арнольд Цвейг 106.

Многие писатели откликнулись на уже упоминавшееся воззвание чехословацких писателей «К совести всего человечества»: «Мы просим Вас объяснить общественному мнению ваших стран, — говорилось в нем, — что если мы, небольшой народ, проникнутый стремлением к миру, будем вынуждены принять жесточайший бой, то мы будем вести… борьбу не только за себя, но также и за вас, за моральные и интеллектуальные ценности, общие всем свободным и миролюбивым народам всего мира» 107.

Коллективные манифесты писателей по жгучим политическим проблемам стали принципиально новой формой борьбы — свидетельством их активной общественной позиции.

События 1938—1939 гг. — аншлюс Австрии, расчленение и оккупация Чехословакии, все более угрожающие притязания нацистской Германии на новые территории со всей ясностью показали мировой общественности опасность новой мировой войны.

Один из лидеров лейбористской партии — барон Г. Моррисон писал 16 февраля 1938 г. в газете «Рейнольдс ньюс»: «Я призываю не только сторонников лейбористской партии, но и каждого мужчину и каждую женщину, которые любят Англию и желают дружбы и прогресса человечества, всей душой присоединиться к мощному движению за мир и безопасность народов всего мира» 108.

Призывы компартии отстоять мир созданием широкого, прочного политического союза против гитлеровской агрессии нашли отклик со стороны революционных и демократических сил разных стран.

11—12 марта 1938 г., в дни захвата фашистами Австрии, повсюду поднялось широкое движение солидарности. Массовые митинги прошли в Праге, Брно и других городах Чехословакии. В Кладно в демонстрации протеста участвовали около 20 тыс. человек: люди разных национальностей, социальных слоев и партийной принадлежности.

Во Франции, в Англии развернулось широкое движение в поддержку народа Австрии. Возглавляли это движение коммунистические партии. «Только посредством союза народов, самоотверженно борющихся за дело мира, можно сорвать преступные планы зачинщиков войны, — говорилось в воззвании Исполкома Коминтерна к 21-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. — Перед лицом международного заговора фашизма интернациональное единство рабочего класса стало делом, не терпящим отлагательства»109. Коммунисты организовывали митинги, выпускали и распространяли воззвания и брошюры. Особенно популярной в Англии была брошюра «Австрия» Г. Поллита, разошедшаяся более чем в 100 тыс. экземпляров.

В защиту независимости Австрии выступила мировая прогрессивная интеллигенция. Писатели и ученые Англии и Франции опубликовали обращение «За дружбу с мирными державами», подписанное Н. Энджеллом, Г. Уэллсом, Р. Ролланом, П. Ланжевеном, Ж. Табуи и др. В нем подчеркивалось, что мир не может быть обеспечен политикой тех европейских государств, которые считают возможным «Договориться» с агрессором, чем в конечном счете санкционируется агрессия: «Такая политика ведет к мировой войне, к обострению угрозы… демократии. Первый шаг к обеспечению подлинного мира заключается в том, что все демократические государства, особенно Англия и Франция, должны проводить политику мира вместе с Советским Союзом — этим мощным фактором мира в Европе, многие годы последовательно ведущим борьбу против войны» 110.

Экономический кризис, приход фашистов к власти, террор, политика войны и агрессии вызывали глубокое возмущение и среди верующих масс. Об этом свидетельствовали активное участие рабочих-католиков в антивоенных выступлениях французского пролетариата, непримиримая позиция, занятая баскскими католиками против франкистских мятежников в Испании, антифашистские произведения писателей-католиков X. Бергамина, Л. Мартен-Шофье и некоторых других.

Однако правящие круги западных держав проводили политику «умиротворения» агрессоров, т. е. политику пособничества противникам международной безопасности и независимости народов. 29—30 сентября 1938 г. на конференции в Мюнхене премьер-министр Великобритании Н. Чемберлен, глава французского правительства Э. Даладье, фюрер нацистского рейха Гитлер и фашистский диктатор Италии Муссолини вопреки воле чехословацкого народа договорились о расчленении Чехословакии и передаче значительной ее части Германии. Так руководители Англии и Франции надеялись устранить противоречия с фашистскими государствами и направить их агрессию на Восток, против Советского Союза. Мюнхенский сговор не только означал поощрение агрессии, но и предавал забвению идею создания системы международной безопасности в Европе; он вызвал возмущение мировой прогрессивной общественности. После захвата Чехословакии коммунистические партии Франции, Испании, Великобритании, Чехословакии, США, Германии, Италии, Бельгии, Канады, Голландии, Швеции, Швейцарии призвали обратить «пробуждающийся гнев масс против тех, кто желает уничтожить Испанскую республику после выдачи Чехословакии фашизму»111. Другими словами, коммунисты стремились к сплочению для «грандиозной кампании» солидарности с испанским народом, требуя от правительств проведения внешней политики, направленной на обуздание агрессоров и предотвращение войны. К единству как главному средству противодействия фашизму и развязыванию новой войны призывал Исполком Коминтерна. «Никогда еще со времен первой мировой войны ненависть против поджигателей войны не была так глубока и сильна, как теперь», — писал журнал «Международное рабочее движение» 112.

Многочисленные митинги под лозунгами защиты Чехословакии проходили в Англии. К движению присоединились крупные профсоюзные и общественные организации. С требованием коллективного отпора агрессору выступали виднейшие общественные деятели и представители интеллигенции. Влиятельные английские газеты помещали десятки и сотни писем читателей, протестовавших против мюнхенского сговора. Национальный комитет кооперативов от имени 5 млн. членов обратился к правительству Великобритании с требованием созвать парламент и выступить в защиту народов Чехословакии. Трудящиеся Англии провели несколько тысяч массовых собраний протеста против захвата чешских земель. Волна митингов, собраний, демонстраций против мюнхенского сговора прокатилась по Франции.

Не только европейская общественность активно выступила за пресечение фашистской агрессии, но и в Соединенных Штатах Америки представители 21 общественной организации направили президенту послания с требованием привести в действие систему коллективной безопасности, чтобы отстоять свободу Чехословакии. К ним присоединились многие профсоюзные организации и некоторые выдающиеся деятели науки и культуры. В ряде городов были созданы «Комитеты спасения Чехословакии».

Таким образом, 30-е годы характеризовались ростом антивоенных настроений широких народных масс, вовлечением в антивоенную борьбу новых участников, расширением социальной балы этой борьбы, возникновением ряда демократических движений, объединявших прогрессивные силы мира на антифашистской платформе. Ведущую роль в этой борьбе играли коммунистические партии — основное политическое ядро, «без которого ни пассивное недовольство политикой правительства, ни даже активные выступления масс не могли привести к сколько-нибудь далеко идущим последствиям» 113.

Последовательную упорную борьбу за мир и безопасность народов вел Советский Союз. Однако прогрессивные силы в тот период не смогли сорвать планы поджигателей войны. Миролюбивые усилия нашей страны не увенчались успехом из-за противодействия правящих кругов западных держав и их пресловутой политики «умиротворения» агрессоров. Компартии большинства капиталистических стран оказались не в состоянии сплотить в единый фронт всех противников фашизма и войны114. Некоторые демократические круги занимали непоследовательную позицию, порой колебались, но опыт борьбы против фашизма и войны не пропал даром. Он был серьезным этапом в подготовке международного рабочего движения и всех демократических прогрессивных сил к вооруженной борьбе с агрессорами, в создании широкой антигитлеровской коалиции государств и народов в предстоящей исторической битве — второй мировой войне.

—————

1 Резолюции VII Всемирного конгресса Коммунистического Интернационала. М., 1935, с. 15.

2 Поллит Г. Против поджигателей войны и их пособников. — Коммунистический Интернационал, 1936, № 7, с. 22. (Далее: КИ).

3 См.: Известия, 1933, 7 марта.

4 Институт истории СССР АН СССР. Отдел рукописных фондов, досье иностранной прессы, 1933, д. 1, № 4. (Далее: ОРФ Ин-та истории).

5 Pritt D. N. Memoiren eines britischen Kronanwalts. В., 1970, S. 13.

6 ОРФ Ин-та истории, 1933, д. 1, № 8.

7 Лейбзон В. М., Шириня К. К. Поворот в политике Коминтерна: (К 30-летию VIII конгресса). М., 1965, с. 62.

8 ОРФ Ин-та истории, 1933, д. 1, № 1.

9 Prut D. N. Op. cit., S. 13.

10 КИ, 1935, № 20/21, с. 13.

11 Цит. по: Problemy jednolitego frontu w miegzinarodowym ruchu robotniczym (1933—1935). W-wa, 1962, S. 164.

12 Gotwald K. Spisy. Pr., 1952, Bd. 5, S. 238.

13 Schalda F. Einheitsfront ist das Gebot der Stunde. — Gegenangriff, Pr., 1933, H. 1.

14 Power M. Der Kampf der Arbeiterbewegung Grossbritaniens gegen Faschismus und Krieg. — In: Die Arbeiterbewegung europäischer Lander im Kampf gegen Faschismus und Kriegsgefahr in den zwanziger und dreißiger Jahren. В., 1981, S. 191.

15 Ibid.

16 Тольятти П. Избр. статьи и речи. М., 1965, с. 169.

17 См.: Гуревич П. В. Английское рабочее движение накануне второй мировой войны. М., 1967, с. 142.

18 Там же, с. 225—226.

19 Цит. по: Die europäischen Linksintellektueln zwischeen den beigen Weltkriegen. München, 1978, S. 98.

20 Left Book Club. L., 1936, p. 2.

21 Цит. по: Документы и материалы кануна второй мировой войны, 1937—1939: В 2-х т. М., 1981, т. 2, с. 66.

22 Цит. по: Internationale Presse Korrespondenz, 1931, N 73, S. 1651. (Далее: IPK).

23 КИ, 1934, № 13, с. 38.

24 Jahn I. Zur Rolle der Frau in der internationalen kommunistischen Bewegung. — Beitrage zur Geschichte der Arbeiterbewegung, 1979, H. 1, S. 37.

25 Цит. по: КИ, 1935, № 23/24, с. 29.

26 Там же, с. 98.

27 Там же, 32.

28 Там же, 42.

29 Там же, 52.

30 Интернационал молодежи, 1935, № 4, с. 38—39. (Далее: ИМ).

31 Подробнее см.: Покровская С. А. Февраль 1934 и движение Амстердам — Плейель. — В кн.: Французский ежегодник, 1971. М., 1973; Она же. Движение против войны и фашизма во Франции, 1932—1939. М., 1980.

32 Humanite, 1934, 23 nov.

33 Подробнее о них см.: Кравченко Е. А. Народами фронт во Франции, 1934—1938. М., 1972; Белоусова 3. С. Угроза фашизма и Народный фронт. — В кн.: История Франции: В 3-х т. / Под ред. А. 3. Манфреда. М., 1972—1973, т. 3, с. 138—194.

34 См.: Покровская С. А. Февраль 1934 г. и движение Амстердам — Плейель, с. 233.

35 Цит. по: Видалъ А. Анри Барбюс — солдат мира. М., 1962. с. 301—302.

36 Тольятти П. Избр. статьи и речи, с. 136, 148.

37 Там же, с. 169.

38 Резолюция VII Всемирного Конгресса Коммунистического Интернационала, с. 31.

39 Тольятти П. Избр. статьи и речи, с. 170.

40 См.: VII Конгресс Коминтерна и борьба за создание Народного фронта. М., 1977, с. 193.

41 Daily Worker, 1935, Oct. 4.

42 См.: Поллит Г. Избр. статьи и речи. М., 1955, с. 187.

43 КИ, 1936, № 11/12, с. 96.

44 Димитров Г. Народный фронт борьбы против фашизма в войны. М., 1937, с. 9.

45 Цит. по: Мещеряков М. Т. Испанская республика и Коминтерн. М., 1981, с. 37.

46 Vega R. de. Der Kampf des spanischen Volkes gegen Faschismus und Reaktion (1930 bis 1939). — In: Die Arbeiterbewegung europäischer Lander im Kampf gegen Faschismus und Kriegsgefahr in den zwanziger und dreissiger Jahren, S. 335.

47 Brown I. The Communist Part in the Fight against Fascism. — In: 1920—1950. On the Thirtieth Anniversary. L., 1958, p. 20—21.

48 Der Freiheitskampf des spanischen Volkes und die Internationale Solidarität: Dokumente und Bilder zum national-revolutionären Krieg des spanischen Volkes. В., 1956, s. 85.

49 Ibid., S. 84.

50 Испания, 1918—1972: Исторический очерк. М., 1975, с. 221.

51 См.: КИ, 1936, № 13, с. 101.

52 Там же.

53 Цит. по: Power M. Der Kampf der Arbeiterbewegung Gross britanniens gegen Faschismus und Krieg. — In: Die Arbeiterbewegung europäischer Länder im Kampf gegen Faschismus und Kriegsgefahr in den zwanziger und dreissiger Jahren, S. 199.

54 КИ, 1936, № 13, с. 101.

55 Испания, 1918—1972, с. 220.

56 Faltуs A. Der Kampf der Arbeiterklasse in der Tschechoslowakei gegen Faschismus und Krieg. — In: Die Arbeiterbewegung europäischer Länder im Kampf gegen Faschismns und Kriegsgefabr in den zwanziger und dreissiger Jahren, S. 287.

57 Ibid.

58 Испания. 1918—1972, с. 220.

59 Humanite, 1939, 25 janv.

60 Brigada international ist unser Ehrenname. В., 1974, Bd. 1, S. 83.

61 КИ, 1936, № 16, с 86-87.

62 Walka, 1936, 29 listop., N 47.

63 ИМ, 1937, № 4, с. 47.

64 Интернац. лит., 1937, № 1, с. 227. (Далее: ИЛ).

65 Манн Г. Соч.: В 5-ти т. М., 1959—1979, т. 5, с. 574.

66 ИЛ, 1937, № 1, с. 228.

67 Испания, 1918—1972, с. 220.

68 Там же, с. 219.

69 КИ, 1938, № 11, с. 80.

70 Brigada international ist unser Ehrenname, Bd. 1, S. 303.

71 Лонго Л. Интернациональные бригады в Испании. М., 1960, с. 86.

72 Солидарность народов с Испанской республикой, J936—1939, М., 1972, с. 9ю

73 Куусинен О. В. Избр. произведения, 1918—1964. М., 1966, с. 164.

74 ИМ, 1936, № 1, с. 26.

75 Там же, 1938, № 11, с. 42.

76 ИМ, 1938, № 7, с. 41.

77 См.: КИ, 1937, № 5, с. 113.

78 ИМ, 1938, № 12, с. 30.

79 См.: Европа в международных отношениях, 1917—1939. М., 1979, с. 339.

80 См.: ИМ, 1938, № 12, с. 42.

81 Там же, 1935, № 3, с. 41.

82 Там же, № 6, с. 8—9.

83 Вольф М. Передовая молодежь в борьбе с фашизмом. М., 1938, с. 20.

84 Прокофьев Н. Всемирный конгресс в Женеве. — Сов. студенчество, 1936, № 8, с. 20—23.

85 ИМ, 1938, № 10, с. 46; КИ, 1935, 26, с. 52.

86 Второй всемирный. — ИМ, 1938, № 10, с. 46.

87 ИЛ, 1938, № 9, с. 8.

88 ИМ, 1938, № 11, с. 42.

89 КИ, 1938, № 4, с. 53-55.

90 ИЛ, 1938, № 9, с. 8.

91 Там же, 1934, № 2, с. 124—125.

92 Там же, 1936, № 11, с. 210—211.

93 Там же, 1934, № 2, с. 124—125.

94 Trybuna Robotnicza, 1936, 17 maj, N 20.

95 Цит. по: Антифашистский конгресс работников культуры во Львове в 1936 году: Сб. документов. Львов, 1956, с. 56.

96 Там же, с. 44.

97 Там же, с. 45.

98 Там же, с. 75.

99 ИЛ, 1935, № 2, с. 139—140.

100 Подробнее о нем см.: Гиленсон Б. А. Америка Синклера Льюиса. М., 1972, с. 113.

101 Горький А. М. Собр. соч.: В 30-ти т. М., 1949—1956, т. 27, с. 450.

102 Международный конгресс писателей в защиту культуры. М., 1936, с. 253.

103 ИЛ, 1938, № 11, с. 164—165.

104 Там же, № 10, с. 215.

105 Там же, № 10, с. 216.

106 Там же.

107 Там же.

108 Цит. по: КИ, 1938, № 4, с. 13.

109 Там же, 1938, № 10, с. 122-123;

110 Цит. по: ИЛ, 1938, № 12, с. 163.

111 КИ, 1938, № 10, с, 127.

112 МРД, 1938, № 10, с. 122-123.

113 См.: Перегудов С. П. Антивоенное движение в Англии и лейбористская партия. М., 1969, с. 17.

114 См.: Антивоенные традиции международного рабочего движения. М., 1972, с. 348.

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Великая Октябрьская социалистическая революция, провозгласившая в ленинском Декрете о мире права всех народов на жизнь, свободу и независимость, стала мощным стимулом для развития массового антивоенного движения в Европе. Огромный международный резонанс, который полупил Декрет о мире, вдохновляющий пример революционного выхода из империалистической войны Советской России не могли не усилить повсеместно требований мира, скорейшего окончания мировой войны. Велико было значение и первых внешнеполитических акций Советской власти для укрепления позиций передовых элементов в европейском антивоенном движении, выступавших за заключение справедливого мира и за послевоенное переустройство мира на демократических началах.

В свою очередь, антивоенное движение во всех странах Европы продемонстрировало солидарность с Советской республикой, выдвинув лозунг «Руки прочь от России!». Так зародилась традиция слияния борьбы за мир с борьбой в защиту Советского Союза. В дальнейшем движение за мир проявило себя как важная форма борьбы за мирное сосуществование государств с различными социальными системами.

Вовлечение в ряды антивоенного движения представителей разных социальных слоев общества способствовало расширению его массовой базы. Под воздействием идей социализма и демократии происходили позитивные изменения в психологии противников милитаризма и войны, а опыт практического участия в многообразных антивоенных акциях придавал их борьбе новое социальное звучание.

Приход фашизма к власти в Германии и образование в центре Европы очага новой мировой войны значительно приблизили опасность ее развязывания. События 30-х годов доказали, что наступление фашизма преследует глобальные цели, будучи направлено в первую очередь против первой страны социализма — СССР и международного революционного рабочего движения. Они показали, что фашизм — враг всего передового, реальная угроза всякому проявлению демократизма, что фашизм — это неотвратимая агрессия и война.

Европа 30-х годов остро нуждалась в новой политике мира, политике, которая привела бы к сплочению всех антивоенных и антифашистских сил. Такую политику и предложило международное коммунистическое движение, разработавшее стратегию объединения всего прогрессивного человечества с целью противодействия общемировой угрозы фашизма. Коммунисты раньше других пришли к выводу, что для победы над фашизмом — этой ударной силой мировой реакции — необходимо подкрепить усилия рабочего класса, сплоченного в единый фронт, широким, подлинно всенародным объединением. Такая стратегия нашла воплощение в политике народного фронта против фашизма и войны, разработанной VII конгрессом Коммунистического Интернационала в Москве летом 1935 г.

Совершенствование методов и форм антивоенной борьбы в соответствии с изменением мировой обстановки, сдвиги в общественном сознании, своевременность принятых решений способствовали некоторым успехам противников фашизма, агрессии и войны. Мы имеем в виду борьбу за упрочение международных позиций Советского Союза, создание правительств Народного фронта во Франции и Испании, расширение в других европейских странах противодействия фашизму и его военным авантюрам, определенные результаты в борьбе за насущные социально-экономические и политические интересы рабочего класса и всех трудящихся.

Несмотря на частичные успехи в противодействии фашизму как в национальном, так и в международном плане, демократические антивоенные силы Европы не смогли преградить дорогу нацистской агрессии, предотвратить развязывание второй мировой войны. Тем не менее своей антивоенно-антифашистской борьбой они заложили основу широкого прогрессивного движения, развившегося в победоносную антигитлеровскую коалицию 1941—1945 гг.

Опыт совместной антивоенной и антифашистской борьбы в межвоенный период был широко использован в движении Сопротивления, развернувшемся во многих европейских странах и объединившем антифашистов. Участие десятков тысяч людей разных национальностей в борьбе против фашизма в его глубоком тылу, их подвиги в подполье приближали победу над ним на фронтах войны.

В современных условиях проблема воздействия общественности, широких народных масс на решение вопросов войны и мира приобрела актуальность.

Вот почему, хотя нынешние условия существенно отличаются от международной обстановки кануна второй мировой войны, этого величайшего бедствия для народов мира, миролюбивые силы вновь обращаются к урокам прошлого. С этой точки зрения привлекают внимание и события 30-х годов, когда, несмотря на серьезные успехи, достигнутые в создании единого фронта противников войны и фашизма, не удалось помешать фашистским агрессорам ввергнуть человечество в пропасть новой мировой войны.

Современное движение сторонников мира, включившее в себя представителей разных социальных слоев и политических мировоззрений, превратилось в силу, способную противостоять империалистическим правительствам, организаторам империалистических войн.

Исторический опыт 20—30-х годов представляет немаловажную ценность для борьбы коммунистических партий в союзе с другими миролюбивыми силами за сохранение мира в наши дни.

Новейшая история стран Европы полностью подтвердила универсальность возможностей и форм борьбы за мир, вызванных к жизни Октябрьской революцией. С превращением СССР в могучее социалистическое государство, проводящее активную миролюбивую внешнюю политику и пользующееся поддержкой трудящихся и прогрессивных сил всех стран, миролюбивые силы получили новые материальные и идейные средства против темных замыслов милитаризма и войны.

Сочетание мощи Советского Союза и других стран социалистического содружества с массовым демократическим антивоенным движением в капиталистических странах придает борьбе за всеобщий мир несравненно большую действенность, чем когда-либо.

 

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство, или критика критической критики. — Соч. 2-е изд. Т. 2.

Энгельс — Августу Бебелю в Лейпциг, Лондон, 25 августа 1881 г. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 35.

Ленин В. И. Крах II Интернационала. — Полн. собр. соч. Т. 26.

Ленин В. И. Доклад на Московской конференции завкомов 23 июля 1918 г. — Полн. собр. соч. Т. 36.

Ленин В. И. Письмо к американским рабочим. — Полн. собр. соч. Т. 37.

Ленин В. И. Выступление на соединенном заседании ВЦИК 5 созыва Московского Совета и профсоюзов 29 июля 1918 г. — Полн. собр. соч. Т. 37.

Ленин В. И. Пролетарская революция и ренегат Каутский. — Полн. собр. соч., т. 37.

Ленин В. И. Речь на беспартийной конференции рабочих и красноармейцев Пресненского района 24 января 1920 г. — Полн. собр. соч. Т. 40.

Ленин В. И. IX Всероссийский съезд Советов, 23—28 декабря 1921 г. — Полн. собр. соч. Т. 44.

Ленин В. И. Заметки по вопросу о задачах нашей делегации в Гааге. Полн. собр. соч. Т. 45.

 

РАБОТЫ РУКОВОДЯЩИХ ДЕЯТЕЛЕЙ

МЕЖДУНАРОДНОГО

КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ

 

Димитров Г. Народный фронт против фашизма и войны. М., 1937.

Димитров Г. Избр. произведения. М., 1957. Т. 2.

Кун В. Под знаком боевого интернационализма. — Коммунистический Интернационал, 1929, 23/24.

Куусинен О. В. Избр. произведения (1918—1964). М., 1966.

Поллит Г. Избр. статьи и речи. М., 1955. Т. 1.

Тольятти П. Избр. статьи и речи. М., 1965.

Цеткин К. Борьба коммунистической партии против военной опасности и войны. — Коммунистический Интернационал, 1927, № 28.

Лонго Л. Интернациональные бригады в Испании. М., 1960.

 

НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ ДОКУМЕНТЫ

 

Отдел рукописных фондов Института истории СССР АН СССР. Досье иностранной прессы, 1918—1933.

Zentrales Staatsarchiv der DDR Potsdam: Reichsministerium des Innern, Friedensgesellschaft. 61, Bd. 1—6; N 1. Liga für Menschenrechte Bd. 2, N 256673/5; 25988; Deutsche Friedensgesellschaft, N 26022/09; Zeitungsschnitte über Unruhen, N 25681/5; Massnahmen gegen Notverordnungen, N 25906; Reichskomissar für Uberwachung der öffentlichen Ordnung. Gesellschaft der Freide der neuen Russland, N 481; Bund Neues Vaterland, Liga für Menschenrechte, N 485.

Preussisches Innenministerium: Bundschreiben des Landeskriminalpolizeiamtes Berlin über politische Bewegungen 1930—1932. N 1; Friedensbewegung, Allgemeines, 1929—1933. N 204.

Preussisches Justizministerium: E. Weinert, K. Ossietzky. Wegen Beleidigung der Marine. N 12620.

 

ОПУБЛИКОВАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ

 

Антифашистский конгресс работников культуры во Львове в 1936 г.: Сб. документов. Львов, 1956.

Борьба за мир: Материалы трех интернационалов. М., 1957.

Документы внешней политики: В 21-м т. М., 1957—1977. Т. 4.

Коммунистический Интернационал в документах, 1919—1932. М., 1933.

Пролетарская солидарность трудящихся в борьбе за мир (1917-1924 гг.). М., 1958.

Международная солидарность трудящихся в борьбе с наступлением реакции и военной опасности (1925—1927). М., 1959.

Международная пролетарская солидарность в борьбе с наступлением фашизма (1928—1932). М., 1962.

Международная солидарность трудящихся в борьбе против фашизма и угрозы войны (1933—1939 гг.). М., 1965.

Резолюции VII Всемирного Конгресса Коммунистического Интернационала. М., 1935.

Bericht über den internationalen Friedenskongres Abgehalten im Haag vom 10—15. Dezember 1922 unter der Auspizien des Internationalen Gewerkschaftsbundes. Amsterdam, 1922.

Dokumente der internationalen proletarischen Solidarität mit den angeklagten Kommunisten im Reichstagsbrandprozes. — Beiträge zur Geschichte der Arbeiterbewegung. В., 1974, N 16.

Der Freiheitskampf des spanischen Volkes und die internalionale Solidarität. Dokumente und Bilder zum national-revolutionären Krieg des spanischen Volkes. В., 1956.

Pirker Th. Komintern und Faschismus. 1920—1940. Stuttgart, 1965.

Sturm läutet das Gewissen. 1830—1945. В., 1980.

Tatsachen: Material zur Frage der Gefahr des imperialistischen Krieges und seiner Bekampfung. Der Kampfkongres gegen den imperialistischen Krieg am 27—28. August 1932 in Amsterdam. В., 1932.

 

МЕМУАРЫ

 

Lord d’Abernons. An Ambassador of Peace. L., 1928. Vol. 1—2.

Brigade international isl unser Elirenname. Berlin, 1974, Bd. I—II.

Butler H. Der verlorene Friecle. Zürich, 1938.

Gerard J. W. Memoiron des Botschafers Gerard. Lausanne, 1919.

Groot P. De dertiger jaren 1930—1935. Amsterdam, 1965.

Im Zeichen des roten Sterns. Knimiuungen an die Tradizionen der deutschsowjetischen Freundschaft. В., 1974.

Karolyi Graf M. Gegen eine ganze Welt. Mein Kampf um den Frieden. München, 1924.

Kziega wspomnien. 1919—1930. W-wa, 1960.

Lanz K., Wabian W. Ein Hanbuch der Weltfriedensströmungen der Gegenwart. В., 1922.

Lindback L. Bataljon Thälmann. Oslo, 1980.

Ossietzky K. Schriften. Berlin; Weimar, 1966, Bd. 1—2.

Pritt D. N. Memoiren eines britischen Kronanwalts. В., 1970.

Weltenwende-wir waren dabei, Erinnerungen deutschen Teilnehmer an der Grosen Sozialistischen Oktoberrevolution und an der Kämpfe gegen Interventen. В., 1962.

Toller E, Vormorgen. Potsdam, 1924.

 

КОЛЛЕКТИВНЫЕ ТРУДЫ, МОНОГРАФИИ,

СТАТЬИ

 

Антивоенные традиции международного рабочего движения. М., 1972.

Арбатов Г. А. Идеологическая борьба в современных международных отношениях. М., 1970.

Барбюс А. Свет из бездны: К чему стремится группа «Кларте» Украина, 1923.

Барбюс А. Речи борца. М., 1924.

Беленький В. X. Активность народных масс. Красноярск, 1973.

Беленький В. X. В. И. Ленин об активности народных масс. Красноярск, 1969.

Видаль А. Анри Барбюс — солдат мира. М., 1962.

Гинцберг Л. И. Рабочее и коммунистическое движение Германии в борьбе против фашизма (1919—1933). М., 1978.

Гинцберг Л. И. Друзья новой России: Движение в защиту Советской страны в Веймарской Германии, М., 1983.

Трушин Б. А. Мнение о мире и мир мнений. М., 1967.

Гурович П. В. Английское рабочее движение накануне второй мировой войны. М., 1967.

Денисов В. В. Страх перед народом: Критика современных буржуазных концепций о роли масс в истории. М., 1968.

Европа в международных отношениях, 1917—1932. М., 1979.

Жигалов И. И. Прогрессивные силы Великобритании в борьбе за разоружение и мир, 1956—1964. М., 1965.

Иорданский П. Европа наших дней. М.; Л., 1926

Испания, 1918—1972. М., 1972.

История Франции: В 3-х т. М., 1972—1973.

Келин В. Н. Внешняя политика и идеология. М., 1969.

Коминтерн, КИМ и молодежное движение (1919—1943). М., 1977.

Комолова Н. П. Новейшая история Италии. М., 1970.

Копылов В. Р. Руки прочь от Советской России. М., 1964

Манн Г. Соч.: В 8-ми т. М., 1957—1958. Т. 5, 8.

Медведев Е. В., Миловидов А. С. Роль народных масс в современных войнах. М., 1960.

Международное рабочее движение: Вопросы истории и теории: В 8-ми т. М., 1975—198… Т. 4. Великий Октябрь и международное рабочее движение, 1917—1923.

Мещеряков М. Т. Испанская республика и Коминтерн. М., 1981.

Наджафов Д. Г. Народ США против войны и фашизма. М., 1968.

Левине Р. Советская Республика в Мюнхене. М.; Л., 1926.

Лейбзон Б. М., Шириня К. К. Поворот в политике Коминтерна: (К 30-летию VII Конгресса). М., 1965.

Очерки рабочего движения во Франции (1917—1967). М., 1968.

Ортега-и-Гассет X. Восстание масс. Нью-Йорк, 1954.

Первое августа — международный антивоенный день. Л., 1939.

Перегудов С. П. Антивоенное движение в Англии и лейбористская партия. М., 1969.

Покровская С. А. Из истории Амстердам-Плейельского движения во Франции (1932—1938). — В кн.: Французский ежегодник, 1968. М., 1970.

Покровская С. А. Февраль 1934 и движение Амстердам — Плейель — В кн.: Французский ежегодник, 1971. М., 1973.

Покровская С. А. Движение против войны и фашизма во Франции, 1932—1949 гг. М., 1980.

Роллан Р. Собр. соч.: В 14-ти т. М., 1954—1958. Т. 8, 13.

Солидарность народов с Испанской республикой, 1936—1939. М., 1972,

Холодковский Н. Г. Рабочее движение в Италии. М., 1969.

Albrecht F. Deutsche Schriftsteller in der Entscheidung Wege zur Arbeiterklasse, 1918—1933. Berlin; Weimar, 1970.

Albrecht F., Handler K. Bund proletarisch-revolutionären Schriftsteller Deutschlands 1926—1935. Leipzig, 1978.

Arendt H.-J. Das Reichskomitee werktätiger Frauen 1920—1932. — Beitrage zur Geschichte der Arbeiterbewegung, 1981, Jg. 23, H. 5.

Bennet A. Die Kriegsgefahr, die chinesische Revolution und die Kommunistische Internationale. Hamburg; Berlin, 1927.

Blodig V. Boj ceskoslovenskego lidu zu zachranu Ernsta Telmana tricatych letech. Praha, 1975.

Boiling R. Lehrerschaft, Schulpolitik und Arbeiterbewegung in der Weimarer Republik. — Archiv für Sozialgeschichte. Bonn, 1981, Bd. 21.

Bradley J. Allied Intervention in Russia. L., 1968.

Brown I. The Communist Party in the Fight against Fascism. L., 1950.

Cikalas W. Grackata progressivna obostestvenost i Laipcigstijatproces. Sofia, 1975.

Coates W. P. Vom Jnlorvcnten zum Allierten. 1917—1942. В., 1959.

Cubinski A. Obsceswenolo mnenie Polsca za Laipcigskija proces prez 1933. Sofia, 1973.

Deutsche Arbeiter forderten. Hände weg von Sowjetrussland. Über deutsch-sowjetische Beziehungen in den Jahren 1917—1945. В., s. 1.

Deutsche Demokraten, 1830—1945: Die nichtproletarischen Kräfte in der deutschen Geschichte. В., 1981.

Die Arbeiterbewegung europäischer Länder im Kampf gegen Faschismus und Kriegsgefahr in den zwanziger und dreißiger Jahren. В., 1981.

Faschismus und Avantgarde. Athenäum, 1980.

Finker K. Geschichte des Roten Frontkämpferbundes. В., 1981.

Frauen, kämpft für den Frieden. В., 1929.

Frei B. Karl von Ossielzky. Ritter ohne Furcht und Tadel. Berlin; Weimar, 1966.

Freiberr P. Zehn Jahre Kampf für Frieden und Recht, 1918—1928. Hamburg, 1929.

Fried A. Der Weltprotest gegen den Versailler Frieden. Leipzig, 1920.

Gerlach H. von. Die Grosse Zeit der Lüge. Charlottenburg, 1920. Geschichte der Kommunistischen Jugendinternationale. B., 1978, Bd. 1—3.

Geschichte des internationalen Sanitätsdienstes in Spanien 1936—1939. — Militärgeschichte, 1976, N 15.

Gleichmann B. W. Entwicklung ausenpolitischer Vorstellungen der bürgerlichen organisierten pazifistischen Krafte in der Periode relativen Stabiliesirung des Kapitalismus. Diplomarbeil. Jena, 1974.

Grenner R. Gegenspieler. Profile linksbürgerlichen Publizisten aus Kaiserreich und Weimarer Republik. В., 1968.

Григоров Б. Българската социалдемокрация за наступлението на реакцията и фашизма в Германии в началото на 30-те годный. София, 1981. Т. 3.

Grundriss der deutschen Geschichfe. В., 1979.

Habedank H. Der Feind steht rechts. Bürgerliche Linke im Kampf gegen den deutschen Militarismus. В., 1965.

Heinemann G. Wir mussen Demokraten sein. München, 1980.

Herzog W. Die Clarte und ihr Weg zur 3. Internationale. — Forum, 1921—1922, H. 7/8.

Hesse H. Krieg und Frieden. Betrachtungen zu Krieg und Politik seit dem Jahre 1914. В., 1949.

Kalbe E. Freiheit für Dimitroff. Der Internationale Kampf gegen die provokatorische Reichtagsbrandstiftung und der Leipziger Prozess. В., 1963.

Klein A. Im Auftrag ihrer Klasse. В., 1976.

Köller H. Frankreich zwischen Faschismus und Demokratie (1932—1934). В., 1978.

Koope K. Friedensforschung im Spannungsfeld der Politik. — Politische Vierteljahrasschrift Hamburg, 1980, Jg. 21, H. 1.

Kreisler F. Februar 1934 in Wien und Paris im Lichte der Pariser Offentlichkeit. Politik und Gesellschaft im alten und neuen Österreich. München, 1981. Bd. 2.

Kreutsberger W. Studenten und Politik 1918—1933. Göttingen, 1972.

Kunst und Literatur im antifaschistischen Exil. В., 1979—1981. Bd. 1—7.

Küstermeier R. Die Mittelschichten und ihr politischer Weg. Potsdam, 1933.

Lehman-Rassbüldt O. Der Kampf der Deutschen Liga für Menschenrechte vormals Bund Neues Deutschland für den Weltfrieden 1914—1927. В., 1927.

Lehman-Russbüldt O. Die Revolution des Friedens. В., 1932.

К. von Ossietzky. Em Lebensbild. В., 1966.

Mendelssohn P. Der Geist in der Despotie. Versuche über die moralischen Möglichkeiten des Intellektuelen in der totalitären Gesellschaft. В., 1953.

Nolte E. Die Kriss des liberalen Systems und die faschistischen Bewegungen. München, 1968.

Newman K. J. Zerstörung und Selbstzerstörung der Demokratie. Europa 1918—1938. Köln; Berlin, 1965.

Norman A. The Press and the organisation of Society. London, 1922.

Plakatkunst im Klassenkampf 1924—1932. Leipzig, 1974.

Pritt D. N. Der Reichstagsbrand. Die Arbeit des Londoner Untersuchungsausschusses. В., 1959.

Resch J. Der Klub der Geistearbeiter: Berliner Intellektulle im Kampf gegen Reaktion und Hitlerfaschismus vor 25 Jaliren. — Berliner Heimat, 1957, H. 3.

Die richtige Seite: Bürgerliche Stimmen zur Arbeiterbewegung. В., 1969.

Riesenberger D. Die katolische Friedensbewegung in der Weimarer Republik. Düsseldorf, 1976.

Rosenfeld G. Sowjetrussland und Deutschland 1917—1922. Bd. 1—2. В., 1960—1980.

Rundfunk und Politik, 1923. bis. 1973 [West] Berlin, 1975.

Sălda F. X. Einheitsfront ist das Gebotder Stunde. — Gegenangriff. Pr., 1933, H. 1.

Was wir von Weltkrieg nicht wissen. В., 1929.

Zagarrio V. Firenze anni trenta. Produziona intellectuale 1 indistrie delle culttura Ponte. — Firenze, 1981, N 10.

 

ПЕРИОДИКА

 

Известия, 1925—1933

Петроградская правда, 1919—1920

Правда, 1919—1930

L’Humanite, 1932—1934

Die Rote Fahne, 1925—1929

Walka, 1936

Westminster Gazette, 1920—1921

Интернационал Молодежи, 1920—1936

Коммунистический Интернационал, 1919—1938

Международная жизнь, 1922—1933

Международное рабочее движение, 1920—1937

Das Forum, 1921—1929

Der Drohende Krieg, 1928—1929

Internationale Presse Korrespondenz, 1921—1935

 

 

Изд: Г. Н. Сапожникова. . М., «Наука». 1985. (Тир. 2050 экз.)

Другие записи из рубрики...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Подробнее:
Идеализм, фашизм и непонятый Шариков

С тех пор как я стал социалистом по убеждениям, многие вещи для меня существенно поменяли смысл. В некоторых областях это подарило мне лучшее понимание вещей, где-то добавило целостности, а кое-где просто открыло глаза. Но...

Закрыть